home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



День 13

Из Бургоса в Орнийос-дель-Камино

20 километров

С утра меня снова встретило дождливое серое небо, поэтому я утеплилась большими слоями одежды. Я постирала вещи вечером и положила их на обогреватель, так что сегодня я чувствовала себя свежей, и мне хотелось работать. Так как ощущение жжения, которое мучило меня сбоку стопы, усиливалось с каждым разом, ходить становилось непросто. Я втерла крем арники в стопы и забинтовала их. Это немного помогло. Мои пальцы начинали восстанавливаться, поэтому я надела свои высокие ботинки. Спасибо, Господи, они сели хорошо, а то мне предстояло сегодня идти двадцать километров. Я так хотела, чтобы у меня был еще день на отдых, но мое расписание этого не позволяло, поэтому я отбросила эту мысль.

Гамби наблюдал за мной с ночного столика, как всегда улыбаясь. «Ладно, Гамби, можешь снова покататься впереди сегодня», – сказала я, положив его в рюкзак вместо сумки.

На случай, если ноги устанут от ботинок и начнут болеть, я привязала к рюкзаку еще и ненавистные клоунские ботинки. Я также закинула в него таблетки арники. Мои ноги горели, поэтому к арнике я добавила еще ибупрофен. Я собиралась бороться с болью напрямую.

Оказавшись внизу, я передала сумку парню за стойкой в фойе, получила штамп, подкрепилась посредственным завтраком паломника, состоящим из тостов, йогурта и отвратительного кофе с молоком, а затем двинулась в путь.

До того как начать путешествие, я решила посетить собор еще раз. Шикарное витражное окно храма гипнотизировало меня. Я почувствовала энергию сакральной геометрии в этом окне, хоть и не являюсь экспертом в данном вопросе. Я купалась в его розовом свете, читая молитву по четкам и молясь, чтобы в моем браке случилось чудо. Я не была уверена в том, как должно выглядеть это чудо, так как мне не хотелось возвращаться к жутким отношениям с Патриком. Я не могла этого сделать. Но я и будущего не видела. И даже не чувствовала его. Все, что я чувствовала, – это боль, в которой была я и мои дочери. Я не имела понятия о боли Патрика. Может, он испытывал ее, только очень хорошо скрывал.

Завершив свою молитву, я решила попросить еще одну печать в соборе, поэтому я отправилась в заднюю часть храма в поисках кого-нибудь. Меня встретил добрый мужчина, который попросил меня следовать за ним, и я так и поступила. Он привел меня в ризницу, надел одеяние священника и благословил меня, а затем поцеловал мой лоб и пожелал: «Доброго Пути, паломник. Ты – красивая сестра Христа». Затем он положил мне руку на спину, на уровне сердца, и сказал: «Веруй, странница. Все хорошо».

Такой неожиданный поворот событий убедил меня, что мои молитвы услышаны. Я ощутила бодрость, покидая собор. Следуя за ракушками, обозначающими путь за собором, я заметила спящего молодого человека или же потерявшего сознание, лежащего на земле в маленьком дверном проеме. У него была ракушка на рюкзаке, который валялся рядом с ним, ноги его были босыми, а рваные тряпочные кроссовки лежали около рюкзака. Я остановилась и пристально посмотрела на него. Затем я внезапно нагнулась и подобрала одну кроссовку, чтобы сравнить ее с моим клоунским. Так как у меня достаточно большой размер ноги, я не удивилась, что размер совпал. Я сняла свою обувь с портфеля и положила рядом с ним в надежде, что они его больше поддержат, чем поношенные кроссовки. Я не знаю. Может, он любил свои кроссовки, но на случай, если нет, то ему могут клоунские понравиться больше. Он ни разу не пошевелился за все время. Он был без сознания.

Закончив с ним, я была готова начать.

«Святая Богородица, помоги мне насладиться каждым шагом Пути сегодня и не жаловаться. Спасибо и аминь».

Я была рада покинуть оживленность большого города. Это было удивительно, так как я люблю мегаполисы и крупные города, особенно я люблю свой город. И все же я была вдали от городской суеты уже несколько недель, и покидать Бургос было облегчением. Мне хотелось тишины и покоя в окружении природы, и добраться туда мне хотелось как можно скорее. Это заняло некоторое время, так как из Бургоса нужно было выйти.

Дождь прекратился, и солнце начало выглядывать из-за туч, что подняло мне настроение. Было все еще холодно. Мои новые палки начали раздражать меня. Мне нужно было их раскрутить, чтобы отстроить по высоте, но тем не менее они понемногу проваливались по мере движения. Каждые полчаса я становилась похожа на Квазимодо, и мне нужно было останавливаться, чтобы их снова отрегулировать. Я потеряла терпение спустя несколько часов и вовсе их сложила, прикрепив к рюкзаку. Сегодня будет еще один день без палок. Ну, хоть дорога была более-менее ровной.

Я оказалась на отрезке Камино, который назывался Месета и представлял собой плоскогорье с небольшими холмами, с широкими фермерскими угодьями и открытыми полями. Однажды мой друг, который прошел Путь тремя годами ранее, сказал, что «ты не постиг глубокой созерцательной энергии Пути, пока не оказался на Месете». Мне было интересно, что он хотел сказать этим и будет ли у меня аналогичный опыт.

Первое, что я заметила, – малое количество деревьев. Вокруг были открытые пространства. Это сильно повлияло на мои мысли. Я меньше обращала внимания на физическую боль, зато сосредоточилась на эмоциональной.

Я задумалась, как я поспособствовала своему несчастью. Сколько всего было из-за ошибок этой жизни, а сколько – карма предыдущих жизней? Я понимала, что ответ включает в себя немного из обоих вариантов. Я знала, что у меня есть карма из предыдущих своих жизней, связанных с этим Путем, и, может быть, это паломничество частично заключалась в поиске прощения за древние ошибки и грехи. Я даже чувствовала, что мы разделяли карму с Патриком, и, может, он тоже как-то был связан с Путем. Я предположила, что я была рыцарем, который убил его. В этой жизни явно он меня убивал в переносном смысле. Может, он был королевских кровей, а я была рыцарем из ордена тамплиеров, которого он подкупал. Может, я была испорчена коррупцией. Может, он был коррупционером. Может, мы оба были плохими, и теперь настало время расплатиться за грехи. Было забавно попытаться рассмотреть различные сценарии в голове.

Неудивительно, что я снова остановилась на сценарии с рыцарем-тамплиером. Я уже не сомневалась, что это было частью моего прошлого, но я не была уверена насчет Патрика. Кем он был в своей прошлой жизни? Может, он был неудавшимся паломником, и я, рыцарь-тамплиер, не смогла спасти его на Пути, вследствие чего я так отчаянно пыталась спасти его в этой жизни. Может, я несла в себе какое-то древнее чувство вины, которое хотело вырваться наружу.

Может, все было более жутким. Может, он занял денег и не смог их вернуть, и мне пришлось его убить. Или, как рыцарь-тамплиер, я не показывала снисхождения относительно строительства своего замка и заставила бедных (Патрика) работать до смерти. Теперь мое воображение распалилось, и я начала снова обвинять себя во всем.

Католическая церковь в Средневековье была крайне богата, о чем свидетельствуют все невероятные церкви, которые стояли на Пути. Их строительство требовало огромных вложений, и, хоть большая часть шла от королей и королев, некоторые вложения шли от бедного народа. Я думала, где в этой картине были мы с Патриком.

Может, Патрик был бедным крестьянином, а я была богатым рыцарем-тамплиером, и поэтому нам пришлось встретиться вновь, чтобы сгладить наши кармические различия во власти. Может, я пользовалась положением и использовала власть против Патрика, и теперь мне нужно было расплатиться за это. Я чувствовала что-то такое, но я не совсем это видела. Опять же, может, он был «плохим парнем», а я – пострадавшей. Может, мне нужно было его простить, чтобы освободить нас обоих.

Вот почему я была здесь. По завершении Пути я рассчитывала избавиться от любой негативной кармы, которая меня связывала с Патриком, чтобы мы оба смогли двигаться дальше.

Может, расхождение наших путей и было тем чудом, о котором я молилась.

В любом случае чувствовала я себя плохо. Я не хотела развода. Я не хотела проходить через это. Я не хотела сломанной семьи. Я не знала, чего хочу, не считая уверенности в том, что мне хотелось спокойствия. Все остальное на данном этапе жизни казалось не важным. Я лишь хотела покоя, принять то, что было между нами, и двигаться дальше.

Я вернулась из своих мыслей, потому что снова пошел дождь и поднялся ветер. Я затянула дождевик и укуталась в нем в надежде, что это защитит меня от сильного ветра и от моих мыслей, которые я раскапывала, пока шла.

Я колебалась между сильным чувством вины и сожаления и крайней степенью гнева. Это длилось некоторое время. Я пыталась молиться, я даже пыталась петь, но мой разум не давал мне покоя. Я довела себя до состояния нервозности и напряженности, и ходьба тут уже не помогала.

Я испробовала все, чтобы успокоиться. Я говорила с высшим «Я». Я говорила с духом Патрика. Я ругалась и говорила всем, что я о них думаю.

Я покричала на Бога и даже сказала Деве Марии и другим святым, что они подвели меня, и я очень сильно на них злилась. Затем я перестала. Увидев кафе, я решила, что мне пора отдохнуть, выпить колы и перекусить.

Зайдя внутрь, я увидела своего друга – Патрика с Пути. Я была уверена, что потеряла его в бездне Камино, и поэтому была очень рада видеть его снова. У него были счастливые ирландские глаза, которые заставили меня тоже смеяться.

«Патрик! – крикнула я, обнимая его. – Я думала, что потеряла тебя навсегда!»

Он тоже был рад меня видеть. Мы сидели и обменивались рассказами о том, что пережили после нашей последней встречи. Он начал кашлять и не очень хорошо себя чувствовал, рассказал, что все, кто оставался в общежитиях для паломников, кашляли и жаловались на боли в груди, бронхиты, головные боли и так далее, и это распространялось быстро.

Он выглядел уставшим и признался, что сегодня ему было тяжело, потому что он прокашлял всю ночь и не мог уснуть. К счастью, сегодня отрезок был не таким длинным, и нам оставалось пройти пять километров. Он спросил, не против ли я, если он составит мне компанию, и я с радостью согласилась.

Я знаю, каково это, чувствовать себя плохо. Отвлечение помогает. Более того, я устала от своих мыслей на сегодня. Когда я встала со стула, одна из моих палок сложилась, и я чуть не выкинула ее.

– Тупые палки, – сказала я Патрику, поведав историю о том, как я оставила свои палки у кафе и какими новые палки были бесполезными.

– Вот – можешь взять мои.

– Правда? – схватила я его палки, пока он не передумал.

– Я совершенно не против. Я ни разу их не использовал, предпочитаю обходиться без них. Мне они не нравятся, – ответил он.

Осмотрев палки, я поняла, что они ничем не отличались от тех, что я забыла в Сан-Хуане. Я была в восторге.

– О, боже, Патрик! Спасибо тебе огромное! Теперь я могу продолжать, – проверещала я.

Он посмеялся.

Мы начали идти, и я спросила, как он себя чувствовал. Он не очень хотел концентрировать внимание на своем самочувствии и поэтому спросил, как чувствовала себя я. Я поделилась тем, что у меня был эмоционально напряженный день и что я тонула в мыслях о Патрике и нашем браке.

Чем больше мы шли, тем больше он меня подбадривал и просил поделиться с ним своими чувствами к Патрику-мужу, говоря, что видит, как я пытаюсь сдерживать себя. После третьей или четвертой попытки разговорить меня, я взорвалась. Я не затыкалась в течение получаса, ругаясь, как пьяный сапожник все это время.

Хоть я и понимала свое недовольство все эти годы, я никогда не позволяла себе ругаться и материться, когда я говорила о Патрике, так свободно, как я это делала сейчас. К моменту, когда я закончила, Патрик с Пути был шокирован. Мне ничего не оставалось, кроме того, чтобы смеяться. И смеялась я еще и еще. Я освободилась от того, что меня удерживало весь день. Патрик смеялся со мной. Ему, казалось, стало так же хорошо, как и мне. Следующее, что я помню – как мы вошли в Орнийос.


День 12 Из Сан-Хуана в Бургос 22 километра | Неудержимая. 1000 км пешком по легендарному пути Камино де Сантьяго | День 14 Из Орнийос-дель-Камино в Кастрохерис 18 километров