home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

Вечерние сумерки давно погасли, и мир снова захватила тихая темная ночь. Наверное, это странно, но здесь, в Эргонисе, ночи казались особенно спокойными. Даже слишком. Иногда меня одолевало странное желание просто закричать в глухую черноту неба… чтобы хоть как-то нарушить молчание окружающего мира.

Дом, где я провела уже больше десяти дней, располагался на отшибе. Здесь и днем-то нечасто появлялись посторонние, а уж ночью вообще было слишком спокойно. Казалось, даже ветер тут дует по-особенному тихо, будто шепотом.

Хотя в то утро, когда у меня открылась сила света и мы прибыли проконсультироваться по этому поводу с Тамиром, вокруг кипела жизнь. Но продлилось это лишь до обеда, а потом… все будто испарились. А ведь до того момента другие жители города заявлялись сюда по поводу и без. Причем в дом заходили без стука, словно добрые друзья. А теперь почему-то стали просто присылать записки.

Таким образом, общаться я могла только с самим Тамиром, его женой Иларией и его ученицей, которую здесь называли просто Искра, хотя на самом деле она носила имя Армария и являлась супругой Карильского кронпринца. Еще как-то вечером особняк навестил Эрки, но мы с ним лишь поздоровались, не обменявшись и парой фраз, так как он куда-то очень спешил.

А вот Димарий не появился ни разу. Даже весточки ни единой не прислал. И пусть Тамир сообщил мне, что сам попросил принца держаться подальше, по крайней мере, первые несколько дней, но я почему-то все равно беспокоилась. Ведь получалось, что Дим избавился от меня сразу после проведенной вместе ночи.

Думать об этом было грустно и обидно. Потому я старалась как можно реже вспоминать о своем царственном наставнике, да только получалось с трудом.

Из-за занятий по приручению энергии света днем у меня не находилось ни единой свободной минутки для лишних размышлений. Но вот по ночам, когда тело ломило от усталости, а мозг уже не мог впитывать новую информацию, снова возвращались эти мысли.

Я скучала по Димарию.

Боги… как же сильно я по нему скучала. Едва закрывала глаза, и перед мысленным взором тут же появлялось его лицо, улыбка… А стоило дать малейшую слабину, и неугомонная фантазия сразу начинала подкидывать картинки того, как он смотрит на меня, как тянется за поцелуем. Раздевает… ласкает. От этих видений приходилось отмахиваться, но они возвращались снова и снова.

Вообще, учиться у Тамира мне нравилось даже больше, чем в академии. Он действительно был прекрасным учителем и настоящим мастером. Объяснял все очень доходчиво, показывал, наставлял. И что самое главное, под его чутким руководством у меня все получалось. Даже несмотря на то, что живущая в нас сила оказалась разной.

Да, он тоже владел светом, но в его случае эта энергия была частью его самого, его ауры или энергетического поля. Для меня же свет являлся одной из стихий, и как следствие, я могла использовать его в куда больших масштабах.

Сам по себе свет оказался той единственной силой, которая могла противостоять тьме. Но если темная магия разрушала, то он – создавал. Хотя нет… это тоже неправильное определение. Энергию света, конечно, можно было направить на создание чего либо, но ее для этого потребовалось бы непомерно много. В наших же силах было лишь дать толчок для жизни, сильнее разжечь уже имеющуюся искру.

Но… это все в теории. На практике же сила света была способна преобразовывать предметы. Так теперь я могла легко сделать из глины вазу, из стеклянного шарика – куб, а как-то даже сумела вернуть сгоревшему у Иларии хлебу нормальный съедобный вид. Кажется, после того случая она стала считать меня настоящей феей.

Тамир предоставил мне просто гору книг по свойствам силы света. Ума не приложу, где он их взял, но теперь все мое свободное время оказалось занято чтением. И вот сегодня утром я узнала, что в древности светлые маги помогали целителям и что существует возможность воздействовать на живую материю. Конечно, не удержалась и попробовала на себе. Нашла на своей ноге едва заметный шрам и попыталась сделать так, как описывалось в фолианте. Энергию направляла тонкой струйкой, действовала очень аккуратно, убила на это больше двух часов, но… теперь от шрама не осталось и следа. Это настолько меня поразило, что я не сразу поверила своим глазам. А когда сумела-таки осознать произошедшее, почувствовала себя почти всемогущей.

Тамир искренне радовался каждой моей победе и часто хвалил. Но при этом мне все время казалось, что я для него кто-то вроде любопытной зверушки. Он проводил со мной дни напролет, рассказывал о силе света, показывал основные приемы, объяснял принципы, но при этом внимательно наблюдал за всеми моими действиями, а потом записывал результаты в блокнот. Не то чтобы мне было жалко… просто оказалось странно чувствовать себя объектом чужих научных исследований.

А еще на наших занятиях почти всегда присутствовала его ученица, Армария. Яркая, импульсивная, рыжеволосая девушка, она понравилась мне сразу, сразила наповал своей простотой и легкостью. Она была наполовину недомагом, потому свет тоже являлся ее внутренней сущностью. Но независимо от того, что я оказалась сильнее, некоторые вещи ей удавались куда лучше. И, видя, как она ловко манипулирует потоками, я только больше убеждалась, что мне нужно еще очень многому научиться и времени на это потребуется уйма.

Когда же по истечении отведенной недели пребывания здесь Тамир сообщил, что мне придется задержаться еще на несколько дней, я просто не смогла сдержать собственного негодования. Нет, мне нравилось жить в его доме, нравилось учиться, общаться с этими прекрасными и невероятно интересными недомагами, но… душа моя тянулась в другое место. Она хотела быть с тем, кто стал для нее очень важен. С тем, без кого все остальное теряло смысл.

– Ами, еще дня три ты точно проведешь у нас, – понимающим тоном пояснил тогда учитель. – К сожалению, пока ты еще не владеешь этой силой настолько, чтобы суметь ее скрыть. А в твоем случае именно это главное. К тому же Димарий не возражает против продления твоего нахождения здесь.

– Не возражает… – убитым тоном повторила я.

– Сейчас он слишком занят, чтобы заниматься с тобой лично, – пояснил Тамир. – А без него в академии тебе делать нечего.

Он был прав. И я это понимала… но с апатией все равно ничего поделать не могла. Тосковала по Диму так, что хоть на стенку лезь. Хотела его увидеть, прикоснуться к нему, сказать, как скучаю. Но что хуже всего, все эти эмоции были слишком сильными. Я не могла их подавлять, бороться с ними. Они не давали мне покоя. Задевали сердце и душу, и из этого выходили совсем уж неутешительные выводы.

Вот и сейчас я вышла на широкий балкон, надеясь, что прохлада ночного воздуха сможет помочь или хотя бы снять то напряжение, что убивало меня изнутри. Палило, выжигая саму душу. Но… ни темное небо, по случаю ясной погоды щедро усыпанное звездами, ни окружающая тишина, ни холод осеннего ветерка так и не смогли хотя бы на мгновение утихомирить бушующие во мне пожары. Это пламя внутри уже начинало душить… но, увы, не имело со стихийным ничего общего.

– Ами, не спится? – донесся до меня спокойный голос Тамира.

Он приблизился так тихо, что я не услышала его шагов. Но что удивительно, при его появлении даже не вздрогнула, будто прекрасно знала, что он никогда не причинит мне вреда, будто подсознательно ему доверяла.

– Нет, – ответила я, грустно улыбнувшись. – Не могу уснуть.

Он кивнул и, не спрашивая разрешения, присел рядом со мной на небольшую плетеную лавочку. Знал ведь, что не буду возражать, что я даже рада его появлению. Что просто мечтаю хоть с кем-то поговорить. Откуда он мог это знать? А здесь все просто: Тамир был сильным эмпатом. Он чувствовал чужие эмоции, и сейчас все мои душевные переживания оказались для него как на ладони. Признаться, поначалу эта его способность меня смущала и немного напрягала, а потом – просто привыкла.

– Вечером Димарий прислал записку, что завтра после заката заберет тебя.

Наверное, я оказалась слишком удивлена, потому и не смогла сразу осознать весь смысл этой фразы. Просто кивнула и только потом замерла, понимая, что это значит.

– Заберет? – переспросила, боясь, что ослышалась.

– Да, Ами. Хотя я не считаю, что ты уже готова, – спокойно проговорил мой учитель. – И… уверен, тебе нужно продолжить осваивать энергию света. Ты ведь сама видишь, что способна на многое. Но нужно учиться правильной концентрации, выбирать верное направление потоков. Я уж молчу про узоры плетений. Их столько, что и за несколько лет не освоить.

– Мне надо закончить академию, – ответила я, снова поворачиваясь к сидящему рядом светловолосому недомагу.

– Астор-Холт – очень интересное место, – кивнул он. – Но там могут найти себя те, кому интересно совмещение наук: магических сил стихий и механики. Твой потенциал там не раскроется и наполовину. Теория в данном случае, конечно, нужна, но на нее не стоит делать такой упор. О многом ты можешь прочитать и сама, не теряя времени на лекциях. Да и вообще, Ами… ты не обычный маг-стихийник. На самом деле я даже не знаю, как именно стоит тебя называть.

– Моя тетка владела пятью стихиями, и в народе ее прозвали Первой ведьмой, – сказала я, впервые с улыбкой вспоминая Андамирру.

– Думаю, – ухмыльнулся Тамир, – к тебе это прозвище тоже прилипнет. Конечно, можно было бы скрыть наличие в тебе тьмы и даже света, но о твоих четырех стихиях уже известно слишком многим. И потому, Ами, я предлагаю тебе остаться здесь. Стать моей ученицей, освоить собственные способности, окрепнуть как маг. И тогда ты сама будешь чувствовать себя гораздо увереннее в этом мире. Сможешь сама решать, как тебе жить.

– А если я вернусь в Астор-Холт и продолжу учебу, этого не случится? – уточнила, глядя на него с непониманием.

– Я не знаю, – покачал головой Тамир. – Могу сказать только, что ты зря потеряешь много времени, которое можешь потратить на пользу самой себе. Тебе нужен хороший наставник, в идеале – маг, такой же сильный, как ты сама. Если таковой найдется, я буду счастлив. Но если нет, всегда буду рад заняться твоим обучением лично.

– А тебе это зачем? – С самого первого дня нашего знакомства он настоял, чтобы я обращалась к нему исключительно на «ты».

– Я не сталкивался с подобными тебе. Потому мне очень интересно узнать, на что ты способна. И еще это прекрасная возможность лучше изучить магов. Несмотря на то что я здесь почти четыре года, стихийники до сих пор остаются для меня не очень понятными созданиями.

– Но как тогда ты собираешься меня учить?

– Просто, – пожал плечами он. – Учиться ты будешь сама, а я буду стараться контролировать процесс. Ставить перед тобой новые и новые задачи и помогать получить ответы. Знаю, что эффект не заставит себя ждать, но… я ведь не маг.

– Понятно.

Несколько минут мы провели в молчании. Просто сидели рядом и слушали тишину прохладной осенней ночи. Не знаю, о чем думал Тамир, а я снова вернулась мыслями к Димарию. Он ведь был магом. Причем сильным. Не зря именно ему леди Эриол поручила помогать мне. И он помогал, пока не открылся свет…

А может, дело совсем не в моей последней стихии? Ведь перед тем, как Дим так ловко сплавил меня Тамиру, между нами произошло нечто непозволительное. Мы провели вместе ночь. Хотя нет. Это неподходящее определение. И даже слово «переспали» не подходит, потому что спать Дим ушел в другое место. На самом деле получалось, что он просто взял то, что я сама ему предложила, даже не думая о том, что будет дальше. А потом… просто избавился от меня, пусть и на время.

– Ты давно знаешь Димария?

Вопрос вырвался у меня непроизвольно. Я вообще не собиралась посвящать Тамира в суть своих переживаний, но сейчас просто не смогла промолчать.

– Чуть меньше четырех лет, – отозвался хозяин этого гостеприимного дома с таким удобным балконом. – Нас Эркрит познакомил.

Зачем спросила? Что хотела сказать дальше? Сама не знаю. Наверное, поэтому и не стала продолжать. Но Тамир молчать не стал.

– Ами, – начал он, причем заговорил таким тоном, будто собирался начать читать мне мораль. – Если бы в моих силах было повлиять на твое отношение к Димарию, если бы мы с тобой встретились чуть раньше, я бы не позволил тебе проводить с ним так много времени. Сделал бы все возможное, чтобы те чувства, которые уже пустили корни в твоем сердце, никогда не зародились. И не потому, что Дим плохой человек. Нет… во многом он даже заслуживает восхищения.

– Почему тогда? – Я решительно не понимала, что имеет в виду этот недомаг.

Он же лишь вздохнул, чуть поджал губы и уставился в темноту ночи, будто она могла подсказать ему правильные слова.

– Скажи, ты сможешь быть счастлива с человеком, который никогда тебя не полюбит? – неожиданно спросил Тамир.

– Не знаю. К чему этот вопрос?

Но он снова не стал отвечать. Вместо этого вообще ушел в абстрактные размышления.

– Ты же знаешь, что маги могут полюбить только раз? Всего однажды, а потом это чувство всю жизнь остается с ними. Не отпуская ни на мгновение.

– Знаю. А при чем здесь Дим? – решительно не понимала я.

– При том, Ами, что его сердце уже было отравлено любовью.

После этой фразы он решительно поднялся и направился обратно в дом. Я же так и осталась сидеть на лавочке, растерянно глядя на свои руки. А заметив, что пальцы начали дрожать, поспешила сжать их в кулаки. Да только дрожь проходить не желала, и причина ее была далеко не в прохладе ночного воздуха.

В один момент все непонятные фразы Тамира обрели смысл. Вот только теперь я даже и не думала хвалить себя за догадливость. Увы, радоваться здесь оказалось нечему. Абсолютно.


Сегодня Димарий был собран, холоден и молчалив. Появившись в доме Тамира сразу после заката, он вежливо отказался от предложенных Иларией угощений, сообщил, что очень спешит, и попросил меня поторопиться со сборами. На самом деле весь мой местный гардероб составляли всего пара костюмов, которые легко поместились в одну сумку. Потому к моменту прихода принца собирать мне оказалось нечего.

Боги, я ждала этой встречи одиннадцать дней! Мечтала о том, как увижу его, как он улыбнется мне, обнимет, подхватит на руки… И вот Димарий стоял передо мной, хмурый, даже немного напряженный, и, судя по всему, встрече рад не был.

Проглотив обиду, из-за которой в горле образовался ком, я поблагодарила Тамира и его супругу за приют и помощь и только после этого позволила Диму себя увести. Он же явно торопился, потому что перемещались мы прямо от крыльца, хотя в прошлый раз сначала покинули границу города. А еще он показался мне расстроенным, хоть и старался прятать эту эмоцию за обычной холодной отстраненностью.

Очень хотелось обнять его, прижаться к его теплому боку… но я старательно держала себя в руках. И лишь в тот момент, когда очередной затяжной прыжок подошел к концу, а под ногами оказался знакомый мраморный пол портальной комнаты Астор-Холт, я все-таки подняла лицо и посмотрела ему в глаза. Холодные, темные и как будто бы чужие.

– Уже поздно, Ами, – ровным тоном бросил он. – Скоро отбой. У тебя завтра занятия. Отправляйся к себе. У меня же еще дела вне академии.

После чего отпустил мою руку, сделал несколько шагов назад, закрыл глаза и исчез. Мне же не оставалось ничего иного, как в очередной раз смириться с происходящим вокруг и отправиться в спальный корпус.

Пока брела по коридорам академии, даже умудрилась успокоиться и снова вернуть себе благодушное настроение. Все же я успела соскучиться и по этому месту, и по лекциям, и, конечно, по девочкам. По Мартише, по Нори. Мы ведь с ними не виделись полторы недели, хотя и с одной, и с другой нам предстоял серьезный разговор. И мысленно я даже была к этому готова. Но когда открыла дверь в свою спальню, вдруг поняла, что эта беседа снова откладывается на неопределенный срок.

Марти сидела на своей кровати и почему-то смотрела на Нордину с искренним сочувствием, в то время как та, злая, словно тысяча голодных волков, мерила нервными шагами комнату. Она явно была на взводе и как раз высказывала Мартише собственное негодование. Но, увидев меня, мгновенно замолчала. Причем оборвала себя на половине слова… будто разговор шел именно обо мне.

Не знаю, причина в обострившейся за последнее время интуиции или в общем настроении этого вечера, но я вдруг поняла, что просто обязана узнать то, о чем они тут говорили.

– Ами, привет! – попыталась состроить счастливый вид Нори и даже обняла меня. Но при этом мы обе чувствовали, что дальше произойдет нечто нехорошее.

– Неужели вернулась? – улыбнулась Марти. – А мы-то думали, ты вообще собралась учебу бросить. Решила, что с такой силой учиться тебе не нужно.

Она шутила, но в ее шутке сквозило нечто такое, от чего у меня по коже побежали мурашки. Мартиша тоже чувствовала, что я не в себе, и старалась сбить меня с темы. Не дать задать правильные вопросы. Но сегодня даже ее любимые методы переключения разговора оказались бессильны.

– Рассказывайте, – бросила бесцветным тоном, переводя взгляд с одной подруги на другую. – Что произошло, пока меня не было?

– Все хорошо… – начала Нори, но я ее оборвала:

– Не ври. Все плохо. Это у тебя на лбу написано крупными буквами. Да и твой брат совсем на довольного человека не похож, – я, бросила сумку с вещами прямо на пол и направилась к своей кровати.

– Ами, все правда хорошо, – с искренним видом врала моя светловолосая двоюродная сестра.

– Нет, – покачала головой. – Это ощущается в самой атмосфере комнаты. И… мне почему-то кажется, что это как-то касается меня. А значит, рано или поздно я все равно узнаю. Так, может, лучше рано?

Девушки переглянулись, и по этому их жесту стало понятно, что мои догадки верны. Но если Марти лишь едва заметно мотнула головой, будто давала отрицательный ответ на невысказанный вопрос подруги, то Нори вдруг вздохнула и решительно повернулась ко мне.

– Дим женится, – только и сказала она. И этих двух слов оказалось достаточно, чтобы выбить из моих легких весь воздух.

Наверно, если бы не стояла рядом с кроватью, то села бы прямо на пол, потому что собственные ноги почему-то внезапно подкосились. Сердце забилось с невероятной силой, а в мыслях появился самый настоящий туман. Я пыталась осмыслить сказанную Нори фразу, но не могла. Вроде, чего в ней непонятного: «Дим женится». Ведь все просто. Но я все равно снова и снова повторяла про себя эти звуки и не улавливала сути. Точнее… просто не желала ее принимать.

– Амитерия, император давно настаивал на том, чтобы Димарий выбрал супругу и обзавелся наследником, – решила пояснить принцесса под прикрытием. – В прошлый раз Дим просто ткнул пальцем в список возможных кандидаток и попал в Касалию Эрлинскую. Тогда, к счастью, свадьбы все же удалось избежать. Но на этот раз все иначе. На него никто не давил. Просто сегодня за ужином он объявил всей семье и приближенным к трону придворным, что вскоре состоится его помолвка.

– И… – хрипло протянула я. – Кто она?

– О, Ами, это отдельная история! – зло выпалила девушка. – Димарий не стал озвучивать ее имени. Только отцу и деду сказал. Всем же остальным сообщил, что пока ведутся переговоры с семьей его будущей супруги. Даже с мамой повздорил из-за той спешки, с которой решил все организовать. Но я знаю, что это снова какая-то эрлинская выскочка! Не зря же он всю последнюю неделю в Мироле пропадал. Вдруг резко изъявил желание погостить в их столице. Во дворце поговаривают, что его супругой станет дочь какого-то герцога!

Чтобы не закричать в голос, пришлось прикусить щеку изнутри. Причем так сильно, что во рту начал ощущаться привкус крови. Хотя, учитывая то, что девочки знали о моих отношениях с Димом, я имела полное право показать собственное негодование. Даже устроить истерику. Но… воспитание не позволяло мне поступить таким образом. Правда, для этого пришлось представить строгий взгляд леди Эриол и напомнить себе, что я все-таки ношу фамилию Мадели. Как бы отреагировали мои опекуны, если бы увидели меня плачущей, истерящей, обвиняющей во всех бедах Судьбу? Как бы низко я пала в их глазах? Наверное, именно поэтому я нашла в себе силы улыбнуться, пусть и натянуто, встретить растерянный взгляд Нори и ответить самым спокойным голосом:

– Не вижу поводов для переживаний. Он ведь наследник престола, и нет ничего удивительного в том, что нашел себе супругу под стать. Рано или поздно это все равно бы случилось. Так что не стоит так переживать.

С кровати я поднималась в оглушительной тишине. Казалось, и Нордина, и Мартиша даже дышать перестали. А смотрели на меня так, будто я кактус с ножками. Очень несчастный кактус…

И какой бы сильной ни была моя выдержка, оставаться и дальше в их компании оказалось просто невозможно. Я ведь не железная… Долго бы так не протянула. А эмоции во мне и так бурлили подобно лаве в вулкане, готовящемся к извержению. И если бы внутренние заслоны сорвались… могло случиться непоправимое.

Увы, спокойно выйти из комнаты мне не дали.

– Ами, ты куда? – взволнованно спросила Марти.

– В библиотеку, – нашлась я с ответом. Причем голос мой оставался удивительно ровным и спокойным. – Меня же не было полторы недели. Нужно догонять пройденный материал.

– Так отбой же через десять минут, – поддержала подругу Нори.

– Я успею, – бросила я, крепко сжимая ручку двери.

Но перед тем как выйти, даже нашла в себе силы повернуться к девочкам и посмотреть на них с иронией. Не уверена, что у меня получилось состроить насмешливый взгляд, но они ничего больше говорить не стали и все же позволили мне покинуть комнату.

Естественно, ни в какую библиотеку я не пошла. Да и о какой учебе можно было думать?! Сейчас у меня вообще думать не получалось… ни о чем, кроме Димария. Принца… демонова прекрасного принца! Гадкого, отвратительного, невыносимого, эгоистичного, самовлюбленного негодяя! Сволочи, в которую я по воле злого рока умудрилась по уши влюбиться.

А он женится…

На такой же, как он.

А я…

Вот о себе думать не хотелось совсем.

Сейчас я желала лишь одного – сдохнуть. Вот так просто упасть, закрыть глаза и попрощаться с этим миром. Отправиться за грань… к той же Андамирре.

Наверное, это нечто вроде семейного родового проклятия Артарри – любить тех, с кем нет будущего. Сначала эта история случилась с бабушкой, потом с моей теткой, полюбившей простолюдина. И вот теперь со мной. Но если они еще могли что-то изменить в своих судьбах, отказаться от привилегий и получить любовь, то я такой возможности не имела. Мне-то отказываться не от чего. Да и не нужно это Димарию.

И что это я, в самом деле? Он ведь ничего не обещал. Совсем.

Просто сказал, что хочет меня. Сообщил, что если я решу исполнить это его желание, он будет ждать в свой спальне. Все. Остальное уже происки моей глупости. Я ведь сама к нему пришла, несмотря на то что знала, чем все это закончится.

Спасибо Нори, теперь хотя бы стали понятны причины его холодности. Я ведь теперь для него не просто студентка, а еще и бывшая любовница. А если об этом узнает его невеста, то у принца могут быть неприятности. И пусть логикой и умом я понимала все это, но внутри меня продолжали сжигать смертоносные пожары.

Душу просто выворачивало от боли. Хотелось завыть подобно раненой волчице. Закричать. Разрыдаться, в конце концов. Но я даже этого не могла сделать. Глупые гадкие слезы никак не желали появляться на глазах… И только с губ срывались редкие всхлипы.

Оставаться в академии оказалось выше моих сил. Хотелось выбежать за ее пределы, но ворота заперли еще час назад и откроют только утром. Потому пришлось просто выйти из корпуса и направиться по темной дорожке, ведущей к полигонам. Я шла, не особенно разбирая, куда иду. В свете тусклых фонарей моя тень казалась бесформенным пятном, зато высокие деревья напоминали огромных монстров. Но сейчас мне было плевать на все… Наверное, даже если бы одно из них и правда превратилось в страшное чудовище и напало на меня, я бы даже сопротивляться не стала.

В самом конце длинной извилистой аллеи за последним, дальним полигоном обнаружилась небольшая лавочка. По виду она отличалась от тех, что стояли в скверах перед главным корпусом, и больше напоминала нечто корявое, сколоченное из полок старого шкафа. И тем не менее сидеть на ней оказалось очень даже удобно, а само понимание того, что никто меня здесь не найдет, даже немного грело душу.

И в этой тишине… оставшись один на один со своими мыслями, я все-таки позволила себе слабость. Перестала сдерживаться, отбросила маску леди и выпустила наружу тот огонь, что жег меня изнутри.

– Дура, – сказала я вслух.

Мой голос в тишине прохладной осенней ночи прозвучал словно удар в колокол. Но я не замолчала. Наоборот. Если уж поговорить ни с кем не могу, то буду разговаривать с этим местом. С лавочкой, с деревьями.

– Идиотка! – бросила громче и сама улыбнулась своим словам.

Правда, эта улыбка многим бы могла показаться оскалом. Жуткой гримасой боли. Но я все равно улыбалась… насмехаясь над собой. Над собственной слабостью и тем безумным чувством, которое раньше казалось чистым и светлым, а теперь убивало меня, словно медленный яд.

– Наивная мечтательница! – рявкнула в темноту. – Безмозглая клуша!

Слезы… Боги, как же мне сейчас не хватало слез. Я мечтала разрыдаться, ведь мне бы стало легче. Пусть ненадолго, пусть это признак слабости, но мне до демонов надоело быть сильной.

– Недоразумение, – прошептала я, закрывая лицо руками. – Боги… глупое недоразумение. И ничего больше.

Он ведь именно так меня называл. И, наверное, если бы не открывшиеся стихии, продолжил бы относиться ко мне с подчеркнутой холодностью. Но из-за этих способностей, из-за неожиданной связи с семьей Артарри, из-за тайн, которыми обросла смерть Андамирры, Димарию просто стало любопытно.

На самом деле его нельзя ни в чем обвинять. Он ведь правда ничего мне не обещал. Не затаскивал в свою постель. Я сама в нее залезла. И от понимания этой простой истины становилось лишь хуже.

Не знаю, сколько так просидела одна, поливая себя самыми последними словами. Кляня собственную глупость вкупе с наивностью. Легче не становилось. Но о том, чтобы вернуться обратно в спальню, я даже думать не желала. Уж лучше так… сидеть одной на холоде и упиваться собственной глупостью, чем видеть жалость в глазах подруг.

– Простите, леди, – донесся до меня незнакомый мужской голос.

Я нехотя подняла лицо и встретилась взглядом со стоящим в нескольких шагах от меня светловолосым парнем. Он выглядел немного смущенным, но при этом в его глазах отражались доброта и обеспокоенность.

– Я могу вам чем-то помочь? – спросил он, прекрасно разглядев мое состояние.

Честно говоря, хотелось нагрубить, но я вовремя отвесила себе мысленный подзатыльник и все же нашла силы для вежливого ответа.

– Увы, помочь вы мне не сможете, – проговорила тихо. – Но я благодарна вам за заботу.

Он посмотрел на меня с легкой иронией, вздохнул, но вместо того, чтобы уйти, подошел ближе, присел рядом.

– Ты ведь Амитерия, да? Леди с факультета магической физики, с которой после ужина каждый день занимается профессор Аркелир, – уточнил он с теплой улыбкой. – И не нужно всех этих лишних условностей. Тебе плохо, я это вижу. Оставить тебя в таком состоянии мне не позволит совесть. Поэтому уйду отсюда, только когда буду уверен, что с тобой все хорошо.

Эта его тирада умудрилась не просто произвести на меня впечатление, а встряхнуть так, будто меня кто-то отчаянно дернул за плечи. И, видимо, мое удивление очень красноречиво отразилось на лице, потому как парень снова улыбнулся и все же решил представиться.

– Мое имя Леонис Маркери, – сказал он. – Я тебе не причиню вреда, не сомневайся. Учусь на шестом курсе воздушников. О тебе знаю только потому, что часто гуляю здесь после отбоя… и не раз видел вас с профессором. А теперь ты заняла мою любимую лавочку и выглядишь так, будто готова сама наложить на себя руки.

– Вот уж точно нет, – хмыкнула я, почему-то только сейчас сообразив, что, несмотря на предыдущие мысли, расстаться с жизнью не готова.

– Это прекрасно. Значит, все не так плохо, как мне показалось.

В его голосе снова послышалась добрая насмешка, и я не смогла сдержать ответной легкой улыбки. Не знаю почему, но этот странный парень вызывал у меня исключительно приятные эмоции.

– Так и что у тебя случилось? – спросил он, ни капли не сомневаясь, что отвечу. – Расскажи. Станет легче.

– Думаешь, если признаться в своих тайнах незнакомому человеку, это может как-то спасти ситуацию? – спросила насмешливо.

– Уверен, – серьезно отозвался он. – Ты ведь не знаешь обо мне ничего, кроме имени. Я о тебе – тоже. Мы чужие люди. Нам, по сути, наплевать друг на друга. Но сейчас, Амитерия, я готов тебя выслушать. Готов помочь… хотя бы словом. А тебе точно стоит выговориться.

Не знаю, что стало причиной моей очередной глупости, что подтолкнуло меня ему поверить, но я вдруг расправила плечи, обратила взор в темноту и выпалила как на духу:

– На самом деле ничего со мной не случилось. Я просто имела глупость позволить своему сердцу полюбить того, кто никогда не станет моим. Как видишь, история банальная.

Я старалась говорить с иронией, но в голосе все равно слышалась боль, которая не осталась незамеченной.

– А он тебя любит? – спросил Леонис.

– Нет.

Произнося это слово, даже ни на мгновение не задумалась, что могу оказаться не права. Но вот мой собеседник считал иначе.

– Уверена?

– Я ему безразлична. По крайней мере, в последние несколько дней он вел себя именно так. А сегодня мне стало известно, что он женится… на другой. – На губах против воли растянулась горькая улыбка, и я не стала ее прятать. Зачем? – Но ты не думай. Он мне ничего не обещал. А тут я сижу лишь потому, что не хочу, чтобы меня жалели.

– Гордая, значит? – кивнул Леонис. – И самокритичная. Мне кажется, излишне.

– Нет. Ты просто не знаешь. Я сама…

– Что ты сама? – перебил меня этот светловолосый парень.

Увы, рассмотреть его лучше не позволяло очень тусклое освещение. Хотя голос у него оказался приятным, улыбка – завораживающей, а во взгляде пряталась теплота.

– Сама виновата. Сама позволила себе то, чего не должна была, – сказала, не понимая, почему все это говорю. – Нам обоим позволила.

– Так, значит, ты позволила, ты виновата, а он вообще как бы не при делах? – издевательским тоном уточнил Леонис. – Получается, соблазнила невинного парня, а теперь еще сокрушаешься, что он женится не на тебе?

– Да нет же! Никого я не соблазняла! – возмутилась, разворачиваясь к нему всем телом. – За кого ты меня вообще принимаешь?

– Но если ты не соблазняла, значит, просто позволила ему соблазнить тебя. Так? – хитро поинтересовался мой собеседник. – В отношениях между мужчиной и женщиной всегда так. Кто-то действует, соблазняет, заманивает в свои сети, а кто-то в эти сети попадается. И что-то мне подсказывает, что ты не стала бы расставлять ловушки. Да и сама бы никогда не опустилась до того, чтобы вешаться на кого-то. Ты для подобного слишком горда. Но в таком случае получается, что…

Он не закончил, давая мне возможность додумать все самой. Хотя тут и думать уже было не о чем. Потому что, по словам нового знакомого, получалось, что меня просто нагло соблазнили.

– Но суть не в том, кто кого соблазнял, – сказала я, не желая думать, что просто попала в хитрую ловушку коварного Димария. – Это, если честно, уже не важно. Он женится. Наши отношения закончены, а сюда я пришла, чтобы просто побыть наедине с собой.

– Он сам тебе сказал, что отношения закончены?

– Нет. Как раз таки мне он вообще ничего не сказал. Я и о свадьбе-то от его сестры узнала.

– Тогда точно есть смысл спросить у него самого, – предложил Леонис. – Все же всякое в жизни случается. Вдруг это вынужденный брак? Может, он любит тебя безумно и, узнав о твоих чувствах, решит бросить все и уйти с тобой в закат.

Наверное, это звучало бы хорошо, если бы не было сказано с таким пафосом. Но, как ни странно, после последней фразы парня я поймала себя на том, что улыбаюсь. Причем вполне нормальной, обычной улыбкой. Да и пылающие внутри пожары немного поутихли, и на душе стало гораздо спокойнее.

– А если серьезно, Амитерия, ты лучше поговори с ним начистоту, – добродушным тоном продолжил мой новый знакомый. – Знаешь, сколько ошибок люди совершают из-за банального недопонимания? Уйму! Иногда на их осознание уходят годы. Счастье, если еще остается возможность все исправить. Но ведь бывает и так, что изменить уже ничего нельзя. Поэтому мой тебе совет. Поговори со своим любимым. А вот если он тебе скажет, что между вами все кончено, тогда можешь смело приходить сюда и продолжать убиваться. А пока… это лишнее.

Я слушала его так увлеченно, что далеко не сразу заметила на темной аллее силуэт девушки. Она стояла как вкопанная и явно смотрела в нашу сторону. Причем эта неожиданная свидетельница нашей беседы выглядела настолько напряженной, что даже с такого расстояния можно было ощутить волны ее негодования. Проследив за моим взглядом, Леонис тоже повернулся к аллее, и на его лице расцвела теплая улыбка. А вот девушка вдруг развернулась и быстро пошла обратно, все больше ускоряя шаг.

– Вот: именно то, о чем я тебе говорил, – выпалил парень, поднимаясь с лавочки.

А потом он просто сорвался с места и быстро побежал за той самой особой, что так спешила покинуть это место. Вероятно, она – его подруга, а здесь у них было назначено что-то вроде свидания. Понятное дело, что, увидев своего возлюбленного с другой, она посчитала это предательством… изменой… вот и решила уйти. Ни в чем не разобравшись.

Лео все же догнал свою леди, хоть она и успела уйти довольно далеко. Так как произошла их встреча под фонарем, мне оказалось прекрасно видно все происходящее. Он обнял ее, крепко прижал к себе и не отпускал, хоть она и пыталась вырваться. Увы, я не могла слышать, о чем они говорили, но вот сам вид этой сцены почему-то вызвал улыбку… которая сползла с лица, стоило мне снова вспомнить о Димарии и его предстоящей свадьбе.

Увы, в моем случае сложно было что-то понять не так. И несмотря на то что происходит между нами, несмотря на взаимную симпатию, скоро он станет женатым человеком и нашим отношениям придет конец.

Но будто в противовес столь категоричным суждениям в сознании родился вопрос: а что я отвечу, если он предложит продолжить встречи и после его свадьбы? Соглашусь ли на позорную роль любовницы? Фаворитки? Конечно, первым желанием было выразить самой себе уверенное «Нет!». Но тут вдруг представила, что больше никогда не смогу почувствовать его поцелуй, никогда не согреюсь в его объятиях. Что мне придется смотреть на него со стороны… И в это же мгновение в душе появилась жесткая бескомпромиссная уверенность в том, что просто так я от него не откажусь.

Боги, а я ведь на самом деле его люблю. И это чувство настолько сильно, что затмевает и гордость, и здравый смысл, и все вбитые в мою голову правила морали. Да какая, к демонам, мораль? Я хочу быть с ним. Хочу жить. И жить счастливо. И плевать мне, есть ли у него жена. Но…

Да, «но» все-таки присутствовало. Ведь все это было бы актуально лишь в том случае, если бы он испытывал ко мне хоть что-то. Если бы сам попросил остаться с ним. Но если Дим все же решит от меня отказаться… я исчезну из его жизни. Брошу к демонам академию, отправлюсь с повинной к леди Эриол, а потом пойду в ученицы к Тамиру. Или вообще попрошу отца позволить мне поселиться в «Эльсерне».

Я что, назвала Анидара отцом?! Видимо, стоит все же поменьше давать волю своей фантазии. Нет, я относилась к лорду Артарри с теплотой и уважением, но называть его папой пока точно была не готова.

– Амитерия, познакомься, это моя Марна, – отвлек меня от странных раздумий голос Леониса.

Оказывается, я настолько увлеклась картинками своего подсознания, что не заметила, как они подошли. Причем эти двое явно помирились и теперь стояли перед лавочкой, крепко держась за руки. И пусть здесь было довольно темно, но я все равно сумела рассмотреть их одинаково довольные улыбки. Видимо, их на самом деле связывали настоящие теплые чувства.

Подруга Лео оказалась блондинкой, причем довольно симпатичной. Не сказать, что она была высокой – своему кавалеру доставала макушкой лишь до плеча. Стройную фигуру этой особы обтягивало простое темное платьице, что прямо указывало на ее низкое происхождение. Хотя вот осанке этой девушки, движениям, грации и манере держаться могла бы позавидовать и принцесса.

– Леди Амитерия, мне очень приятно с вами познакомиться, – вежливо проговорила она.

От звучания ее голоса я попросту застыла, ошарашенно всматриваясь в черты незнакомого лица и понимая, что уже видела ее однажды… А знаю едва ли не лучше, чем саму себя.

– И мне… приятно, Марна, – выдавила я. Ведь язык сам так и норовил назвать ее «Мирк». И наверное, после всего произошедшего со мной за последние недели я просто идеально научилась прятать эмоции, потому как даже смогла улыбнуться.

– Мы с тобой как раз говорили о том, к каким неприятностям может привести неправильное понимание ситуации или поспешные суждения о чем-либо, – заметил Леонис, глядя на меня. – Вот и Марна, увидев нас, посчитала, что я предпочел ей другую. Леди.

– И здесь нет ничего удивительного, – заметила девушка, а по совместительству принцесса Карильского Королевства, которая, увы, сама об этом не подозревала. – Я же… не вашего круга. И даже не студентка.

– Марна работает в Астор-Холт, – пояснил парень, покровительственно положив руку на ее плечо. – И так как днем у нее много дел, встречаться нам приходится после отбоя. Хотя я давно предлагаю ей бросить эту работу.

– И жить за твой счет? – отозвалась она. Причем в ее голосе промелькнули так знакомые мне нотки привычной иронии, присущей Миркрит. Но теперь в них не было яда. Совсем.

– Да, – уверенно ответил Леонис. – За мой счет. Ведь как мужчина я должен обеспечивать свою женщину.

– Я не твоя женщина, – бросила Марна.

– Моя, Мари, – самодовольно улыбнулся парень, нежно целуя ее в висок. – Не сомневайся, я от тебя не откажусь.

– Глупый, – покачала она головой, а на ее лице появилась полная нежности улыбка. – Зачем тебе это?

– Потому что я так хочу. Потому что тебя выбрало мое сердце.

Боги, какие это были слова. Как бы я хотела хоть когда-нибудь услышать нечто подобное от Димария. Но… не уверена, что доживу до этого момента.

– Амитерия, в какой-то степени я понимаю тебя, – вдруг решил вернуться к обсуждению моих проблем Леонис. – Мари – простолюдинка. Я – старший сын графа. И для всех наш союз кажется невозможным. Но… разве это имеет значение?

– А разве нет? – спросила, разглядывая свою давнюю знакомую. – Мое происхождение оставляет желать лучшего. Тот, кто живет в моем сердце, – аристократ, наследник древнего рода. Он на мне не женится.

– А вот я женюсь на своей Марне. И знаешь, почему? – со спокойной уверенностью поинтересовался парень. – Потому что маги любят только раз. И я люблю ее.

– А я люблю тебя, – тихо ответила девушка, повернувшись к нему и уложив голову на его плечо.

Я же… попросту опешила. Смотрела на них… переводила взгляд с Леониса на его избранницу и едва сдерживала рвущийся на свободу истерический смех. Но все это оказалось слишком страшно. Ведь… чувства Лео так и останутся искренними, в то время как Миркрит после открытия ее личности может попросту от него отмахнуться. Она же принцесса! Зачем ей сынишка какого-то графа?

– И давно вы вместе? – спросила, не сдержав собственного любопытства.

– Две недели, – ответила Марна, отлепляясь от любимого и присаживаясь рядом со мной на лавочке. – Странно, леди Амитерия, а мы с вами раньше не встречались?

– Встречались, – хмыкнула я. – Вы предлагали мне помыть пол в коридоре вместо вас, – добавила, с улыбкой наблюдая, как заливается краской смущения ее лицо.

– Простите за тот инцидент, – виновато проговорила девушка. – Я…

– Не оправдывайтесь, – отмахнулась я, улыбнувшись. – И обращайтесь ко мне на «ты».

– Правда? – с затаенным восторгом спросила она.

– Конечно. А если расскажешь, как вы умудрились стать парой, можешь вообще считать меня своей подругой. И это не пустые слова.

Она посмотрела на меня с откровенным недоверием, явно сомневаясь в том, как стоит поступить дальше. Но вместо нее решение принял Леонис.

– Здесь, к сожалению, нет ничего романтичного, – покачал головой он. – Я возвращался от… не важно, в общем, откуда. Просто прогуливался по академии ночью, когда услышал в холле чьи-то всхлипы. Пройти мимо не смог. Тогда-то и увидел у одной из колонн сидящую на полу красивую девушку.

– Мари, почему ты плакала? – спросила я, не в силах даже представить Миркрит Карильскую-Мадели в слезах. Боги, я знала ее двенадцать лет, но ни разу не видела, чтобы она позволила себе расплакаться.

– Это все Геная. Я разбила две тарелки, и она сказала, что я должна отработать их стоимость. Отправила меня мыть полы на всем первом этаже спального корпуса. А в тот день было так грязно… как раз дождь прошел.

Она тяжело вздохнула, видимо, возвращаясь воспоминаниями в тот гадкий день, а меня едва не передернуло от одной мысли, что такую, как Мирк, сломали.

– Я жутко устала тогда. Почти не стояла на ногах, – продолжила рассказывать она. – Опоздала на ужин, в очередной раз лишилась заработанных денег, да и вообще, неприятный день был. А когда увидела, сколько грязи нужно вымыть, у меня просто опустились руки. Наверное, если бы не Лео, я бы давно вылетела из Астор-Холт.

– Ты всего раз позволила тебе помочь, – с затаенной гордостью произнес он. – В тот самый вечер.

– Тогда я просто не смогла тебя остановить, – ответила она.

– Так что же ты сделал? – не сдержалась я.

– Вымыл пол, – пожал плечами парень.

«Что?! – так и хотелось выкрикнуть мне. – Сын графа, наследник титула, аристократ… вымыл пол вместо плачущей уборщицы?» И, вероятно, все это очень ярко отразилось в моих глазах, потому как Леонис лишь кивнул и посмотрел на меня с улыбкой.

– Да. Причем делал это впервые в жизни. А на следующий вечер пригласил Марну на свидание, – сказал он, с нежностью глядя на сидящую рядом со мной девушку.

Та вдруг поежилась от холода, что не ускользнуло от внимательного взгляда ее любимого. И он, не спрашивая, стянул с себя камзол и набросил ей на плечи. А потом сам присел рядом, обнял ее обеими руками и прижал к себе. Она улыбнулась ему и… вдруг легко поцеловала в губы.

В тот же момент я поняла, что мне нужно срочно поговорить с Димарием. И если не о нас с ним, то о Мирк. Ведь по всему получалось, что Лео с принцессой связывали самые настоящие чувства. Более того, у него на нашу капризную Миркрит были большие планы. И что-то мне подсказывало, что Диму ничего об этом не известно.

Решив, что дальше нарушать уединение влюбленной парочки просто некультурно, я поспешила попрощаться и направиться обратно в спальный корпус. Правда, перед уходом напомнила и Леонису, и его девушке, что они могут обращаться ко мне в любое время. Даже номер комнаты назвала, где меня можно найти. Они приняли мои слова с благодарностью, хотя в глазах Марны все равно отражалось сомнение.

Так они остались вдвоем, а меня впереди ожидал непростой разговор с тем, от кого я тоже отказываться не собиралась.


Глава 13 | Первая ведьма | Глава 15