home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



День 5

Из Пуэнте-ла-Рейна в Эстеллу

21 километр

Мой отель должен был иметь название «НеприятнОтель», подумала я, когда собиралась освобождать номер. Начиная с того момента, как я зашла в него вчера днем, персонал вел себя недружелюбно.

Когда я только прибыла, я подошла к стойке, прихрамывая, только чтобы меня встретили десятиминутным ожиданием две женщины за стойкой, которые болтали друг с другом. Наконец одна из них повернулась и грубо спросила «Да?» на испанском, будто я ее отвлекала.

Когда мне удалось донести до нее, что я бронировала номер, она заглянула в свою книжку, нашла мое имя, потянулась, схватила ключ и дала его мне, не говоря ни слова и даже не посмотрев на меня. Затем она сразу вернулась к оживленной беседе со второй женщиной. Оглянувшись вокруг, я нигде не заметила свою сумку.

Я подождала, пока в разговоре наступит пауза, и спросила о сумке. В ответ она лишь пожала плечами. Я подождала еще несколько минут, надеясь на то, что их разговор закончится. Поняв, что он не закончится, я спросила еще раз. На этот раз она закатила глаза и пальцем показала на лестницу, ведущую вниз, по-прежнему не говоря ни слова.

Предполагая, что она имела в виду «Посмотри внизу», я проволокла ноги до ступенек и потихоньку начала спускаться, внезапно поняв, что колено у меня невыносимо болело. Достигнув того, что напоминало пещеру, я в темноте увидела свою сумку, стоящую среди многих других вещей. Я подняла ее и потащила вверх по лестнице к фойе, призвав последние имеющиеся силы в себе. Затем я посмотрела на ключ. Опять третий этаж. Ах!

Я вновь направилась к лестнице, когда женщина за стойкой остановила меня.

«Нет!» – сказала она и кивнула в другом направлении.

Лифт. Ура!

Широко улыбаясь в то время, как я пыталась затолкать сумку, рюкзак, палки и себя в то узкое пространство, которое называется европейским лифтом, я спешно нажала на кнопку третьего этажа, чтобы поскорее от них сбежать.

Скинув вещи в номере, я вышла обратно и перекусила замечательной испанской паэльей – первой, которую я увидела за все время с начала пути, и запила все бокалом вкуснейшей испанской риохи. Сочетание усталости, еды и вина меня обессилило. Было пять часов вечера. Я вновь отказалась от ужина и к шести часам уже спала.

Проснулась я в замечательном настроении. Я была счастлива, потому что впереди был сравнительно короткий день – всего двадцать один километр до следующего пункта назначения – города Эстелла. Несмотря на боль в теле, в особенности в ногах, я тем не менее с радостью ждала нового приключения. Путь звал меня, и я не могла дождаться, когда снова на него встану.

Завтрак снова был шведским, на этот раз скудным. Сухие куски хлеба, кофе быстрого приготовления, апельсиновый сок в банках. Какое жуткое место, подумала я. Я решила, что не буду есть больше, чем мне было необходимо, так как у этого места и у еды здесь была такая энергетика, впитывать которую я не хотела. Я лучше зайду куда-нибудь по пути и заплачу за приличный завтрак, чем накажу свой бедный организм этими низкосортными продуктами.

Я оставила сумку у входа со всеми остальными сумками, аккуратно написав название следующего пункта назначения на бумаге и прикрепив ее пластырем наверняка, на случай если равнодушная женщина за стойкой не захочет разбираться, и двинулась в путь. Все еще страдая от мучительных болей во всех мышцах из-за изнурительных нагрузок, мне пришлось идти медленно. У меня не было другого выбора.

Спустя всего несколько мгновений после выхода из «НеприятнОтеля», я заметила веселое кафе ниже по улице, наполненное до предела другими радостными пилигримами, и я в него зашла, чтобы позавтракать чем-то более питательным, чем то, от чего я отказалась в отеле.

Принимаясь за горячий испанский омлет, свежевыжатый апельсиновый сок и свежезаваренный горячий кофе с молоком, я начала замечать, что все, что происходило у меня внутри, незамедлительно отражалось на моем внешнем восприятии.

Вчера, когда я была наполнена гневом и раздражением, меня встретили с таким же отношением у стойки регистрации в отеле. Я также узнала, каково быть окутанной энергией гнева. Ощущения далеко не из приятных. Сегодня я потеряла к этому интерес.

Допивая остатки сока, я глянула на часы. Было почти девять тридцать. Я еще никогда не выдвигалась настолько поздно, но внезапно я поняла, что не было никакого правила, которое бы говорило о том, что мне нужно было выходить рано. В отличие от других паломников, которые спешили занять спальное место в общежитии для паломников, прежде чем их все займут, в следующем городе, я поняла, что мне торопиться было незачем.

Более того, поздний выход позволял мне избежать «часа пик» на Пути. Ранним утром потоки паломников соединялись воедино, выливаясь из различных хостелов, общежитий и отелей, чтобы начать день полным ходом. Временами рядом со мной шли двадцать, а то и более паломников в течение первого часа ходьбы. Я была рада, что сегодня пропущу весь этот поток.

Мне не нравилось ощущение столпотворения каждое утро, а Путь местами был настолько узким, что толпы было не избежать. Было очень тяжело сосредоточиться на собственных мыслях, когда какой-нибудь паломник шел настолько близко, что я слышала его дыхание. Так как я хотела всего этого избежать, я заказала еще чашку кофе и расслабилась еще на какое-то время.

Было приятно не спешить, учитывая, что мои ноги болели. По правде говоря, я не двигалась слишком быстро, но у меня была тенденция как-то торопить себя изнутри. Я уже некоторое время осознавала это.

У Патрика был темп более высокий, чем у меня, и с первого дня знакомства с ним мне приходилось спешить, чтобы не отставать от него. Он часто говорил: «Пошли! Пошли!» – требуя, чтобы я двигалась быстрее, когда я уже была на пределе. Прожив в таком темпе на протяжении тридцати лет, будто находясь в режиме постоянной аварийной готовности, я начала думать, что это мое обычное состояние, хотя для меня это было неестественным.

Такое внутреннее давление держало меня в состоянии взволнованности и тревожности. Я решила после такого осознания посвятить день своему естественному, спокойному ритму: не давить на себя, не двигаться быстрее и вовсе не торопиться – что-то отличное от того, к чему я привыкла.

Я неспешно оплатила счет, собрала все свои вещи и двинулась в путь. Высматривая желтые указатели, я начала напевать «Следуй желтой кирпичной дороге». (Песня из фильма «Волшебник страны Оз» с Джуди Гарленд в главной роли. Выражение стало нарицательным обозначением пути, ведущего к счастью. – Прим. пер.).

Покидая город, у меня был последний шанс полюбоваться красивой архитектурой. Пуэнте-ла-Рейна являлся крупным пересечением дорог, по которым паломники направлялись в Сантьяго. Величественный мост с шестью крупными арками в романском стиле был специально построен для того, чтобы паломники могли безопасно переходить через бурную реку в этом месте. Кроме того, сам город появился в этом месте с целью приютить поток паломников, которые направлялись в Сантьяго. На энергетическом уровне я вошла в поток уже прошедших паломников и ощутила прилив сил от их количества. Как только я вышла из города, я остановилась и прочла свою молитву.

«Святая Богородица, помоги мне пройти этот путь сегодня в комфортном мне темпе и избавь от страха, который заставляет меня давить на себя и идти быстрее, чем мне удобно. Помоги мне быть открытой для даров Пути и, пожалуйста, помоги мне игнорировать боль в пальцах ног, потому что она меня пугает. Аминь, и спасибо».

Сказав это и поставив перед собой четкую цель, я вновь отправилась в путь, свободная от вчерашней энергии гнева, размышляя о том, как испытывать и как выражать гнев правильно. Только думать над этим долго мне не удалось. Путь снова требовал полного сосредоточения, и на место мыслей пришла безмолвная концентрация внимания, в то время как я старалась переставлять ноги, одну за другой, высматривая указатели.

Хорошие новости заключались в том, что, несмотря на пальцы ног, мои мышцы уже не так сильно болели сегодня по сравнению с предыдущими днями. Мое тело начало приспосабливаться к нагрузкам, и я чувствовала себя сильнее, чем когда-либо раньше.

Двигаясь по пути, я была вдохновлена спокойствием, окружающим меня. Моя душа, мне казалось, исцелялась красотой, особенно те части моей души, которые были сильно повреждены. Я заметила сокола, парящего надо мной, будто неподвижно. Когда я посмотрела вверх, ко мне внезапно подошла женщина родом из Швейцарии и сказала, что когда сокол так парит, то он представляет собой Святой Дух. Я никогда раньше такого не слышала, да и парящих соколов не видела. Я приняла это за знак сегодняшнего дня и почувствовала себя наполненной энергией и под наблюдением хранителей.

Было все еще достаточно холодно на улице, но светило солнце, и яркие цвета вокруг были прекрасны. Трава была высокой и ярко-зеленой, а цветы – прелестными. Однажды я видела знак, на котором было написано: «Цветы – способ Бога выражать смех», – и я подумала, что сегодня был день, наполненный восторгом и смехом, так как вдоль моего пути повсюду были красные, синие и желтые цветы. Я даже не могла вспомнить время, когда была окружена такой красотой.


Каждый день, вставая на Путь, я начала встречать одни и те же лица, которые вместе со мной перебирались из города в город. Когда мы проходили мимо, мы желали друг другу «Буен Камино» или «Доброго Пути». Мне нравилась эта традиция, потому что она являлась простым способом сказать столько всего за раз. Буквально она была способом сказать «доброй дороги». Она также значила «здравствуйте», «так держать», «удачи», а также «до свидания» или «я не хочу продолжать разговор, мне бы хотелось вернуться к своим мыслям».

Одна фраза говорила обо всем этом, никого не обижая. Все просто было предельно понятно.

Сегодня впервые за свой Путь мне хотелось немножко пообщаться с другими паломниками. Может, дело было в том, что мое тело окрепло, и сегодняшний отрезок было легче преодолевать, вследствие чего у меня оставалось больше энергии на разговоры. В любом случае я чувствовала себя социальной.

Я остановилась в кафе, чтобы выпить кофе с молоком, где я снова встретила женщину из Швейцарии, которую, как оказалось, звали Инга. Она шла уже почти два месяца, начав в Швейцарии. Я была так впечатлена этим, что у меня аж рот раскрылся от удивления. Ей пришлось идти через Альпы, а тут стояла я, с трудом прошедшая через Пиренеи.

Я поделилась с ней тем, как мне было тяжело последние четыре дня, и она мне посоветовала не судить себя строго. Ей также было тяжело первые несколько дней. Затем она сказала: «Знаете, это не сам Путь такой сложный. Сложно нести весь свой моральный и эмоциональный багаж с собой. Путь не приветствует негативную энергию и призывает расстаться с ней. Если держитесь за свое горе, Путь будет непреодолимым. По крайней мере, это то, к чему пришла я».

Я знала, что все, что она сказала, было правдой. Я сама это испытала. Но нельзя было просто взять и перестать думать о том, о чем я думала, и испытывать то, что я испытывала.

Мне нужно было все обдумать в своем сознании, принять это и только потом, когда я буду готова, отпустить это. Я поделилась с ней этой мыслью.

«Вы правы», – ответила она, грустно кивая.

Мы допили кофе, и она отправилась в туалет, а я – в путь, так как мочевой пузырь у меня, как у верблюда, да и мне не хотелось стоять в очереди из десяти человек.

На пути я встретила двух других паломников, стоящих на обочине. Один из них испытывал трудности с дыханием.

Я остановилась и предложила помощь.

Тот, что задыхался – ирландец, – сказал, что у него астма и что вся зелень и цветы вокруг его душили. Ему действительно было тяжело дышать.

Я показала ему несколько дыхательных техник, чтобы облегчить дыхание, потому что я видела, что у него большие проблемы. Одна из этих техник помогла ему успокоиться и более-менее ровно дышать. Я тоже выдохнула с облегчением.

Поблагодарив, он убедил меня в том, что привык к такой борьбе и, как всегда, прорвется.

«Я просто молюсь в такие моменты, – сказал он. – Кажется, помогает, раз я еще здесь».

Пожелав им хорошей дороги, я продолжила свой Путь. Вскоре мои мысли вернулись к теме моего гнева и источнику этого чувства. Я хотела поскорее докопаться до сути и отпустить эту тему.

Пока я шла, меня внезапно осенило, что, когда я была, как мне казалось, щедрой по отношению к друзьям, временами даже чересчур, если они не возвращали такую щедрость, точнее, сам дух щедрости, когда мне это было необходимо, я очень сильно злилась. И это был гнев, который не отпускал.

Это было нелегким откровением. Если другие не разделяли моих ценностей или же не имели тех же приоритетов, то есть не давали моим потребностям такой же уровень приоритета, какой я уделила их потребностям, я чувствовала себя глубоко раненной и использованной. Это являлось корнем всего чувства гнева во мне.

«Надо же, я никогда прежде не осознавала всей глубины этих ощущений», – подумала я. Пока у меня не появилась возможность провести время наедине с собой, пройтись в одиночку в окружении природы и изучить то, что включало это негативное чувство, я не могла разглядеть эту ловушку подсознания.

Когда я пришла к осознанию этого факта, я снова знала, что причина моего несчастья содержалась не в других, а во мне. Будто огромная лампа зажглась в темной комнате, я наконец-то поняла, как именно я доставляла себе столько боли, и, таким образом, у меня появилась возможность прекратить это.

Я долго шла с этим прозрением. Чем больше я шла, тем более отчетливо я видела всю ситуацию. Моя щедрость и доброта к другим сначала проявлялась в форме энтузиазма, но постепенно, к сожалению, превращалась в заботу и спасение, в принятие ответственности за людей, которые настолько безответственно вели себя, что попадали в серьезные неприятности, в том числе и в финансовом плане. Снова и снова я приходила им на помощь по собственной воле, до тех пор пока меня это не вымотало. Всегда классический герой, спасающий положение, – неудивительно, что я злилась. Я устала от этой своей «правильности». Те, кого я постоянно выручала и поддерживала, ожидали от меня такого поведения, потому что я делала это постоянно по собственной воле, и через некоторое время они даже перестали пытаться удовлетворить свои потребности и выполнить обязанности самостоятельно, так как им было это незачем. Правильно я сделала, что разорвала все эти отношения – ради всех.


Может, я бессознательно воплощала в жизнь грандиозную миссию отца, которую он выполнил по отношению к моей матери, и привлекала нуждающихся людей для ее реализации. В то время как ее нужда была серьезной, когда она была молодой, только освобожденной военнопленной без семьи и без всяких средств к существованию, мои так называемые «жертвы» вовсе не нуждались в спасении. Им всего лишь требовалось повзрослеть и взять ответственность за свои жизни, а мне – уйти с дороги и позволить им сделать это. Во всяком случае, они поощряли мою нездоровую привычку, а я должна была перед ними извиниться.

Я также заметила, как игра в героя давала мне ощущение контроля. Очевидно, что сейчас я за все расплачивалась. Не то чтобы я сознательно на это шла. Это происходило автоматически. Когда кто-то рядом со мной казался мне потерявшим контроль, меня это раздражало, и я чувствовала себя обязанной спасти его или ее с целью восстановления ощущения упорядоченности. Такая черта также являлась пережитком детства, так как в моей семье было много пугающих и вышедших из-под контроля моментов.

Путь и я продолжали наши глубокие размышления об этом поведении, когда внезапно я наступила на камень, появившийся из ниоткуда, который каким-то образом покатился, и я так быстро полетела вперед, что упала и ударилась головой. Создалось ощущение, что Камино пытался в меня вбить здравый смысл. Униженная, но несильно пострадавшая, я не могла не понять посыл.

«Ай!» – я громко крикнула, потирая место удара.

«Ладно, я поняла. Я не осознавала этого раньше, – сказала я Вселенной, оправдываясь. – Теперь я понимаю. Спасибо».

Я начала расслабляться. Подобно нахождению огромного ключа к разгадке очень старой, раздражающей и болезненной проблеме, я была переполнена счастьем. Я поняла. Я смогла увидеть, как мое собственное поведение доставило мне столько боли и неприятностей. Таким образом, я могла и найти выход.

Я объявила Вселенной, что отныне стану следовать политике «Каждый сам за себя». Затем засмеялась собственной шутке.

Однако я действительно решила больше машинально не принимать ответственность за других, предварительно не подумав. Придется потренироваться и развить чувство осознанности, но я была готова на это. Если этого не сделать, то я лишь продолжу причинять боль себе и другим.

Я ощутила, как волна облегчения накрыла меня, несмотря на одновременно проявившуюся в ногах и теле физическую боль и усталость. Я решила немного отдохнуть.

Я устала от того, что столько требую от себя и от других. Мне нужен был перерыв.

Из кармана я достала энергетический батончик. Словно подарок от Вселенной, рядом с дорогой стоял большой камень, на который я смогла сесть и наблюдать за проходящими мимо паломниками.

Я ела медленно и расслаблялась, запивая батончик водой из своей бутылки.

На самом деле это был первый раз за весь Путь, когда я позволила себе отдохнуть. До этого момента каждый день был наполнен тревожностью, когда я заставляла свое тело двигаться вперед, переживая о том, что не доберусь до следующего пункта назначения.

Тяжесть осознания того, как я сама себя заставила страдать и вследствие чего была отравлена обидой и гневом, наконец-то покинула меня. Теперь, когда я четко видела выход из этого положения, мое тело начало отпускать всю мою печаль, оставляя ощущение пространства внутри меня.

Внезапно я начала верить в то, что у меня получится добраться до Сантьяго, несмотря ни на что. Мой организм справится. Как-нибудь.

С таким осознанием еще одна огромная волна облегчения нахлынула на меня.

Я встала. Мне оставалось еще несколько километров до Эстеллы, моего следующего пункта назначения, и если сегодняшний день и был похож на предыдущие, то только тем, что последние несколько километров были самыми трудными.

Мой разум молчал остаток дня. Я шла в тишине и ощущала дух Пути во время движения. Этот Путь был наполнен мощной энергией. Я ощущала энергию всех тех, кто прошел по нему до меня, и это было почтительно. Я чувствовала, как их души сопровождают и поддерживают меня, их энергия сливается воедино с моей. Я была одна, но шла я с миллионами.

Двигаясь вперед, я избавлялась от одного ожидания за другим. Я чувствовала себя освобожденной, избавившись от ожиданий. Ожиданий относительно других. Относительно себя. Какой замечательный подарок преподнес мне сегодня Путь!


День 4 Из Памплоны в Пуэнте-ла-Рейна 23 километра | Неудержимая. 1000 км пешком по легендарному пути Камино де Сантьяго | День 6 Из Эстеллы в Лос-Аркос 20 километров