home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



День 22

Из Леона в Мазариф

24 километра

Вчерашнее ясное небо затянулось тучами, и на смену теплу пришел проливной дождь. Я не спешила вставать с кровати и серьезно обдумывала вариант воспользоваться такси, так как сталкиваться с мерзостью за окном не хотелось совсем. Мне был необходим перерыв. Я устала. И пострадала. Все еще не решив, поддаться ли искушению, я доползла до душа. Мои ноги явно голосовали за такси. Я посмотрела в зеркало, спрашивая себя, как быть. Несмотря на свое нежелание двигаться, я выглядела на удивление бодрой, и мое отражение сказало: «Поймешь после завтрака».

«Вполне честно», – ответила я и затем приняла долгий душ под горячей водой. Я распаковала сумку и пересчитала оставшиеся энергетические батончики. На оставшиеся тринадцать дней у меня было восемь штук. Я надела кальсоны, шерстяную кофту с длинными рукавами и повязку на голову, хотя раньше и думала, что она мне не понадобится. Боль в пальцах стала немного утихать, хотя не было никаких сомнений, что под ногтями развивается инфекция. Больше меня беспокоила постоянная стреляющая боль по бокам ног. «Надеюсь, я не угробила свои ноги навсегда», – произнесла я вслух, выразив тревогу последних дней.

Но все, что я могла сделать – это продолжать идти, и в данный момент это означало добраться до столовой. Я ходила по коридорам, следуя за запахом кофе, и не могла не поражаться красоте этого старого монастыря, несмотря на тягостное ощущение присутствия духов прошлого. Потребовалось некоторое время, чтобы найти то, что я искала, но, в конце концов, я оказалась в залитой светом столовой, заполненной довольными паломниками, которые подкреплялись перед началом дня. Вскоре я обнаружила причину их радости. Шведский стол был будто из другого мира. Свежевыжатые соки всех сортов, круассаны и другая выпечка, тосты, йогурты, сушеные и свежие фрукты, сыры, а также картошка и яичница – и все это изобилие регулярно обновлялось руками очаровательной испанской женщины, которая приветствовала всех с такой теплотой, что настроение просто не могло не подняться. Какое облегчение после вчерашних нечеловеческих мучений!

Я нагрузила свою тарелку, налила три стакана разных соков и оглядела присутствующих: пять итальянских байкеров, закаленная на вид франкоговорящая пара, молодой англичанин и русская женщина – все, как и я, оценили завтрак по достоинству.

Вдохновившись едой и положительной энергией, наполняющей комнату, я отказалась от мыслей о такси и набралась решимости продолжать идти. Но, чтобы довести дело до конца, я вернулась к буфету и взяла еще три печеных яблока, два банана, немного сыра и хлеба. Заворачивая еду в салфетки, чтобы забрать с собой, я думала, не воровство ли это. Но мне было все равно. Мне нужна была поддержка в пути, и еда со стола могла справиться с этим намного лучше очередного энергетического батончика. Я вернулась в комнату и собрала рюкзак, который становился легче с каждым днем. Когда я спускалась вниз, Гамби болтался на рюкзаке, кошелек был внутри. На стойке регистрации мне сообщили, что звонили из хостела, в котором я останавливалась днем ранее, и просили передать, что я оставила на сушилке свои штаны, носки и одну из шерстяных кофт и что я могу их забрать.

«Зараза! Мои вещи!» – я совершенно забыла о них. Я тяжело вздохнула. Возвращаться в дом зомби мне совсем не хотелось. Кроме того, это же Камино! Ты не можешь идти назад. Ты просто продолжаешь идти дальше. Так что я сказала регистратору: «Передайте им, что они могут оставить их себе или отдать другим паломникам. Я иду дальше». Я попросила паломнический штамп для паспорта, завернулась в дождевик, сказала по-испански: «Вперед!» – и направилась к двери.

Ракушки, которые должны были вывести меня из города, были вкопаны в землю и практически незаметны, так что мне нужно было быть предельно внимательной, чтобы не сбиться с курса. Мне пришлось идти полтора часа все по тем же унылым пригородам, прежде чем я вернулась к природной красоте Камино.

Я потеряла счет времени и не понимала, какой был день. Я не отрывала взгляда от желтых стрелок, ибо успела дважды за утро свернуть не туда, и каждый раз приходилось возвращаться. Наконец, я оказалась в небольшом городке под названием Вирхен дель Камино и скользнула в кафе, чтобы немного подсохнуть и насладиться перерывом. Сидя со своим кофе, я закрыла глаза и прочитала молитву.

«Святая Мария, Матерь Божия, пожалуйста, открой мое сердце для благости и помоги мне простить и отпустить все то, что мешает мне полюбить себя и ту жизнь, что ты дала мне. Аминь».


Дорога шла равниной вдоль шоссе, и только редко пролетающие аисты разбавляли однообразный пейзаж. Буря в моей голове в последние дни стала утихать, и я чувствовала (или, возможно, просто надеялась), что она не вернется. Мой разум был спокоен и чист, так что я могла слышать, как Камино говорит со мной:

«Видишь, как развернулись события твоей жизни и как на это повлияли решения, которые ты делала?» Оглядываясь в прошлое, я могла видеть, что именно привело меня к тому, что я оказалась здесь. Я переборщила с усердием в своих отношениях. Я решила делать слишком много. Я решила упорствовать и пытаться заставить работать те вещи, которых не было. Я решила противодействовать Патрику, а не отвечать ему, и я выбрала разочарование в нем, вместо того чтобы пытаться его понять.

«Я вижу, но я всего лишь человек. Я делала то, что мне тогда казалось правильным, – оправдывала я себя перед Камино, но остановилась. – Ладно. Это правда. Иногда я делала что-то совершенно осознанно, – призналась я. – Я решила бороться. Накапливать обиды. Я сама решила оставаться расстроенной».

Было хорошо наконец признаться себе в этом. Это помогло мне понять, что я не была жертвой. Только я сама в ответственности за свое несчастье.

«Да. Я рад, что ты теперь понимаешь это», – казалось, что Путь говорит со мной тусклыми лучами солнца, гуляющими по равнине.

«Ты теперь видишь, как сама принимала решения, а потом обвиняла в этом других, будто они тебя заставляли?» – продолжал спрашивать Камино.

«Каким образом? – ответила я. – Я не понимаю».

«Ты уверена, что не понимаешь?»

«Думаю, я стала работать так усердно, потому что любила то, что я делала. Но когда я перенапряглась и выдохлась, я обвинила Патрика в том, что он недостаточно работает, чтобы поспевать за мной».

«Да».

«Я пыталась угодить своему отцу слишком долго, вместо того чтобы отказать ему, а потом обвинила его в застое».

«И это тоже, да».

Чем дальше я шла, тем отчетливее я видела, как мои собственные решения уничтожали все, что я чувствовала. Я не выбирала сложившиеся ситуации, конечно, но я решала, как на них реагировать.

Правда в том, что некоторые мои решения были чудесными. Я решила следовать своей интуиции и учить делать это других. Я решила путешествовать с Патриком и нашими дочерьми, и это было одним из лучших решений в моей жизни. Я решила писать книги, потому что люблю это, хотя мой первый издатель и спрашивал меня, является ли английский моим родным языком. Я решила сохранить брак и растить дочерей вместе с Патриком, потому что он хороший отец. Это прекрасные решения, и я рада, что приняла их.

Другие решения были далеко не лучшими, и я могла отчетливо видеть, как они привели к боли, которую я испытывала. Так, я решила, что меня сложно любить, и это заставило меня переусердствовать и делать слишком много, чтобы доказывать, что я заслуживаю любви. Тогда мне казалось, что мною пользуются или меня не понимают. Я определенно должна пересмотреть это решение, потому что оно не работает. Меня нетрудно любить, хотя со мной иногда бывает тяжело. Но с кем не бывает? Мы все имеем светлые и темные стороны.

Я также решила верить, что Патрик не был хорошим человеком. Этот выбор сделал меня раздражительной и замкнутой, и теперь вижу, как сама провоцировала его не быть хорошим человеком. Конечно, Патрик не идеален, и он действительно временами вел себя неправильно. Но помимо этого он мог быть любящим и добрым и всегда помогал тем, кто в этом нуждался.

Я также могла видеть, что эти решения не связали меня на всю жизнь. Чем дальше я шла, тем яснее становилось, что пришло время для новых решений. И начать следовало с того, чтобы перестать чувствовать себя жертвой и начать избавляться от чувства беспомощности.

Я была так погружена в свои мысли, что вошла в Мазариф, где планировала остановиться, и вышла из него, не заметив этого. Когда я это обнаружила, я развернулась и отправилась на поиски своего отеля. Я обошла город три или четыре раза, но так и не смогла его найти. На самом деле, кроме одного небольшого хостела-ресторана для паломников возле церкви, в этом городе не было ничего. Расстроенная, я зашла в бар паломнического хостела и заказала бокадильо с яйцом, затем спросила официанта, не знает ли он, где находится моя гостиница. Он покачал головой и сказал, что в Мазарифе такого места нет.

Я еще раз взглянула на лист, где был отмечен мой маршрут, и показала официанту, но он снова покачал головой.

Я уже научилась не приходить в отчаяние от подобных подножек в пути, так что попросила официанта узнать о моей гостинице у других работников. Он скрылся на кухне. Через пять минут оттуда вышла низкая коренастая женщина и сообщила, что нужное мне место находится в десяти километрах отсюда. Я чуть не подавилась. «Нет, я не хочу идти так далеко! Я не могу. Не сегодня!» – Я заплакала.

Немного успокоившись, я спросила, можно ли заказать такси. Она покачала головой и сказала, что в Мазарифе нет такси. Я поверила ей. Если тут нет людей, почему здесь должно быть такси?

– Вы можете остаться здесь, – предложила она.

– Я бы очень хотела, – ответила я. – Но мои вещи ждут меня в хостеле. Я должна их получить.

«Дерьмо, – выругалась я про себя. – Какой отстой».

Смутившись, я извинилась за свою истерику, на что она сказала:

– Не беспокойтесь. Я позвоню им и скажу, что вы устали.

– Хорошо, – ответила я, не ожидая, что это что-то изменит. Я заказала колу, пока она звонила. Мне нужно было много сахара, чтобы идти дальше, особенно теперь, когда снова пошел дождь.

В это время женщина взволнованно говорила по телефону, не переставая повторять: «Да, да, да», – и с жалостью глядя в мою сторону. Наконец повесив трубку, она сказала: «Все хорошо! Он вас подберет. Через час».

Я была счастлива это услышать. Горячо поблагодарив ее за помощь, снова села и расслабилась. Тогда я в этом нуждалась. Я устала от постоянной нагрузки. Мне хотелось, чтобы меня подвезли. К счастью, так и получилось.

«Прекрасно», – сказала я, благодаря Камино за такой поворот событий. Позволить кому-то мне помочь – это было новое решение для меня, которое необходимо было принять прямо сейчас.

Полтора часа спустя я сидела в удобнейшем фермерском доме перед камином, закинув ноги и попивая красное вино, окруженная самыми прекрасными хозяевами, каких я только встречала в пути. Жена хозяина, Марселла, тихая женщина лет пятидесяти с теплыми карими глазами и доброй улыбкой, настояла, чтобы я отдала всю одежду в стирку, и отправила меня вздремнуть, наказав в восемь присоединиться к ним на ужине.

Наслаждаясь таким теплым приемом, я полностью расслабилась, поспала, а после меня ждали вкуснейшие угощения: домашнее блюдо из свежей рыбы, приготовленные на пару овощи из сада, салат, домашние сыры и хлеб, восхитительный торт и шоколадные конфеты.

Засыпая в ту ночь, я думала, как же прекрасно быть окруженной заботой и нежностью. Мне это было нужно!


День 21 От Мансильи-де-лас-Мулас до Леона 19 километров | Неудержимая. 1000 км пешком по легендарному пути Камино де Сантьяго | День 23 Из Мазарифа в Асторгу 30 километров