home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Скоро мой отъезд в Россию. Решил его отметить с пользой для дела. С самого нашего приезда, распространялись слухи, что ожидается груз с заморскими сладостями. Мы действительно ждали, но не прибытия груза, а открытия кондитерского цеха за городом. Рецептов сладостей у нас много, но главным козырем будут шоколадные конфеты. Шоколад уже известен в Европе, но это совершенно другой шоколад — горький и жидкий. Рецепт известного нам продукта ещё не изобрётён. Первыми будем мы. Будут Вам шоколадные трюфели, слива в шоколаде, и многое другое.

Праздник сладостей удался на славу. Не смотря на то, что дом Амадеуса первоначально рассчитывался на многочисленные приёмы, места не хватало. Накрывали столы прямо во дворе. Были удивительные напитки. Самой популярной стала шипучка. Ничего сложного, сода и концентрат лимонного сока с добавкой сахара и красителя.

У детворы Венеции тоже был праздник. На улицах, всем детям, бесплатно раздавались петушки на палочке. Лимонные, апельсиновые, малиновые — на любой вкус. Раздали 18 тысяч штук. Потратили на изготовление 400 килограмм сахара. Для гостей помимо всего прочего было предложено 36 разновидностей шоколадных конфет. Восторгам не было границ. Подождите, вот соберём в подвале дома 4 холодильника, на тысячу литров каждый, тогда удивим всех мороженным.

Торговых договоров заключили на полгода вперёд. Но праздник омрачился ночным нападением на наши мастерские — часовую и оптическую. Были погибшие и раненные. По описанию, наподдавшие делились на две группы. Сами нападавшие и люди, которые в нападении не участвовали, а сразу приступили к осмотру мастерских. Не те объекты выбрали. Все важные детали, используемые при сборке часов и подзорных труб, доставлялись с Мадагаскара, а хранились в подвалах, больше похожих на сейфы. Хотя наших посетителей интересовало в первую очередь новое оборудование, которого там как раз не было. Именно часы и подзорные трубы, только собирались в Венеции. А вот посети они шоколадную фабрику или фаянсовый цех, могли открыть для себя кое-что новенькое. Надо это учесть и изменить охрану именно этих объектов.

Выяснить у задержанных преступников ничего не удалось, все они были наняты для одноразовой акции. Главные зачинщики благополучно ушли во время разграбления производств. Большой материальный урон, можно проигнорировать, а вот 17 убитых и 8 тяжелораненых, этого прощать нельзя. Надо менять структуру охраны. А для начала, собрали оперативный отряд в количестве 48 человек из наших рабочих и ещё 50 человек набрали из моряков известной профессии. Объявили большую награду, за любые сведения о нападавших. Такой подлый ход, противник явно не ожидал, тем более награда действительно была щедрой. И потянулись, ночной порой, люди, к задней калитке дома Амадеуса. Кто-то видел, как знакомый продавал линзы, кто-то видел, как той ночью, сосед возвращался домой. Вот и работка моей охране. Тут я убедился, что Сергей с Арленом и Роном, учили своих подопечных, не только рукопашному бою. Временно подвал дома превратился в пыточную. И не все покидали его на своих ногах. Были и ошибки, в таком случае, я денег не жалел для выдачи компенсации. Противно это всё, но что поделаешь, жить-то хочется. Наконец, помимо морального удовлетворения и построения уголовного мира Венеции в подобающую позу, появились настоящие сведения

Как выяснилось, отступать от задуманного неизвестные, и не думали. Не получив необходимого, во время ночного нападения, они решили, захватить носителя информации. То есть меня. Уже сейчас можно было взять некоторых известных людей и зарыть, где-нибудь на опушке. При такой базе обвинений, судить их не получится. Местная власть и так смотрит на мир, сквозь мои бриллианты и рубины. Но так долго это продолжаться не может, либо денег не хватит, либо спалят всё наше хозяйство, да и самим пустят пулю в спину. Наконец, я решился и объявил об отъезде. 12 июля, после завтрака, мы тронулись в путь. Провожали меня с помпой, нагрузили три кареты разными вещами, в четвёртой ехал я. 4 кучера и 6 моих охранников на лошадях, вот что видели горожане, провожая нас взглядами. На самом деле в каждой карете ехало ещё по шесть человек. Вещёй там практически не было. Зато на оружие я расщедрился. На каждого было выдано по 2 мушкета и 2 пистолета. Целую неделю бывшие рабы, а теперь вольные люди учились стрелять в овраге возле кирпичного завода. Меткими стрелками они не стали, но попасть с пятидесяти шагов в ростовую мишень, могли. Свою карету я превратил в миниатюрную оружейную комнату. Имелось 2 мушкета, 8 пистолетов и ящик гранат. Каждый охранник имел мушкет, 2 пистолета и 2 гранаты. Правда всё это было сложено в карете и выдано после того, как город скрылся из виду.

До вечера ехали спокойно, если не считать наблюдателей, периодически мелькающих впереди. Время выезда из города было выбрано так, чтобы к позднему вечеру мы добрались до другого городка. Густых лесов в дороге не предвиделось, всё-таки это Европа, пусть и средневековая. На пути был только один лесной массив, подходящий вплотную к дороге. После него, через 3 километра, был город. Так, что или здесь, или сегодня ничего не произойдёт. Ещё раз осмотрел в бинокль приближающуюся опушку. Да, нас тут ждут. Подал сигнал не сильным свистом. Один охранник, надел на голову шлем с бармицей и поехал быстрее. Его задача, заставить людей сидящих в засаде, выйти на открытое место. Поэтому на него надели не только кольчугу, но и бронь. Ничего, не своими ногами нести, потерпит. Дай Бог ему удачи.

Всё произошло, как и предполагали. Аким не доехал до первых деревьев около 100 метров, что-то закричал, вытащил пистолет и выстрелил. Развернул коня и поскакал к нам. Вслед всаднику прозвучало несколько выстрелов из мушкетов. Одна пуля угодила в коня. Конь споткнулся и начал заваливаться на бок. Но ещё раньше, чтобы не разбиться при падении, и не быть придавленным конём, на землю с него, соскользнул воин. Он присоединится к нам позже, а сейчас, его задача спрятаться и не высовываться. Хотя, на всякий случай, у него есть два пистолета и две гранаты.

Моя карета остановилась. Кучер соскочил с козел и пристроился с фузеей за левой дверцей кареты. Вторая карета объехала нас справа и, поравнявшись, встала. Последние две кареты съехали на обочину слева и справа от нас и замерли развёрнутые боком к противнику. Охранники на лошадях, расположились по бокам и чуть впереди, этой импровизированной баррикады.

В это время от леса, выехав на дорогу, в нашу сторону поскакало около 30 всадников. Отставая, следом за ними, бежало столько же пеших разбойников. Получилось две раздельных группы — конная и пешая. Теперь мы могли встретить их по очереди. Из карет выскочили мушкетёры и, не ожидая команды, прицелившись, начали стрелять. Когда до карет осталось менее 50 метров в сторону нападающих полетели гранаты колотушки. Это охранники начали оприходовать свои запасы. Не знаю как всадникам, а вот лошадям противника, это явно не понравилось. Сразу следом летят ещё пять колотушек. Всадники попятились, но в это время их догнали пешие грабители. Новая порция гранат и уже дезорганизованная масса людей убегает туда, откуда только что прибежала. А вот теперь наше выступление. Кучера уже освободили от постромок 6 лошадей, и мы в составе 11 человек кинулись в погоню. Пешие нас не интересовали, впрочем, как и конные. Нас интересовали те, кто оставался на опушке, а теперь в первых рядах «возглавлял» отступление. За два дня до нашего выезда, в городке, куда мы сегодня направлялись, появились 15 русских и два итальянца. Задача простая. Каждый вечер выдвигаться на окраину города и слушать. Услышав выстрелы перекрыть дорогу к отступлению. Что мы сейчас и наблюдаем. Теперь между нами оказалось зажатыми 14 конников. Остальные бандиты ещё раньше рассеялись в лесу. Всадники заметались. Четверо попытались скрыться в лесу и упали поражённые пулями. Остальные сопротивления не оказали. Оставив десять человек присмотреть за раненными, мы отправились в обратный путь. Ночь была проведена с пользой. Въезжая рано утром в Венецию, мы уже знали имена главных зачинщиков. Отправили к ним гонцов с приглашением к обеду, в дом Амадеуса, а сами завалились спать. Надо было хотя бы поспать минут 300.

В обед за столом Амадеуса сидело 6 гостей. Должно было быть больше. Ну, им же хуже. Приглашённые, к еде не притронулись, ждали. Ну не будем задерживать товарищей. Я запил цыплёнка бокалом вина, вытер губы платочком и начал:

— Думаю, нет причин объяснять, по какой причине Вас пригласили. Не буду говорить, о том, что нормальные люди сначала пытаются договориться и только после этого пускают в ход кулаки или шпагу. Даже о всякой там компенсации говорить не буду. У меня мало времени. Поэтому скажу кратко. Понимаю, что привело Вас к таким действиям — это падение доходов.

— Не падение доходов, а разорение. Если мы будем дальше это терпеть, то разоримся.

— Правильно разоритесь. Потому что метод выбрали не правильный. Мы очень добросовестные партнёры и не гнушаемся подать руку пострадавшим. Пример Амадеуса, Фабио и тех гостей, что к нему недавно приезжали, тому пример. Но насколько мы добросовестны с друзьями, настолько же беспощадны с врагами. Вот представьте, что Вам удалось убрать меня, Амадеуса и сжечь наши заводы и цеха. Думаете, на этом всё бы кончилось? На этом всё только бы началось. Нанять приплывающих сюда матросов для нас раз плюнуть, в этом Вы убедились. Где будете прятаться? Честно скажу, после ночного разбойного нападения, так и хотел поступить. Но потом решил дать Вам шанс. Только один. Вы хотите заработать? А мы не против. Присоединяйтесь. Создадим общую фирму — 50 на 50. Половина дохода нам, половина Вам. Разговор идёт о тех производствах, которые Вас начали разорять. Среди Вас большинство связаны со стекольным и гончарным производством. Есть и механики. Вот и давайте организуем общее производства стекла и керамических изделий. По часам и подзорным трубам такого обещать не могу, потому что их производство находится на Мадагаскаре. Здесь только сборка. Ну, ещё корпуса делаем здесь, да наладка. Но можно договориться на других процентных условиях. Мы поставляем комплектующие, Вы собираете, продаём вместе. Ну, скажем так. Нам 80 % Вам 20.

— Это почему же нам только одна пятая часть?

О, хороший признак — начали торговаться. Уступать я не собираюсь, всё уже учтено.

— Мы не против. Давайте наоборот. Только сначала посчитайте, сколько труда нужно, чтобы сделать хорошую линзу или шестерёнку? А сколько, чтобы сделать для них футляр? Так что торговаться сейчас не будем. Я предложил, Вы думайте.

— А почему Вы сказали «сейчас»?

— Потому что на стёклах для окон или унитазах мы не собираемся останавливаться. Каждый год будет открываться, что-то новое. Только об этом новом, Вы будете узнавать заранее, тогда и будем договариваться. Короче думайте, что для Вас лучше, процветать вместе с нами или воевать до полной нищеты. Хотя до нищеты Вы дожить не успеете.

— А такие же производства в других городах и странах?

— А в других городах и странах есть свои гильдии мастеров. Но если Вы можете повлиять на доходность наших предприятий там, то это можно обсудить. Подробнее обсудите с Амадеусом. Инструкции он получил. А меня извините, должен Вас покинуть. Я и так задержался, по известным Вам причинам.

Уже через час я был в порту, через два, мы вышли в море. Да, я не собирался ехать через неспокойную Европу с ценным грузом. А груза у меня было столько, что не уместилось на двух кораблях. Вояж на каретах был просто уловкой, с целью выловить более крупную дичь. Думаю, что наших помощников, в том числе и Амадеуса, мучает вопрос — Зачем открывать часть наших секретов, конкурентам? Да мы бы их всё равно не сохраним. Игра на чужом поле к победе не приводит. Всё что произошло, было спланировано заранее. Венеция с её главным уклоном экономики на стекло и керамику, давала нам возможность без особой конкуренции, развивать здесь, другие производства. Оставалось только красиво вписаться в её основные виды деятельности. Просто так, в свой налаженный бизнес, никто не пустит. Надо было раскачать ситуацию. Раскачали. Тогда нам попытались указать, где наше место. Вот тут с нашей стороны произошла демонстрация мускулов. Мы действовали с таким размахом и такой бравадой, чтобы никто не усомнился в том, что если что — приедём и всех накажем. Если бы противостояние продолжилось, мы просто бы убрались из Венеции и Италии. Придерживать местные власти в нейтральном состоянии, очень накладно, да и невозможно длительный срок. А как основная база в Европе, Венеция нас устраивала больше всего. Почему? Да потому, что Италия уже сходит со сцены Европейских игр за господство на мировом рынке. Посадив венецианцев на нашу финансовую иглу, мы делаем их союзниками. Но наши вливания, только продлят агонии Венеции и Италии, но в тоже время затормозят основных игроков Европы. Хоть на немного, но Италия сдержит рост новых держав.

Теперь являясь нашими компаньонами по бизнесу, итальянцы сами будут проталкивать наши товары везде, где только можно. Главное — это будут товары ширпотреба.

«Ешь ананасы,

Рябчиков жуй.

День твой последний,

Приходит буржуй».

А выручка потечёт в Россию и на Мадагаскар. Будем строить заводы и дороги в России. Будем скупать землю, насколько это будет возможно. На основе сельских общин будем строить колхозы. По своему укладу сельская община мало отличается от колхоза. Дай Бог, может что-то путное и выйдет.


* * * | Мадагаскар-Россия. Часть 2 | Глава 9 Каир. Александрия. Россия. Царицынский уезд. 25 мая — 5 июля 1690 года