home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

[1] Александр Васильевич Храповицкий (1749–1801) состоял в должности статс-секретаря императрицы Екатерины II с 18 января 1782 г. по 2 сентября 1793 г. Иван Иванович Дмитриев писал о нем в своих мемуарах: «Из известных мне современников один только покойник Храповицкий А. В. мог равняться с Сперанским в способностях к письмоводству. Он всегда был готов к работе. Часто, выходя от императора, он садился в так называемой секретарской комнате за стол и начинал писать указ или рескрипт с такою легкостию, как будто излагал что-либо затверженное наизусть, несмотря на то, что вокруг его в пять голосов говорили».

[2] По Высочайшему указу от 18 сентября 1798 г. чин коллежского советника получил и надворный советник Н. Н. Сандунов, который так же, как и Сперанский, служил в генерал-прокурорской канцелярии. Однако для того, чтобы достигнуть этого чина, стоявшего шестым в Табели о рангах, Сандунову, окончившему юридический факультет Московского университета в 1784 г. с золотой медалью, пришлось служить четырнадцать лет: сначала в должности преподавателя университетской гимназии и секретаря куратора Московского университета М. М. Хераскова, с 1791 г. — в канцелярии при генерал-губернаторе «возвращенных от Польши губерний и областей» Т. И. Тутолмине, а с 1796 г. — в канцелярии генерал-прокурора Куракина, занимаясь делами Комиссии по составлению законов. Императорским Указом от 18 сентября 1798 г. Сандунову было предписано «быть обер-секретарем шестого департамента Сената».

[3] Текст Указа императора Павла Сенату от 8 декабря 1799 г., опубликованный в газете «Петербургская старина» в номере за 3 января 1800 г., гласил: «Правителем канцелярии о снабжении резиденции припасами всемилостивейше повелеваем быть коллежскому советнику Сперанскому, жалуя его в НАШИ статские советники и повелевая оставаться вместе при делах генерал-прокурора на прежнем основании».

[4] Военным чином, стоявшим в Табели о рангах ниже чина генерал-майора, но выше чина полковника, являлся в России до конца XVIII в. чин бригадира.

[5] Князем Куракиным Первым считался старший брат Алексея Борисовича — Александр Борисович.

[6] В своих заметках о генерал-прокурорах, при которых служил Сперанский, Модест Корф писал об увольнении князя Куракина со всех должностей, что «к опале его было столь же мало основания, как прежде, ко взысканию его милостию». Биограф Сперанского ссылался при этом на слова Д. П. Позняка, в то время сенатского секретаря, который рассказывал, что по слухам, ходившим в Санкт-Петербурге, «Павел огорчился тем, что, Куракин взял в привычку, неся к нему доклад, заходить сперва к императрице и к Екатерине Ивановне Нелидовой. Подозрительный император вообразил себе, что подносимые ему бумаги представляются туда на предварительную апробацию». Евграф Федотович Комаровский привел в своих записках другую версию отставки А. Б. Куракина с должности генерал-прокурора, высказав мнение о том, что Куракин пал жертвой гонений, которые император Павел начал летом 1798 г. «на многих придворных, а особливо на тех, к коим императрица Мария была милостива». Князь Куракин был в числе этих лиц. По словам Комаровского, «причиною сих гонений и перемен полагали начинавшийся фавер Кутайсова… а вместе с тем и рождавшаяся страсть к дочери Лопухина много способствовала таким действиям императора. Лопухин скоро потом выдал одну из своих дочерей за сына Кутайсова, и тем составилась партия, которая не могла быть в духе императрицы Марии Федоровны».

[7] В Высочайшем Именном Указе Сенату от 7 июля 1799 г. о назначении нового генерал-прокурора говорилось следующее: «Всемилостивейше повелеваем бывшему киевскому военному губернатору, и ныне в свите НАШЕЙ находящемуся, генералу от инфантерии Беклешову быть НАШИМ генерал-прокурором, оставляя его в нынешнем его чине генерала от инфантерии, с положенным по оному жалованьем и с ношением мундира».

[8] Указ императора Павла Сенату от 8 февраля 1800 г., увольнявший Беклешова, был похож на указ об увольнении Лопухина. В нем говорилось: «Снисходя на двукратные к НАМ просьбы от генерал-прокурора Беклешова о увольнении его, за болезнями, от должностей его, во уважение оным МЫ его отставляем от службы».

[9] Адам Ежи Чарторижский (Чарторыский) (1770–1861), ближайший сподвижник Александра I, в 1804–1806 гг. — министр иностранных дел. Поляк. На русской службе и при императорском дворе находился с 1795 г.

[10] Александр Михайлович Тургенев (1772–1863), чиновник, в 20-е гг. XIX в. губернатор одной из сибирских губерний. Свои мемуары писал в 1848 г.

[11] Директором канцелярии являлся при генерал-прокуроре А. А. Беклешове брат Павла Ивановича Петр Иванович Аверин, который был после назначения нового генерал-прокурора уволен вместе с другими канцелярскими чиновниками.

[12] Н. И. Греч привел в своих «Записках» другую версию истории написания проекта коммерческого устава. По его словам, «однажды, во время пребывания двора в Гатчине, генерал-прокурор (Петр Хрисанфович Обольянинов), воротясь от императора с докладом, объявил Безаку, что государь скучает, за невозможностью маневрировать в дурную осеннюю погоду, и желал бы иметь какое-либо занятие по делам гражданским. "Чтоб было завтра!" — прибавил Обольянинов строгим голосом. Положительный Безак не знал, что делать, пришел в канцелярию и сообщил свое горе Сперанскому. Этот тотчас нашел средство помочь беде. "Нет ли здесь какой-нибудь библиотеки?" — спросил он у одного придворного служителя. "Есть, сударь, какая-то куча книг на чердаке, оставшихся еще после светлейшего князя Григория Григорьевича Орлова". — "Веди меня туда!" — сказал Сперанский, отыскал на чердаке какие-то старые французские книги и в остальной день и в следующую ночь написал набело: "Коммерческий устав Российской Империи". Обольянинов прочитал его императору. Павел подмахнул: "Быть по сему", и наградил всю канцелярию. Разумеется, что этот устав не был приведен в действие, даже не был опубликован. Обнародовали только присоединенный к нему штат Коммерц-коллегии (15 сент. 1800 г.)»

[13] Император Павел I являлся Великим магистром ордена Иоанна Иерусалимского с 29 ноября 1798 г.

[14] Тридцать четвертый параграф «Конвенции, заключенной с Державным Орденом Мальтийским и его Преимуществом Гроссмейстерским об установлении сего Ордена в России», устанавливал: «Почетные кавалеры в России, то есть те, кои, не доказав дворянства своего в Мальтийском Ордене, получили позволение носить крест, называемый "di Divizione et di Grazia" (Благочестия и Милости), должны носить малый крест в петлице, мундира же Великого Российского Приорства им не употреблять без особенного на то позволения Его Императорского Величества и Преимущественнейшего Гроссмейстера».

[15] На эту черту М. М. Сперанского обращает внимание в своих мемуарах хорошо знавший его по службе Ф. П. Лубяновский. «Ум его в делах с первого шага резко обозначался отличною способностью по одному слову, по легкому намеку разгадывать и развивать чужую мысль в полном ее объеме, еще более редким уменьем прививать другому свою мысль так, чтобы тот и не заметил, что то не его мысль».

[16] В 1789–1791 гг. Василий Федорович Малиновский (1765–1814) работал в российском посольстве в Лондоне.

[17] Здесь члены Духовной консистории явно спутали две разные веры, а именно: веру англиканскую, в которой на самом деле состояла Элизабет Стивенс, и веру лютеранскую.

[18] В 1847 г. подлинность приведенного документа и других бумаг в деле о бракосочетании М. М. Сперанского с Элизабет Стивенс проверялась по каким-то причинам коллежским асессором Пашковичем.

[19] Друг Михайлы Сперанского Аркадий Алексеевич Столыпин (1778–1825) происходил из пензенских дворян. Ф. Ф. Вигель писал о семье Столыпиных в своих «Записках»: «В Пензенской губернии было тогда семейство безобразных гигантов, величающихся, высящихся, яко кедры ливанские… Глава его Алексей Емельянович был человек неглупый, с большим состоянием: он имел труппу актеров и музыкантов, имел каменный дом в Москве и давал балы, каких тогда можно было найти в ней по двадцати каждый день. В чине отставного поручика (дело дотоле неслыханное) был он раз выбран губернским предводителем; если прибавить к тому чрезвычайно высокий его рост, то сколько причин, чтобы почитать себя выше обыкновенных смертных! В нем и в пяти гайдуках, им порожденных, была странная наклонность не искать власти, но сколько возможно противиться ей, в чьих бы руках она ни находилась. Огромнейший из его детищ, Аркадий, служил при Павле в генерал-прокурорской канцелярии; там сошелся, сблизился он с человеком самого необыкновенного ума, о коем преждевременно говорить здесь не хочу (Ф. Ф. Вигель имеет в виду Сперанского. — В. Т.). От него заимствовал он фразы, мысли, правила, кои к представляющимся случаям прилагал потом вкривь и вкось. Известно, как быстро при Павле везде шло производство: в двадцать два года был он уже надворный советник и назначен губернским прокурором в Пензу. Природа, делая лишние усилия, часто истощает себя и, чрез меру вытягивая великанов, отнимает у них телесные силы. Так то было с этим Столыпиным. Глядя на его рост, на его плечи, внимая его грубому и охриплому голосу, можно было принять его за богатыря; но согнутый хребет обличал его хилость, и в двадцать лет с небольшим одолевающие его хирагра и подагра заставляли его часто носить плисовые сапоги и перчатки. Бессилие его ума также подавляемо было тяжестию идей, кои почерпнул он в разговорах с знаменитым другом своим и кои составляли все его знание. Свойства, всегда и везде полезные, бесстыдство и хладнокровие, коими одарен он был в высшей степени, ручались ему за величайшие успехи в жизни». Аркадий Алексеевич и в самом деле сделает вполне успешную карьеру: станет обер-прокурором Сената, а потом и сенатором. Его супругой была дочь адмирала Н. С. Мордвинова Вера Николаевна.

[20] Мария Карловна Вейкардт была дочерью известного в ту пору банкира Карла Амбургера.

[21] Василий Назарович Каразин (1773–1842), общественный деятель и просветитель, основатель Харьковского университета. В гражданской службе состоял с 15 октября 1798 г. В то время, когда Сперанский писал Каразину приведенное письмо, Василий Назарович служил при президенте Главного почтового управления статс-секретаре Д. П. Трощинском. 3 февраля 1800 г. он будет произведен «при определении, по высочайшему повелению, к статским делам, в канцелярию государственного казначея и главного медицинской коллегии директора барона Васильева (Алексея Ивановича. — В. Т.), коллежским переводчиком».

[22] В начале 1796 г. В. Н. Каразин женился на воспитаннице своей матери Варвары Яковлевны 14-летней крепостной девушке Домне Ивановне. Осенью 1800 г. она умерла.


Глава 1 | Сперанский | Глава 3