home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



День 23

Из Мазарифа в Асторгу

30 километров

В это утро меня разбудил аромат свежеиспеченного хлеба и кофе, так что я без труда поднялась с кровати и спустилась вниз, не заботясь даже о том, чтобы переодеться. Внизу на столе был потрясающий омлет с тушеными помидорами, поданный вместе с корзинкой еще теплого хлеба, домашним джемом и горячим кофе с молоком, от которого шел пар. Спустя некоторое время, моя чудесная хозяйка, Марселла, вошла в столовую и, бодро поприветствовав меня, вручила стопку выстиранного белья и спросила, может ли она или ее муж Мигель сделать что-нибудь для меня, прежде чем я отправлюсь в путь.

Подумав о нескольких оставшихся энергетических батончиках, я спросила, не будут ли они возражать, если я возьму с собой немного хлеба и сыра. Через десять минут я была нагружена хлебом, сыром, фруктами, джемом, ветчиной и шоколадом. Я с благодарностью взяла все предложенное и упаковала в рюкзак, радуясь, что буду есть в пути что-то новое.

После завтрака я приняла горячий душ, упаковала сумку и приготовилась идти. Как обычно, было холодно, и шел дождь, так что я тепло оделась, радуясь, что не выложила подштанники несколько дней назад. После я снова спустилась вниз, чтобы насладиться последней чашкой кофе перед долгим переходом. Я бы с большим удовольствием пожила в этом чудесном доме еще неделю.

Мигель спустил сумку на первый этаж, уверяя, что скоро доставит ее к моей следующей ночлежке. Хорошо, что мне не пришлось самой нести сумку вниз, хотя она и потеряла значительную долю своего веса за время путешествия. Собственно, как и я сама – утром мне пришлось вытащить шнурки из моих бесполезных легких кроссовок и плотно ими обвязаться, ибо штаны начали спадать.

Еще немного задержавшись, я попросила поставить штамп в моем паломническом паспорте и взяла несколько фотографий хозяев, чтобы помнить их доброту еще долго после того, как мое приключение закончится.

Пришло время отправляться в путь. Я спросила, как мне выйти к Камино, и была рада узнать, что дорога продолжается прямо от задних дверей дома. Я крепко обняла хозяев, а они сердечно пожелали мне Доброго Пути.


Под дождливым небом Камино вел меня через сельские угодья вдоль железной дороги, и на душе у меня было спокойно. Я была так благодарна за ту простую доброту и любовь, которую мне подарили прошлой ночью, что теперь я ощущала себя самым счастливым человеком на Земле. Даже моя белая походная рубашка вернулась ко мне не только выстиранной, но и идеально выглаженной. За мое решение осуществить это паломничество они отнеслись ко мне с таким уважением – я просто не могла в это поверить. Их любовь была настолько целебной, что многое из того, что тревожило меня последние дни, куда-то отступило. И было так хорошо ощущать это и продолжать идти.

Вскоре я наткнулась на потрясающий каменный мост, ведущий к соседнему городу. Я остановилась и прочитала о нем на табличке. Мост Пуэнте-де-Орбиго был одним из самых длинных и старейших средневековых мостов в Испании, будучи построенным в XIII веке над еще более старым римским мостом. Этот мост считался одним из наиболее значительных исторических памятников на маршруте, и я могла понять почему. Его двадцать арок перевели меня через реку Орбиго. Я прошла через место, известное как Пасо Хонросо, или Дорога Почета, получившее это название из-за легендарного рыцарского турнира, состоявшегося здесь в 1434 году.

Согласно легенде, рыцарь по имени Дон Суеро де Киньонес, отверженный прекрасной дамой, чтобы защитить свою честь, бросал вызов всякому рыцарю, который пытался перейти через мост. Рыцари со всей Европы приезжали, чтобы принять его вызов, но он успешно охранял мост в течение тридцати дней. Затем он отправился в Сантьяго, чтобы принести благодарственные молитвы за обретенную свободу от любви, чувствуя теперь, что его честь полностью восстановлена.

Я думала о Доне Суеро и о той, что его отвергла. Мы действительно привязываемся к тем, кто делает нам больно, если мы не можем их простить. И именно поэтому мы продолжаем страдать еще долго после того, как рана была нанесена.

Это и есть прощение? Освобождение от того, что держало тебя в неволе?

«Я тоже хотела избавиться от зависимости», – думала я, когда переходила через мост. И единственный способ этого достичь – бороться, как Дон Суеро, с тем, что лишает свободы. Я должна бороться с сожалением и горечью. С растерянностью и осуждением. Со стыдом и смущением. Но в первую очередь я должна была перестать воспринимать себя как жертву.

Пришло время освободиться от этих тягостных мыслей, потому что ничего хорошего из них не выходит. Ничего. Они не приносили мне успокоения. Не вдохновляли меня. Не заставляли меня чувствовать себя лучше. Из-за них мне становилось грустно, и я чувствовала себя пустым местом. Это был худший из возможных вариантов рабства, в котором только мог оказаться человек, и я решила, что с меня хватит. Пока я шла, я поняла, что мне нужно больше, чем просто понять, почему все получилось так, как получилось, хотя это тоже было важно.

Я поняла, что все время в браке я сталкивалась со своей собственной кармой и своими духовными испытаниями. Я также поняла, что это был мой выбор родиться в той семье, в которой я родилась, чтобы получить все эти духовные уроки, которые моя семья предложила мне. Я даже поняла, что я сама была ответственна за все отношения, в которые я была вовлечена в течение жизни, чтобы, пройдя через них, получить духовный опыт.

Я даже простила всех, кто делал мне больно, и хотела, чтобы они также простили меня. Я больше не хотела быть связанной своим отношением к ранам. Но, несмотря на понимание всего, мне все еще было больно.

Все, чего мне хотелось, – повернуться к Богу и избавиться от боли в сердце и душе. Я хотела получить прощение за то, что слишком долго цеплялась за свою боль. Я хотела освободиться от всего этого и открыться для любви. Я хотела простить себя за отказ от той любви, что мне предлагали Бог и мое высшее «Я». Именно для этого я отправилась в это путешествие. Именно этого прощения я искала.


Я вернулась к реальности. Мост плавно перетек в средневековый город. Дождь утих, можно было снять капюшон, чтобы осмотреться. Казалось, я была здесь раньше. И это была не просто мысль, скорее, что-то похожее на дежавю. Я пересекла мост и чувствовала, будто сама принимала участие в его строительстве.

Я сошла с моста и оказалась в центре городка под названием Оспиталь-де-Обриго. Было раннее утро, поэтому все было закрыто и на улице не было ни души. Только забавного вида мужчина на слишком маленьком для него велосипеде колесил взад-вперед по улице. Его яркий желто-оранжевый жилет с надписью «Охрана» казался неуместным в этом крайне тихом месте, в котором просто не могло быть ничего опасного. Но я пришла к выводу, что ничего в пути не происходит со мной просто так. И если это был знак, то, вероятно, он означал, что я в безопасности.

Он проехал мимо меня несколько раз, искоса поглядывая на меня с легкой улыбкой. Я начала думать, что он может быть ангелом. Это была неожиданная мысль, но как только она пришла ко мне, я почувствовала, как по телу пробежал озноб. Я обернулась, чтобы посмотреть, где он, но он исчез. Я села, чтобы перекусить и дождаться, когда велосипедист вернется. Но он больше не появлялся. «Ладно, Камино, я поняла тебя. Все хорошо. Спасибо», – сказала я вслух. Я упаковала рюкзак и встала. Дождь пошел с новой силой, так что я снова завернулась в дождевик, подняла треккинговые палки и приготовилась идти.

Вскоре ландшафт начал меняться. Равнина сменилась идущими один за другим холмами. Земля была усеяна круглыми мокрыми камнями, скользкими, как лед, из-за чего я постоянно падала. Кроме того, идти приходилось по целым рекам из грязи, образовавшимся в результате недель дождя. Я направила все свое внимание на то, чтобы контролировать каждый шаг и не упасть лицом в эту жижу. Я перепрыгивала через лужи, хватаясь за ветки деревьев, и так я медленно продвигалась вперед, будто играла в Твистер сама с собой. Один неверный шаг мог привести к неприятному падению, поэтому долгое время я шла, не отрывая взгляда от земли. Один раз я поскользнулась и наткнулась ребром на свою палку. Рюкзак слетел со спины и приземлился в трех метрах от меня прямо посреди лужи грязи, Гамби – еще тремя метрами далее. Дождевик сделал из меня человека-ледянку, так что я смогла проползти несколько метров вниз по дорожке, прежде чем сорвалась на бег и смачно врезалась в пень. Первые несколько минут я пыталась осознать произошедшее, потом ругнулась, потом засмеялась и, наконец, встала, чтобы подобрать свои разбросанные вещи. Когда я снова двинулась в путь, скользкие круглые камни, к счастью, сменились шершавыми плоскими, а дорога пошла равниной, что позволило мне вернуться в умиротворенное состояние.

Меня окружали сады, мох покрывал стволы деревьев, и туман, застилавший все вокруг, будто танцевал между ними. Мне казалось, что феи и духи следят за тем, как я медленно продвигаюсь вперед. Я снова погрузилась в тот другой мир, в который попадала снова и снова. Я задавалась вопросом, делает ли так Путь с каждым или это я сама, продолжая идти, настраивалась на другую реальность? Но это не важно. Этот мир полностью окутал меня, как будто я завернулась в теплое и уютное одеяло.

Вскоре я наткнулась на самодельное паломническое святилище. На меня смотрела статуя паломника в полный рост, с маской на месте лица, одетого в настоящую одежду и держащего большую трость. За статуей стоял большой металлический крест, у основания которого лежала насыпь круглых камней, оставленных другими паломниками. Крест как будто выполнял роль привратника у входа в совершенно новое измерение Камино. Я осмотрелась и нашла большой круглый камень, который положила к другим у креста.

Дорога дальше представляла собой смесь из красной грязи и камней, повсюду были ямы и обрывы. Погода значительно улучшилась, вышло солнце, но все еще было прохладно. Тем не менее я вспотела, поэтому сняла несколько слоев одежды и убрала их в рюкзак.

Грязь на тропе высохла, и, хотя по камням ходить было все еще тяжело, я уже не была обязана следить за каждым своим шагом, как несколько часов назад. Я могла оторвать взгляд от земли и любоваться просторами, открывшимися передо мной. Мне становилось легче и радостнее. В этот момент меня ничего не волновало. Ни прошлое. Ни будущее. Я жила только настоящим, и на душе у меня было спокойно.

Я не только смотрела на природу, я чувствовала себя ее частью. Я не была одна, я была связана со всем вокруг. Мое эго наблюдало за мной, но молчало. Я чувствовала себя полностью проснувшейся и ожившей, и меня не мучили мои раны и мое прошлое.

Около половины четвертого я подошла к концу древней римской дороги и оказалась на окраине Асторги – моего сегодняшнего пункта назначения. Я пересекла железнодорожные пути и вышла к неброской церкви.

Внутреннее убранство церкви внушало благоговение. Богоматерь смотрела на меня с алтаря, и я произнесла молитву благодарности за то, что продержалась еще день. Потом я вспомнила, что у Патрика день рождения.

«Матерь Божия, всем сердцем и душой благодарю тебя за то, что присматриваешь за мной. Я также хочу поблагодарить за все подарки, которые получила от Патрика. Сегодня его день рождения, и я хочу подарить ему освобождение от моего гнева и обиды и молитву от всего сердца, что он сможет найти свое счастье и внутренний покой. Я благодарю тебя за помощь, без которой я не оказалась бы здесь. Я молюсь, чтобы у него был счастливейший день рождения. Аминь».


Я поставила свечку в честь его дня рождения и послала ему любовь. «Спасибо, Патрик, – прошептала я, – с днем рождения». Я посидела в церкви еще немного и прочитала молитву по четкам в благодарность за все, что встретилось мне в Пути. Потом я встала, подняла свои палки и углубилась в город, пока не вышла к красивой площади на вершине холма. Я увидела свой хостел сразу же, и слава богу, потому что минуту спустя в небе затрещали молнии, сопровождающиеся сильнейшим ливнем, с которым я сталкивалась на Камино.


День 22 Из Леона в Мазариф 24 километра | Неудержимая. 1000 км пешком по легендарному пути Камино де Сантьяго | День 24 Из Асторги в Рабаналь де Камино 19 километров