home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

– Ну вот… – бросил Димарий, настороженно оглядываясь по сторонам.

А вокруг нас был лес. Глухой, темный и какой-то… жуткий. У меня же все эти скрюченные деревья с кривыми стволами и серыми листьями вообще вызывали приступ паники. В первые несколько мгновений даже хотелось развернуться и прыгнуть обратно в портал, но, увы, тот слишком быстро закрылся.

– Странное место, – заметил Дим, крепче сжав мою руку, и зачем-то добавил: – Не отходи от меня ни на шаг.

А вот этого можно было не говорить. Сейчас мне было слишком не по себе, чтобы строить из себя самостоятельную героиню-воительницу. Я не настолько глупа, чтобы сломя голову нестись в неизвестность. Тем более что это место почему-то казалось смутно знакомым. Вероятно, когда-то Андамирра бывала здесь, да только, кроме смутных опасений и затаенного страха, мне не удалось выудить из памяти никакой информации.

Дим неспешно продвигался вперед, продолжая при этом крепко держать меня за руку. Он молчал, настороженно всматриваясь в просвет между густыми зарослями, и явно ожидал чего-то нехорошего. Не знаю, чего опасался принц, а меня пугала уже сама царящая здесь атмосфера свершившегося зла. Странно, но другого определения я просто не придумала. Вокруг было жутко и слишком серо. А подобное не могло являться простой иллюзией. Вероятно, это место на самом деле было каким-то неправильным.

– Литсери удалось заполучить заключение следователя, проводившего расследование гибели леди Артарри, – вполголоса проговорил Дим, продолжая внимательно осматриваться. – Ее тело нашли в этом лесу, и первой версией местных стражников было нападение разбойников. Да только место здесь такое, что даже лихие ребята приближаться опасаются. С одной стороны болота, а с другой – старое кладбище. До ближайшего поселения несколько километров. Леди Андамирре просто нечего было здесь делать.

– Сама бы она сюда не сунулась, – с уверенностью бросила я, ни капли не сомневаясь в своем утверждении.

– Вот и следователь так думал, – согласился Дим. – Он прибыл из столицы по приказу самого императора. Все же жертвой убийства стала далеко не простая девушка, а верховный маг. Тогда здесь все изучили вдоль и поперек, облазили всю округу и нашли-таки место преступления.

Мы миновали небольшой овраг, прошли по краю большой лужи, оказавшейся болотом, и остановились, узрев перед собой довольно большую светлую поляну. Здесь не было этих страшных деревьев, закрывающих солнце. Землю покрывала зеленая травка, у пенька росли грибочки, и все выглядело вполне обычно… если не обращать внимания на стоящий в самом центре черный каменный алтарь.

Стоило всего раз на него взглянуть, и меня передернуло. Горло сдавило спазмом, а сердце забилось так гулко, что его удары причиняли боль. Я вцепилась в ладонь Димария двумя руками и застыла, не в силах сдвинуться с места.

– Ами! – позвал Дим, глядя на меня с откровенным испугом. – Что с тобой?

Но я оказалась не в силах произнести ни слова… хотя хотелось кричать. Из легких в один момент будто исчез весь воздух, и теперь я отчаянно старалась сделать вдох, но не могла. Открывала рот, пыталась вдохнуть. Безуспешно.

Перед глазами все поплыло. Мир мгновенно потемнел, а я провалилась в темноту. Но она не была спасительным беспамятством… Нет, она стала кошмаром.

Я находилась на той же поляне, только в моем воспоминании она оказалась укутана мраком темной ночи. Тела своего почти не ощущала, говорить не могла, идти – тоже. Меня сюда принесли. Кто – не видела. Зрение вело себя странно: то фокусировалось на отдельных предметах, то вновь выдавало расплывчатую картинку. Здесь находились люди, – все в черных плащах, с надвинутыми на лица капюшонами. Но лучше всего мне удалось рассмотреть низкорослого старика, который то и дело крутился рядом со мной, проводил какие-то манипуляции, чертил на моем теле непонятные рисунки. Причем рисовал он их моей же кровью…

Но убил меня другой человек.

Тот, кого старик называл «лордом». Высокий, светловолосый, с холодными карими глазами. Увы… больше я ничего о нем сказать не могла. Его лицо рассмотреть не получилось, но отчего-то я не сомневалась, что Андамирра была с ним хорошо знакома.

– Амитерия! – Голос Димария заставил меня вздрогнуть. Тьма видения расступилась, глаза распахнулись, и я снова вернулась в реальность.

И в этой реальности светило солнце, вокруг зеленела травка, а я… лежала на руках побледневшего, взволнованного Дима и… была жива.

– Боги, Амиша, не пугай меня так больше, – нервно выпалил принц. – Что произошло?

– Видение, – прохрипела, даже не пытаясь подняться. В его объятиях было так хорошо, что покинуть их оказалось выше моих сил.

– То же, что и в прошлый раз? – уточнил он.

– Да, – выдохнула, не отводя взгляда от его потемневших глаз. – Смотри… – добавила, прекрасно понимая, что говорить об увиденном вслух просто не смогу. Пусть лучше Димарий сам все увидит.

И он не стал оказываться. Но когда спустя полминуты закрыл глаза, я отчетливо ощутила, как заклубилась вокруг него энергия, как напряглось его тело.

– Жуть, – только и сказал принц, крепче прижимая меня к себе.

– Жуть, – согласилась я, укладывая голову на его плечо.

Так мы просидели довольно долго. Он молчал, прокручивая в голове все, что увидел, и явно старался понять, как нам быть дальше. А я просто наслаждалась его близостью, теплом его тела и постепенно успокаивалась. Честно говоря, даже не представляю, как бы переживала все это без Дима. И пусть у нас с ним были странные отношения, но рядом с ним я чувствовала себя в полной безопасности.

– Амиша, я должен подойти ближе к алтарю, – проговорил он, поднимая на меня взгляд. – Ты можешь пока посидеть здесь.

– Нет, – ответила, отрицательно качнув головой. – Я с тобой.

Честно говоря, идти туда было страшно. Но оставаться здесь одной почему-то оказалось еще страшнее. Потому из двух зол я предпочла менее пугающее.

Дим помог мне подняться на ноги, крепко обхватил мою ладонь и решительно повел по направлению к центру поляны. Но что удивительно, подойдя к черному каменному столу, исписанному рунами, я вдруг ощутила нечто похожее на удовлетворение. Это чувство было странным и будто бы чужим. Оно словно принадлежало одновременно мне… и не мне. А еще возникло непреодолимое желание коснуться алтаря, провести по нему рукой.

И пока Дим увлеченно разглядывал надписи, нанесенные белой краской на одном из боков этого сооружения, я освободила руку и уложила обе ладони на теплую поверхность. И в то же мгновение ощутила приятую теплую волну энергии, коснувшуюся моих пальцев.

– Ами, – настороженно позвал принц. – Что ты делаешь?

– Так нужно, – ответила, повернувшись к нему. А на мгновение задумавшись, добавила: – Дим, я чувствую ее.

– Кого? – напряженным тоном спросил он.

– Андамирру.

И я действительно ощущала присутствие этой женщины. Нет, увидеть ее не могла, но отчего-то не сомневалась – она здесь. На том самом месте, где ее убили.

– Как? – только и смог сказать Димарий, подходя ко мне и кладя руку на мое плечо.

– Не знаю.

Возможно, она была призраком, а может, какая-то часть ее сущности так и осталась в этом камне. Увы, я не могла этого знать. Просто чувствовала, что она здесь… и что не против нашего присутствия. Наверное, существовал какой-то ритуал, с помощью которого призрака можно было сделать видимым для глаз или даже дать ему возможность говорить, да только я о подобном не знала.

– Смотри, – проговорил Дим, указывая рукой на другую сторону алтаря.

Я тут же повернулась и увидела несколько кустов цветущих лиловых роз. Но самым странным оказались даже не цветы, а то, что за ними явно ухаживали. А еще рядом с ними обнаружились следы от мужских туфель.

– Та-а-ак, – протянул Димарий, явно стараясь сопоставить все эти мелочи и сложить в одну общую картину. Увы, получалось у него неважно. Зато мне картина была предельно ясна.

– Магов ведь не хоронят, – сказала я, глядя на розы с теплотой. – Всех, кто обладает магической силой, после смерти сжигают на ритуальном костре. То есть… прийти на могилу к магу невозможно.

– И к чему это ты? – уточнил Дим.

– К тому, что кто-то, кому была очень дорога Андамирра, до сих пор о ней помнит и розы эти посадил здесь для нее. Более того, – добавила я, очень вовремя вспомнив, что в саду «Эльсерны» чаще других встречались именно такие цветы. – Этот человек хорошо ее знал. И… возможно, любил.

Вот после последнего слова Димарий будто прозрел. Снова перевел взгляд на розы, вокруг которых не нашлось ни единой травинки. Даже подошел ближе, присел рядом с ними на корточки, пригляделся к стеблям. Но когда попытался коснуться лепестков, вдруг резко отдернул руку, словно его по ней кто-то ударил.

– Да уж… – выдохнул принц, замерев на месте.

Мне еще ни разу не приходилось видеть его настолько ошарашенным и вместе с тем странно довольным. А спустя мгновение, когда он все-таки сумел прийти в себя, то неожиданно усмехнулся, поднял руки ладонями вверх и проговорил, глядя куда-то в сторону:

– Прошу прощения, Ваша Светлость. Обещаю, мы с Амитерией не притронемся к этим цветам.

Конечно, ему никто не ответил. По крайней мере, до моего слуха не донеслось ни слова. Но при этом Дим продолжал смотреть в сторону и выглядел несколько пришибленно. Наверное, окажись на его месте кто-то другой, я бы посчитала этого человека ненормальным. Но вот у Димария с головой точно было все в порядке.

И тогда, сообразив перестроить зрение, я все же взглянула на мир как на энергию и едва не вскрикнула, увидев силуэт женщины, состоящий из голубоватых искр. Она стояла у роз и с нежностью касалась пальцами едва распустившихся бутонов, но смотрела при этом на Дима. Он тоже сидел неподвижно и не отводил взгляда от сего бестелесного существа.

Это продолжалось довольно долго. В какой-то момент мне даже стало страшно за Димария, но он, будто почувствовав мое состояние, быстро повернулся и заверил, что все в полном порядке. Пришлось поверить ему на слово и продолжить ждать… неизвестно чего.

Прошло минимум полчаса, прежде чем Дим вновь соизволил обратиться ко мне.

– Амиша, у меня к тебе просьба, – проговорил он, подходя ближе и устало усаживаясь прямо на черный каменный алтарь. Но не успела я уточнить, чего же именно ему понадобилось, как принц пояснил сам: – Нужна твоя кровь.

– За… зачем? – спросила вздрогнув.

И тогда он тяжело вздохнул и все же соизволил пояснить:

– Хочу помочь одной девушке, которая когда-то помогла тебе. – Затем поймал мою руку и, заглянув в глаза, добавил: – Дело в том, Ами, что, если я все правильно понимаю, здесь был проведен какой-то темный ритуал. Его целью являлся отъем стихийной силы, которой владела леди Андамирра. И вполне возможно, что тому, кто все это затеял, удалось добиться своей цели. Не знаю, что именно он получил, но по воле Великой Судьбы момент смерти жертвы совпал с моментом твоего рождения. И потому часть родовой силы, которую высвободили непонятным мне образом, ринулась к новому представителю семьи Артарри. Вот только из-за того, что в новорожденной почти погасла искра жизни, леди Андамирре, пребывающей в бестелесном состоянии, пришлось отдать тебе почти всю свою внутреннюю энергию. Именно поэтому в тебе иногда просыпаются ее воспоминания.

Объяснение было странным, путаным, невероятным, но… оно слишком многое расставляло по полочкам и давало хоть какое-то понимание.

– Получается, что я выжила исключительно благодаря леди Андамирре?

– Да, – кивнул Дим. – Но после этого ей самой просто не хватило сил уйти за грань. Потому она осталась здесь… в месте, где пролилась ее кровь.

Я просто не знала, как реагировать на все это? Как себя вести? Что говорить? И нужно ли это той, которая когда-то сделала ради меня невозможное. В моей голове никак не укладывалось, что та, кого называли Первой ведьмой, сейчас находится рядом с нами.

Дим снова повернулся к цветам, где, видимо, все еще стояла обсуждаемая леди, а потом опять посмотрел на меня.

– Амиша, леди Андамирра заявляет, что ты не обязана ей помогать, – сказал он и тут же добавил: – Но я все же надеюсь, что ты проявишь благоразумие.

– Я готова помочь, если это только в моих силах, – заявила я, не сомневаясь, что меня услышат.

– В том-то и дело, Ами, что только тебе это и по силам, – кивнул Дим, задумчиво потирая переносицу. – Нужна кровь сильного мага, кровного родственника. Но я не знаю… получится ли. Никогда с подобным не сталкивался.

Он так резко повернул голову в сторону роз, будто его кто-то позвал, а спустя несколько секунд согласно кивнул и снова посмотрел на меня.

– Ты видишь леди Андамирру? – спросила я, не сдержавшись. – Почему?

– Не вижу. Правильнее сказать – ощущаю ее сознание как менталист. Именно оно рисует для меня картинку того, как выглядит сама леди, – пояснил Дим и сразу поспешил вернуться к первоначальной теме: – Если ты не передумала насчет помощи своей тете, то дай руку.

Он протянул мне ладонь, а когда я безропотно вложила в нее свою, крепко сжал и развернул запястьем вверх.

– Подозреваю, что крови понадобится много, – вздохнул, удрученно качая головой. – А еще… я не могу провести этот ритуал.

– Не можешь? – спросила удивленно. – Но как тогда…

В этот момент он наклонился, чуть приподнял правую штанину и достал из закрепленных на голени ножен красивый кинжал. А потом, без лишних предупреждений, полоснул им по моему запястью. Все это оказалось настолько неожиданно, что я даже вскрикнуть не успела. Просто стояла и смотрела, как алые капли моей крови падают на черный камень алтаря и… исчезают, будто впитываясь.

– Дим… зачем… – только и смогла выговорить, поднимая взгляд на принца. И едва не вскрикнула, увидев за его спиной черноволосую девушку в светло-сером брючном костюме.

– Не пугайся, Амитерия, – проговорила она, встречая мой ошарашенный взгляд. – Я не причиню вам вреда.

– Леди… Андамирра?

Мой голос предательски дрогнул. Хотя оно и неудивительно. Все же никогда до этого момента мне не приходилось видеть призраков. А стоящая передо мной особа еще и выглядела как живая.

– Можно просто Дами, – улыбнулась она, подходя ближе. Потом взглянула на сидящего на алтарном камне Димария и учтиво кивнула. – Тебе, мой мальчик, лучше отойти. Желательно подальше. Ритуал этот темный, а значит, отдача может оказаться слишком сильной. И я бы никогда не стала прибегать к подобному, но… для меня это единственный шанс.

Она была… красива. Но при этом язык не повернулся бы назвать ее классической красавицей. Высокая, худая, эта особа не обладала ярко выраженными женскими формами, не могла похвастаться грацией, но при этом я оказалась не в силах отвести от нее взгляд. Андамирра являлась настоящей леди, но почему-то с первого взгляда воспринималась как простой добрый человек.

Почему-то сейчас, глядя на нее, я вспомнила Анидара, в котором чувствовалась та же внутренняя светлая сила, тот же гордый нрав и несгибаемая воля. И сейчас, глядя на свою давно погибшую тетку, вдруг подумала, что горжусь своей принадлежностью к их роду. К моему роду.

– Ты похожа на меня, – заметила она, когда Дим поднялся и отошел на несколько шагов в сторону.

– Ваш брат тоже говорил мне об этом, – ответила, глядя в синие глаза погибшей родственницы.

– Нид хороший человек, – добавила Андамирра, присаживаясь на алтарь.

А потом ее холодные пальцы коснулись моих, и от этого прикосновения меня передернуло. Она сжала ладонью место пореза на моем запястье, и теперь капающая из раны кровь попадала прямиком в ее руку.

– На самом деле это не сложный ритуал, – сообщила Андамирра, поймав мой испуганный взгляд. – Здесь не нужно ничего чертить, выстраивать плетения. По сути, необходима лишь кровь самого сильного представителя рода. А в настоящее время сильнее тебя в семье Артарри нет никого.

– Спасибо вам, – сказала я, все сильнее ощущая непонятную слабость.

– За что?

– За то, что когда-то дали мне возможность жить.

– Я не могла поступить иначе, Ами, – ответила она, ласково мне улыбнувшись. – К тому же если бы ты умерла, то вся моя сила досталась бы тому, кто убил меня. А так он получил лишь часть.

– А вы знаете этого мужчину? Я видела… но только силуэт.

– Знаю, – кивнула леди Андамирра. – Но не помню ни его лица, ни имени. Могу сказать только, что мы были близко знакомы. Настолько, что я не ожидала от него такого удара. Все. О последних днях собственной жизни мне почти ничего не известно. Подозреваю, что меня чем-то опаивали, чтобы я согласилась отдать силу добровольно.

– А такое возможно?

– Да, – кивнула девушка.

К слову, выглядела она совсем немногим старше меня. У нее была прямая короткая челка, а длинные волосы слегка вились на концах. А еще у нас с ней оказались одинаковые профили и линии скул, да и разрез глаз, кажется, не отличался. Вот только у моей родственницы было идеально чистое лицо, а на моей щеке присутствовали пять одинаковых родинок. Я даже непроизвольно подняла свободную руку и коснулась их, что не укрылось от внимательного взгляда Андамирры.

– Это отпечаток силы, – пояснила она. – Если соединить их линиями, то получится пятиконечная звезда, а такой символ используется почти во всех темных ритуалах. По сути, Ами, можешь считать это прощальным поцелуем того мага, который меня убил. На самом деле… ты вряд ли бы выжила, если бы не доставшаяся тебе сила рода. Слишком слабой оказалась твоя мать…

– То есть если бы вы не погибли, то меня бы сейчас не было? – спросила, внутренне холодея от собственных выводов.

Кровь продолжала мерно вытекать из глубокого пореза на моем запястье, и вместе с ней из тела уходили и силы. Я уже не могла стоять на ногах, потому и решила, что тоже могу присесть на алтарный камень.

– Да, – ответила на мой вопрос леди Андамирра. – Но не стоит думать о том, чего не произошло. Сейчас ты жива, сильна, и я очень надеюсь, что окажешься осмотрительней меня и не попадешься в ловушку. Хотя… – Она перевела взгляд на стоящего в стороне Димария и тепло улыбнулась. – Дим – хороший парень, решительный, сильный. И… он явно испытывает к тебе симпатию. Если будешь с ним, то ни одна сволочь не посмеет к тебе приблизиться.

– В каком смысле с ним? – уточнила я, ощущая в мыслях непонятную легкость.

– С ним, Ами. Просто с ним. Женой, любовницей, подругой… не важно. Главное, чтобы рядом с этим человеком. Он ведь для тебя совсем не посторонний. Чувствую… ты испытываешь к нему что-то.

– Он – принц, – поспешила сообщить, пока она не наговорила лишнего. Почему-то я ни капли не сомневалась, что Дим прекрасно слышит наш разговор.

– Он – мужчина, – поправила меня Андамирра. – Мужчина, который тебе небезразличен. Но… вы сами с этим разберетесь. Не дети уже. Да и я не тот человек, чьих советов стоит слушать. Ведь у меня не было ни мужа, ни детей… Одни ошибки.

– А скажите, кто посадил розы? – Почему-то мне оказалось до безумия интересно получить ответ на этот вопрос.

Она отвернулась, заметно поникнув. И я уже решила, что ничего не узнаю, когда Андамирра снова заговорила:

– Его зовут Ганес. Ганес Рамп. Мы когда-то учились в одной группе в академии.

Я слышала, как тяжело ей даются эти слова. Видимо, мужчина, о котором она говорила, был ей очень дорог.

– Я любила его, Ами. Так сильно, насколько вообще может любить женское сердце. Но он был простолюдином. Сыном торговца, а я – герцогиней. Главой рода Артарри, а после и вовсе стала верховным магом империи. Наш союз бы не приняли в обществе. И, наверное, правильнее было на это наплевать, но… передо мной открывались такие заманчивые горизонты.

Андамирра опустила взгляд и сильнее сомкнула пальцы вокруг моего окровавленного запястья. Ее кожа теперь стала не просто теплой, а по-настоящему горячей, что почему-то начало пугать.

– Это он посадил розы, – продолжила она. – Приходил сюда несколько раз в месяц. Говорил со мной… Чувствовал, что я до сих пор здесь, что слышу его, но не могу ничего сказать.

Перед глазами заплясали темные круги, но я упорно не позволяла своему сознанию отключиться. Сидеть стало очень тяжело, но от одной мысли, чтобы прилечь на этот черный камень, мне становилось дурно.

– Ами, я могу попросить тебя об одолжении? – тихо спросила моя мертвая тетка.

– Конечно, – кивнула я.

– Отнеси Ганесу розу. Скажи, что я любила его и люблю до сих пор. Но передай, пожалуйста, чтобы больше не приходил сюда. Он должен жить, должен идти по своему пути. Я же свой… закончила.

– Передам, – прошептала я, борясь с дурнотой.

– Спасибо, – ответила Андамирра.

Потом она отпустила мое запястье и улеглась прямо на алтарь.

– Пора, Ами, – сказала она уверенным тоном. – Я буду говорить, а ты повторяй.

– А вы уверены, что у нас получится? Вдруг станет хуже?

– Хуже? Вряд ли. Да и я не сомневаюсь в успехе. Не переживай. Я же постараюсь прислать тебе подарок.

– Из-за грани?

– Если я уйду за грань, этот подарок и так станет твоим.

Очень хотелось спросить, что же она имеет в виду, но леди Артарри уже закрыла глаза и приготовилась произносить слова ритуала.

– «Свет – свету. Тьма – тьме. Воздух – ветру. Бег вод – воде…»

Она говорила, а я повторяла те же странные фразы вслед за ней. Вслух уже не получалось, потому приходилось шептать. Но по мере того, как с моих губ срывались эти звуки, дышать становилось все сложнее, а лежащая рядом девушка и вовсе вспыхнула, обернувшись видимой энергией четырех стихий.

– «С земною силой раскрой ладонь. Огню отдай ты живой огонь», – продолжала она.

Я вторила ей, несмотря на то что глаза сами собой закрылись. И даже когда леди Андамирра замолчала, мои пересохшие губы все равно продолжали шептать неведомое: «Свет – свету. Тьма – тьме». Сил не осталось, кровь продолжала сбегать по моему запястью, но я не могла даже заставить себя зажать рану. И, наверное, просто рухнула бы без сознания, если бы не Дим.

– Амишенька, – позвал он, подхватив меня на руки и крепко прижав к себе. – Не бойся, я помогу. Сейчас станет легче.

Его мягкая теплая ладонь легла на мой лоб, и я с удивлением почувствовала, как ко мне начинают возвращаться силы. Вскоре снова смогла открыть глаза и даже сказать Димарию спасибо, а он в ответ только улыбнулся и погладил меня по волосам.

– Ты молодец, Амиша, – с гордостью заявил он, касаясь губами моих губ. – Справилась.

– Думаешь, получилось?

Мой голос звучал хрипло и очень устало, но теперь я хотя бы могла говорить.

– Не знаю, – честно ответил принц. – Леди Андамирры здесь больше нет. – Потом тяжело вздохнул и добавил: – Знала бы ты, Ами, как сложно мне было находиться в стороне. Это ведь опасный ритуал. А с призраками вообще лучше не связываться. Да только она дала мне клятву… поклялась благополучием рода Артарри, что не причинит тебе вреда. И сдержала слово.

– Ты… слышал, о чем мы говорили?

– Да, – не стал отрицать Димарий. – Но не проси меня прямо сегодня посетить этого ее возлюбленного. Ты еще слишком слаба, и сейчас мы отправимся в Себейтир, в тот самый ресторан, откуда недавно ушли. А все остальные дела отложим на завтра.

О, да, сейчас, после всего пережитого, мне хотелось хотя бы несколько часов спокойствия. А еще – чего-нибудь сладкого… и соленого… и пить. И вообще, после слов Дима о ресторане я вдруг поняла, что просто умру, если сейчас чего-нибудь не съем. Желудок был со мной полностью солидарен, о чем уведомил недовольным урчанием.

– Пожалуй, отправимся прямо сейчас, – улыбнулся Димарий, поднимая меня на руки и направляясь прочь с этой поляны.

И это его решение полностью меня устраивало.


В ресторане мы провели несколько часов. Я ела, Дим рассказывал о последних выходках Янорины, о ее тайных вылазках на свидания, которые каждый раз заканчивались неожиданными встречами с братом. И вообще старательно отвлекал меня от грустных мыслей. Честно говоря, получалось у него прекрасно, на какое-то время мне даже удалось отрешиться от реальности… и от своих невеселых мыслей.

Силы восстанавливались быстро, чему немало поспособствовал божественно вкусный суп, жареная индейка, восхитительный салат из морепродуктов и странного вида горячий ароматный напиток, после которого я почувствовала себя поразительно бодрой. Поначалу Димарий сидел напротив на удобном диванчике, но когда принесли десерт, пересел ближе и даже приобнял меня за талию. Таким образом наш совместный ужин вполне предсказуемо закончился поцелуем… от которого я растаяла окончательно.

В академию мы вернулись сразу после отбоя. Дим проводил меня до комнаты, правда, из-за того, что в коридорах до сих пор мелькали припозднившиеся студенты, он предпочитал держаться от меня на расстоянии. Целовать на прощание не стал, ибо даже этого оказалось бы достаточно для рождения сплетен. Но перед тем, как уйти, пристально посмотрел в глаза и, наклонившись чуть ближе, тихим голосом сообщил, что если он мне понадобится, то я смогу найти его этажом выше, в уже известной спальне.

И может, кому-то и могло бы показаться, что это всего лишь проявление заботы, вот только… в глазах Димария отражались совсем другие эмоции и желания. Но что удивительно, мне даже нравилось видеть это, ощущать, что он испытывает ко мне симпатию, что я интересна ему. И какая-то часть меня очень хотела прямо сейчас пойти вместе с ним, отдаться его рукам, губам… принадлежать ему как мужчине. Но другая – до сих пор хорошо помнила те боль и отвращение, что испытала с Эмильером, и не желала добровольно соглашаться на повторение подобного.

И пусть я понимала, что наши отношения с Димом не должны выходить за рамки общения наставника и его ученицы, что если о них узнают леди Эриол или лорд Кай, то будут очень недовольны. Понимала, что о совместном будущем не может быть и речи, что стать женой наследника престола мне не светит, а остаться фавориткой не позволит гордость. Но меня слишком тянуло к этому человеку, и в моменты, когда его губы касались моих… я просто переставала ощущать реальность.

– Ами! – воскликнула Мартиша, едва за мной закрылась дверь. – Где тебя носило? Я тут чуть с ума не сошла от переживаний!

Она стояла у своей кровати и взирала на меня, будто мать-настоятельница на провинившуюся послушницу монастыря. Несмотря на то что Марти уже облачилась в ночную сорочку и явно готовилась ко сну, оставаться без ответов она точно не собиралась. И, конечно, имела на них полное право, но мне совсем не хотелось сейчас говорить с ней. Ни о семье, ни о том, где я пропадала весь день, и уж тем более о том, почему сбежала из дома ее матери. Понятное дело, что этот разговор все равно должен состояться, но почему именно сегодня?

– Марти, я очень устала. Причем не столько физически, сколько морально, – проговорила, проходя мимо подруги и на ходу стягивая с себя камзол. – Если честно, день был… жуткий. Я такого сегодня насмотрелась, столкнулась с такими вещами, что просто дрожь берет. Понимаю, что нам надо поговорить, но… давай завтра? Пожалуйста…

Она не ответила. Смотрела на меня с недоверием, да еще и руки перед грудью переплела, будто являлась строгой воспитательницей. А когда я без сил опустилась на край своей кровати, Мартиша неспешно подошла и присела рядом.

– Ладно, – сказала она, подарив мне сочувственный взгляд. – Будь по-твоему. Но знай: дядя рассказал нам, что ты его дочь, как и то, что отказываешься принимать нашу семью. И мы обязательно побеседуем на эту тему, но, так уж и быть, не сегодня.

– Спасибо, – ответила с вымученной улыбкой. И, молча поднявшись, направилась в ванную.

Вода в душе была горячей. Она приятно согревала тело, но, к сожалению, не могла окутать теплом душу. Отмыть ее от той грязи, в которую сегодня пришлось окунуться. Ведь как бы я ни держалась, как бы ни желала казаться сильной, но события сегодняшнего дня показали, насколько я слаба. На самом деле еще после встречи с родственниками, после открытия чужих воспоминаний хотелось завыть в голос. Но я сдержалась… во многом благодаря Анидару. И будь это единственным ударом за день, я нашла бы в себе силы справиться. Суметь принять ситуацию такой, какая она есть. Но посещение места смерти Андамирры и встреча с самой Первой ведьмой меня попросту добили.

Пока Димарий оставался рядом, еще могла сдерживаться. Он отвлекал меня своими рассказами, да даже самим своим присутствием. Держал за руку, обнимал, и мне становилось легче. А сейчас, оставшись без его поддержки, я просто растерялась.

В итоге душ я покинула, пребывая в еще более расстроенных чувствах. Очень хотелось с кем-то поговорить, поделиться теми странными мыслями, что давили на психику, будто огромные тяжелые камни. И в то же время я не собиралась рассказывать Марти о Андамирре. Да и обо всем остальном. Наверное, это плохо, но у меня не было привычки посвящать кого-то постороннего, пусть даже подруг, в подробности своих проблем и неприятностей. Почему? Не знаю. Мне казалось неправильным делиться с кем-то своими печалями. С моей точки зрения, это являлось проявлением слабости, а я с детства жила с уверенностью, что непременно должна всегда оставаться сильной и решать все свои проблемы сама.

Может, это и странно, но единственным человеком, рядом с которым я смогла позволить себе проявить слабину, оказался Димарий. Но, наверное, причина этого в том, что он уж точно был сильнее меня… во всех смыслах этого слова. К тому же мне не приходилось ничего ему рассказывать, ведь он мог сам увидеть то из воспоминаний, которое я хотела ему показать. Да, с ним было проще и легче. Но сейчас он ушел к себе, а мне предстояло как-то отрешиться от своих мыслей и эмоций и хотя бы постараться уснуть.

Когда вернулась в спальню, Марти уже лежала в своей постели, но пока не спала. Она встретила меня сочувственным взглядом, но, к счастью, говорить ничего не стала. И вскоре мы с ней пожелали друг другу доброй ночи и потушили свет.

Вот только сон не шел.

Некоторое время я просто лежала, глядя в темное окно. Думала о шторах, которые мы с Мартишей никогда не закрывали, о стеклах, не пропускающих холод, даже о магическом отоплении, благодаря которому в комнате всегда сохранялась комфортная температура. И все равно мысли снова и снова возвращали меня на поляну, окруженную серым лесом, к тому демонову алтарю, на котором была когда-то убита Андамирра Артарри. Я честно старалась отгонять эти видения и воспоминания, пыталась заменить их другими мыслями, даже о Диме думала, но черный камень все равно упрямо всплывал перед мысленным взором.

А еще в моем сознании звучал странный шепот, больше похожий на шелест листьев. Он твердил: «свет – свету… тьма – тьме…» Это продолжалось бесконечно. И тогда, отчаявшись справиться с этим своими силами, я поднялась с кровати и направилась к шкафу. Ведь именно там, за висящими на вешалках платьями и костюмами, была припрятана та самая бутылка с остатками вина, которым меня не так давно угощал Эмильер. Кажется, в прошлый раз оно прекрасно меня успокоило, сняло нервное напряжение, а значит, должно помочь и сейчас. И не важно, что оно может подействовать как афродизиак. В конце концов, к кому мне здесь приставать? К Мартише?

Но как я ни старалась, заветную бутылку так и не нащупала. И пусть поначалу у меня еще получалось не шуметь, но когда и после третьего тщательного исследования недр шкафа пропажа не обнаружилась, я просто стала вытягивать оттуда все подряд.

– Ами? Что-то потеряла? – сонным голосом поинтересовалась Марти. Видимо, она уже успела уснуть, а моя возня ее разбудила.

– Вино, – ответила. – То самое, что у Эмиля забрала. Помнишь? Оно ведь стояло здесь.

– Стояло, – согласилась девушка, зажигая один магический светильник на своей тумбочке.

– И куда делось? – спросила я, уже понимая, что Марти точно знает ответ.

– Понимаешь, – начала она, подперев голову локтем. – Вчера вечером заходила очень расстроенная Нори. Сидела тут, плакалась. Слезно просила что-нибудь выпить, вот я и отдала ей твое вино. В конце концов, чего добру пропадать?

– Так… оно же… с возбуждающим эффектом, – выпалила я, с ужасом осознавая, каких глупостей могла натворить эта неугомонная.

– Точно, – ошарашенно выдохнула Марти. – Я и забыла… А все Нори со своим: «Дай вино!», «Меня все достали», – взволнованно передразнила она подругу. – Видите ли, на свидания несчастную не пускают!

– Кто?

– Брат, – с усмешкой отозвалась она. – Но ты не думай, наша девочка все равно умудряется встречаться со своими кавалерами. Причем с разными. И к каждому у нее чистые светлые чувства… которые чудесным образом проходят после первого же общения наедине. А что касается вина – не думаю, что она станет им с кем-то делиться. Выпьет сама с горя, после того как в очередной раз попадется во время попытки сбежать на свидание.

– Брат, говоришь? – уточнила я, закрывая дверцы шкафа и усаживаясь прямо на пол. – А как зовут ее брата?

– Не помню, – не очень правдоподобно соврала Мартиша, а в моей голове обрывки фраз и картинки событий, наконец, сложились в общую картинку.

– Помнишь, Марти, но не скажешь, – бросила я, все же поднимаясь на ноги и отправляясь к своей кровати. – Хотя, знаешь… я должна была раньше догадаться.

– Ты сейчас о чем? – с недоумением поинтересовалась моя соседка.

– Так… ни о чем. Давай спать.

Она не хотела говорить правду, а может, не могла. Но теперь мне стали не нужны ее подтверждения, ведь слишком многое сходилось. А еще, наконец, появилось объяснение того, почему Эркрит смотрел на нашу рыжеволосую бестию как на незнакомого человека, а когда получил подтверждение, что перед ним именно Нори, заговорил с ней как со старой знакомой. Более того, как с сестрой. Младшей, нерадивой и крайне проблемной.

Хотя, чего удивляться? Ведь если им не составило труда так изменить внешность Миркрит, что ее даже я с трудом узнала, то они могут легко создать высококачественную иллюзию для любого другого человека. А еще очень кстати вспомнился рассказ Мартиши о том, что и Димарий прятался за чужой личиной, пока учился в академии.

Да… Судя по всему, у нас с Нори при следующей встрече состоится любопытная беседа. И мне очень интересно, будет она отнекиваться или все же соизволит признаться сама.

Свет снова погас. Марти довольно быстро уснула. А вот я продолжала лежать с закрытыми глазами. Сон не шел, мысли блуждали где-то между истинной личностью моей младшей подруги, черным алтарным камнем и призраком Первой ведьмы. А когда в сознание снова ворвался зловещий шепот со словами про свет и тьму, стало просто невыносимо.

Сев на постели, я притянула колени к груди и попыталась найти хоть какое-то решение. И нашла. Целых два. Первым вариантом было просто не ложиться спать. Заняться чтением или выполнением заданий по тем предметам, что пропустила в пятницу, когда весь день провела с Эркритом. Вторым же – являлось посещение спальни Димария. Но как бы аморально это ни звучало, я хотела всего лишь поговорить с ним или просто посидеть рядом. Может… поцеловать.

Наверное, это неправильно, но решение я приняла сразу, и оно оказалось совсем не в пользу ночной учебы. Как ни странно, обычно говорливая вездесущая совесть в этот момент предательски молчала, заткнув рот еще и здравому смыслу. А интуиция, наоборот, довольно улыбалась, хваля меня за то, что я начала принимать правильные решения.

И тогда, решительно откинув одеяло и поднявшись на ноги, я направилась все к тому же пресловутому шкафу. Но в этот раз моей целью была именно одежда. Несмотря на все особенности нашего с Димом общения, явиться к нему среди ночи в одной сорочке мое воспитание никак не позволяло.


Глава 11 | Первая ведьма | Глава 13