home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

Ив не могла поверить в то, что произошло. Поначалу она занималась самообманом, пытаясь перевести новое знакомство в дружбу, заставить себя поверить в то, что Риган ее совершенно не интересует, как мужчина, потом позволила себя соблазнить. За ангельской внешностью Эванса скрывался настоящий дьявол. Сознание археолога помогло смириться со странной природой нового знакомого быстрее, чем можно себе представить: принять его существование, как факт, как нераскрытый секрет огромного, до конца неизведанного мира. Как только первый шок миновал — а случилось это утром следующего дня, когда Ив проснулась одна в своей постели, с шумом в ушах, слабостью и обнаружила рану на своем плече, на неё волной обрушились собственные эмоции. Все это время Риган шел к своей цели, а она благодаря своей неопытности растаяла и доверилась ему. Она проклинала свою наивность, из-за которой позволила ему проникнуть не только в свою постель, но и в тайну отца. Ив даже не знала, что для нее было ужаснее. Риган искал сокровища затерянного мира, а она оказалась его счастливым билетом в мир, который был для неё дороже всего. Она по-настоящему увлеклась им, но нужна была только для того, чтобы получить древнюю реликвию. Он использовал её в своих целях. Когда все закончится, Риган просто уйдет и забудет, что такая наивная дура встречалась на его пути. От злости и отчаяния Ив желала никогда не найти вторую часть медальона, но понимала, что это уже ничего не изменит. В ней самой.

С вечера их первой близости прошло ещё несколько дней. Риган продолжал развлекаться с ней, заставляя хотеть его и испытывать настоящее блаженство. Как бы ни старалась Ив списать все на его чары, она прекрасно понимала, что он не делает ничего такого, чего ей самой не хотелось бы. Тело предавало ее раз за разом, и Ив отдавалась на милость победителя. Риган знал, как доставить ей удовольствие, где прикоснуться, поцеловать или укусить. Ив словно в тумане помнила, как замирала от наслаждения, кричала от сладкой боли. А утром, когда он уходил, ненавидела себя. Потому что знала, что он вернется снова и желала того, чтобы он хотел ее, а не древнюю побрякушку. Подарок отца был частью тайны, и он оставил после себя лишь зашифрованные послания. Язык, которому отец учил Ив с детства. У них с Тома ушло несколько лет, чтобы определить местонахождение затерянного города. Невероятно, но находился древний мир на острове Крит. Цивилизация под цивилизацией. Оставалось ещё несколько знаков, которые предстояло расшифровать на месте. Ив знала, что все связанное с загадочным миром опасно, подозревала, что смерть отца просто представили несчастным случаем, но отступить не могла и не хотела. И только одно заставляло сердце сжиматься от боли: что если отца преследовали такие же существа, как Эванс? И что, если это они его убили?..

Как вести себя с Риганом она не представляла. Он приходил к ней каждую ночь, и они занимались сексом до рассвета. Он доказывал, что она зря лишала годами себя удовольствий. Обойди Ив целый мир, вряд ли нашла бы любовника лучше. Она поверила в то, что он хотел ее не меньше, иначе все и в самом деле закончилось бы гораздо раньше. Но от этого она не переставала чувствовать себя игрушкой, и это приводило в ярость. Гнев позволял не впасть в уныние. В подобных метаниях проходило время до дня отъезда. Днем она предавалась сомнениям, самобичеванию и собственным страхам, а ночью забывала обо всем в его объятиях.

Ив садилась в поезд, мечтая отплатить Ригану той же монетой. Она хотела получить над ним ту же власть. Как достучаться до сердца повесы и монстра, Ив не представляла, но теперь у нее появилось время. В постели Риган предпочитал заниматься сексом, а не болтать о делах. В путешествии им предстояло постоянно быть вместе. Ив ждала дня, когда сможет расспросить его о медальоне.

Сначала им предстояло добраться на поезде в Марсель, а затем пересесть на паром. Ив могла себе позволить билет первым классом, потому что не хотела более двух суток трястись на деревянной жесткой скамье. Разумеется, она яростно отказалась от предложения Ригана оплатить её путешествие, чем вызвала у него безудержное веселье и целый поток издевок на тему модной нынче женской эмансипации. Когда она пробовала разозлиться, Риган просто начинал смеяться, а когда пыталась холодно отмолчаться, он начинал во весь голос говорить такие откровенные непристойности, что ей стоило немалых усилий уговорить его замолчать, чтобы не привлекать лишнего внимания.

Устроившись на мягких сиденьях пульмановского вагона, Ив не скрывала своего возбуждения от предстоящей поездки. Голубоватая с серебристым узором обивка кресел, шторы и ковры в тон, роскошь и удобство. Кресла были расположены друг против друга, разделенные столом. Шторы скрывали пассажиров, создавая иллюзию уединения. Приключения всегда манили ее, и каждое новое путешествие начиналось с поезда. Она рассматривала в окно поля, которые они проезжали, и улыбалась. Риган, расположившийся напротив, изучал её с таким откровенным беззастенчивым интересом, что она не выдержала и решила сменить ход его мыслей.

— Любите поезда, месье Эванс?

— Обожаю, — отозвался Риган, улыбаясь уголками губ и многозначительно глядя ей в глаза, — в них можно делать много всего интересного.

— Например? — вырвалось у Ив раньше, чем она поняла, что ход её мыслей только что сменил он. — Еще немного и я решу, что у вас нет других интересов.

Ив нахмурилась и отвернулась к окну. Она никак не могла привыкнуть к его манере общения, и постоянно велась на все его подначки. Риган смотрел на неё, улыбаясь уголками губ — от этой улыбки Ив обычно теряла голову и начинала путаться в собственных мыслях. Не выдержав, она поднялась, отдернула шторы и выглянула в проход, осматривая пассажиров дорогого вагона. Напряглась, потому что поблизости большинство мест оказались свободны. За закрытыми шторами непонятно было, есть ли кто-нибудь ещё, зато в конце вагона сидели двое представительного вида месье, с заумным видом беседовавших о чем-то, и Ив облегченно вздохнула. У него же хватит мозгов, чтобы не приставать к ней прилюдно?!

— Вы можете рассказать мне о вещице, которую ищете, — Ив вернулась на свое место, поступив, как и их зримые попутчики — нарочно не задернув штору.

— Между прочим, другие интересы у меня есть, но они все такие незначительные… — подхватил её тон Риган, и добавил, — по-моему, это вы можете мне рассказать о ней… я-то всего и знаю, что она вот… — он сцепил два пальца одной руки, образуя круг и выразительно продел в него согнутый палец другой руки. — В общем, состоит из двух частей.

Проходящий мимо пожилой мужчина покосился на них и поспешно засеменил дальше. Ив прикрыла рот рукой, чувствуя, что уже не краснеет и готова смеяться над его пошлыми шутками. Подавив смех, она сделала серьезное лицо, положила локти на стол и подперла кулачками подбородок.

— Мне неизвестно, из скольких частей она состоит. Эта часть досталась мне от отца. Плюс письма и заметки, которые мы с Тома переводили. Зачем она вам понадобилась?

— Мне? Да ради всего святого, Ив, я что, похож на коллекционера древних побрякушек? Меня всего лишь попросили об услуге. Кто именно я вам сказать не могу, но поверьте, что знакомство с ним — сомнительное счастье.

Ив снова не сдержала улыбки. При свете дня она чувствовала себя увереннее.

— А что от этого получите вы? — не унималась она. Ей не верилось, что Риган будет трудится ради дружбы или просто так. — Деньги?

Отец мечтал открыть новый мир человечеству, а некто просто так, походя, собирался присвоить его себе. Ведь этот медальон — ключ ко всему.

— Вас, мадмуазель Ламбер, — улыбнулся Риган, — в свое полное безраздельное пользование до конца времен.

Он откинулся на спинку сиденья и задернул шторку со своей стороны, прикрыл глаза — похоже, ему было не так-то комфортно днем. Ив подумала об этом про себя безо всякого злорадства и сделала то же самое. Только когда воцарился полумрак, до неё дошел смысл сказанных им слов.

От такой наглости Ив потеряла дар речи. Это шутка, или он что… серьезно? Выходит, она станет его игрушкой… навсегда? Нет, вряд ли. До тех пор, пока не надоест. Риган снова открыл глаза и сейчас смотрел на неё так, что она невольно вспомнила прошлую ночь. Ив с ужасом поняла, что снова возбуждена, и румянец окрасил ее щеки. Чтобы скрыть свое состояние, девушка перешла в наступление.

— А Вы будете в моем пользовании? — бесстрашно поинтересовалась она.

— Можно и так сказать, — рассмеялся он, — я за равноправие во всем.

На этот раз Ив пропустила мимо ушей очередной его сарказм на тему суфражисток, и ей не удалось скрыть собственное смущение, потому что картинки про «пользование» Ригана так и лезли в голову. Ив глубоко вздохнула, пытаясь успокоить свою фантазию.

— Возможно, я соглашусь, — она попыталась вложить в свое улыбку всю свою чувственность. Ив не умела кокетничать с мужчинами, и сейчас сильно об этом сожалела.

— Возможно? — он снова улыбнулся уголками губ и накрыл ладонью её руки. — Мне нравится, как ты это говоришь. Пожалуй что…

Риган одним едва уловимым для человеческого глаза движением усадил её к себе на колени, лаская её грудь поверх платья.

У Ив перехватило дух от быстрого перемещения, когда она оказалась сидящей спиной к Ригану в одной из самых неприличных поз. А от его объятий закружилась голова. Не об этом ли она думала минуту назад? Но здесь нельзя.

— Что ты делаешь? — зашипела Ив, вцепившись в его руки. — Нас заметят! Это неприлично.

Несмотря на правила приличия, тело Ив считало иначе. Соски напряглись под слоями одежды, дыхание сбилось, а сердце отстукивало в такт движению поезда. Риган задернул шторы, пожимая плечами. Она снова осталась наедине с ним и собственным желанием, и сейчас взмолилась о том, чтобы проводник, который периодически прогуливался по проходу, не появился в самый неподходящий момент.

Риган не позволил ей вернуться на свое место, потянул на себя, шепнул на ухо:

— За несколько дней нашего более чем близкого знакомства, мы разобрались с тем, что делаем. Разве нет?..

Два быстрых движения — и к фасону платья добавились боковые разрезы, а если быть точным — боковые разрывы, в том числе и на нижней юбке. Треск ткани прозвучал в ее ушах с громкостью выстрела. Риган ухмыльнулся в ответ на шок на лице Ив, устроил её на коленях, лицом к себе. Она все еще не могла поверить в то, что он всерьез решил заниматься сексом таким образом. Но, казалось, его ничего не смущало.

— Расстегнешь мне брюки, радость моя? — запустив руки под платье, Риган легко сжал ягодицы поверх панталон.

Ив вложила в свой взгляд все, что о нем думала в тот момент. И в ответ начала дергать пуговицы на его брюках, чтобы отмстить за испорченную одежду. Обхватив его член ладонью, она провела сверху вниз, наслаждаясь тем, как темнеют от страсти глаза Ригана. Она не меньше хотела его, а сама ситуация делала ощущения более пикантными. Страх и возбуждение смешивались в общий коктейль, который хотелось выпить до дна. Он усмехнулся, заставил приподняться и потянул вниз её панталоны, отбрасывая их прямо на пол. Свободной рукой Ив притянула Ригана, целуя в губы. А он ласкал внутреннюю поверхность бедер, не торопясь переходить к более откровенным ласкам. Ив изнывала от желания, хотела, чтобы он перестал ее мучить. Кусала губы, сдерживая стоны, чтобы весь вагон не сбежался на них посмотреть.

Если раньше она рассчитывала на общество, теперь искренне огорчалась, что они не одни. Тем не менее, Ив готова была скорее умереть, чем прерваться. Жар разлился по всему телу. Она уперлась коленями в поверхность сиденья и привстала, прижимаясь к Ригану сильнее. Оставалось лишь опуститься на него, но он удерживал её, лаская и дразня, не позволяя перейти к главному.

— Если ты сейчас ничего не сделаешь… — угрожающе процедила она, укусив его за ухо.

— То это сделаешь ты? — он нахально улыбнулся, погладив её по спине. — Так я не против.

Другого приглашения ей не потребовалось. Ив не смогла сдержать стон, когда опустилась на его возбужденный член. Было необычно, но в этом положении именно она могла делать с ним все, что ей захочется. Победно улыбнувшись, она поймала взгляд Ригана и впилась поцелуем в его губы. Она начала с издевательски-медленных движений, возвращая ему собственное ожидание, но очень быстро потерялась в собственных ощущениях, его ласках и взгляде светло-серых глаз, который сводил её с ума. Риган мягко поддерживал ее за бедра, словно Ив была пушинкой. Она испытывала невероятное наслаждение, которое с каждым движением становилось все ярче. На очередном движении Ригану пришлось скрывать поцелуем ее крик. Ив рухнула на него, сильно сжимаясь, и в тот же миг Риган впился зубами в её шею, как раз над воротом платья. Руки с силой сжались на её запястьях, не позволяя двинуться и причинить себе вред. За несколько дней Ив привыкла к тому, что Риган кусается во время сексуальных игр, и послушно расслабилась в его объятиях. В этом была своя прелесть, иногда она даже возбуждалась вновь, но сейчас слишком устала — сумасшедший коктейль эмоций сделал свое дело. Ив потянулась за новым поцелуем, ощущая знакомый металлический привкус на его губах. С момента той ночи он никогда не пил её, только пробовал на вкус снова и снова, и за это она была ему благодарна. Вряд ли она протянула бы долго такими темпами, как во время их первой близости. Она уже не раз задумывалась: каково это, быть Им? Кровь приносила Ригану не меньше удовольствия, чем блаженство их секса.

Риган погладил её по голове, позволив свернуться клубочком у себя на руках, и в этот момент к ним все-таки заглянул проводник.

— Месье, мадам, прошу… — он замер на полуслове, оценив обстановку, оголенное бедро Ив, деталь её туалета на полу, и лицо его приобрело пунцовый оттенок. — Что… вы… тут… разбросали… Это возмутительно!!! Я сообщу…

— Черт бы подрал этих моралистов в самом непристойном смысле слова драть, — беззлобно перебил его Риган. Устроил Ив на сиденье, поднялся, и, в два шага преодолев разделяющее их расстояние, сунул ему под нос её панталоны.

— Месье, это женские панталоны. В вашем возрасте пора бы знать, — он покрутил их на пальце и на глазах абсолютно обалдевшего проводника отправил обратно на сиденье, перехватил его взгляд. — А вообще, забудьте о том, что вы только что видели, идите в вагон-ресторан и соблазните шеф-повара прямо на рабочем месте.

Лицо проводника, сменившее несколько оттенков красного, утратило всякое выражение, взгляд стал бессмысленным. Он повернулся и зашагал по проходу, Риган помахал ему рукой и вернулся на свое место.

— Ох уж мне эти высокоморальные мальчики… — фыркнул он.

Ив не знала смеяться или плакать. То, что случилось между ними, было божественно, и все же она нарушила все правила приличия, какие только возможно. Лицо проводника действительно было комичным, а она сама заливалась румянцем от стыда. Что Риган только что сделал и почему тот так безропотно и безоговорочно ушел?.. Она сгорала от любопытства расспросить его обо всем, но нужно было что-то сделать с собственным внешним видом. Растрепанная оборванка, путешествующая первым классом выглядела нелепо. Она подобрала белье, которое теперь нуждалось в стирке, и вручила его Ригану.

— В следующий раз будьте сдержанней, — попросила Ив. — Я не хочу остаться без одежды.

На следующей же остановке она переоделась, после чего почувствовала себя намного лучше. Хотя и не была уверена, что ей придется долго ходить в целом платье. Ночью снова не удалось поспать, разве что задремать на его плече ближе к утру, в блаженной истоме. А ближе к обеду Ив с аппетитом налегала на мясные блюда, чтобы не терять сознание. Весь следующий день им предстояло провести в пути, и она впервые решилась спросить у Ригана про ему подобных.

— Вы всегда были таким? Пили кровь женщин и боялись солнца?

— Лично я… — он задумчиво подцепил вилкой кусочек слоеного пирога и отправил его в рот. — Такой всего девяносто лет. А кровь женщин… честно говоря, я и мужчин ем, я не феминист. Просто привык совмещать приятное с полезным, а во втором случае это не прокатит.

Девяносто лет?! Ив не скрывала своего изумления. Перед ней сидел человек, который годился Ив в дедушки. Риган выглядел максимум на двадцать семь, высокий статный, легкие морщинки в уголках глаз появлялись разве что когда он улыбался. Свое любопытство на этом обуздать не удалось.

— Значит, Вас таким сделали? Невероятно!

Он приложил палец к губам.

— Да. В меня воткнули ножик, и я захлебывался собственной кровью, но тут появился добрый волшебник… — Риган улыбнулся. — На самом деле это было страшно, грязно и в целом отвратительно. Зато теперь я жив, еду с тобой в поезде и веду светские беседы.

Живое воображение быстро представило монстра. Который по необъяснимой причине подарил Ригану бессмертие в комплекте с одиночеством. Ведь Риган пережил всех своих родных.

— Вам хотелось найти себе подобных и держаться вместе? Или забрать кого-то с собой из людей?

— Себе подобных я встречал, и не раз, — он отхлебнул кофе, — иногда попадаются весьма забавные экземпляры. Я изменил своего сводного брата, и уже успел об этом пожалеть раз сто. Правда, тогда я был немного не в себе. Нет, я не страдаю от одиночества, Ив. Мир полон людей. Я думал о том, чтобы взять тебя с собой, когда все это закончится. Я удовлетворил твое любопытство? — он улыбнулся уголками губ, бросил быстрый, скользящий взгляд, как если бы сейчас находился очень далеко от этого поезда, и от неё.

— Да, вполне, — пробормотала она, украдкой рассматривая его. Риган дал ей понять, что на сегодня разговор на волнующую её тему… вампиров — ведь так их называли?.. — окончен. То, что он хотел взять ее с собой, стало для нее новостью. Хотелось бы только знать, в качестве кого? В постели они творили нечто невероятное, и не скучали в обществе друг друга. Но что ждало их дальше? Ив не могла скрывать то, что Риган ей сильно нравится, ее тянет к нему словно магнитом. Но разве отношения строятся только на симпатиях? Ив, погруженная в археологию, совершенно не разбиралась в делах любовных. Она тоже не страдала от одиночества, тем не менее, часто была одна. Предложи ей Риган стать вампиром, что бы она ответила?

Пока он не спрашивал, до конца путешествия было еще далеко, а ей не давал покоя еще один вопрос, но и его она задала не сразу.

— Тебе ни капли не интересно, что из себя представляет эта вещица? — спросила ночью Ив, когда они добрались до Марселя и поселились в гостинице. Утром им предстояло отплыть на корабле в Грецию. Риган снял номер на двоих с большой кроватью и ванной. Ив нравился интерьер в бежевых тонах и вид с балкона. Она крутила в руках медальон, с которым не расставалась с четырнадцати лет и думала о том, что подарок отца оказался с сюрпризом.

— Интересно, но ты мне все расскажешь, — он притянул её к себе, обнимая за плечи, — а пока я лучше буду наслаждаться обществом прекрасной женщины, чем думать о судьбоносных безделушках.

Ив улыбнулась, принимая комплимент, но не унималась.

— Никто не смог определить из чего сделан медальон. С виду серебро, а на деле — неизвестный металл…

Заметив его укоризненный взгляд, Ив сдалась и потянулась за поцелуем. Риган прав, у них ещё будет время поговорить серьезно о том, что её волнует. А пока можно заняться не менее приятными вещами.


Глава 3 | Хроники Бастарда: Ив. | Глава 5