home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

[1] По воспоминаниям современников, «Историю Государства Российского» Н. М. Карамзина читали даже светские дамы, которые до этого никаких серьезных книг в руках не держали. С упоением читал карамзинскую «Историю…» и называвший себя «неученым новгородским дворянином» граф Аракчеев.

[2] М. А. Корф объяснял неохоту М. М. Сперанского писать мемуары его нежеланием вспоминать о трагических событиях своей жизни. При этом Модест Андреевич ссылался на слова самого Михаила Михайловича. «Но в Сперанском, — замечал он в своем дневнике за 1843 год, — бедственные опыты погасили охоту, скажу, почти способность к воспоминаниям. Так он сам мне не раз говаривал».

[3] 6 января 1815 г. М. М. Сперанский писал П. Г. Масальскому в ответ на полученное от него поздравление с днем рождения: «Целым годом вы сделали меня моложе, назначив мне 44-й год, тогда как я полагал уже 45-й». В письме же к дочери Елизавете, написанном 1 января 1817 г., он называл лишь приблизительную цифру своего возраста: «Сегодня мне исполнилось 45 или 46 лет».

[4] Точную дату рождения Сперанского оказалось возможным определить только на основании исповедных росписей за 1771 и 1772 гг., внесенных в метрические книги Владимирской консистории. В росписи за 1771 г. у священника Михаила Васильевича и его жены Прасковьи Федоровны сын Михаил еще не показан, а в росписи, поданной 6 июля 1772 г., он записан «полугодовым».

[5] В XVIII в. деревня, в которой родился Сперанский, была среди ее жителей более известна под именем Черкватино (от слова «черква» — церква, церковь). Но уже в то время было в ходу и название Черкутино, ставшее позднее более распространенным. К началу XX в. Черкутино превратится из деревни в довольно большое село — центр местной торговли.

[6] Отец Сперанского — Михаил Васильевич — родился приблизительно в 1740 г., умер 28 мая 1801 г. У него был младший брат — Косьма Васильев, тоже священник, умерший раньше его.

[7] Мать Сперанского — Прасковья Федоровна — родилась приблизительно в 1741 г., умерла 24 апреля 1824 г.

[8] Мария Михайловна выйдет замуж за дьячка Петрова из села Абакумова.

[9] Кузьма Михайлович будет носить фамилию своего знаменитого брата. Сперанским назовут и племянника их — сына сестры Марфы. Оба получат университетское образование, личное и затем потомственное дворянство, но не оставят наследников. В 1863 г. Я. Грот напечатал в журнале «Русский архив» письмо князя А. Б. Куракина, написанное в августе 1798 г. к тогдашнему куратору Московского университета князю Ф. Н. Голицыну. Алексей Борисович просил в этом письме поместить «обучавшегося в Невской академии студента Сперанского» в Московский университет и «тем открыть ему путь к усовершенствованию его способностей». Я. Грот полагал сначала, что в данном письме имелся в виду Михайло Сперанский, однако, поразмыслив, пришел к выводу о том, что князь Куракин просил устроить в Московский университет не Михаилу, а младшего брата его — Кузьму, который также носил фамилию Сперанский.

[10] Марфа Михайловна выйдет замуж за священника Михаила Федоровича Третьякова, который заменит впоследствии ее отца на должности черкутинского протоиерея. В письме, написанном 25 ноября 1846 г. своему единоутробному брату Аркадию — в то время архиепископу Пермскому и Верхотурскому, Михаил Федорович будет вспоминать об отце и матери Сперанского: «Родитель графа действительно муж был сановитый и по тогдашнему времени, хотя в Семинарии не обучался, но был Благочинный много годов, и в ведомстве у него значилось 40 сел. По старости своей должность благочинненскую за два года сдал, до уступления мне священнической деятельности. Четырехлетнее его со мной прожитие совершенно доказало его добродетели и совершенство благочестивых поступков — не пропускал он службы, будучи заштатным, ходил в церковь, пел на клиросе по способности голоса и сведения пения. И при старости был краса Церкви: благовидный, благоговейный, смиренный по времени, редкий священник. А что принадлежит до родительницы графа М[ихаила] Михайловича] я добродетельной ее жизни достойно описать не могу, в продолжение 27-ми лет со мною ее прожития не заметив в ней ничего, кроме благословенных трудов и неутомимого занятия в хозяйстве; а паче всего хождения в церковь Божию на молитву, не пропускала она дня. Стужа, грязь, разные погоды не удерживали ее — она всегда ходила с верой, любовью и твердым упованием во всем на Благость Божию. Из редких редкая мать детям — бабушка внучатам — друг мужу — хозяйка дома — странноприимная] — гостеприимная, со всеми с чистою любовью обращалась — лести и коварства не имела. Охотница была посещать святые места угодников Божиих. По рождении графа М[ихаила] Михайловича] особенный обет имела сходить в Ростов для поклонения Св. Димитрию, по откормлении млеком своим оставила младенца М[ихаила] Михайловича] на руках няньки, а сама отправилась в путь для поклонения Св. Димитрию с твердою надеждою на благость Божию. Ходила в Троицу к преподобному Сергию — и в Суздаль: редкая весна у нее проходила, чтобы куда-либо не сходила на поклонение до самой престарелости. Всегда пешком и в самом одеянии простом и воздержании от пищи — жизнь христианки провела и кончина христианская. Апреля 24 дня при восхождении Солнца последние ее слова мне были сказаны: "Федорович! Поранее отслужи обедню и меня причасти, может, в последний раз". Что исполнилось — действительно, 24-е число кончина ее».

[11] М. Н. Логинов в своем очерке о графе Сперанском, опубликованном в 1859 г. в журнале «Русский вестник», написал, что отец Сперанского «в 1771 году был посвящен в сан иерея» при Николаевской церкви.

[12] Из нижеследующего краткого обзора жизненного пути А. А Самборского можно сделать вывод, что указанное посещение им Черкутина могло состояться в период с лета 1775-го до лета 1776 года. Это было время, когда Андрей Афанасьевич пребывал в России. Князь Михаил Кантакузин, граф Сперанский в биографической заметке о своем знаменитом предке пишет, что Самборский познакомился со Сперанским, будучи у Салтыкова в 1782 г.

[13] Имя Самборского (Sambouski) часто упоминалось в переписке Иеремея Бентама в 1779–1780 годах. Первое же упоминание имени Самборского в эпистолярном наследии Иеремея Бентама встречается в его письме к брату Сэмюэлю, датированном 23 декабря 1778 г. Знаменитый английский правовед пишет в нем: «I should like the scheme of taking the Russian Cub mightly: but for the reasons you mention I have no great idea of it's succeeding. I will think about a method of carrying it into execution. Perhaps I may call upon Sambouski: our name I believe is known to him (Мне очень нравится замысел нанять русского юнца: однако по причинам, о которых ты упоминаешь, у меня нет никакой хорошей идеи исполнить его. Я подумаю о способе приведения его в исполнение. Может быть, я могу обратиться к Самборскому: наше имя, я полагаю, известно ему)».

[14] «I have just been spending the evening with Sambouski. We are as great as Inkleweavers — he will think himself much obliged to you» (ibid. P. 208). Фраза «we are as great as Inkleweavers» (дословно: «мы сошлись друг с другом, как два вора») представляет собой местный английский сленг (йоркширский или бирмингемский).

[15] «Письма фермера к жителям Англии» (1767), «Курс опытного земледелия» (1770), «Сельское хозяйство» (1770), «Календарь фермера» (1771) и др.

[16] M. А. Корф писал в своей биографии Сперанского: «Когда Мише минуло семь лет, отец отвез его во Владимир для определения в семинарию». Однако из сохранившихся документов и из письма самого Сперанского видно, что к лету 1788 г. он окончил философский класс Владимирской духовной семинарии, который был седьмым в программе обучения здесь. Элементарный подсчет показывает, что в первый класс семинарии он поступил в 1781 г., то есть в возрасте девяти с половиной лет.

[17] Известный поэт и государственный деятель Иван Иванович Дмитриев (1760–1837), служивший в 1797–1799 гг. товарищем министра уделов и обер-прокурором 3-го департамента Сената, а с 1 января 1810 г. занимавший должность члена Государственного совета и министра юстиции (до 30 августа 1814 г.) и лично знавший Сперанского, писал о нем в своих мемуарах: «Отец его — священник Владимирской епархии; но дед его, как он сам сказывал мне, был хорунжим в Малороссийском казачьем войске. Родовое прозвище его Грамматик; Сперанским же переименован в училище. Вероятно, в надежде на его дарования».

[18] Покровская округа или Покровский округ — административно-территориальная единица, равнозначная уезду. Статья 16 первой главы «Учреждения для управления губерний Всероссийския империи», утвержденного императрицей Екатериной II 7 ноября 1775 г., гласила: «Наместничества и области разделяются на уезды, или округи». По статье 17 указанного законодательного акта устанавливалось, что в уезде или округе должно проживать «от дватцати до тритцати тысяч душ». Владимирская губерния была создана Именным данным Сенату Указом Екатерины II от 2 марта 1778 г.: «Мы, почитая за благо учредить вновь Владимирскую Губернию, Всемилостивейше определили в оную Генерал-губернатором Генерала Графа Романа Воронцова, поручив ему оную Губернию, не упуская времени, объехать и по данному от Нас примерному росписанию оной на 13 уездов, на месте удобность их освидетельствовать, и как о сем, так и какие вновь города для приписания к ним уездов назначить нужно будет, Нам самолично представить». На основании этого Указа и был образован Покровский уезд или округ, название которому дал ставший его центром небольшой городишко Покров. Князь И. М. Долгоруков отмечал в 1802 г. в своих записках: «Покров был, есть и долго будет под именем города изрядная деревня».

[19] М. А. Корф привел в своей биографической книге о Сперанском следующую запись в формуляре ревизской сказки: «Покровской округи, села Черкутина, попов сын Михайло Сперанский». Из слов Корфа видно, что данная запись была сделана 14 июля 1782 г.

[20] Двоюродный брат Михайлы Сперанского Петр был записан во Владимирскую семинарию под фамилией Дилекторский.

[21] Имеется в виду Свято-Боголюбский женский монастырь.

[22] Михайло Сперанский сам написал об этом посещении Самборского летом 1787 г. на листах календаря 1786 года: «1787 года 23 приехал я (из семинарии) в село Черкутино, взяв паспорт в Москву на месяц, т. е. от 22 июня до 22 июля. 24-го отправился на ночь в Москву, т. е. с 23-го на 24-е. Прибыли в Москву 25 числа, по утру в 11 часов. Ездили ко двору и были у отца протоиерея Андрея Афанасьевича».

[23] Приведенный документ был, скорее всего, неизвестен М. А. Корфу, который в своей книге «Жизнь графа Сперанского» писал о том, что Сперанского отправили из Суздаля в Петербург «с двумя товарищами (Вышеславским и Шиповским)» «в январе 1790 года, следственно 18-ти лет от роду».

[24] Впоследствии Иван Иванович Мартынов (1871–1833) станет известным ученым и культурным деятелем. Он будет издавать журналы («Санкт-Петербургский Меркурий», «Музы», «Северный вестник», «Лицей»), переводить и издавать древнегреческих классиков на русский язык (в 1823–1829 гг. он издаст 26 томов произведений Анакреонта, Гомера, Геродота, Пиндара, Софокла и других древнегреческих писателей). С 1803 г. и до февраля 1817 г. И. И. Мартынов занимал должность директора департамента Министерства народного просвещения. Благодаря его содействию в 1816 г. был учрежден в Санкт-Петербурге Главный педагогический институт, преобразованный в 1819 г. в Санкт-Петербургский университет. Мартынов редактировал разработанный Сперанским Устав Царскосельского лицея и с момента его открытия (в 1811 г.) преподавал лицеистам (в их числе и Пушкину) российскую и латинскую словесность.

[25] О системе преподавания Сперанским физики в стенах Санкт-Петербургской семинарии свидетельствует составленный им учебник, напечатанный по рукописи, сохраненной одним из его учеников: «Физика, выбранная из лучших авкторов (так в оригинале. — В. Т.), расположенная и дополненная Невской семинарии философии и физики учителем Михаилом Сперанским, 1797 года в Санкт-Петербурге».

[26] Данная тетрадь под названием «Досуги за сентябрь 1795 года» сохранилась у одного из друзей М. М. Сперанского — П. Г. Масальского. Ее текст был опубликован в 1862 г. сыном Петра Григорьевича — Константином Масальским в приложении к сборнику «Дружеские письма графа М. М. Сперанского к П. Г. Масальскому, писанные с 1798 по 1819 год с историческими пояснениями, составленными К. Масальским, и некоторые сочинения первой молодости графа М. М. Сперанского».

[27] Высказывание, в котором содержались приведенные слова, было написано Сперанским на французском языке: «J'ai trois ennemis a com-battre: la pareses, la timidite, If vanite… Mon Dieu, quells ennemis! lis se liguerent contre moi des mon enfance. Mon temperament leur prete des armes toujours nouvelles. Qu'est ce que je puis faire un contre trois, moi, pau-vre et chetif mortel, avec ma brillante imagination et ma pauvre raison?»

[28] В 1920 г. городок Сарепта был переименован в Красноармейск. В настоящее время территория бывшей Сарепты является районом города Волгограда.

[29] Василий Алексеевич Злобин родился в 1755 или 1757 г. Он происходил из бедной крестьянской семьи, работал в детстве подпаском, а после того, как выучился грамоте, — сельским писарем. Первоначальное свое состояние он заработал во время службы торговым представителем при А. А. Вяземском, который, будучи генерал-прокурором, одновременно ведал по поручению императрицы Екатерины II целым рядом финансовых и хозяйственных дел. В 90-е гг. XVIII в. В. А. Злобин был одним из самых богатых русских купцов: он содержал винные откупа, имел рыболовные промыслы в Астрахани, поставлял продовольствие в Москву и Петербург и соль в 20 губерний России. О том, что он пользовался уважением и при царском дворе, свидетельствует следующая надпись на преподнесенной ему в 1790 г. серебряной кружке: «От Ея Императорского Величества Екатерины II Государыни и Самодержицы Всероссийские всемилостивейше пожалована сия крушка Вольскому купцу и городскому главе Василию Злобину в знак монаршего благоволения к усердию и трудам, оказанным им по разным делам ему поручаемым». Город Вольск, расположенный в Саратовской губернии, был выстроен на средства В. А. Злобина на месте деревни Малыковка, в которой он родился и провел детство. В Санкт-Петербурге Василий Злобин арендовал трехэтажный дом, в котором часто устраивал роскошные званые обеды. По большим праздникам он, одетый в красивый русский кафтан, приходил в царский дворец с поздравлениями. Ему неоднократно предлагались чины и ордена, но он отказывался от них, ценя только звание Именитого гражданина и пожалованные ему императрицей Екатериной II и Александром I золотые медали. В коллекции Исторического музея хранится портрет купца В. А. Злобина, изображенного неизвестным художником сидящим в кресле и одетым в русский красный кафтан с указанными тремя золотыми медалями на лентах, обвивающих шею.

[30] Это назначение могло произойти до 22 января 1795 г. В Отделе рукописей Российской национальной библиотеки сохранилось письмо Сперанского к архимандриту Евгению, обозначенное указанным днем, в котором он сообщает о начале службы секретарем в доме князя Куракина.

[31] Борис Алексеевич Куракин родился 13 сентября 1784 г., умер 12 октября 1850 г. С 1822 г. являлся сенатором.

[32] Должность министра народного просвещения Российской империи Сергей Семенович Уваров (1786–1855) занимал с 1833 по 1849 г., а президентом Санкт-Петербургской Академии наук являлся с 1818 г. и до самой смерти.

[33] 24 января 1803 г. император Александр I утвердит «Предварительные правила народного просвещения», которые впервые законодательно оформят соответствие ученых степеней чинам по Табели о рангах. Степень магистра будет, согласно этому законодательному акту, приравнена к чину титулярного советника.


Предисловия | Сперанский | Глава 2