home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Вокруг было все так же тихо. Я бы даже сказала… слишком тихо. Хотя всему виной являлся полог безмолвия, который Димарий почему-то не спешил убирать. Таким образом, та часть императорского сада, где располагалась наша лавочка, все еще оставалась отрезана от всего остального мира – по крайней мере, во всем, что касалось звуков.

Но эта тишина не давила, а будто успокаивала. А может, дело было не в ней, а в принце, который сидел рядом и бережно обнимал меня за плечи? Или в его теплых пальцах, поглаживающих меня по руке… или даже просто в том, что сейчас он находился так близко, и думать о чем-то ином я просто не могла.

– Почему мне стало плохо? – спросила я, нарушая наше молчание. Не думаю, что у Димария был ответ на этот вопрос, но какую-то версию он точно мог мне озвучить.

– Слова Нида о том, как и когда умерла его сестра, стали для тебя потрясением, – объяснил Дим. – Но я, кажется, догадываюсь о причинах. Ведь дело в том видении? Ты думаешь, что оно связано с леди Андамиррой?

– Уверена, – отозвалась я, продолжая смотреть на свои напряженные руки. – Чувствую, что тогда видела именно ее смерть. А учитывая, что я появилась на свет в ту же ночь, мне становится откровенно не по себе.

– Есть еще кое-что, Ами, – задумчиво протянул Дим. – Помнишь, знахарка сказала, что ты родилась мертвой? А потом вдруг случилось чудо. Вот только я как-то не особенно верю в подобные чудеса. Поверь, если душа ушла за грань, то даже Светлым Богам не по силам ее вернуть.

– И что ты хочешь этим сказать?

От его рассуждений у меня по спине пробежал холодок, а тело начала бить мелкая дрожь. И, почувствовав мое состояние, Дим не придумал ничего лучше, чем придвинуть меня ближе к себе.

– Подумай, Ами. Ведь получается, что девочка… дочка Нида, то есть кровная родственница самой Андамирры, родилась мертвой. Но ее тело еще можно было спасти. К тому же та, кого называли Первой ведьмой, владела силой света. То есть теоретически могла дать импульс к возрождению жизни. Но вот душу вернуть ей было не по силам.

– Дим! – выпалила я, поднимая на него ничего не понимающий взгляд. – Пожалуйста, перестань говорить такими жуткими намеками.

– Это не намеки, Амиша, – ответил он, качая головой. – Это предположения, основанные на имеющейся информации. К тому же мы не знаем, жертвой какого ритуала стала леди Андамирра. Мне вообще мало что известно о подобных вещах. Но пока мы имеем довольно занимательный набор фактов. Ты владеешь четырьмя стихиями, по словам Анидара – похожа на тетку и внешне, и характером. Ты помнишь, как ее убили, откуда-то хорошо знаешь имение «Эльсерна»…

– И какие из этого можно сделать выводы? А? Скажи мне, ты ведь профессор, – со злой иронией огрызнулась я. Несмотря на доводы логики, мне было сложно во все это поверить.

– Опять же, я могу только предполагать, – предупредил Дим, а потом как-то особенно тяжело вздохнул, поймал свободной рукой мои ладони и только после этого добавил: – Есть вероятность, что в тебе живет какая-то часть ее сущности.

– Боги…

– Подожди, не перебивай и не пугайся раньше времени, – осадил меня Димарий. – Это ведь только один из вариантов.

– А есть другие? – печально спросила я.

– Есть, – кивнул он. – Ведь если учесть, что душа новорожденной девочки все же ушла за черту… то можно предположить, что…

– Я и есть та… кого убили, – добавила севшим от оцепенения голосом. – Первая ведьма… Андамирра Артарри.

– Это тоже только гипотеза, – напомнил принц. – И поверь, Ами, для меня подобное не менее странно и жутко, чем для тебя. Давай на сегодня закроем эту тему. Пойдем прогуляемся по саду, или, если хочешь, могу показать тебе дворец.

– Прости, но сейчас я бы предпочла вернуться в академию.

Увы, у меня не было ни сил, ни желания продолжать «веселиться». Хотелось только одного – упасть в свою кровать и забыться сном. Вот только что-то подсказывало мне, что уснуть без специальных капель я просто не смогу.

Димарий не стал меня уговаривать, прекрасно понимая, что мне сейчас не до прогулок. И тем не менее обратно ко входу во дворец мы шли довольно медленно. Он показал мне скульптуры из кустарников, проводил мимо небольшого фонтана, даже намеревался позвать лакея и приказать тому подать нам вина, но я не дала ему это сделать.

Оказавшись в здании дворца, мы направились прямиком к портальной комнате – одному из тех немногочисленных мест, откуда можно было перенестись в академию. Но когда проходили по широкому коридору второго этажа, впереди неожиданно мелькнул силуэт девушки. И возможно, я бы даже не обратила на это внимания, если бы не Дим.

– А ну, стоять! – строгим тоном бросил он.

Да только та даже и не думала его слушать. Она все так же продолжила быстро удаляться и уже намеревалась свернуть на лестницу, но вдруг остановилась… не в силах преодолеть возникшее перед ней невидимое препятствие.

– Пропусти! – выпалила та, резко оборачиваясь к принцу и глядя на него с вызовом.

– Ты сейчас должна быть не здесь, – спокойным тоном ответил он.

Мы подошли ближе и остановились на расстоянии пары метров от явно недовольной девицы. Ее длинный темно-серый плащ укутывал фигуру подобно балахону, а из-за накинутого на голову глубокого капюшона рассмотреть лицо этой леди становилось невозможно.

– Дим, давай не будем ругаться, – сменила тактику беглянка. – Я уже большая девочка и сама могу решать, где и с кем мне проводить время.

– Нет, – иронично бросил тот. – Не можешь.

– Я, к твоему сведению, совершеннолетняя!

– А ведешь себя как маленькая капризная девочка, – не остался в долгу принц. – Куда собралась?

– Мне нужно поговорить с Евой.

– Врешь, – безразличным тоном подметил Дим.

– Вру, – не стала спорить она.

Но тут повернула голову в мою сторону, и по ее изменившейся позе я сразу догадалась, что кто-то сейчас собирается перейти в наступление.

– Оу, Дим, да ты, никак, с девушкой? Неужели все-таки решил послушаться деда и подыскать жену? – В ее глоссе звучали издевательские нотки, но мне они показались простым способом переключить внимание Димария. Почему-то я была уверена, что эта юная леди далеко не такая язва, какой хочет казаться.

– С девушкой, – не стал отпираться принц. – Заметь, с красивой, умной, воспитанной и куда более сдержанной, чем некоторые. Но, увы, дорогая сестра, Амитерия всего лишь моя ученица. О чем тебе прекрасно известно.

Я же лишь усмехнулась, только теперь сообразив, кто именно перед нами. Значит, это Ее Высочество принцесса Янорина собственной персоной? И куда, интересно мне знать, она собралась в столь поздний час? Не иначе, на свидание?

Кстати, мы с ней когда-то неплохо ладили, но в последний раз виделись лет так… восемь назад. Кажется, ей тогда было около одиннадцати, и она еще только собиралась пройти ритуал призыва своей стихии. В те времена для нас с ней не имели значения титулы – мы просто весело проводили вместе время, разгуливая по обширным просторам имения леди Эриол. Правда, сайлирская принцесса провела в гостях у бабушки всего несколько дней, после чего вернулась обратно в свою страну. С тех пор мы не встречались ни разу.

– Ваше Высочество, – проговорила я, обращаясь к Янорине и изображая легкий книксен. – Очень рада встрече.

– Взаимно, Ами, – отозвалась она, учтиво мне кивнув. Потом сдернула с головы капюшон и с ледяной решимостью посмотрела на Димария. – Меня ждут.

– Кто? – спокойно спросил принц.

– Какая тебе разница?

– Кто? – повторил Дим, не повышая голоса.

– Друг.

– Имя.

– Лемирий.

– А, старший сын лорда Анрида, – кивнул тот. – Знаем такого. Но… не думаю, что у вас может получиться роман. Он для тебя слишком спокойный. И слабохарактерный. Ты его задавишь.

– Это не твое дело! – рявкнула на него принцесса, отбрасывая за спину свои длинные белоснежные волосы.

Помню, я всегда поражалась контрастам внешности юной принцессы. Ведь при таком безжизненном цвете волос ее брови и ресницы оставались угольно-черными. Глаза же были того же насыщенно-синего оттенка, что и у Димария, а лицо имело утонченные черты истинной дочери древнего рода Астор.

– На самом деле, Янорина, мне все равно, кому ты собралась портить жизнь, – с улыбкой ответил Дим.

– Что ты имеешь в виду? Что значит «портить жизнь»? – не поняла она.

Но ее брат и не думал ничего утаивать:

– Ведь если какой-либо из кавалеров позволит себе в твоем отношении лишнее, это обязательно закончится для него в крайней степени печально. И потому, милая, пожалуйста, думай перед тем, как подставлять кого-то под удар. Я ведь не стану разбираться, кто кого спровоцировал. Просто приму меры.

– Ты не посмеешь, – возмутилась девушка. Она дернулась, и от этого движения не по размеру большой плащ почти соскользнул с ее хрупкой фигуры.

– Желаешь проверить? – Улыбка Димария стала коварной. И мне было прекрасно известно, что он обязательно исполнит свою угрозу.

Видимо, Янорина тоже неплохо знала своего старшего родственника, потому и не стала с ним спорить.

– Я все равно пойду. Меня ждут, – заявила она, правда, теперь ее голос звучал куда спокойнее.

– Иди, – согласился Дим. Но поспешил уточнить: – Через час чтобы была в своей постели. Проверю. Вернешься позже… и молодой лорд Анрид отправится нести службу в какой-нибудь из дальних гарнизонов. Он ведь боевой маг.

– Я приду вовремя. Проверять не нужно.

Она развернулась и с царственным видом зашагала в сторону лестницы. А Дим, наблюдая за ее уходом, вдруг усмехнулся и добавил:

– Время пошло.

Неудивительно, что медленная размеренная походка принцессы странным образом превратилась в бег. Судя по всему, к угрозам брата эта девушка относилась очень серьезно.

– Тиран и деспот, – проговорила я, покосившись на чрезвычайно довольного собой принца.

– Ну а что мне остается? – весело отозвался он. – Ей девятнадцать. Энергии – море, а здравого смысла нет совсем. Приходится постоянно контролировать, как бы глупостей не наделала.

После встречи с Ее Высочеством мое настроение странным образом улучшилось. На душе стало как-то особенно легко, и даже появилось желание улыбаться.

– А этот ее Лемирий, кстати, неплохой парень, – пояснил принц, когда мы уже миновали портал и шли по пустым коридорам академии. – И намерения у него более чем серьезные. Но… мою сестренку он не потянет. Ей нужен тот, кто станет для нее авторитетом, к кому она будет прислушиваться. Кто сможет удержать ее неуемную энергию в рамках. И пока, увы, я подходящих кандидатур не встречал.

– Думаю, такой человек обязательно найдется. В свое время, – отозвалась я, шагая рядом с принцем и держа руку на его локте. – Она ведь еще совсем молодая.

– Но на свидания бегает очень активно, – хмыкнул Дим. – Четвертый раз за этот месяц ее ловлю. Причем дважды она еще ни с кем не встречалась.

Оставшуюся часть пути преодолели молча. Но это молчание не было тягостным. Мы просто шли рядом, и было в этом всем что-то такое, от чего мне становилось удивительно уютно. Настолько, что просто не хотелось, чтобы путь до комнаты когда-нибудь заканчивался.

Димарий проводил меня до самой двери спальни, но прощаться почему-то не спешил. Просто остановился напротив, поймал мою ручку и сжал в своей ладони.

– Спасибо за вечер, – сказал он, глядя мне в глаза. – И прошу, Ами, не думай о плохом. Мы все узнаем, обязательно докопаемся до правды.

Я кивнула, снова вспоминая обо всем, что сегодня узнала. Улыбка сошла с моего лица, будто ее там никогда не было. И, наверное, все бы так и закончилось, если бы не Дим.

Он вдруг сделал шаг вперед и легким движением обнял меня за талию. Его лицо оказалось настолько близко, что я даже растерялась. А потом Его Высочество поймал мой удивленный взгляд, загадочно улыбнулся и… коснулся губами моей щеки.

– Спокойной ночи, Ами, – проговорил, отстраняясь.

Изобразил легкий поклон, развернулся и ушел. А я так и осталась посреди коридора женского этажа. Просто смотрела ему вслед и ошарашенно улыбалась. Ведь, судя по всему… один самоуверенный, но до безумия обаятельный принц несколько мгновений назад наглядно продемонстрировал мне, что принимает вызов в моей игре. Игре, которую я сама же и затеяла, совершенно не зная правил.


Что удивительно, после такого прощания уснула я с легким сердцем. А снился мне уже знакомый белоснежный особняк, носящий название «Эльсерна», и обширный сад, больше похожий на сказочный лес. И в этом саду рядом со мной на расстеленном на траве плотном пледе сидели две девушки. Обе – брюнетки, но только одна была старше и вела себя как-то чересчур строго, ну а второй на вид можно было дать не больше четырнадцати. А перед нами разыгрывал представление молодой паренек, одетый как настоящий лорд. Он создавал из воздуха причудливые иллюзии и даже умудрялся заставить их говорить. Это было удивительное зрелище. Я улыбалась, хлопала ему, кричала «браво». А он с чинным видом кланялся и принимал похвалы как должное.

Но вдруг картинка сна стала терять свои краски. Светлое ясное небо потемнело, солнце спряталось за тяжелыми темными тучами, а воздухе начал ощущаться запах приближающейся грозы. Девушки дружно подскочили с пледа и ринулись к дому, парнишка побежал следом. И я уже собиралась пойти за ними, но меня остановил чей-то оклик.

Конечно, я обернулась и увидела спешно шагающего ко мне светловолосого мужчину. Он явно спешил, и даже первые капли начинающегося ливня не стали для него поводом спрятаться.

– Ами, – с придыханием проговорил этот человек.

И от звучания его голоса я вздрогнула и едва смогла сдержать порыв сорваться с места и убежать. Слишком знакомым он мне показался, слишком странные чувства вызывал.

– Ты нужна мне, – добавил этот человек, встречаясь со мной взглядами. – Нужна…

Он сделал шаг вперед, намереваясь взять меня за руку, но я попросту отшатнулась. И вдруг… все вокруг померкло, тучи окончательно закрыли солнце, и весь мир будто застило черное марево. Светловолосого незнакомца рядом почему-то уже не было, а меня все сильнее затягивало в болото мрака, который подступал одновременно со всех сторон. Но что самое странное, я чувствовала эту тьму как родную. Ощущала ее импульсы, энергию. Она говорила со мной, пусть и без слов. Рассказывала, что понимает мою боль, чувствует страхи. Уверяла, что теперь-то, когда мы вместе, меня никто не посмеет обидеть. Ну а если найдется такой смельчак, то иметь дело ему придется именно с ней.

Она была ласкова и в то же время строга. Мне казалось, что иногда во этом мраке мелькал силуэт женщины. Взрослой, мудрой, но невероятно опасной. А когда я спросила, как ее имя, она ответила, что не имеет имени. Она – тьма, и ей не нужно другое звание. А в следующее мгновение обернулась красивой черной кошкой и нагло улеглась на мои колени.

«Не бойся меня, – прозвучало в голове. – Для тебя я не опасна».

– А для других? – последовал мой закономерный вопрос.

И она ответила:

«А вот другим лучше никогда со мной не сталкиваться».


– Амитерия, твою флотилию, немедленно открывай глаза! – кричала надо мной явно чем-то напуганная Мартиша. – Давай же! Прошу тебя! Проснись!

Она не просто просила или требовала, а будто бы умоляла. Уговаривала. Причем в ее голосе было столько непонятных эмоций, что оставаться и дальше в плену сна я просто не смогла. Но стоило мне открыть глаза и немного приподняться, как Марти испуганно отпрыгнула назад, прикрыв рот дрожащей ладонью.

– Мать моя женщина! Боги Светлые… Ами… что с тобой?

Она была по-настоящему ошарашена и смотрела на меня так, будто я как минимум ожившее привидение жареной индейки, которую вчера подавали в столовой.

– А что со мной не так? – поинтересовалась я, ощущая себя на удивление отдохнувшей, несмотря на то что легла накануне гораздо позже, чем обычно. Потом повернулась к висящим на стене часам, определила, что проснулись мы даже раньше обычного, причем на целый час, и снова посмотрела на Мартишу. – Зачем разбудила так рано?

– Ами… ты в порядке? – дрогнувшим голосом поинтересовалась та. – Точно все хорошо? Может, что-то болит? Или ощущения странные?

– Да нет же, Марти, – бросила я, с улыбкой усаживаясь на кровати.

Привычно потянулась, пригладила растрепавшиеся за ночь длинные волосы и… с каким-то немым удивлением уставилась на белоснежную прядь, упавшую на плечо. Это показалось мне странным, и я даже потянула за нее, желая сбросить с себя непонятно откуда взявшийся чужой локон. Да только он явно был прицеплен к моей голове. Более того… рос именно оттуда.

Но, вероятно, мое сознание еще не до конца проснулось и соображало сейчас со скрипом, потому что я не придумала ничего лучше, чем дернуть эту прядь сильнее. Да только она явно не спешила отрываться. А еще эти манипуляции приносили мне лишь боль.

– Ами, у тебя все волосы такого цвета, – непривычно напряженным тоном протянула Мартиша. – А глаза… чернющие. Смотреть в них страшно. И знаешь… пойду-ка я за Аркелиром. Ты, конечно, извини, но с находиться с тобой рядом сейчас просто жутко.

И пока я осмысливала то, что она сказала, Марти поднялась и скрылась за дверью. Причем пошла прямо в ночной сорочке, даже халат не набросила. Видимо, сильно ее впечатлило мое очередное преображение. Мне же не оставалось ничего иного, как встать с кровати и хотя бы попытаться подготовиться к появлению принца.

Как ни странно, меня собственное преображение ни капли не пугало, а новый цвет шевелюры даже нравился. Теперь собственная внешность стала казаться мне куда более интересной, чем была. Более того, волосы сами собой выпрямились, стали гладкими и после легкого расчесывания лежали волосок к волоску. Что же касается глаз… Честно говоря, я бы предпочла, чтобы они и дальше оставались зелеными. Но, наверное, уже привыкла к подобным резким изменениям и начала воспринимать их куда проще.

Когда в спальню вошел откровенно заспанный Димарий, я встретила его теплой улыбкой. Мне было приятно видеть его таким вот… обычным. Растрепанным, чуть помятым, одетым все в те же тренировочные штаны и шелковый черный халат. Сейчас он показался мне особенно милым. Более того, таким родным, что его захотелось обнять.

– Ами, – проговорил профессор, почему-то глядя на меня с откровенным опасением. Но подходить почему-то не стал.

– Доброе утро, Димарий, – поприветствовала я, просто лучась хорошим настроением. – И не надо смотреть на меня как на чудовище. Чего вы вообще всполошились? Ну, изменили волосы цвет…

– Амишенька, милая, а ты больше никаких изменений в себе не ощущаешь? – осторожно поинтересовался Дим, но в его голосе все равно промелькнула яркая ирония. – Стихии там новой?

– Нет, – честно призналась я, но все же решила добавить: – Только легкость. И странное чувство, что могу покорить весь мир.

Но после моих слов Димарий повернулся к стене, у которой стоял, и совсем не по-королевски уперся в нее лбом. И было в этом его жесте что-то такое, от чего мне безумно захотелось подойти… утешить. Я даже сделала шаг, но тут же была остановлена его резким жестом.

– Не приближайся. И ничего не трогай, – сдавленным тоном выпалил он. – В тебе, Амитерия, проснулась тьма. А это самая разрушительная сила из всех известных в нашем мире. Более того, ты ее не контролируешь. А один выброс может уничтожить к демонам всю эту академию.

Я просто застыла, не в силах поверить его словам. Потом перевела растерянный взгляд с принца на свои руки, попыталась почувствовать эту самую силу, но… безуспешно. И только закрыв глаза и мысленно сосредоточившись на своих стихиях, поняла, что, помимо четырех оттенков энергий, есть еще что-то. Темное, мрачное, но при этом очень близкое. Подобно кошке из сна, оно ластилось к моим рукам, просило приласкать, погладить, и я потянулась к нему…

– Ами, не смей! – рявкнул Дим.

Но было поздно. Я уже коснулась тьмы. Легким ветерком она прошла по моим пальцам, перетекла на зажатый в них гребень… а в следующее мгновение я перестала его ощущать. Он просто растаял.

Резко открыв глаза, уставилась на крупицы серого порошка в своей ладони и с ужасом сглотнула.

– Ни к чему не прикасайся! – злобно выпалил принц, глядя на меня с осуждением. – Сядь на кровать, я закрою тебя щитом. Твою силу он остановить не сможет, но близко никого не подпустит.

Я покорно кивнула, медленно прошагала к своей постели и забралась на нее с ногами.

– Для тьмы все равно, что уничтожать: людей, растения, камни, здания… миры, – все так же нервно продолжил Дим. А потом вдруг схватился за голову и, не сдержавшись, воскликнул: – Боги, иногда мне кажется, что жениться на Касилии было бы куда более мудрым решением, чем связаться с тобой!

Комментировать этот его выпад я не стала. В конце концов, и так понятно, что с моим появлением в жизнь Димария пришло и немалое количество неприятностей. Да, оказалось немного обидно слышать от него такие слова, но… не это было самым страшным. Ведь, даже находясь в состоянии легкого шока, я все равно прекрасно понимала, что для принца глупо оставлять в живых существо, подобное мне. Слишком опасно.

– И… что теперь будет? – спросила тихо.

– Не знаю, – выдохнул Димарий, отводя взгляд. – Для начала нужно, чтобы ты осознала всю степень опасности этой силы. Потом – научилась ее контролировать. Но и… кое-какие меры тоже не помешают.

– Меня не убьют?

Этот вопрос прозвучал даже слишком обреченно. Но именно тот страх, что я оказалась не в состоянии скрыть, стал для Дима своеобразным отрезвляющим сигналом. Он вдруг тряхнул головой, снова посмотрел мне в глаза и… попытался ободряюще улыбнуться.

– Ами. Моя мать – темный маг. И сестра тоже. У них обеих невероятно вспыльчивые характеры, но они все равно как-то умудряются сдерживать эту силу. И у тебя тоже получится. Просто… пока ничего не трогай.

– Хорошо, – сказала, осторожно кивнув.

– Я сейчас уйду, – добавил Дим. – Меня не будет не больше двух часов. И все это время ты должна сидеть на месте. Справишься?

– Справлюсь.

Да и не было у меня выбора. Сама перспектива оказаться повинной в чьем-то уничтожении не радовала ни капли.

– Я верю тебе, – неожиданно ответил Димарий, прямо встречая мой взгляд. – Не подведи.

И ушел.

Но после его последних слов у меня на душе стало удивительно тепло, а в сознании поселилась такая уверенность в собственной силе, которую никогда раньше не чувствовала. Даже темная магия поспешила отступить и уйти куда-то на самые дальние рубежи моей энергетической сущности. Нет, я продолжала ее ощущать, но теперь она стала казаться мне лишь маленьким чернильным пятнышком, покоренным и прирученным.

Постепенно мне удалось успокоить и остальные стихии, которые после пробуждения своей темной сестры пребывали в напряженном состоянии. Медленно, но уверенно они покорялись моей воле, возвращаясь к равновесию. А когда какая-то из них снова пыталась выйти из-под контроля и под действием общего всплеска энергий поднимала голову обернувшаяся котенком темная магия, мне оказывалось достаточно просто представить теплый взгляд Димария, вспомнить его прощальные слова, и все снова приходило в норму.

Наверное, только сейчас я в полной мере осознала, насколько быстро и легко он вошел в мою жизнь. Как учитель, наставник, друг. Я восхищалась им, его внутренней силой, его образом мышления, его знаниями. Мне до безумия нравился его легкий характер, который он так мастерски прятал за внешней холодностью. С ним было удивительно просто общаться, делиться мыслями, но при этом он всегда и во всем оставался принцем. Настоящим высокородным лордом. Истинным аристократом.

Да, Димарий оказался законченным эгоистом, но даже это не могло испортить моего к нему отношения. Он привык все решать сам, причем за всех. А если кто-то не желал принимать его решение, то Дим не настаивал, а просто выворачивал ситуацию так, что она в итоге все равно складывалась, как надо ему.

Он стал для меня тем, к чьему мнению я прислушивалась. Рядом с ним мне хотелось стараться быть лучше, сильнее. Хотелось заслужить его одобрение, уважение. Получить его искреннюю симпатию.

Да, все это было так. Но, наверное, глупо отрицать, что он очень нравился мне как мужчина. И пусть после истории с Эмильером я совсем не стремилась к романтическим отношениям, но… Димарий притягивал меня. Мне до безумия нравились его прикосновения, его взгляд, его улыбка. Но при этом я все же понимала, что мы с ним слишком далеки друг от друга по социальному положению. Он ведь когда-нибудь станет правителем этой империи, а я… дочка горничной и лорда, который к тому же когда-то просто предпочел от меня откупиться.

В итоге я настолько погрузилась в свои размышления, что даже не заметила, как ушла Мартиша. А когда подняла голову и обвела взглядом нашу с ней комнату, то даже удивилась, осознав, что осталась одна.


Время шло, стрелки на настенных часах мерно бежали по кругу, а я все сидела на своей кровати и смотрела на закрытую дверь. Потому, когда та осторожно открылась, мне даже шевелиться не пришлось. Да и не получилось бы, потому как тело замерло, скованное непонятным страхом.

А причиной этого испуга стал молодой беловолосый мужчина в элегантном сером костюме, нагло вошедший в мою спальню. И, наверное, если бы не появившийся следом за ним Димарий, я бы начала паниковать. Но стоило мне увидеть своего наставника, и на душе сразу стало хорошо и спокойно.

– Доброе утро, Ами, – поздоровался гость, в котором я все же узнала Эркрита – кронпринца всего Карильского Королевства. И как только мысль о его личности уложилась в моей голове, страх ушел окончательно.

Нет, этот человек не пугал меня, да и вообще почему-то вызывал только положительные эмоции. А сразу испугалась лишь потому, что никак не ожидала увидеть его в своей комнате… спального корпуса… академии Астор-Холт.

– Доброе утро, Ваше Высочество, – ответила, быстро собравшись с мыслями.

Подняться не решилась, потому что пообещала Диму сидеть на кровати. Но Эркрит и не ожидал от меня каких-либо действий. Он на мгновение оглянулся на Димария, убедился, что тот запер дверь, и только после этого решительно направился ко мне.

– Да-а-а, – протянул старший внук леди Эриол, усаживаясь на край кровати и как-то особенно внимательно вглядываясь в мои глаза. А потом ухмыльнулся и добавил: – Но ты молодец. Хорошо справилась. Даже никто не пострадал.

– Я не могла этого допустить, – отозвалась, разглядывая тонкий белый шрам, пересекающий его щеку от переносицы до самой скулы. Почему-то в этот момент мне стало до жуткого интересно, откуда такая отметина вообще могла взяться на холеном симпатичном лице карильского наследника.

– Скажи, Ами, как тебе удалось призвать темную магию? – спросил он, продолжая с задумчивым видом меня разглядывать. – До сего момента я искренне полагал, что ее можно получить только родившись с ней в крови. Именно так было с теми темными магами, которых я знаю. Причем все, кто ей владеет, так или иначе имеют отношение к моей семье.

– Я ничего не призывала, – поспешила возразить, прекрасно зная, что за проведение темных ритуалов во всех странах континента предусмотрена только высшая мера наказания. – Она открылась так же, как все предыдущие стихии. Во сне.

– Эрки, – позвал его Димарий. – Давай все расспросы отложим на потом. Сам же знаешь, что сейчас любая вспышка эмоций может вызвать всплеск силы. А этот разговор явно нервирует Амитерию.

– Ты прав, – вздохнул тот. Затем снова повернулся ко мне и виноватым тоном сообщил: – Ами, для того чтобы ты могла лучше контролировать тьму, а также для сдерживания ее мощи, мне придется нанести на твое тело руну-ограничитель.

– Что? – не поверила я своим ушам. И тут же ощутила, как живущая во мне темная магия начала набирать силу. Но мое возмущение было вполне нормально, ведь подобные ограничители обычно использовали, чтобы лишить связи со стихиями магов-преступников.

– Амиша, – донесся до меня спокойный голос Димария. – Так нужно. Не волнуйся, на остальные стихии это никак не повлияет.

Да, я верила ему, но сейчас все равно не могла вот так легко согласиться себя заклеймить. Тем более так. И он видел это по моим глазам, чувствовал по изменившемуся эмоциональному состоянию. Наверное, именно поэтому и решил, что обязан вмешаться.

Преодолев расстояние от двери до моей кровати, он жестом попросил Эрки подняться, а сам присел рядом со мной. И даже потянулся, чтобы взять за руку… но вовремя остановился.

– Мне сейчас нельзя к тебе прикасаться, – сказал Дим, ловя мой полный разочарования взгляд. – Да и находиться рядом – тоже. Эрки – темный маг. Ему твоя тьма вряд ли сможет причинить вред. Но для меня она очень опасна. С ней любые щиты становятся бесполезными.

– А это клеймо… поможет? – спросила, глядя на него с надеждой.

– Да, – без тени сомнения ответил Дим. – Более того, тебе самой станет легче.

– Но я не смогу использовать эту силу?

– Сможешь, – с самодовольной улыбкой ответил стоящий у кровати Эркрит. – Но только когда сама за ней потянешься. Ну, или если выйдешь из себя настолько, что потеряешь всякий контроль над разумом. В таком случае ни один ограничитель не спасет. Поэтому, Ами, тебе придется всегда держать эмоции под контролем. Это самое главное.

Я кивнула, понимая, что он говорит мне все это только потому, что желает помочь. Ему было не все равно… и Диму тоже. Наверное, именно поэтому я и решила, что должна согласиться.

– Хорошо, – выдавила из себя и отвела взгляд.

Удивительно, но решающим фактором для меня стало именно то, что без этого знака на теле я больше никогда не смогу ощутить прикосновения Димария.

– Умница моя, – ответил Дим и поднялся с кровати, снова уступая место брату.


Следующие полчаса я старалась лежать неподвижно, чтобы Эркрит смог правильно нанести рисунок. Местом расположения будущей татуировки выбрали спину, поближе к правой лопатке. К тому же там ее не сможет увидеть никто, кроме тех, перед кем придется раздеваться. А это лекари, Мартиша (так как живем мы с ней в одной комнате) и… будущий супруг, если таковой вообще когда-то появится.

Так как я до сих пор была лишь в ночной сорочке, для того, чтобы оголить место для рисования, мне даже не пришлось ничего с себя снимать. К моему счастью, оказалось достаточно просто спустить одну тонкую лямку с плеча и улечься на живот. Эркрит ловко орудовал тонкой кисточкой, нанося на мою кожу какую-то странную смесь темного цвета, и за все время рисования ни разу ко мне не прикоснулся. В итоге я полностью успокоилась и почти задремала.

– Ами, сейчас тебе будет больно, – нарушил царившую в комнате тишину голос Эрки. – Клеймо это закрепляется огнем. Иначе никак. Поэтому придется немного потерпеть.

Протестовать было поздно, отказываться – тоже. И все, что мне оставалось, это обреченно вздохнуть и попытаться сосредоточиться на чем-то ином, способном хоть как-то отвлечь. Повернув голову, я увидела Димария, сидящего на стуле у письменного стола. Он внимательно наблюдал за действиями брата и выглядел не на шутку напряженным. Но, поймав мой взгляд, даже попытался ободряюще улыбнуться. Увы, улыбка у него вышла слишком натянутой.

– Слушай, Дим, я тут на днях узнал, что на самом деле твоя свадьба не состоялась именно из-за Амитерии, – веселым тоном проговорил Эркрит, продолжая проводить за моей спиной какие-то манипуляции. – Надо было сразу бабушку к этому делу подключить. Она в итоге все и разрулила.

– Что за слово? – с усмешкой бросил Димарий. – Еще одно земное выражение из репертуара твоей супруги?

– Помнится, раньше тебе они очень нравились. Ты даже записывал их в блокнотик, – тем же тоном отозвался Эрки.

– Это было слишком давно, – отмахнулся Дим.

– Меньше четырех лет прошло, – парировал карильский кронпринц.

Их диалог показался мне особенно странным. Но куда сильнее меня впечатлила реакция Димария на реплики брата. С одной стороны, ему было приятно окунуться в те воспоминания, а с другой – они почему-то вызывали у него отторжение и неприязнь.

– А может, нам стоит снова посетить Землю? – предложил Эркрит.

– Не думаю, что это хорошая идея.

– Да брось ты. В прошлый раз тебя было не остановить, – продолжил беловолосый принц, а мое любопытство обострилось до предела. Я даже перестала делать вид, что не слушаю, и теперь во все глаза смотрела на Дима.

Он ничего не ответил, но Эрки явно не собирался закрывать эту тему.

– Помнишь аттракционы? Корабли? Машины? Да клуб, в конце концов?

– Конечно, помню, – с раздражением ответил Димарий.

– И хочешь сказать, что тебе там не понравилось? И стриптиз тоже? В жизни не поверю! Ты после того приватного танца до самого возвращения на Аргаллу ходил с загадочной довольной физиономией.

– Ну и что?

– Да ничего. Просто предлагаю повторить.

И тут я не сдержалась:

– А что такое «стриптиз»?

Этот вопрос я задала, все так же глядя на Димария. Но когда он едва заметно смутился, не поверила своим глазам.

– Тебе это знать не нужно, – ответил Дим.

– Почему это? – возразил карилец. – Ами – совершеннолетняя. А для общего развития ей подобные знания не повредят.

– Амитерия – леди.

– И что? – с иронией заметил Эркрит, потом снова коснулся кисточкой рисунка на моей спине и продолжил, уже обращаясь ко мне: – Стриптиз, Ами, это такой танец, во время которого исполнитель постепенно избавляется от одежды.

– Совсем? – спросила я, не в силах представить себе это зрелище.

– Да, – отозвался тот. – Он исполняется со сцены для определенной публики и призван возбуждать. Танцуют его и девушки, и мужчины. Хотя мужской стриптиз я, слава Богам, не видел.

– Это происходит в публичных домах? – ошарашенно уточнила я.

– У нас подобное не развито, – пояснил Эрки. – Так уж получилось, Ами, что некоторую часть своей жизни я провел в другом мире. Он называется Земля. И вот там развлечения такого вида довольно популярны.

– Честно говоря, – протянула я, стараясь не покраснеть, – мне сложно это представить. Танцы ведь исполняют парами.

– Это совсем другие танцы, – заметил Дим, разглядев мое смущение. – У нас такие не исполняют. Даже в одежде.

– Димарий ведь у нас менталист, – хитрым тоном протянул Эркрит. – И если ты его сильно попросишь, то он сможет показать тебе часть своих воспоминаний об увиденном.

– Нет! – рявкнул Дим. – Это точно не для Амитерии.

– Но почему? – удивился его брат. – Девушка она взрослая. Красивая. Вот выйдет замуж и захочет порадовать супруга таким вот…

– Заткнись, Эрки! – прорычал отчего-то не на шутку разозлившийся Дим. – И хватит о пошлостях. Амитерия – леди.

И в этот самый момент, когда все мое внимание было сосредоточено на Димарии, откуда-то сзади полыхнуло жаром, а спину пронзило такой болью, что я просто не смогла сдержать вскрик. Наверное, если бы не отвлеклась, заинтересовавшись их разговором, то смогла бы сдержаться. Заставила бы себя прикусить язык… и промолчать. Но, увы, все случилось слишком неожиданно.

– Амиша… – выдохнул Дим, мигом подскакивая с места и направляясь ко мне.

Он наклонился к моему лицу и на этот раз все же коснулся… провел рукой по щеке, погладил по волосам. А я просто смотрела на него, не в силах отвести взгляда. Ведь всего от одного его прикосновения мне стало намного легче, да и боль будто бы начала отступать.

– Можешь подниматься, – разрешил Эркрит. – Ограничитель нанесен верно, и эффект от него уже есть.

Конечно, я сразу же поспешила сесть, потому что лежать уже просто не могла. Из-за пульсирующей боли, волнами расходящейся от места ожога, правая рука почти не слушалась. Потому Димарию пришлось немного помочь мне поправить ночную сорочку. Он уже вернул обратно лямку и как раз заканчивал завязывать тонкие тесемочки у меня на груди, когда в замке неожиданно зашуршал ключ, а спустя мгновение дверь распахнулась, явив нам немало озадаченную Нордину.

Девушка быстро оценила обстановку, спешно заперла комнату изнутри и снова уставилась на нашу странную компанию. И судя по ее взгляду, ничего хорошего она о происходящем не думала. Более того, мне показалось, что в ее глазах промелькнуло осуждение.

– И как это понимать?! – выпалила она, почему-то глядя на Димария.

В общем… все происходящее действительно выглядело странно. Он сидел на моей разобранной постели и явно помогал мне одеться. А вот я точно сейчас была не в лучшем виде. Растрепанная, измученная болевыми ощущениями, да еще и в ночной сорочке. И если бы мы с Димом находились здесь вдвоем, все можно было бы понять однозначно. Но… с нами был Эрки, а этот факт делал ситуацию поистине отвратительной.

– Нори, – начал Димарий, желая сразу внести ясность, но она не дала ему сказать.

– Вы что здесь устроили?! – возмутилась девушка, переводя взгляд с Дима на Эркрита, которого, видимо, тоже знала прекрасно. – Ты вообще женат! Вот скажу Армарии, и будет тебе семейный скандал мирового масштаба!

Но тот будто вообще ее не слышал. Просто смотрел на мою подругу как на совершенно незнакомого человека и явно не мог понять, почему эта девочка позволяет себе такие заявления.

– Нори? – повторил он, вопросительно взглянув на Димария. А когда тот кивнул, Эркрит снова перевел взгляд на Нордину и почему-то усмехнулся. – Вот уж точно никогда бы не узнал, – продолжил, подходя к ней ближе. – А ты, дорогая моя, перед тем как бросаться угрозами, потрудилась бы узнать, что тут на самом деле происходит. К твоему сведению, в подопечной Димария проснулась тьма, которую мы пытались загнать под действие ограничителя. А вообще, дорогуша, мне даже страшно представить, что ты там подумала.

А девушка вдруг совершенно неожиданно покраснела. Причем краской залилась вся, вплоть до кончиков пальцев. И это зрелище вызвало на лице Эркрита веселую улыбку.

– Вот, – бросил он, щелкнув ее по носу. – Но я все же доведу до сведения твоего отца, какие занимательные мысли живут в твоей головке. И что ты думаешь о собственном… – он снова посмотрел на Дима и добавил: – принце.

– Ты этого не сделаешь, – настороженно протянула Нори.

– Почему? Ты ведь хотела поведать моей супруге о том, чего не было, – равнодушным тоном сообщил он. – А я расскажу чистую правду. Думаю, твои родители смогут принять меры. Ведь все начинается с мысли… а дальше вполне возможно, что за тем, о чем ты подумала, застанут именно тебя.

– Хватит, Эрки! – воскликнула она, глядя ему в глаза. – Прости. Впредь постараюсь не делать поспешных выводов.

– А вот это правильно, – с царственным видом кивнул он. Затем снова повернулся к нам с Димом и почему-то улыбнулся. – А вы неплохо смотритесь вместе, – сказал как бы между прочим и сразу сам перевел тему: – Теперь, когда ограничитель установлен, тебе, Ами, нужно немного попрактиковаться с вызовом темной магии. Сделать это в пределах Астор-Холт нельзя. Поэтому предлагаю переместиться в более подходящее место.

– И куда же? – уточнил Дим.

– В Эргонис. Там в паре километров от города обнаружилась большая старая свалка, – ответил Эркрит. – Это идеальное место для игр с темной магией. Заодно поможем эргонцам избавиться от мусора. Они будут благодарны.

Я кивнула, прекрасно понимая, что практика мне просто необходима.

– Когда мне быть готовой? – спросила, поднимаясь на ноги и направляясь в ванную.

– Как можно скорее, – отозвался Эрки. – И поешь чего-нибудь, потому что силы тебе пригодятся.

Пока я умывалась, оба принца успели покинуть комнату, сообщив, что будут ждать меня через полчаса в кабинете Димария. К сожалению, Нордина ушла вместе с ними, а ведь мне так хотелось узнать, кто же ее родители и почему она позволяет себе так свободно общаться не только с Димарием, но и с Эркритом? А еще… откуда у нее взялся ключ от комнаты и зачем она вообще приходила? К сожалению, пришлось перенести этот допрос на более удачное время, потому что мне действительно следовало поспешить.

Подойдя к зеркалу, собралась заплести волосы в привычную косу, но… передумала. Прямые, длинные, идеально белые – они нравились мне распущенными. И даже моя немного отросшая челка сейчас смотрелась удивительно гармонично. После того, как притихла тьма, глаза снова стали ярко-зелеными, что придавало образу нотку загадочности. А темно-серые брюки и такого же цвета приталенный пиджак выгодно подчеркивали стройность фигуры.

Боги, наверное, впервые в жизни мне настолько нравилось собственное отражение! Будто я, наконец, стала выглядеть как нужно. Будто именно такой должна была родиться.

Увы, во всем обилии плюсов в такой внешности присутствовал еще и один огромный минус. Ведь белые волосы всегда являлись признаком участия в проведении запрещенных кровавых ритуалов, которые во всех странах Аргаллы были вне закона. За них судили и всегда приговаривали к публичной казни. Для меня же сие означало, что теперь я могу легко попасть под подозрение сотрудников департамента правопорядка или вовсе оказаться за решеткой. И далеко не факт, что Димарий или леди Эриол успеют мне помочь.


Глава 8 | Первая ведьма | Глава 10