home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Коридоры спального корпуса в это время ночи освещались особенно тускло. Все вокруг казалось странным, непривычным, и даже широкая лестница с изящными перилами сегодня виделась мне чьей-то зловещей тенью. Стрелки на часах, висящих перед входом на мужской этаж спального корпуса, показывали полночь. Остановив на них растерянный взгляд, я вдруг застыла на месте, сильно сомневаясь, что Дим будет рад моему позднему визиту. Вероятнее всего, он давно спит…

И я бы развернулась. Честно. Пошла бы обратно в свою спальню, легла бы в кровать… а может, и правда взялась бы за учебники. Но ноги сами понесли вперед, к заветной двери в самом конце длинного коридора. Вот только, остановившись перед ней, еще несколько долгих минут никак не могла решиться постучать. Стояла и смотрела на выкрашенную в белый цвет деревянную створку и все пыталась уговорить себя решиться. Меня будто останавливало что-то. Какая-то неизвестная сила, тонко намекающая, что если сейчас туда войду, то пути назад уже не будет.

И тем не менее я все равно подняла руку и негромко поскребла ногтями по деревянной поверхности, но никто не открыл. Тогда все же решилась постучать. Тихо, едва касаясь полотна костяшками пальцев. Потом еще и еще раз. И в тот момент, когда, окончательно разнервничавшись, я была готова развернуться и бегом покинуть коридор, дверь распахнулась, явив моим глазам удивленного Димария.

Благо, он не стал держать меня в коридоре. Просто взял за руку и бесцеремонно затащил внутрь. И только после того, как закрыл на ключ входную дверь, повернулся ко мне и спросил:

– Что случилось?

Выглядел он при этом откровенно напряженным и даже немного нервным. Вероятно, Дим ни капли не сомневался, что без веской причины я бы не явилась. Что ж… придется его удивить.

– Если честно… просто уснуть не могу, – проговорила, присаживаясь на край небольшого, но удобного дивана. – Все этот алтарь покоя не дает.

Димарий понимающе кивнул и, неспешно пройдя мимо меня, направился в сторону красивого антикварного шкафа. Я же следила за ним как завороженная, с какой-то непонятной жадностью рассматривая его обнаженную спину. Сейчас на нем были надеты только уже знакомые мне широкие тренировочные штаны, в которых, как я понимаю, принц предпочитал спать. Вероятно, отправляясь открывать мне дверь, он просто не успел накинуть халат и теперь щеголял передо мной вот в таком не самом пристойном виде.

К сожалению, в настоящий момент мне оказалось абсолютно бессмысленно напоминать, что леди не должна себя так вести, что по всем правилам стоит опустить взгляд. Боги, я даже не представляла, что когда-то буду так завороженно смотреть на мужскую спину. Мне стало совершенно все равно, что делает Димарий, зачем вообще пошел к этому шкафу. А когда он развернулся и направился обратно, у меня на мгновение сбилось дыхание.

– Ами, – позвал принц, заметив, что я точно не в себе. – Все в порядке?

– Да, – поспешила ответить, с большим трудом отрываясь от созерцания его торса и встречаясь с ним взглядами. И судя по промелькнувшей в его глазах теплой усмешке, он прекрасно понимал мое нынешнее странное состояние.

– Если тебя смущает мой вид, то я могу одеться.

– Нет!

Наверное, не стоило говорить это так громко и столь категорично, но… Боги, я еще не насмотрелась.

– Хорошо, не буду, – бросил он с улыбкой, а потом протянул мне бокал, наполненный розоватой жидкостью. – Выпей. Это хорошее вино. Оно поможет тебе успокоиться и уснуть.

Уснуть? Странно, но сейчас мне совсем не хотелось засыпать. И уходить тоже.

– Спасибо, но не нужно, – проговорила, отрицательно мотнув головой. – Если ты не против, я немножко посижу у тебя. А потом уйду.

– То есть ты хочешь остаться? – поинтересовался Дим, сам делая глоток из моего бокала.

– Да, – ответила я, не отводя взгляда от его глаз. – Рядом с тобой все кошмары сегодняшнего дня начинают отступать. Мне… невыносимо находиться в комнате. Только закрою глаза и сразу вижу тот жуткий алтарь.

– Что ж, – хмыкнул хозяин этих апартаментов. – Тогда оставайся. А вино все же выпей. Оно поможет тебе успокоиться.

Затем подсел ближе и протянул бокал – тот самый, из которого сам до этого отпил. Этот его жест показался мне невероятно интимным и почему-то вызвал в душе теплую волну. Сама себя не понимая, все же приняла из его рук сосуд с виноградным напитком, да еще и поднесла ко рту именно той стороной, которой несколько мгновений назад касались губы Димария.

Вино оказалось вкусным, но довольно крепким. Потому я не стала отпивать много, а сделала всего пару глотков, после чего поспешила вернуть бокал Диму. Но он почему-то убрал его на деревянный подлокотник, а сам повернулся ко мне и сжал в ладонях обе мои ручки.

– Амишенька, сейчас ночь, ты в моей спальне и смотришь на меня так, будто готова съесть… Скажи, ты хорошо себя чувствуешь? Никаких зелий, действующих на психику, не принимала?

– Нет, – ответила, не понимая, к чему он клонит.

– То есть ты здесь вполне осмысленно, – сделал вывод Димарий и тут же поспешил спросить: – А что ты сделаешь, если я сейчас тебя поцелую?

Мне было непонятно, зачем он спрашивает, ведь буквально несколько часов назад никакого моего разрешения ему не требовалось.

– Поцелую тебя в ответ, – ответила то, что считала правдой.

На лице Дима появилась довольная ухмылка, которая в свете единственного горящего здесь магического светильника показалась мне особенно привлекательной. А потом он подсел еще ближе, нежно коснулся моего лица и поцеловал. Но в отличие от всех предыдущих поцелуев этот показался мне каким-то особенно чувственным. В нем не было напора, но отчетливо ощущалась едва сдерживаемая страсть. И я отвечала ему, с каждой секундой все сильнее пьянея от всего происходящего.

Поцелуи постепенно становились все жарче. Мысли в голове путались, разметавшись, словно пришибленные. Кожа под одеждой стала очень чувствительной и буквально просила прикосновений. Потому, когда Дим оставил в покое мои губы и спустился к шее, я едва смогла сдержать стон.

Камзол он с меня снял удивительно быстро, а вот пуговички на рубашке расстегивал не спеша. При этом он пристально смотрел мне в глаза, и от этого полного желания взгляда я теряла связь с реальностью.

– Амиша, милая, я ведь не остановлюсь, – сообщил он, снимая с меня рубашку.

Его ладонь легко коснулась моей груди и, погладив поверх тонкой ткани бюстье, отправилась на поиски заветных крючочков. И вскоре я осталась обнаженной по пояс, но когда попыталась прикрыться, он снова поймал мои руки, а потом и вовсе заставил подняться с дивана.

– Не прячься от меня, – проговорил с укором. – Ты пришла ко мне, тем самым вверила себя. Ами, мы ведь оба прекрасно понимаем, что будет дальше, и, направляясь в эту комнату, ты уже знала, что здесь произойдет. Поэтому, хорошая моя, забудь о стеснении.

– Димарий, – прошептала, ощутив отголоски былого страха.

– Просто позволь нам это, – улыбнулся он, притягивая меня к себе и прижимая к своему теплому телу. – Разреши самой себе получить удовольствие от близости. Поверь, здесь нет ничего постыдного.

Мы стояли, прижавшись друг к другу… кожа к коже, и от этих ощущений у меня просто подкашивались ноги. Хотелось приблизиться еще сильнее, ощутить его всем телом, но пока на нас оставалось еще слишком много лишнего.

– Красавица, – прошептал он, проводя руками по моей спине, касаясь изгибов талии, снова возвращаясь к груди.

А потом его руки спустились ниже, нащупали крючки на моих брюках и ловко избавили меня от этого предмета одежды. Дим стягивал их с каким-то особенным энтузиазмом, а когда на мне остались только тонкие короткие шортики… взял меня за руку и повел к постели.

– Страшно? – спросил с легкой издевательской улыбкой.

– Нет, – ответила, не отводя взгляда от его глаз, которые сейчас казались поразительно теплыми, словно в них никогда и не было льда.

– А так? – уточнил Димарий, осторожно укладывая меня поперек кровати и нависая сверху, опершись на вытянутые руки.

Я же обняла его, провела ладонями по обнаженной спине и едва не задохнулась от нахлынувших эмоций. Он в ответ снова склонился к моим губам и поцеловал. И пусть на мне почти не осталось одежды, пусть моего тела касался мужчина, пусть мы лежали с ним в его постели, но… мне не было ни страшно, ни стыдно, а стеснение просто кануло в небытие. Хотя к последнему легко мог оказаться причастен мой менталист, но сейчас я точно не собиралась возмущаться.

Мы целовались долго. Просто лежали в кровати, обнимали друг друга, Дим поглаживал мою грудь и живот, каждый раз опускаясь чуть ниже, от чего по моему телу пробегала волна легкой дрожи. Я же касалась его везде, куда могла дотянуться, будто поставила себе целью изучить каждый сантиметр его тела. И когда в моем сознании просто не осталось места ни здравому смыслу, ни каким-либо другим мыслям, Димарий опустился чуть ниже и накрыл губами мою грудь.

Боги, я не знаю, как смогла сдержать совершенно неуместный вскрик, который едва не сорвался с губ. Просто это было настолько невероятно, сильно, сладко, что казалось мне немыслимым. Диким. Тело само извивалось под Димом, то вздрагивало, то, наоборот, тянулось ближе к тому, кто дарил наслаждение. Это оказалось настолько ярко, что я не могла обращать внимание на что-то иное. Не понимаю, как умудрилась пропустить тот момент, когда оказалась полностью обнаженной, когда успел раздеться Дим, но в какой-то момент просто ощутила, что его теплая ладонь гладит меня по бедру, перемещается на внутреннюю сторону, потом накрывает лоно. Это прикосновение оказалось легким и очень осторожным, но я все равно вздрогнула и попыталась отодвинуться.

– Амиша, – позвал Дим, ловя мой взгляд. – Боишься?

– Да, – не стала скрывать я.

– Не нужно, – ответил он, нежно улыбнувшись. – Не напрягайся, посмотри на меня.

И я смотрела, не в силах отвести взгляда от его улыбки, а он… осторожно поглаживал меня там, отчего все тело накрывало теплыми волнами, а внизу стала ощущаться существенная нехватка чего-то важного.

– Ами, ты красивая, теплая и очень желанная, – шептал Дим, наклоняясь ниже и касаясь губами моих губ. – Я хочу тебя. И ты, милая, тоже меня хочешь. А страх – это лишнее. Отбрось его. Тебе ведь хорошо.

Он снова провел пальцами там, где все и так горело от его прикосновений, а я с силой вцепилась в его плечи. Он же лишь улыбнулся и снова меня поцеловал, причем так, что я забыла собственное имя.

Его проникновение в мое тело оказалось совсем не болезненным. Скажу больше – никогда в своей жизни я не ощущала ничего более приятного. Движения были неспешными, но довольно резкими и глубокими. С каждым новым толчком я все сильнее сходила с ума в ожидании чего-то, мне доселе неизвестного. Плавилась под прикосновениями своего принца. Чувствовала, что приближаюсь к чему-то, к какой-то незримой неизвестной черте, куда меня умело вел Димарий. И когда по моему телу разлилась волна неги, сопровождаемая пульсацией, распахнула глаза и встретилась с затуманенным наслаждением взглядом Дима. И сейчас это зрелище показалось мне лучшим, что я видела в жизни. А ощущение нахождения его во мне казалось поразительно правильным.

Мы так и смотрели друг на друга, пока пробегающие по телу разряды окончательно не успокоились. Когда же Дим скатился с меня и улегся рядом, невольно разочарованно вздохнула, почувствовав непонятную непривычную пустоту.

Мне хотелось быть к нему ближе, обнимать его, чувствовать его… а он вдруг сейчас оказался недосягаем. Конечно, можно было подвинуться к нему самой, но я почему-то боялась. Боялась, что он попросит меня этого не делать.

Так и лежали. Я смотрела на Димария… а он – в потолок. И вроде еще мгновение назад все было не просто хорошо, а по-настоящему восхитительно, но сейчас я очень явно ощущала, что он специально старается от меня отгородиться, выстроить заслон, который не позволит нам перейти ту черту, где живут настоящие чувства. Да, мы были близки физически и, как мне казалось, касались друг друга душами, но теперь все снова вернулось на прежний уровень.

– Спасибо тебе. – Эти слова вылетели сами, и удержать их оказалось невозможно.

– За что? – спросил, не поворачиваясь.

– За то, что показал, как может быть хорошо.

И, наверное, он все же расслышал в моем голосе нотки грусти, потому как сразу перевернулся набок и снова посмотрел на меня.

– Я и себе показал, Ами, – признался он, протягивая руку и касаясь пальцами моих губ. – Хорошо было нам обоим. – Потом обвел взглядом мою обнаженную фигуру, переместил руку мне на талию и придвинулся ближе. – Красивая, – сказал улыбаясь. – Устала?

– Да, – не стала скрывать я. А когда он уложил мою голову на свое плечо, ощутила себя не просто довольной, а поистине счастливой.

– Тогда спи, – добавил Димарий, поглаживая меня по голове и медленно спускаясь к затылку. И стоило его ладони добраться до шейных позвонков… я уснула, попросту в одно мгновение провалившись в темноту.


Дим лежал, разглядывая расписной потолок своей дворцовой спальни, и просто думал… ни о чем и обо всем одновременно. Забавно, но получалось, что в последнее время он приходил сюда ночевать, только когда в его комнате в академии спала Амитерия. А ведь подобное произошло уже второй раз за последнюю неделю.

Боги! А ведь правда, прошла всего неделя, а их отношения так круто перевернулись…

Сначала она его боялась, да и он относился к ней как к недоразумению, навязанному бабушкой. А потом все в один момент изменилось. Когда? Почему? Дим не мог дать четкого ответа на этот вопрос. Хотя, наверное, он начал воспринимать Ами иначе после того, как она открыла ему свое сознание, когда доверилась настолько, чтобы показать то странное воспоминание о ритуальном убийстве.

Но разве это важно сейчас? Стоит ли копаться в себе, искать причины? Есть ли смысл разбирать по полочкам мотивы собственных поступков, когда они уже привели их обоих к постели?

Да, именно к постели. К той самой, где сейчас в одиночестве спала Амиша… Обнаженная, нежная и такая теплая. И Дим мог бы сейчас спать рядом с ней, прижимать к себе ее податливое, жадное до ласк тело. Мог бы… но все равно ушел.

Нет, он не жалел о произошедшем между ними. Более того, был точно уверен, что впереди их ожидает еще много горячих моментов. Ведь им хорошо вместе – и духовно, и физически. И пусть бабушка Эриол не одобрит, пусть родители тоже, скорее всего, осудят. А в том, что они обязательно обо всем узнают, Дим ни капли не сомневался. Но все равно не собирался отказываться от такого удовольствия, как Амиша в его объятиях.

Амитерия… Ами… милая ласковая Амишенька. Она ведь пошла на это по собственному желанию, а ранее сама сообщила, что готова позволить ему все что угодно. Димарий знал, что его девочка испытывает к нему теплые чувства. Прекрасно видел в смотрящих на него глазах симпатию, уважение, иногда даже восхищение. А еще он немало покопался в ее сознании, до того, как сам же установил на него ментальный блок, и знал, что у нее нет дурных помыслов, но…

Это пресловутое «но» не давало ему покоя. Подобно капле сильнейшего яда, оно жестоко уничтожало все нежные чувства, что каждый раз проявлялись, стоило Амише на него посмотреть. Оно было отравой, убивающей его сердце… Сердце, которое по непонятным причинам все еще не разучилось чувствовать.

Именно это и казалось Диму самым странным. Ведь он был уверен, что больше никогда не позволит подобным эмоциям протиснуться в его жизнь. Никогда не повторит той ошибки, что обошлась ему так дорого.

Да… с тех событий минуло уже почти четыре года. И он был уверен, что его душа скована льдами. Что она погибла там же… на том заснеженном пустыре, где закончила жизнь единственная девушка, которую он любил. Та, чья кровь была на его руках.

И вот появилась Амитерия… хорошая, добрая, но вместе с этим очень сильная духом. Смелая, ласковая, открытая. Она ведь верила ему. Считала близким человеком, а он… видел в ней соломинку, которая могла вытянуть его из той темной пучины, в которой он находился так долго.

На самом деле для Димария Ами была загадкой. Ребусом, который ему так хотелось разгадать до конца. Она и сама не совсем понимала, насколько уникальна со своими пятью стихиями. Даже не догадывалась, как окружающие ее тайны завораживают от природы любознательного Дима. Он искал информацию, подсказки, зацепки, но стоило ему найти один ответ, как появлялось еще больше вопросов. И каждый из них он считал личным вызовом, этаким препятствием, которое обязательно должен преодолеть. Причем делал это вполне успешно и сам не замечал, как начал оживать.

Только теперь, анализируя все произошедшее с ним и Амитерией, он вдруг понял, что уже очень давно не ощущал такого поразительного интереса к жизни. На самом деле с того знакового зимнего дня, разделившего его жизнь на «до» и «после», Димарий все больше пребывал в апатии. Да, он продолжал жить, но делал это скорее по инерции… по привычке. И пусть видел, как переживает из-за этого мать, которой были известны подробности тех страшных событий, с каким сочувствием смотрит на него Тамир, но менять ничего не желал. Даже Эрки делал все возможное, чтобы вытянуть брата из той бездны, в которую тот сам себя загнал, но и это было совершенно бесполезно. И только появление Ами, с ее набором загадок, сумело-таки заставить его очнуться от состояния полнейшего безразличия ко всему и снова стать похожим на себя прежнего.

Да, с ней было хорошо, интересно, иногда даже забавно. Но… он больше не мог позволить себе проявить слабость и хотя бы на мгновение убрать оборону. Не мог допустить даже малейшей ошибки, способной предоставить потенциальному злоумышленнику возможность подобраться слишком близко. И пусть Ами ни разу не дала повода в ней усомниться, пусть в ней невозможно было заподозрить шпиона или тайного агента, но Дим все равно не верил.

Теперь он больше никому не верил.

Даже себе.

Потому и оставил ее одну в своей постели. Потому и отправился ночевать во дворец. Увы, он просто не мог позволить себе спать, когда рядом находился кто-то еще. Ведь сон делал его уязвимым, чего никак нельзя было допускать.

Слишком высокой оказалась та цена, которую ему пришлось заплатить за собственную наивность. Ведь он прекрасно помнил, что та его ошибка могла обернуться катастрофой не только для него, но и для всего Карильского Королевства. Для всей их семьи.


Мне снился все тот же гадкий алтарный стол, стоящий посреди уснувшей темной поляны. И я шла к нему… сама не зная зачем. Брела, не видя, куда ступают босые ноги, а вокруг было удивительно тихо. Но едва добралась до черного каменного постамента, с удивлением обнаружила лежащий на нем кинжал. Он сиял мягким золотым светом и так и манил взять его в руки. Конечно, я не стала сопротивляться этому желанию, но как только сомкнула пальцы вокруг рукояти, прямо на камне появились светящиеся буквы:

«Свет – свету, тьма – тьме.

Кто украл – потеряет.

Кто достоин – обретет».

В то же мгновение кинжал растворился, обернувшись золотым туманом, и впитался в мою кожу. А спустя секунду всю округу озарила невероятно яркая вспышка. Наверное, если бы рядом находился еще хоть кто-то живой, он попросту бы ослеп. Но мне подобное точно не грозило. Почему? Да потому что я сама была этим светом. Слилась с ним. Стала им. Я излучала сияние, словно маленькое солнце… и улыбалась.

Сколько это длилось, не знаю, но когда сияние начало угасать, до меня снова долетел звук чьего-то шепота. «Прощальный подарок, Амиша», – прошелестело у моего уха. А потом… раздался гулкий стук, сопровождаемый чьими-то причитаниями, и я проснулась.


– Предупреждаю в последний раз: если ты сейчас не ответишь, я войду сама! И никакие замки меня не остановят!

Разлепив веки, я чуть приподнялась на локте и с легким недоумением осмотрела место, в котором меня угораздило проснуться. Комната определенно принадлежала Димарию, да вот только его самого нигде не было.

– Дим! – снова послышался разгневанный голос из-за двери. И мне показалось, что принадлежит он Нордине. – Не смей меня игнорировать!

Присев на постели, перевела взгляд на вторую половину кровати, где по идее должен был спать Димарий и которая оказалась пуста. Более того. Подушка выглядела лишь слегка примятой, будто на ней лежали, но совсем недолго. То есть получалось, что спать со мной Его Высочество не пожелал?

Почему-то от этой мысли стало обидно, а в голову закралось неприятное подозрение, что делить ложе с такой, как я, для него оказалось неприемлемо. Как же? Он ведь принц! Ему по статусу не положено вообще прикасаться к простолюдинке. Получил мое тело, взял, что хотел… и ушел. Странно только, почему меня не выставил? Наверное, это было бы проще, чем самому покидать свою же спальню.

– Все, я захожу! – снова рявкнули за дверью.

Но теперь мне стало все равно, кто там и чего хочет от хозяина комнаты. Я почувствовала себя использованной… ненужной. Словно тот мусор, что мы уничтожали с Эркритом. Мне-то казалось, что между нами с Димом есть душевное тепло, что интересна ему, что он испытывает ко мне хотя бы симпатию. Наивная… раскатала губу. Куда мне, дочери горничной, до его высот?! Должна быть благодарна, что он вообще обратил на меня внимание как на девушку.

В этот момент дверь распахнулась, явив моему взору недовольную Нордину. Она была напряжена и явно чем-то взволнована, но стоило ей увидеть меня… и на ее лице отразилось такое искреннее удивление, что сдержать улыбку оказалось невозможно.

Благо, жизнь приучила Нори всегда сначала убеждаться в отсутствии свидетелей, а уже потом начинать разговоры. Потому она молча прикрыла несчастную створку и только после этого повернулась ко мне. Вот только говорить не спешила. Жаль, хватило ее выдержки ненадолго.

– Я уже недавно сделала неверные выводы по первым впечатлениям, – протянула она, спустя несколько секунд раздумий. – Но, Ами, скажи, как я должна понимать то, что вижу сейчас?

– А здесь все просто, Нори, – ответила, грустно улыбнувшись и плотнее прикрыв одеялом обнаженную грудь. – Мне всего лишь хватило глупости переспать с твоим братом.

Она уже открыла рот для очередной реплики, но тут же поспешила его закрыть. Даже не закрыть, а захлопнуть, так что я отчетливо расслышала, как клацнули ее зубы. Видимо, поначалу она собиралась высказать мне, какая я дура, но потом услышала заветное слово «брат».

– Он тебе сказал? – с обидой поинтересовалась девушка, подходя ближе и останавливаясь у изножья кровати.

– Нет. Сама догадалась.

Оставаться и дальше в постели не имело никакого смысла. Поэтому, поднявшись на ноги, я замоталась в одеяло и отправилась на поиски своей одежды.

– Как? – с искренним недоумением выпалила Нори.

– Долго объяснять, – буркнула я.

Вещи обнаружились на диване. Не скажу, что они были аккуратно сложены, но Дим явно старался хотя бы собрать их в одном месте.

– И все же? – не сдавалась рыжая. Хотя теперь я знала, что на самом деле ее волосы имеют совсем другой цвет.

– Если это для тебя так важно, то я расскажу, – бросила, направляясь к двери ванной. – Но только после того, как приведу себя в порядок.

К моей радости, она не стала настаивать на немедленных объяснениях. Видимо, ей тоже требовалось время, чтобы все осмыслить, обдумать и принять какие-то решения. Удивительно, но иногда Нори умудрялась производить впечатление взрослого здравомыслящего человека, пусть и случалось это нечасто.

Оказавшись в просторной ванной комнате, я бросила вещи на полку, скинула с себя одеяло и сразу отправилась под душ. Мне необходимо было освежиться, чтобы хотя бы попытаться привести мысли в порядок. Волосы машинально собрала в пучок на макушке, чтобы не мочить, и даже не придала значения тому, что они стали гораздо более гладкими.

Осенило меня, когда уже стояла под теплыми струями воды. Да и сон тот странный вспомнился, но ведь если все так, как я думаю, то…

Гадать не стала. Вместо этого заставила себя спокойно закончить с водными процедурами, вытерлась полотенцем и лишь после этого направилась к большому зеркалу. А вот оно уже никаких поводов для сомнений не оставило: моя шевелюра снова изменила свой цвет. Теперь с гладкой серебристой поверхности на меня смотрела пребывающая в смятении златовласая девушка. Причем волосы мои так и остались идеально прямыми, но теперь едва ли не сияли, так же, как в том странном сне.

– Боги Светлые… – прошептала я, не зная, радоваться или сразу пойти спрыгнуть с крыши. Ведь по всему получалось, что теперь во мне проснулся свет.

Шестая стихия! Подумать только… Это ведь невозможно! Нереально! Этого никогда не случалось! Это… это…

Решив, что сама я точно не справлюсь, быстро натянула на себя белье, рубашку, брюки и прямо босиком вылетела в комнату. А там меня уже ждали, и не только Нори, но и сам Димарий. Причем лица обоих оставались очень серьезными.

– Дим, – выпалила я, замирая на месте. – Свет…

И он все понял правильно. Принцу хватило всего одного слова, чтобы определить, что произошло. Да вот только его реакция на мое заявление оказалась поистине странной и совершенно неожиданной. Он просто… расхохотался. Громко, почти истерически. Но к сожалению, веселья в этом смехе не было. Подозреваю, он сейчас мучился той же дилеммой, что и я: не знал, как на такое вообще реагировать.

– Я сам буду тебя Первой ведьмой называть! – заявил он, рухнув на диван рядом с Нори. – Боги, ну за что?! – выпалил, возводя очи к потолку. – Чем я вам не угодил? Почему это «чудо» досталось именно мне?!

– За то, что мне жизни не даешь, – нашлась с ответом его младшая сестренка. И мстительно добавила: – Так тебе и надо. Изверг.

– Да при чем тут вообще ты? – взвыл Дим. – К твоему сведению, если бы не я, тебя давно бы отдали замуж. За того из кавалеров, с которым у тебя хватило бы глупости переспать. Так что, милая, я тебя спасаю.

– Ну и переспала бы. Какая разница?

– Огромная, – парировал Дим.

– Но вон ты же переспал с Ами.

– Это разные вещи.

– Конечно, – с обидой протянула девушка. – Вот так всегда.

– И вообще, чего ты здесь забыла? Зачем явилась с утра пораньше, да еще и замок на двери сломала своей темной магией? – принялся выговаривать сестре Димарий.

– Да меня Марти из кровати выдернула, – принялась оправдываться та. – Заявила, что наша Амитерия пропала. Ушла куда-то среди ночи и не вернулась. Потому я и решила сообщить тебе. Мы волновались…

– Но, как видишь, поводов для волнения нет, – спокойно проговорил Димарий, затем как-то особенно выразительно посмотрел на сестру и добавил: – А еще, Янорина, не смей упрекать ни меня, ни Амишу. То, что между нами происходит, – только наше личное дело. Тебе ясно?

– К твоему сведению, Ами – моя подруга! – воскликнула принцесса, которая очень удачно скрывалась за личиной рыжеволосой бестии. – Я желаю ей добра.

– Вот и не лезь не в свое дело, – чуть спокойнее бросил принц. – И вообще, иди уже. Нам поговорить нужно.

По всему было понятно, что уходить Нори не желает, но… раздраженный взгляд Димария оказался красноречивее любых слов. Потому, фыркая от досады, она все же поднялась с дивана и покинула комнату. Спасибо, хоть дверью не хлопнула.

Когда же мы остались вдвоем, Дим подошел ближе и легко провел рукой по моим волосам, от которых до сих пор исходило золотое сияние. Затем склонился ниже и легко коснулся губами губ.

– Надеюсь, больше стихий в тебе не откроется? – с иронией проговорил Димарий. – И так уже… полный набор. Но, может, ты настолько уникальна, что в тебе проснется еще что-нибудь? Крылья там вырастут или… жабры?

– Дим! – выпалила я, понимая, что он просто издевается.

– А что? Я во всем, что касается тебя, даже загадывать не возьмусь. Кто знает, может, в какое-нибудь утро ты проснешься крылатым водоплавающим менталистом, способным поднимать мертвых?

– Ну, хватит, – попросила, отступая на шаг назад. – Я ведь не виновата, что так получилось. И вообще… мне приснился тот гадостный алтарь. И если верить этому сну, то свет является прощальным подарком Андамирры.

– Она – призрак. Пойми. Эта леди не могла… – начал объяснять Дим, но вдруг осекся и замолчал. А спустя несколько мгновений крепко сжал мою руку и затараторил: – Получается, что силы у Андамирры не было. Но она сделала так, чтобы ты ее получила. И если я все правильно понимаю, она забрала ее у того, кому она не принадлежала.

– То есть ты хочешь казать, что ей каким-то образом удалось лишить какого-то мага силы света и отдать ее мне?

Я смотрела на Димария как на полоумного. Все же то, что он говорил, оказалось слишком странно.

– Нет же, – возразил он. – Полагаю, что тот ритуал, который проводили перед ее смертью, все-таки прошел успешно. Вероятно, кое-какую силу убивший ее маг получил. А она, перед тем как уйти за грань, решила восстановить справедливость. Правда, ума не приложу, как ей это удалось.

Все это казалось слишком странным. Удивительным. Нереальным. Но… таковой была реальность. Ведь по факту свет я получила… да только понятия не имела, что делать с этой силой.

– Ладно, – оборвал ход моих размышлений голос Димария. – Подумаем об этом позже. Сейчас на повестке дня у нас два пункта. Это посещение Тамира – думаю, он сможет помочь тебе справиться с новой стихией. И встреча с дедушкой.

– Императором? – Почему-то от одной мысли, что предстоит аудиенция у Его Величества, мне стало дурно.

– Нет, – улыбнулся Дим. – С твоим опекуном. Он утром прислал записку, что желает с нами поговорить. Причем уточнил, что явиться мы должны вместе.

Вот после этого сообщения я окончательно стушевалась. И пусть понимала, что лорд Мадели никак не мог так быстро узнать о том, что произошло этой ночью между мной и Димом, но все равно беспокоилась. Мне очень не хотелось, чтобы он во мне разочаровался, чтобы стал считать падшей женщиной. А пока из моих поступков можно было сделать только такой вывод.

– Амиша, ты почему расстроилась? – спросил Димарий, легко касаясь моего подбородка. – Мне казалось, что ты хорошо ладишь с моим дедом.

– Я очень его уважаю… наверное, даже люблю.

– И что же тогда тебя беспокоит? – спросил, заглядывая в глаза.

– То, что он узнал о моем неподобающем поведении, – призналась, не отводя взгляда.

– Это из-за меня? Из-за того, что было ночью? – протянул Дим, поглаживая меня по щеке. И так как я ничего не ответила, сделал выводы сам. – Скажи, тебе было хорошо со мной?

– Да, – не стала врать я и даже посчитала важным добавить: – Очень.

– То есть ты не жалеешь о том, что позволила нам обоим… насладиться друг другом?

И пока я молча обдумывала ответ, Димарий снова меня поцеловал, только теперь уже не так целомудренно. И от этого поцелуя все гнетущие мысли обернулись дымкой и упорхнули в неизвестном направлении, а мне до безумия захотелось повторить все, что было ночью. Я сама обняла Дима, прижалась к нему всем телом, запустила пальцы в его волосы на затылке… а он вдруг остановился.

– Амиша, дела, – напомнил, глядя мне в глаза. Затем коснулся губами кончика носа и улыбнулся: – Сейчас сразу, не завтракая, отправимся в Эргонис. Думаю, нас и там покормят, а тебе со светящимися волосами лучше не мелькать среди учащихся. Я-то накину иллюзию, но долго она не продержится. Твои внутренние стихии сами ее уничтожат.

Спорить я не стала. Да и не видела в этом смысла. Если Дим считает, что нам нужно срочно переместиться в город недомагов… что ж, так и сделаем. А дальше – будь что будет.


С Карсталлом у Димария с самого детства было связано много различных воспоминаний. Он по-своему любил этот карильский город, в котором из-за особенностей расположения царило вечное лето. Именно здесь юный принц впервые попал на борт самого настоящего корабля, отсюда отправился в первое в своей жизни плаванье…

Да, в те далекие времена он испытывал настоящий восторг уже от того, что ему позволили постоять за штурвалом, поднять флаг. Сколько ему тогда было? Кажется, лет десять. А может, и того меньше. Тогда вместе с дедушкой Каем он отправился на один из соседних островов и даже заслужил звание юнги, чем очень гордился.

В последние годы ему нечасто удавалось посещать этот приморский город, где базировался почти весь торговый флот Карильского Королевства. Но Димарий все равно любил и этот гудящий, никогда не засыпающий порт, и эту набережную, замощенную странным синевато-зеленым камнем. Потому был даже рад оказаться здесь в этот обеденный час.

В своей записке лорд Мадели сообщил, что будет ждать их с Ами на борту «Морской Ласточки» в полдень. Но, к сожалению, Амиша присутствовать на этой встрече все-таки не смогла, хоть и очень хотела. Как оказалось, стихия света не менее опасна, чем тьма, и при неумелом обращении с ее помощью можно натворить столько нехороших дел, что страшно представить. И если темную магию получилось загнать под действие ограничителя, то со светом провернуть подобное оказалось невозможно.

Когда этим утром Дим вместе со своей подопечной появился на пороге дома Тамира, тот сразу определил причину их неожиданного визита. Внимательно изучил ауру Амитерии, спросил, может ли она унять сияние. А когда та ответила отрицательно, только вздохнул и сообщил, что быстро с подобным справиться не получится. Для этого нужно время, силы и концентрация. А потом в категоричной форме завил, что не имеет права отпускать Амишу, пока та не научится хотя бы усмирять новую стихию.

Конечно, Ами пыталась отказаться, говорила, что и сама как-нибудь справится, да только Тамир был непреклонен. В итоге сошлись на том, что девушка останется там на неделю (хотя изначально старейшина эргонского народа настаивал на месяце). И если по истечении этого срока она сможет контролировать свет, то ей позволят вернуться в академию.

Вообще, светом, как энергией созидания, владели все недомаги. Кто-то в большей степени, кто-то – в меньшей. Но Тамир среди них заслуженно носил звание сильнейшего из мастеров и считался прекрасным учителем. И пусть за семь дней даже ему вряд ли удастся научить Амишу чему-то фундаментальному, но азы она усвоить точно должна. По крайней мере, Дим на это очень надеялся.


На борт нужного корабля сайлирский принц шагнул ровно в полдень и даже не удивился, увидев ожидающего его у перил крепкого беловолосого мужчину. Да, Кай всегда отличался пунктуальностью и требовал того же от детей и внуков. Все в их семье давно привыкли, что опаздывать на встречи с ним – себе дороже.

– Приветствую, Димарий. Почему ты один? – с искренним удивлением уточнил лорд Мадели. – Где Ами?

– Приветствую, дедушка, – поздоровался Дим, прямо встречая взгляд старшего родственника. Затем неспешно подошел к перилам и все же ответил на заданный вопрос: – Дело в том, что сегодня утром в ней проснулась шестая стихия. Сила света. Мы отправились в Эргонис, чтобы побеседовать по этому поводу с Тамиром, но он решил пока оставить Амишу у себя.

– Амишу? – повторил Кай, загадочно улыбнувшись. – Как интересно звучит. Так ты теперь называешь нашу воспитанницу Амиша?

– Да, – спокойно кивнул Дим.

На самом деле он не сомневался, что дедушка с первого взгляда раскусит его истинное отношение к Амитерии, даже несмотря на то, что она сама здесь не присутствовала.

– Значит, вы наши общий язык, – уточнил лорд Мадели. – Или…

– Или, – отозвался Димарий. Потом вздохнул и добавил, не желая обманывать деда, которого искренне уважал. В конце концов, Кай тоже мужчина и должен понять: – Она нравится мне как девушка. И…

– То есть ты хочешь сказать, что у тебя роман с Амитерией? – удивленно поинтересовался тот.

– Она надеется сохранить наши отношения в тайне, – сообщил Дим. – Боится разочаровать вас с бабушкой. Но я-то знаю, что вы все равно это узнаете, как и мои сайлирские родственники. Потому и сообщаю сам.

Кай хмыкнул и, опершись локтями на поручни, перевел взгляд на линию горизонта. Так как это судно занимало самый крайний из городских причалов, с его борта открывался прекрасный вид на спокойное море. Сегодня оно казалось особенно синим и сверкало так, будто кто-то из Светлых Богов, пребывая в хорошем расположении духа, наделил этот водоем волшебной силой.

– В таком случае, Дим, то, о чем я хотел с вами поговорить, становится особенно актуально. Да и тот факт, что у Ами открылись все шесть стихий, только усугубляет ее положение. Более того, делает ситуацию по-настоящему опасной.

– Что ты имеешь в виду? – поинтересовался принц. Он-то думал, что дедушка хотя бы удивится наличию у Амиши таких способностей в магии. Но на деле оказалось, что Кай чего-то подобного даже ожидал.

– Ее родной отец – Анидар Артарри, – сообщил лорд Мадели.

– Спасибо, это мы уже успели выяснить, – самодовольно ухмыльнулся Дим. – Как и то, что ее тетка – Андамирра Артарри, которую в Эрлинии и даже за ее пределами знали как Первую ведьму. А еще нам известно, когда и как она умерла.

– Похвально, мой мальчик, что ты раскопал так много конфиденциальной информации, – оценил его осведомленность Кай. – А скажи мне, знаешь ли ты, почему ее убили?

Димарий задумчиво постучал пальцами по деревянной поверхности поручня и все же ответил:

– Это было ритуальным убийством. Оно произошло в очень странном месте, на большом алтарном камне. К тому же камень этот настолько пропитан магией, что имеет непроницаемый черный цвет. Вероятно, раньше его использовали для проведения темных ритуалов. И… я не могу утверждать точно, но склонен полагать, что целью убийцы леди Андамирры являлось получение ее силы. То есть пяти стихий.

Выслушав рассуждения внука, лорд Мадели кивнул и, прищурившись, посмотрел на стоящий в зените солнечный диск.

– Твои выводы верны, – наконец, сказал он. – Целью убийцы леди Артарри были именно стихии. Хотя, по утверждению одного специалиста по темным ритуалам, который пожелал остаться неизвестным, куда проще было забрать силу, не убивая. Но обязательным условием для этого является согласие носителя. Полагаю, Андамирра ответила решительным отказом… за что и поплатилась.

– Но ритуал прошел не так. Ведь стихии достались Амише, – заметил принц.

– В том-то и дело, Дим, что, вероятнее всего, какую-то часть силы тот злоумышленник все же забрал. Но… стихии, живущие в магах, являются частью его сущности. Самой сутью родовой магии. И по словам того же специалиста по темным ритуалам, то, что забрано насильно, всегда будет стремиться вернуться к своему законному хозяину.

– То есть ты хочешь сказать, что стихии в Ами не просыпались… они возвращались? – дрогнувшим голосом уточнил Дим.

– Да. Но у нее была наследственная предрасположенность ко всем этим видам магии. Сам собой дар мог и не пробудиться вовсе. Но после того как в Амитерии проснулся огонь, она начала крепнуть и расти как маг. И, как я успел заметить, каждая новая стихия просыпалась в ней после каких-то знаковых событий.

– Это каких?

– К примеру, воздух в ней открылся после вашего первого знакомства, – сообщил Кай. – Я не в курсе самих обстоятельств, но из отчета одного из охранников усадьбы узнал, что в тот день девочка ушла на прогулку, а вернулась нервная, испуганная и вся в слезах. А после не покидала комнату почти сутки. Тогда же на озере видели тебя. Отсюда делаем вывод, что ты умудрился чем-то сильно расстроить мою воспитанницу.

– Это было обыкновенным недоразумением, – отмахнулся Дим, явно не желая вдаваться в подробности. – Но твоя теория кажется мне верной. Сила земли проснулась в Ами после того, как мы с ней провели первую масштабную тренировку на полигоне. Она оказалась очень впечатлена.

– Вот, – кивнул Кай. – А остальные?

– Тьма появилась после знакомства с отцом, – ответил его внук, правда, о воспоминаниях, принадлежащих Андамирре Артарри, говорить не стал.

– А свет, как я понимаю, открылся сегодня утром, то есть ему предшествовали события вчерашнего вечера или ночи, – озвучил свои предположения лорд Мадели. – И… что же случилось вчера?

– Мы с ней посетили место гибели Андамирры.

– И это произвело на девочку такое сильное впечатление? – удивился ее опекун.

– Поверь, дедушка, призрак леди Артарри, яро охраняющий собственные розы, сумел бы удивить кого угодно. Меня самого эта встреча немало впечатлила, а Амиша еще и изъявила желание помочь своей родственнице покинуть этот мир и уйти, наконец, за грань. Так что пробуждение шестой стихии после таких эмоций оказалось вполне предсказуемо.

Кай снова кивнул, проводил взглядом летящую в небе чайку и, тяжело вздохнув, снова посмотрел на Димария.

– А теперь, дорогой мой внук, представь, что где-то в мире есть человек, который в результате проведенного сложного ритуала двадцать два года назад получил несколько стихий. Они добавились к тем, которые имелись у него до этого. Он стал сильнейшим магом. Более того, владел светом – единственной силой, способной изменять предметы, воздействовать на материю. Да, ей обладают все недомаги, но она лишь часть их внутренней энергии. В то время как для мага – это стихия.

– Дедушка, я не совсем тебя понимаю.

– Что ты знаешь об Андамирре Артарри, кроме того, что она была верховным магом Эрлинии и звалась Первой ведьмой? Почему девушку в двадцать пять лет назначили на такой высокий пост? Тебе не приходило в голову, что это… слишком странно?

– Значит, эрлинскому императору была нужна ее сила?

– Именно, – улыбнулся лорд Мадели. – А возможно, и не только императору. Но если он мог просто приказать ей делать то, что ему нужно, то кто-то другой решил пойти другим путем и забрать себе саму силу.

– А теперь, получается, этот кто-то лишился того, что таким трудом получил. А значит… – на мгновение в глазах Дима отразился настоящий испуг. Да только боялся он совсем не за себя.

– Ты все правильно понял. Теперь, лишившись сил, этот маг обязательно постарается их вернуть. Способ он уже знает. Дело за малым – найти ту, кто присвоил себе его стихии.

Повисла тяжелая гнетущая тишина.

Где-то вдалеке переговаривались два матроса…

С набережной доносились веселые голоса грузчиков…

О борт мерно били волны…

Жизнь неслась своим чередом. А Диму вдруг показалась, что его – перевернулась. Просто в одно мгновение совершила кульбит, и все вдруг изменилось, стало казаться совсем иным. Наверное, именно в этот момент он понял, что не может потерять Амишу. Просто не имеет права.

– Почему сила ушла именно к Ами? – лишенным эмоций голосом спросил Димарий.

– Здесь все просто, – ответил его дед. – Она – единственный ребенок в семье Артарри, родившийся после смерти Андамирры. Если бы был еще кто-то… сила могла бы уйти к нему. Так бы, скорее всего, и получилось. Подозреваю, что именно поэтому тот самый маг позаботился, чтобы в их роду больше не было детей.

Дим судорожно сглотнул, все больше бледнея. Теперь вся эта ситуация стала казаться ему не просто странной, а поистине жуткой. Ужасной. Насколько же нужно любить власть, чтобы совершить такое?

– Значит, он должен был попытаться убить Амитерию, как только узнал о ее существовании, – сделал свои выводы принц. – И подозреваю, именно это стало причиной столь резкого отъезда ее родителей из Эрлинии.

– Ты прав, – согласился Кай и, задумавшись на мгновение, добавил: – Знаешь, когда мы выловили Ами в море после кораблекрушения и выяснилось, что она единственная выжившая, я, естественно, попытался разыскать ее родственников. Ко всему прочему, мне показалось очень странным, что корабль, на котором она плыла вместе с родителями, попал в шторм там, где штормов в такое время года просто не бывает. Все мои моряки в один голос утверждали, что это далеко не несчастный случай.

– Стихийная магия, – протянул Дим. – Кто-то угробил целый корабль… со всеми, кто был на борту.

– Ты же знаешь, что когда-то я был главой внешней разведки Карилии. Естественно, среди агентов у меня осталось очень много полезных знакомств. Так вот, по моей просьбе один хороший человек выяснил следующее. Перед тем как Гамил Вейлс, которого Ами считала отцом, принял решение уехать, к нему приходил друг. Этот самый друг являлся хозяином единственной на тот момент гостиницы в их городке. Он сообщил, что случайно услышал разговор одного из постояльцев с горничной. Тот расспрашивал об Артарри, интересовался слухами, а особенно его волновал вопрос, правда ли у Анидара есть незаконнорожденная дочь.

– Значит… Гамил испугался за Ами. Решил увезти ее подальше, – озвучил свои предположения Димарий. – Может, даже была попытка убийства? Ведь просто так никто с насиженных мест не срывается. А уезжали родители Амиши очень быстро.

– Именно поэтому, Дим, Амитерия носит мою фамилию. Она ведь не приемная дочь, а всего лишь воспитанница и не обязана была принимать имя моего рода. Но… так она оказалась в безопасности.

– Дедушка, но теперь все слишком… – взволнованно бросил Дим. – Анидар собирается официально признать ее своей наследницей. И в тот же миг… Ами окажется под ударом. – Он вдруг решительно выдохнул, сжал пальцы в кулак и заявил: – Мы должны найти того, кто убил Андамирру.

– Не получится, – покачал головой Кай. – Его разыскивала тайная полиция Эрлинской Империи, императорские агенты, частные сыщики… да и мои люди тоже. И ничего. Ни единой зацепки. Подозреваемых было много, но вину кого-то из них оказалось невозможно доказать.

– И что делать?

– Охранять Ами. Беречь, как зеницу ока. А еще объяснить ей ситуацию, чтобы она тоже была настороже. И, думаю, стоит подключить к этому делу твоего Литсериона. Все же, несмотря на то что он обладает крайне скверным характером, у него есть и хватка, и чутье.

– Ты прав, – согласился Димарий. – Это будет лучшим решением. Но… что делать с Артарри? Может, стоит попросить Анидара пока не спешить с официальными заявлениями?

– Не думаю, что это имеет смысл, – бросил Кай. – Но если он решит представить дочь к эрлинскому двору, то нам будет сложно ее охранять. Ведь ни ты, ни Литсери туда просто так сунуться не сможете.

– Мне дорога Амиша, – выпалил Димарий. – И я сделаю все возможное и невозможное, чтобы эта ситуация разрешилась в самое ближайшее время.

– Очень рад это слышать, – отозвался Кай. А мгновение помолчав, все же решил сказать еще кое-что: – Дим… она принадлежит к древнему роду, о ее способностях в магии ты знаешь лучше меня. Она выросла в моем доме, и я могу с уверенностью сказать, что Ами просто не способна на подлый поступок. Она сильная, пусть и немного замкнутая. Всегда старалась со всеми своими неприятностями справляться сама. Она не предаст, не бросит в трудную минуту.

– И к чему это все? – уточнил Дим, искривив губы в усмешке.

– Я ведь знаю о сути вашего недавнего разговора с императором. Дерилан сам мне рассказал, – добавил лорд Мадели. – Менее чем через два года ты примешь власть и за это время должен обзавестись супругой. Поверь, мне прекрасно известно, насколько сложно управлять страной. Твоя бабушка Эриол – очень волевой человек, но даже она сама не справлялась. При такой ответственности, при постоянном моральном давлении очень важно, чтобы у правителя был надежный тыл. Подумай об этом.

– Я все это знаю. И прекрасно понимаю, к чему ты клонишь.

– Это меня радует, – заметил Кай.

Снова повисла пауза. Но теперь, когда все было сказано, она больше не казалась тяжелой. Расклад оказался ясен обоим участникам этого разговора. И дальнейшее зависело от тех решений, что будут приняты.

– Увы, мне пора, – нарушил тишину лорд Мадели. – Прости, дела, к сожалению, не терпят.

– Мне тоже стоит вернуться в академию. Но для начала снова посетить Тамира и попросить его усилить охрану дома. Понятное дело, что там Амишу вряд ли будут искать, но… лучше перестраховаться.

– Согласен.

По трапу они сходили вместе, но, оказавшись на земле, снова остановились. Пора было прощаться, но… Дим почему-то не торопился уйти.

– Я объявлю о нашей помолвке, – серьезным голосом выдал он, глядя в глаза деду. – Это позволит мне везде сопровождать ее да и охрану приставить. К тому же сам статус моей невесты отпугнет всех злоумышленников, у кого остались хотя бы крупицы инстинкта самосохранения.

– Это прекрасный выход, – ответил лорд Мадели, почти не удивившись такому решению внука. – Но ты уверен, что она согласится? Ведь после того, как этот маг будет пойман, надобность в таком решении отпадет. То есть помолвку можно будет разорвать.

– Почему же? – иронично хмыкнул Дим. – После состоится свадьба, а потом… по истечении срока, отведенного мне императором, – мы вместе примем власть. Думаю, из Амитерии получится хорошая императрица. Конечно, она может ответить мне отказом, но… я сильно в этом сомневаюсь. Все же Амишенька явно испытывает ко мне нежные чувства.

– А ты? – тихо спросил Кай.

– А я, дедушка, будущий император, – ровным тоном отозвался Дим. – Мне полагается любить только свою империю и действовать в ее интересах.

Лорд Мадели не ответил. Но Димарий и не желал слышать его мнение по этому поводу.

Да и какой смысл говорить о любви? Увы, в этой жизни нельзя просто взять и полюбить кого-то… как нельзя и разлюбить. Это чувство не подвластно логике и разуму. Оно не подчиняется здравому смыслу. Оно либо есть… либо его нет. По-другому не бывает.


Глава 12 | Первая ведьма | Глава 14