home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

[1] В молодости своей Роксандра Скарлатовна носила фамилию Стурдзе и являлась фрейлиной супруги Александра I императрицы Елизаветы Алексеевны: ее описаниям душевных состояний, которые переживал император, можно поэтому вполне доверять.

[2] Жан Франсуа Поль де Гонди, кардинал де Рец (1613–1679), французский политический деятель и писатель.

[3] Полное имя — Максимиллиан де Бетюнь, герцог Сюлли (1566–1641). Прославился в качестве талантливейшего государственного деятеля Франции (и, пожалуй, всей Европы) времен правления королей Генриха IV и Людовика XIII. Его обширные (в трех томах) «Записки», насколько мне известно, не издавались на русском языке.

[4] В оригинале: «Je vous dois le peu de ce que je sais».

[5] «Tout ce que je sais et tout ce que peut-etre je vaux, с'est a M-r Laharpe que je le dois».

[6] На самом деле Лагарп родился в местности под названием Ваадт, расположенной на берегу Женевского озера, которое французы называют Леманом. Леманский кантон был образован на территории данной местности только в 1798 г.

[7] Они были изданы в 1864 г. в Париже и Женеве под названием: «Memoires de Frederic-Cesar Laharpe concernant sa conduite comme directeur de la Republique helvetique, adresses pas lui тете a Zschokke, precedes de "Johannes Miillers Freundschaftsbund mit Karl Victor von Bonstetten" et suiv-is de "Staatsanwalt David Ulrich von Zurich", par Jacques Vogel, professeur aggrege d'histoire a l'universite de Berne (Записки Фридриха-Цесаря Лагарпа о его поведении как директора Гельветической республики, писанные им самим для Цшокке, с приложением статей Якова Фогеля, адъюнкт-профессора истории Бернского университета, о дружбе Иоганна Мюллера с Карлом-Виктором Бонштеттским и о правлении Давида Ульриха из Цюриха)». Отрывки из этих записок Ф. Ц. Лагарпа были в 1866 г. напечатаны Петром Бартеневым в журнале «Русский архив».

[8] В годы французской революции он из опасения подвергнуться гонениям перестал употреблять частицу «De», свидетельствовавшую о его дворянском происхождении, и таким образом превратился просто в Лагарпа. После падения революционеров-якобинцев Фредерик Цезарь снова стал присоединять к своей фамилии эту частицу и зваться соответственно Делагарпом. Именно так его звали поначалу в России, но с течением времени более употребительной в применении к нему стала (вероятно, из-за его республиканских убеждений) фамилия Лагарп.

[9] Данная комиссия была создана 9 июня 1797 г. изданным в этот день в Павловске Высочайшим именным указом, данным Его императорскому высочеству цесаревичу, великому князю Александру Павловичу.

[10] В биографических словарях датой рождения Д. П. Трощинского обыкновенно называется 1754 г. В биобиблиографическом справочнике Д. Н. Шилова «Государственные деятели Российской империи. 1802–1917» его рождение относится к 1749 г. Последняя дата кажется более правильной, поскольку 1 мая 1766 г. Дмитрий Трощинский поступил на службу канцеляристом в Малороссийскую коллегию. Если допустить, что он появился на свет в 1754 г., то, следовательно, его канцелярская служба началась в 12-летнем возрасте, что представляется маловероятным.

[11] В изданном 1 января 1810 г. Манифесте «Об образовании Государственного совета» император Александр признает, что в начале своем совет был «временным и преходящим». При этом он заявит: «Но при вступлении Нашем на престол, наименовав его Государственным, мы тогда же предназначили дать ему в свое время образование, свойственное публичным установлениям».

[12] Любопытно, что император Александр в шутку именовал «Негласный комитет» «Comite de salut public (Комитетом общественного спасения)», то есть так же, как и Державин, уподоблял своих друзей-реформаторов якобинцам.

[13] Последнее заседание «Негласного комитета» по проблеме министерской реформы пройдет 16 марта 1803 г. Оно будет посвящено предварительным итогам ее практической реализации.

[14] В. П. Кочубей родился 11 ноября 1768 г. в семье Павла Васильевича Кочубея, занимавшего должность головы подкормного полтавского суда. По отцовской линии Виктор Павлович являлся правнуком знаменитого обличителя гетмана Мазепы генерального судьи Левобережной Украины (с 1699 г.) Василия Леонтьевича Кочубея (1640–1708). Мать Виктора Павловича — Ульяна Андреевна — была родной сестрой Александра Андреевича Безбородко, сделавшего успешную карьеру при Екатерине II. При императоре Павле А. А. Безбородко являлся государственным канцлером и входил в число самых влиятельных вельмож Российской империи.

[15] Первоначальное образование В. П. Кочубей получил в аристократическом пансионе де Вильнева, считавшемся одним из лучших пансионов Санкт-Петербурга. В 1785 г. он слушал лекции по народному праву в Упсальском университете — старейшем и лучшем университете Швеции. В 1791 г., пребывая в Женеве, Кочубей в течение полугода слушал лекции по истории литературы и философии в лицее Жана Франсуа Лагарпа.

[16] Ф. Ф. Вигель писал в своих «Записках» о В. П. Кочубее следующее: «Всех старее если не летами, то чином был граф Кочубей, родной племянник умершего канцлера князя Безбородки. Чтобы составить гений одного человека, натура часто принуждена бывает отобрать умственные способности у всего рода его. Так поступила она с великим Суворовым и славным Безбородкой. Окинув взором всех ближних и дальних родственников, покойный канцлер в одном только из них заметил необыкновенный ум, то есть что-то на него самого похожее: сметливость, чудесную память и гордую таинственность; и племянника своего, Виктора Павловича, предназначил быть преемником счастия своего и знаменитости. Ничего не пощадив на его воспитание, в самых молодых летах отправил он его в лондонскую миссию, к искусному дипломату, посланнику нашему графу Воронцову на выучку. Оттуда прямо, через несколько лет, нашел он средство, с чином камергера, перевести его самого посланником в Константинополь. До смерти своей сохранив при Павле неограниченный кредит, он сначала вызвал его оттуда членом иностранной коллегии, а потом, в короткое время, успел доставить ему графское достоинство и звание вице-канцлера. Один, без дяди, при Павле Кочубей долго не мог оставаться и, как многие другие, был сослан в деревню.

В царствование Александра надобно уже было ему жить собственным умом; ему было тогда с небольшим тридцать лет. Он пренебрег обыкновенными ничтожными занятиями дипломатов, по большей части сплетнями хорошего тона, и хотел посвятить себя внутреннему преобразованию государства. Перед соотечественниками ему было чем блеснуть: он лучше других знал состав парламента, права его членов, прочитал всех английских публицистов и, как львенок Крыловой басни, собирался учить зверей вить гнезда. Красивая наружность, иногда молчаливая задумчивость, испытующий взгляд, надменная учтивость — были блестящие завесы, за кои искусно прятал он свои недостатки, и имя государственного человека принадлежало ему, когда еще ничем он его не заслужил».

[17] В своих «Записках» Гавриил Романович писал о том, что он был послан императором в Белоруссию, чтобы «по оказавшемуся там великому в хлебе недостатку, сделать такие распоряжения, чтоб не умирали обыватели с голоду».

[18] Представители губернских кагалов — в основном купцы первой гильдии из общин Минска, Каменец-Подольска, Могилева и Киева — стали прибывать в Санкт-Петербург для участия в работе Еврейского комитета с лета 1803 г.

[19] Валериан Зубов и в дальнейшем не будет участвовать в заседаниях Еврейского комитета. 21 июня 1804 г. он умер.

[20] В 1806 г. император Александр I повелел создать новый Еврейский комитет, которому предложил рассмотреть вопрос о том, «не нужно ли принять каких-нибудь особенных мер и отсрочить переселение евреев». Спустя два года он приказал приостановить действие статьи, запрещавшей евреям аренды и винные промыслы, и одновременно распорядился оставить евреев на местах «до дальнейшего впредь повеления». Учрежденный в 1809 г. с целью изучения еврейского вопроса и рассмотрения ходатайств представителей еврейских общин комитет сенатора Попова представил императору в марте 1812 г. свой доклад, в котором рекомендовал «решительным образом» прекратить переселение евреев и сохранить за ними право на аренды и на торговлю водкой. Александр I не утвердил этого доклада: настроенный смягчить меру выселения, он не решился совсем от нее отказываться. Отечественная война и заграничный поход русской армии, а потом вопросы послевоенного урегулирования отношений между государствами в Европе отвлекли внимание Его величества от еврейского вопроса.

[21] В настоящее время это дом 15 по Невскому проспекту.

[22] Царскосельский лицей откроется 19 октября 1811 г. Впоследствии, когда однажды кто-то в присутствии Сперанского заведет о нем речь, Михайло Михайлович скажет с обидой: «Училище сие образовано и устав написан мною, хотя и присвоили себе работу сию другие».

[23] Основную свою работу Лифляндский комитет выполнил в течение 1809–1810 гг. В феврале 1811 г. Сперанский обратился к императору Александру с просьбой уволить его из этого комитета. «Присутствие мое в сем комитете, — писал он, — совершенно бесполезно, а отнимает много времени. Общие положения, как то: образование крестьянских судов, могут быть сообщаемы в комиссию законов на заключение и тогда, как директор комиссии, я поставлен буду в сношение с президентом комитета, не быв принужденным следовать бесполезно за всеми подробностями». Государь согласился с доводами Сперанского и освободил его от присутствия в Лифляндском комитете.

[24] 29 августа 1808 г. Михайло Михайлович писал своей матери: «Я очень был обрадован известием, на сих днях мною полученным чрез П. А. Введенского, что вы, милостивая государыня матушка, находитесь в добром здоровьи. Благодарение Богу, я и дочь моя также здоровы. Брат Козьма получил чин и определен прокурором в Могилев, куда на сих днях и отправился. Я на сих днях отправляюсь также отсюда, на некоторое время, в чужие край; но отлучка моя более двух месяцев не продолжится. По возвращении не премину вас уведомить. Между тем, испрашивая родительского благословения, пребываю ваш послушный сын».

[25] Супруга правнука М. М. Сперанского Михаила Родионовича Кантакузена-Сперанского Елизавета Карловна, переселившаяся в 1919 г. в Париж, в 1920 г. продала эту табакерку. Об этом пишет в своей книге «Сага о Кантакузиных-Сперанских» ее внук князь Михаил Кантакузин, граф Сперанский.


Глава 2 | Сперанский | Глава 4