home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Впервые за несколько дней Ив выспалась. Она открыла глаза в прекрасном настроении, свежей и отдохнувшей, усталость и напряжение последнего времени практически не ощущались. Она нашла город, завершила последнее дело жизни отца и теперь могла подумать о своей.

Для себя Ив давно приняла решение стать измененной и отправиться в долгое совместное путешествие с Риганом. В отличие от людей, у них действительно есть возможность быть вместе всегда. Ив любила его так сильно, что не представляла, что такое возможно в принципе, и он отвечал ей взаимностью.

Улыбнувшись своим мыслям, Ив наскоро умылась и поспешила в главный шатер.

Несмотря на ранее утро, в нем уже собралась большая часть команды Дюпона. Они что-то обсуждали, но при появлении Ив мгновенно замолчали. Тома встретил ее мрачной улыбкой, возвращая с небес на землю, и попросил всех, кроме неё, покинуть палатку.

— Что случилось? — спросила она дрогнувшим голосом, обхватив себя руками под его тяжелым взглядом.

— Случилось то, о чем я тебя предупреждал.

Тома вздохнул и указал ей на походный стул. Ив помедлила, но все же опустилась на него, и только после этого он продолжил:

— Пришло время рассказать тебе правду. По записям Бернара мы искали подземный город, в котором находятся залежи металла, смертельно опасного для измененных.

Ив широко распахнула глаза, но не успела задать вопрос, от волнения комкая во вспотевших ладонях подол платья.

— Каждый из моей команды лишился близких по вине чудовищ. Когда я говорю каждый, дочка, я имею в виду всех. Даже тебя. Мы посвятили свою жизнь тому, чтобы уничтожать их. С этим металлом нам станет гораздо проще убивать их. Мы будем практически на равных…

Ив покачала головой, зажмурилась, закрывая уши руками. Перед ней стоял человек, который не заменил ей отца, но стал по-своему родным. Он заботился о ней, и она любила его. Что скажет, а точнее, сделает Тома, когда она станет измененной?!

— Монстры вышли на тебя и не прогадали. Им тоже известно о местоположении города, они ждали только дня, когда мы укажем им точный путь…

Ив резко вскочила. Она не хотела и не могла больше слушать человека, который столько лет лгал ей. Притворялся, чтобы найти оружие против тех, кого считает недостойными жизни чудовищами. Неожиданная догадка заставила вздрогнуть и побледневшая Ив уставилась на него расширенными от ужаса глазами.

— Где Риган?!

— Он покинул лагерь ночью, — жестко произнес Тома. — Узнал точное расположение города и теперь наверняка приведет своих дружков. Мне жаль, но тебе придется тоже уехать. Так безопаснее.

Покинул?! Да что он такое говорит?! Риган не мог оставить ее. Он ухаживал за ней во время болезни, спас от Уилсона и сидел рядом, пока она не успокоилась и не заснула, вчера укладывал спать…

Отшвырнув руку Томы, Ив выбежала из шатра и метнулась к палатке, где днем обычно спал Риган. Не обращая внимания на косые взгляды, рывком отдернула полог. Его там в самом деле не оказалось. Чувствуя, как внутри все переворачивается от страха, Ив развернулась и оказалась лицом к лицу с опекуном.

— Что… — пробормотала она сдавленным шепотом. — Что вы с ним сделали… Скажите мне! Что с ним? Пожалуйста!

Её трясло, на глаза наворачивались слезы, но Ив не двигалась с места. Она переводила взгляд с Томы на окруживших её археологов… на тех, кого она знала несколько лет, кого считала своими друзьями. Никто из них не проронил ни слова и не отвел взгляда. С каждым мгновением ей становилось все страшнее. Тома говорил, что металл смертельно опасен для измененных…

— Вы его убили?! — крик вырвался на выдохе и от этого болью сдавило грудь. Ив перехватила горло, она чувствовала, что задыхается.

— Достаточно, — сурово произнес Тома, — можно было догадаться, что ты закатишь мне этот спектакль. Не желаешь верить моим словам — думай, что хочешь. Ты все равно уезжаешь. Сейчас же. Гай, Робер, проследите.

Не помогли ни мольбы, ни уговоры. Единственное, на что согласился Дюпон — прощание с городом, который был наваждением для отца, а для неё самой оказался проклятием.

Глотая слезы, Ив спустилась в подземелье, но находка больше не приносила радости, скорее пугала и отталкивала. Страх сводил с ума, лишал возможности мыслить здраво. Ив боялась за Ригана, за то, что Тома и его люди — она больше не считала их археологами — могли с ним сделать. И в то же время червем сомнения изнутри точила мысль о том, что Риган действительно мог сбежать с амулетом. Томе больше незачем лгать ей, сейчас, когда все раскрылось. Ив в самом деле хотелось, чтобы его слова оказались правдой, чтобы Риган был жив и здорово, но все внутри сжималось от боли перед страхом очередного предательства, и ей снова становилось трудно дышать.

Она мечтала найти затерянную цивилизацию, изучить, рассказать о ней людям, а наткнулась на город, построенный из металла, который несет в себе смерть и прольет немало крови. Доведись ей знать обо всем заранее, она уничтожила бы дневники и записи отца и ни за что не стала бы помогать Томе и его людям. Только повернуть время вспять не представлялось возможным.

— Что вы будете делать с этим открытием? — спросила она у Дюпона, пока её сопровождающие седлали коней. — Ведь люди никогда о нем не узнают?

— Нет, — жестко отрезал Тома. — Достаточно того, что оно послужит спасению человечества.

До Ираклиона добрались без приключений. Как ни пыталась Ив выведать у «коллег», что произошло с Риганом, они придерживались версии Томы. В их словах она не уловила и толики сомнений, зато сомневалась в себе и собственных подозрениях. Дюпон был неотъемлемой частью её жизни долгие годы, заботился о ней, и вряд ли, несмотря на всю свою ненависть, он стал бы причинять зло Ригану, зная о её чувствах.

Следующий паром ждали утром, и они сняли комнаты, чтобы провести ночь на Крите. Тревога не покидала Ив, но сопровождающие показывали безупречную выдержку. До этого, по пути в город, она внимательнее присматривалась к «археологам» и думала о том, почему ничего не замечала раньше. Не замечала или не придавала значения?

Для неё весь Мир стянулся в точку идеи отца, остальное шло фоном. Гай и Робер куда больше напоминали военных, чем ученых. Ив догадалась, что они были охотниками на измененных, и ей стало жутко. Дюпон привез с собой маленькую армию, вооруженную отнюдь не молотками и инструментами для раскопок. Чего они ждут? Нападения? По словам Томы, Риган сбежал, чтобы предупредить остальных о находке. Ив не могла не думать о нем, и каждый раз сердце сжималось от боли. Риган, которого она знала, и который заботился о ней, как о сокровище, не мог навредить любимым ей людям. Он просил её задержаться и сцепился с Изабель.

Изабель. О ней она почти успела позабыть, а мысль о том, что она могла быть повинна в исчезновении Ригана, нагнала на Ив страху похлеще, чем весь смертоносный город. Что, если она силой утащила его из лагеря или он сам к ней вышел, почуяв неладное? Что Тома мог противопоставить трехсотлетней измененной, если справиться с ней не под силу даже Ригану? Вполне возможно, что у найденного металла есть особые свойства, но вряд ли даже они сходу остановят такую, как Изабель.

Она попыталась растормошить своих провожатых, убедить их вернуться, рассказала про свои опасения, но тщетно.

— Если все происходящее так опасно, то Томе пригодится каждая пара рук, — окончательно сбитая с толку, пробормотала она, — почему мы торчим здесь? Ладно я, но вы…

Ответом ей было лаконичное: «Так решил Дюпон». Ив больше не поднимала тему, понимая, что это бесполезно. Ей хотелось вернуться, убедиться в том, что с Томой будет все в порядке. Мысленно она уже ругала себя за все гадости, которые наговорила ему при прощании. Еще больше она желала встретиться с Риганом, снова ощутить его надежные объятия, почувствовать себя любимой и ничего не бояться. Но его не было рядом, и она ничего не знала о том, куда и почему он исчез.

О том, чтобы заснуть сегодня ночью, и речи идти не могло. Она сидела у окна, а за в соседней комнате Гай и Робер играли в карты, изредка перебрасываясь короткими фразами. Поначалу Ив прислушивалась к их разговору, но поняв, что ничего ценного не услышит, отказалась от этого занятия.

Солнце ещё не зашло, а небо на востоке едва начало темнеть, когда до Ив донесся грохот, звуки выстрелов, которые резко оборвались тишиной. Все закончилось слишком быстро, она не успела даже как следует испугаться, только вскочила.

Высокий, худой мужчина в строгом черном костюме и цилиндре быстро шагнул в комнату и перехватил её взгляд. До этого момента Ив не представляла, как действует внушение, но сейчас испытала все его прелести на себе. Не было ни сил, ни желания сопротивляться, когда тот, насмешливо поклонившись, протянул ей руку, Ив покорно приняла её и шагнула следом за ним покорной куклой. Все происходило будто в полусне, будто в сознании поселилось неведомое, лишенное разума существо, которое управляло её телом, а запертая в нем настоящая Ив от ужаса кричала во весь голос.

В соседней комнате валялось разорванное на куски тело Гая — по ощущениям на него напала стая диких зверей. Робер поломанной куклой висел в руках второго измененного, и когда тот поднял голову, оторвавшись от его шеи, Ив увидела жуткую окровавленную физиономию. Назвать это существо человеком нельзя было даже при самом сильном приближении. Оно швырнуло тело Робера на пол, и Ив увидела страшную драную рану на его шее.

Животный страх от представившейся картины пробился сквозь безразличную эйфорию внушения. Ив, словно в полузабытье, шла следом за монстрами, один из которых вытирал губы и подбородок платком, а перед глазами стояли кровь и смерть. От запаха ее замутило. Она тяжело дышала, не сдерживая спазмов, покорно переставляла ноги, передвигаясь, как животное, которое ведут на убой. Её не вывернуло только благодаря смещенному сознанию. Тела других постояльцев и хозяина комнат она увидела краем глаза, когда они шли через общую гостиную, где совсем недавно эти люди пили чай, смеялись и беседовали. Были живы.

Сколько они шли по улицам, Ив не помнила, но наконец оказались в одной из подворотен. К тому времени уже полностью стемнело, а ведущий её монстр внезапно разжал руку, схватил за плечо и с силой швырнул на землю. Подняв глаза, Ив встретила насмешливый взгляд холодных голубых глаз. Изабель. Та, о ком предупреждал Риган.

Измененная вырядилась в элегантный костюм для верховой езды и захватила с собой свиту. Только сейчас Ив заметила остальных. Шестеро мужчин, не считая тех, что привели её, стояли в стороне, ожидая распоряжений. Под её взглядом Ив ощущала себя маленькой и никчемной, но по крайней мере, сознание стало проясняться. Кажется, Изабель решила поиграть и обойтись без спасительного наркоза внушения.

— Бедная малышка, — издевательски произнесла итальянка. — Думала, мы с тобой уже не встретимся?

— Где Риган? — Ив удивилась насколько спокойно звучит ее голос, хотя внутри все сжималось от страха.

Губы Изабель растянулись в язвительной ухмылке:

— О, милая… Он уже на пути в Афины и ничем тебе не поможет.

— Я тебе не верю… — прошептала она. — Он не мог меня бросить. Он…

— … Он любит меня, — оборвала её Изабель, издевательски копируя её тон. — Куколка, он просто с тобой развлекался.

Ив отказывалась верить в услышанное, но Изабель подтвердила слова Томы. В том, что эти двое совершенно точно не могли быть в сговоре, сомнений не было. Значит, Риган все-таки уехал, как только получил ключ, который нужен какому-то древнему измененному. Плечи Ив опустились, а все мужество мгновенно сошло на нет.

— Ну-ну, не расстраивайся. В мире нет ничего вечного, и любовь не исключение, детка.

Изабель сделала знак своим помощникам и приподняла её подбородок.

— Прокатимся до лагеря, куколка. Вряд ли в меня будут стрелять, если поблизости будешь ты.

Ив снова подняли и на этот раз посадили на лошадь впереди одного из измененных.

— Ради чего тебе все это? — прошептала она. Изабель обернулась, рассмеялась и в одно мгновение взлетела в седло собственной лошади.

— Ты же умная девочка, так подумай… какой властью будет обладать клан, получивший смертельной оружие против себе подобных.

Красота южной ночи приобрела зловещий оттенок. Всадники направили лошадей в глубь острова, и те вскоре перешли в галоп. Ив не могла поверить в происходящее. Она боялась упасть, но куда как больший трепет у неё вызывал измененный, чья рука сейчас лежала на её талии. Это был тот же монстр, что вывел её из гостиницы. Он ничуть не походил на Ригана, холодный, бесстрастный и отстраненный хищник. Вся свита Изабель больше напоминала алчных, скучающих монстров. А то, что она увидела в гостинице… Ив зажмурилась, потому что её снова затошнило, и вцепилась в гриву лошади.

Она не сразу поняла, что плачет. Почему Риган бросил её? Он столько раз спасал ее… От скучных будней в Женвилье. От одиночества, которое следовало за ней с детства. От насилия Уилсона. Ив привыкла к тому, что он рядом и знала, что он всегда придет, если она будет в опасности.

В какой-то момент Ив подумала, что сходит с ума. Поймала себя на мысли, что по какой-то странной нелепой причине он не спешил спасать ее на этот раз. «Очнись, дурочка, — одернула себя Ив, — он ушел и больше никогда не появится. Ты для него отыгранная нота». Где бы он ни был сейчас, отныне ему была безразлична её судьба.

Она оказалась в лапах измененных. Романтическая пелена спала с глаз, и сейчас Ив видела истинное лицо монстров, которые не собирались ограничиваться жизнями людей в гостинице. Они убьют Тому и всю его команду, завладеют городом, и только Бог знает, что изо всего этого получится. Не просто убьют, разорвут на части только лишь бы добраться до металла. Все дело в нем. Ее тоже убьют. Как ни странно, Ив не находила в себе сил ненавидеть Ригана и радовалась тому, что его не постигнет та же участь.

Светлячки факелов, которыми лагерь изобиловал прошлой ночью, погасли. Ив не увидела ни единого, ни даже огонька костра, у которого собирались ребята, дежурившие по ночам. Измененные спешились в нескольких сотнях метрах, не подъезжая к лагерю. Ощутив твердую землю под ногами, Ив почувствовала себя немного увереннее, но тут же вздрогнула, услышав отрывистый, полный ненависти, приказ Изабель:

— Будьте осторожнее. Бравые вояки наверняка успели подготовиться. В живых не оставлять никого.

Её буквально поволокли за собой, но не успели пройти и нескольких метров, как грянули первые выстрелы. Изабель зашипела, как дикая кошка, перехватила Ив за талию притягивая к себе.

— Порвите их, мальчики, и прорывайтесь к городу.

Измененные двигались так быстро, что у Ив закружилась голова от сплошного мельтешения и свиста рассекающих воздух пуль. Изабель удерживала её за талию, и только благодаря этому она оставалась на ногах. Ещё до того, как они достигли города, Ив услышала первые крики и вой, больше похожий на рычание. Она могла только догадываться, на чьей стороне успех, но предполагала, что ни один из раскладов не позволит ей спать спокойнее.

До сегодняшнего дня Ив не сталкивалась и с истинной скоростью измененных. Они с Изабель достигли города должно быть меньше, чем за минуту. У неё тряслись руки и кружилась голова, но итальянка не отпускала. Практически сразу за их спинами возникли ещё трое из её свиты.

— В лагере почти не осталось людей, — буднично сообщил один из них, словно говорил о пирожных в булочной. — Наверное, ушли под землю, основные проблемы возникнут там.

Изабель кивнула, вручила Ив факел и толкнула девушку к пустой, зияющей темнотой, глазнице прохода.

— Пойдешь первой. Если вздумаешь выкинуть какой-нибудь трюк, я сверну тебе шею.

Ив осторожно ступала по лестнице, с каждым шагом загоняя страх все глубже внутрь себя. На этот раз ей казалось, что стены сжимаются, и вот-вот раздавят её в своих тисках. Тома без сомнения внизу, но получиться ли у него справиться с Изабель? Сегодня утром Ив накричала на него, предала его и сейчас лично сопровождала монстров в убежище, которое они вряд ли обнаружили бы без её помощи и знания шифра. Или это был вопрос времени? Если бы она могла предупредить…

Перед входом в город, Ив остановилась и тут же почувствовала руку Изабель на своей шее.

— Вперед, куколка…

Глубоко вздохнув, Ив шагнула из коридора арок в город и невольно зажмурилась. Факелы были повсюду: десятки, сотни, отражавшиеся в древнем металле, как в зеркалах. Кто-то резким рывком дернул её на себя, Ив потеряла равновесие и поняла, что падает, пальцы бессильно сомкнулись на пустоте. Разъяренные крики Изабель и выстрелы слились воедино. Визг пули, срикошетившей совсем рядом, был последним, что услышала Ив: она ударилась головой и на краткий миг потеряла сознание.

Первым, что она увидела очнувшись — измененного, одного из свиты Изабель. Он корчился на полу, изрешеченный пулями. Видно было, что ранения причиняют ему страшную боль. По всей видимости, Тома времени даром не терял и его люди тоже. Вряд ли измененных могли остановить обычные пули. Додумать она не успела: лезвие, отразив свет ближайших факелов, полыхнуло совсем рядом, и в лицо ей брызнула кровь. Голова измененного покатилось в сторону. В следующий момент Жиль подал ей руку, резким движением вздергивая на ноги.

— Цела? Стой здесь и никуда не ходи.

Ив нашла в себе силы кивнуть, и тот пошел дальше. Больше в пределах видимости не наблюдалось никого… живого. Искусственное освещение представило взгляду картину не менее ужасающую, чем в гостинице. Тишина только подчеркивала безмолвность и величие проклятого города. Судорожно вдохнув, Ив оттолкнулась от стены и шагнула вперед. Шаг, ещё шаг. Она не понимала, что делает, и как могла оказаться среди всего этого кошмара.

От увиденного хотелось кричать, но с губ не сорвалось ни звука. Голова закружилась и Ив чудом удержалась от очередного обморока. Под ногами хрустело каменное крошево, щедро залитое кровью: людей Томы, разорванных на куски, и обезглавленных измененных. Ив ступала осторожно, затаив дыхание. Мертвые лица людей с остекленевшими глазами, тех, с кем она работала несколько лет, ещё долго будут ей сниться. Конечности изогнуты, как у кукол, под неестественными углами, не всегда целые. Оторванные головы с искаженными гримасами. Ив закрыла рот руками, понимая, что из горла рвется безумный, булькающий смех. У неё начиналась истерика.

Прислонившись к ближайшей стене она сделала несколько глубоких вдохов перед тем, как продолжить свой путь. Завернула за угол и буквально споткнулась об Изабель. Она прошла дальше всех. Красивые черты исказила гримаса боли, щедро приправленной злобой раненого зверя. Рядом с ней валялась стрела, которую она сама вырвала из груди. Окровавленный наконечник поблескивал в пламени факелов.

— Чертовы… твари… — прохрипела итальянка.

— Ив! — она успела только обернуться на голос Томы, вздохнуть с облегчением — он жив, а в следующий момент уловила быстрое движение за спиной.

Два выстрела, один за другим. Первый отшвырнул назад Изабель, готовую вцепиться ей в горло, второй болью обжег висок.

— Не стрелять!

Она почувствовала, как по шее заструилась теплая липкая жидкость и снова падала. Падение, бесконечное падение вновь и вновь. Ив надеялась только на то, что это будет последним. Сквозь застилающую глаза темноту слышался голос Томы, поблизости мелькал свет, доносились чьи-то взволнованные крики. Ив почувствовала, что ее куда-то несут. Тома сжимал её руку в своей, он был рядом, но все же сейчас, в эти минуты она желала услышать голос Ригана. Хотя бы один-единственный, последний раз. Пусть даже прочитать насмешку в его голосе, все равно, пусть… Но Ригана не было рядом, и некому было сказать: «Я с тобой, котенок».

Ив потеряла сознание, так и не дождавшись.


Глава 10 | Хроники Бастарда: Ив. | Глава 12