home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Несмотря на произошедшее вечером, Ив чувствовала себя счастливой. Она проснулась с мыслью об этом, пригладила волосы спящего Ригана и вынырнула из его объятий. Ив любовалась им, спящим, и понимала, что никогда и ни к кому не испытывала ничего подобного. Глупая детская увлеченность Джорджем сейчас казалась просто смешной.

Ему удалось отодвинуть на задний план не только самого Уилсона, но и ощущения от мерзостей, которые тот творил. Воспоминания о вчерашнем больше не причиняли боли, равно как и о том, что произошло несколько лет назад. Она могла неделю предаваться жалости к себе, глядя на свои ссадины и ушибы, но у неё не возникало ни малейшего желания стенать и изображать из себя жертву. Тело по-прежнему болело, но душа ожила. Признание Ригана, пусть и завуалированное сказкой, заставляло сердце Ив замирать от счастья. За один короткий вечер она узнала о его прошлом. Это само по себе говорило об их близости и доверии с его стороны. Ив восхищалась им: столько всего вынести человеку и не сломаться. Она возненавидела его отца и сочувствовала мальчику, лишенному материнской любви, а затем мужчине, отвергнутому меркантильной женщиной. И не могла сдержать радости по поводу того, что Риган смог открыть свое сердце и полюбить вновь.

Стараясь не шуметь, она выбралась из-под одеяла. Критически осмотрела свое лицо в зеркале и решила сегодня отсидеться в номере. В таком виде на людях лучше не показываться даже мужчине. Накинув светлый халат, она прошла в ванную, где ее прекрасное настроение было разрушено при виде одежды Ригана, разбросанной на полу. Элегантный сюртук разорван, на белоснежной рубашке разводы крови и грязи. Ив привычно закусила губу — она всегда так делала, когда волновалась — и ойкнула от боли. Она помнила, как Риган одним ударом впечатал Уилсона в шкаф и что она просила не убивать его. Сдержал ли он свое слово? Мысли об этом сводили с ума, Ив опустилась на бортик ванной, зажав руки между коленями и, не отрываясь, смотрела на окровавленную рубашку. Неужели он его убил?.. Нет, не может быть. Вчера Риган уходил разбираться с Уилсоном, а когда вернулся его одежда была в полном порядке.

Значит, что-то случилось позже? Но что? Куда Риган уходил после того, как она заснула, а главное зачем?.. Можно было ломать голову долго, но ответить на её вопросы мог только Риган. Ив вылетела из ванной, подхватив с пола окровавленную рубашку и остановилась рядом с кроватью, замерла, не зная, с чего начать. Он открыл глаза столь внезапно, что Ив от неожиданности отступила на несколько шагов назад. Вряд ли он спал, когда она проснулась, просто притворялся. Риган увидел рубашку, и в глазах его Ив прочла замешательство, которое мгновением позже сменилось столь привычной для него уверенностью. Он ослепительно улыбнулся, протягивая ей руку.

— Как спалось, моей прекрасной даме?

Ив удержалась от искушения, хватило всего лишь одного взгляда на бурые пятна на белоснежной рубашке.

— Что это, Риган? — она смотрела ему в глаза, не отрываясь, чувствуя, как бешено колотится её сердце. Давненько Ив не испытывала такого: с момента ночи их первой близости. — Уилсон жив?

Улыбка сбежала с лица Ригана, и Ив заранее знала, что он ответит ещё до того, как он произнес:

— Нет.

— Господи… — вопреки всякой логике, Ив шагнула к нему, а не назад, опустилась на кровать. За всю свою жизнь она не обращалась к Богу столько раз, как за последние два дня.

— Это не его кровь, — хмыкнул Риган, — а моя. Ночью в городе встретил старую знакомую в компании двух сопровождающих. Оказывается, они тоже интересуются твоим древним городом.

— Твоя?! — Ив мгновенно позабыла об Уилсоне, отшвырнув рубашку, ощупывая его голову, шею, торс и напряженно вглядываясь в лицо.

— Я в порядке, — он перехватил её руки, легко сжимая в своих, снова улыбнулся, — кажется, я тебе говорил, что у измененных все заживает гораздо быстрее, чем у людей.

В ответ она только выдохнула и закрыла глаза, уткнувшись лицом ему в плечо и испытывая явное облегчение от того, что он невредим. Мысленно Ив ругала себя за то, что слишком быстро смирилась со смертью Уилсона, но не могла ничего поделать. Все её тревоги сходились сейчас на Ригане, и она испытывала искреннюю благодарность за то, что он невредим. То, что с ним сейчас все хорошо, ещё не значит, что ему ничего не угрожает в дальнейшем.

— Что произошло? — она нашла в себе силы отстраниться, чтобы продолжить разговор.

— Изабель оказалась несколько взрослее, чем пожелала мне представиться. Старшие измененные такое умеют. Её интересовал твой город, какими судьбами я оказался рядом с тобой, а главное — она здорово обиделась на меня за то, что я не оценил её прелестей во время плавания.

Смысл его слов постепенно доходил до сознания Ив. Измененные интересуются древней цивилизацией, о которой писал отец. Но как такое могло произойти? Никто кроме отца, неё и Томы о ней не знал. Больше того, Ив сама ни разу не была на месте, для уточнений на Крит выбирался Тома. Джордж вчера тоже упоминал о том, что они должны работать вместе. Значит ли это, что он работал на Изабель?.. Ив вдруг стало страшно. Она не могла позволить кому бы то ни было присвоить последнюю находку отца. Бернар жил ей, он надеялся найти город, подарить его Миру, людям, истории. Единственное, что она могла сделать для отца после его смерти — защитить его открытие.

— Зачем им город?

— Хотел бы я знать, — Риган погладил её запястья подушечками пальцев и отпустил руки. — Как твой отец нашел упоминания о нем? Почему поверил? В археологии легенды, выдумка и истина стоят на одной грани. Что заставило его начать работу?

— Отец писал, что видел карту. Во время своего путешествия по Мальте, британской колонии. Он не был уверен, где находится затерянный город, но подробно описывал в его своих заметках. По словам отца жители города обладали несметными сокровищами. Представляешь, Эльдорадо в Европе?

Сердце Ив бешено заколотилось от предвкушения, она мечтательно прикрыла глаза.

— Для меня сама цивилизация — это уже сокровище! А для истории!!! Если, конечно, она не миф, — Ив грустно улыбнулась, сама охлаждая свой пыл. — Ты правильно сказал о легендах. Археологи — мечтатели и первопроходцы. Мы можем так ничего и найти. По крайней мере, моя совесть будет чиста. Я исполню последнее желание отца.

— Нам стоит отложить поездку, Ив. Я отправил кое-кому письмо. Пока не будем точно знать, что к чему, туда лучше не соваться.

— Что?! — такого она точно не ожидала услышать и сейчас не поверила своим ушам. Ив не хотела откладывать поездку даже на день. Прошло восемь лет, прежде чем они приблизились к разгадке, а промедление сейчас может стоить слишком дорого. Особенно если кто-то наступает им на пятки. Она резко поднялась и стала расхаживать по комнате. — Нет, Риган, я не смогу. Что я скажу Томе? Он предложит отправиться без меня! Я столько лет потратила, добиваясь того, чтобы со мной считались в его команде, чтобы он позволил мне принимать участие в экспедиции… И кому ты написал?

Даже после близости с ним Риган оставался для нее загадкой. Ей казалось, он сам заинтересован в том, чтобы как можно быстрее добраться до города и получить информацию для тех, кто отправил его к ней. Ив покачала головой. Слишком многие знают о том, над чем работал отец. Как так получилось?..

— Тому, кто поможет решить проблему других измененных у нас на хвосте. Я не говорю, что надо отказаться от самой идеи, — он поднялся, не потрудившись даже накинуть халат, подошел к ней и обнял, — я о том, что надо просто подождать.

Ив почувствовала горечь: неужели он не понимает, что повременить — в её случае значит отказаться?! Дюпон отправится на поиски с ней или без нее, ведь она всего лишь консультант. Тома ни за что не взял бы Ив в команду, если бы ему не нужно было читать шифры отца. Раньше она поехала бы, не раздумывая, но сейчас был еще Риган, за которого она переживала не меньше.

— Если у меня получится уговорить Тому немного задержаться — не обвинят ли измененные в этом тебя? — тихо спросила Ив, запрокинув голову и стараясь не думать о том, что он совершенно обнажен и сейчас прижимает её к себе.

— Мы что-нибудь придумаем, — улыбнулся он, — например, сядем расшифровывать какие-нибудь потерянные и вновь найденные письма…

Риган развернул её лицом к себе, легко касаясь губами губ.

— Я закончила с заметками отца, — Ив прикрыла глаза в предвкушении еще одного поцелуя. — Но я попробую поговорить с Томой.

— Если он будет возражать… — Риган улыбнулся. — Я лично попрошу его задержаться.

Он сделал акцент на слове «попрошу», провел кончиками пальцев по её губам. Риган умел быть нежным, но сегодня превзошел самого себя. Каким-то образом даже прикосновения к самым болезненным — после «нежностей» Уилсона — участкам тела, превращалось в истинное наслаждение, и кричать хотелось вовсе не от боли. Ив снова и снова терялась в его руках и ласках, забывая обо всем и впервые за долгое время понимая истинный смысл мгновения «здесь и сейчас».

Тома приехал следующим вечером и сразу же пришел к ней в номер. Невысокий, с вечно растрепанными волосами и заросшей бородой, тучный мужчина в очках при первой встрече показался Ив неприятным и нелюдимым. Она долго привыкала к внешнему виду и неопрятности опекуна, но сегодня шок предстояло испытать ему. Ив провела два часа перед зеркалом, пытаясь скрыть следы встречи с Уилсоном: оставила пару прядей, которые падали на лицо и частично закрывали кровоподтек, а искусанные губы пришлось накрасить помадой, раздобыть которую оказалось не так просто. Общий вид так или иначе оставлял желать лучшего, Тома все заметил и устроил ей настоящий допрос с пристрастием. Пришлось рассказать об Уилсоне и о том, что он говорил о своих работодателях. Тома хмурился, жевал губы, но молча выслушал её и отозвался скупо, но эмоционально:

— Хорошо, что твой жених успел вовремя, — произнес он. — Хотя я не отказался бы оторвать голову этому ублюдку, давно руки чешутся.

— Ну-ну, откуда такая кровожадность? — подразнила его Ив. О том, что голову отрывать уже некому, она предпочла умолчать.

Тома то ли был слишком разъярен поступком Джорджа, то ли просто предпочел обойти стороной эту тему, но ни словом не обмолвился о «команде Уилсона», которая тоже вышла на след древней цивилизации. Полностью поглощенный предстоящим, он все же выделил время для знакомства с Риганом. Ив представила его как своего будущего мужа и путешественника. Ей даже не пришлось лукавить: когда она смотрела на Ригана, глаза невольно светились нежностью и любовью, а рассказывая о нем Томе, Ив не скрывала своих эмоций и чувств.

Тома восторга Ив не разделял, и смотрел на Ригана, не скрывая своего настороженного безразличия. Ей даже стало не по себе, когда взгляды Ригана и Томы скрестились, подобно шпагам. Опекун предпочел бы получить возможность видеть «жениха» Ив насквозь, а Ригана явно забавляла ситуация. Ив так и не поняла, к какому выводу пришел Тома, но руки они друг другу пожали. Она облегченно вздохнула и за спиной Дюпона счастливо улыбнулась Ригану.

Опекун уже собирался уходить, когда Ив все же решилась заговорить с ним об отсрочке.

— Я нашла кое-что новое в дневнике отца, — пробормотала Ив, искренне надеясь, что её слова звучат уверенно. — Понятия не имею, как так получилось, но я почему-то пропустила это, и… Думаю, мне стоит расшифровать его, перед тем как мы окажемся на месте.

Тома несколько мгновений испытующе смотрел на неё, потом произнес в своем стиле, резко:

— Ерунда. Прочитаешь на месте, время у тебя будет.

Он добавил, что экспедиция начнется завтра при участии Ив или без нее. Продолжал уже мягче, намекая на то, что если Ив решила остаться с женихом в Афинах, то он поймет, ведь у женщин совсем другие планы на жизнь. Девушке пришлось сжать кулаки, чтобы не расплакаться от обиды. Она четыре года «приживалась» в мужском коллективе, чтобы её приняли, как равную. Его снисхождение казалось унизительным и ранило больнее, чем можно было представить. Тома как будто и не удивился — очевидно, не исключал такого поворота и даже ждал его, а для Ив такая его реакция равнялась пощечине.

Риган, будто почувствовав её настроение, легко сжал руку Ив в своей и произнес, пристально глядя Дюпону в глаза:

— Думаю, стоит прислушаться к мнению Ив. Лучше неё никто не разбирается во всем этом деле, а торчать на месте, не видя ситуации в целом — сомнительное удовольствие.

Дальше произошло нечто совсем невероятное: опекун замер под его взглядом, будто столкнулся с диким зверем, и какое-то время молча смотрел Ригану прямо в глаза. Эта дуэль взглядом длилась дольше, чем при знакомстве, и Ив показалось, что сейчас произойдет нечто на самом деле страшное. Зная взрывной нрав опекуна и истинную природу Ригана, она на всякий случай с силой сжала его руку, как будто могла удержать в случае чего. Обошлось. Тома только зло прищурился и процедил:

— Месье Эванс, вы здесь, потому что так захотела Ив. Подумайте, насколько вам это нужно. Паром отплывает завтра утром.

Он вышел, с силой захлопнув за собой дверь — так, что Ив вздрогнула. Она покачала головой, выпуская руку Ригана и отступая назад. Отчаяние, охватившее её, было столь велико, что она даже не пыталась скрыть собственных эмоций.

— Он вышвырнет меня из команды, не задумываясь, — пробормотала она, с трудом удержавшись от желания броситься ему вслед, умолять взять с собой и говорить, что она была не в себе, когда предложила перенести экспедицию.

— Это невозможно, — произнес Риган после довольно длительной паузы, — я не встречал людей, устойчивых к внушению измененных. И даже если списать это на мой юный возраст… Ильга тоже ничего о них не рассказывала. Хрень…

Он взъерошил ладонью волосы и растерянно посмотрел на неё. Ив была слишком расстроена словами Томы, но все же шагнула к Ригану и порывисто обняла. Она не представляла, как работает внушение и почему сейчас дало осечку, но знала, что должна быть на месте, когда город отца будет найден. Это открытие не принадлежит ни Томе и ни ей. Ив в ответе за историю города, о котором писал отец. В ответе перед ним.

— Хочешь сказать, что Дюпон необычный? Мы не сможем задержаться, Риган. Я поеду с ними.

— Я хочу сказать, что ни черта не понимаю, Ив, — пробормотал он. — Плевать. Пусть едет. Мы остаемся.

Она сделала шаг назад и упрямо посмотрела на него.

— Нет! Я не могу подвести отца, бросить все, ради чего жила, только из-за твоей паранойи!

— Моя паранойя, — Риган говорил мягко, но в голосе его звучали угрожающие нотки, — может спасти тебе жизнь. Или ты готова пожертвовать всем ради того, о чем имеешь весьма смутное представление?!

— Последние несколько лет я жила для этого, — возразила Ив, ей хотелось сжаться от его тона. — Отец отправил письмо именно мне и знал, что я не подведу. И не смей использовать свое внушение, — она зажмурилась и закрыла лицо руками для гарантии. — Неужели ты не видишь, насколько это важно для меня?

— Я и не собирался, — процедил Риган, — я надеюсь, что до тебя дойдет без внушения. Неужели ты не понимаешь, что в играх с измененными нет шансов не то, что у археологов… Мы с братом порвали французских легионеров, как псы котят, когда нам не было и пятидесяти. Поверь мне, им — обученным солдатам — нечего было нам противопоставить. Ей за триста. Сколько человек в команде у твоего опекуна? Десять? Да если Изабель приведет с собой хотя бы троих, они разбросают части тела его команды по всему лагерю. Чем ваши археологи станут отбиваться? Думаешь, измененного можно остановить обычной пулей? Или использовать в качестве оружия фляги, книги или карты?! Поймал Изабель и бей её картой, пока не помрет со смеху. Мне плевать, что будет с ними, но на тебя мне не плевать. Хоть это тебе понятно?!

Ив все понимала, но отказаться от поездки не могла. Мир измененных оставался для нее темным и пугающим, но ещё более темным будет ей собственный Мир, если она предаст память отца.

— Я люблю тебя, Риган, — тихо произнесла она. — Но я поеду туда. С тобой или без тебя.

Риган выругался на ирландском, и Ив, хотя не поняла истинного выражения слова, густо покраснела. Когда он пристально посмотрел на неё, она вздрогнула, но выдержала взгляд. Ив хотела, чтобы он согласился поехать с ней больше всего на свете, но готова была понять, если Риган откажется. Его жизнь — его выбор.

— Хорошо, — бросил он, — мы поедем. Но если я почувствую на месте хотя бы что-то, что заставит меня насторожиться, я утащу тебя оттуда по твоей воле или силой.

— Договорились, — Ив улыбнулась, не скрывая радости. — Риган, я пока действительно не знаю, где вход в затерянный город. Пока мы будем разбираться, твоя подмога успеет основательно заскучать.

Она не лукавила. Координаты были не точными, а сам город и мог оказаться разрушенным или давно разграбленным. Зачастую раскопки продолжались даже не недели, а месяцы.

— Не жалеешь, что связался с такой неугомонной женщиной? — Ив коснулась ладонью его щеки.

— Гадство, — ухмыльнулся Риган, — никогда не думал, что скажу это, но я чувствую себя занудой. Ещё чуть-чуть, и стану точной копией братца.

— Может у вас больше сходства, чем тебе кажется? — поддразнила Ив, положив руки ему на плечи и прижимаясь всем телом.

— Как-нибудь я вас познакомлю, — приподняв брови, Риган улыбнулся уголками губ, — чтобы ты по достоинству оценила сокровище, которое досталось тебе. — Не дожидаясь ответа, расстегнул платье, позволив ему скользнуть вниз, провел ладонями по её плечам, коснулся пальцами ключиц, погладил затвердевшие соски через тонкую ткань сорочки. — И все достоинства сокровища тоже.

Ив в долгу не осталась, расстегивая пуговицы его брюк.

— Надеюсь, мне не доведется сравнивать ваши… достоинства.

— В этом плане можешь быть спокойна, — он медленно развязал тесемки её сорочки, — когда дело касается тебя, я жуткий собственник.

— Мне никто другой не нужен, — прошептала Ив перед тем как страстно поцеловать его. Разговор пришлось отложить на потом. Он подхватил ее на руки и отнес в постель. Она хотела его до безумия, но Риган испытывал терпение нежностью и долгими ласками — пока Ив полностью не потеряла контроль, не сдерживая криков и стонов. Оргазм был настолько ярким, что она почти не почувствовала боли в плече от его укуса.

Ив не хотела думать об опасности, о которой предупреждал Риган. Впервые в жизни у нее было все превосходно. Каждую ночь она засыпала в его объятиях, чувствуя себя желанной и самой прекрасной женщиной. Её чувства были взаимны, и Ив верила в продолжение их истории. Она отыщет цивилизацию, которой бредил отец, а впереди у них вечная жизнь вместе. Жизнь, в которой по сравнению с ощущением его близости и любви, даже солнце не значило ровным счетом ничего.


Глава 7 | Хроники Бастарда: Ив. | Глава 9