home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

В этот раз к двери комнаты Димария я подходила с такой решительностью, что позавидовал бы любой герой всех приключенческих романов, вместе взятых. И, наверное, если бы дело касалось только моего личного вопроса, то этот разговор вообще бы не состоялся, а если и состоялся, то точно не сегодня. Но сейчас речь шла о Мирк… И я просто не могла допустить, чтобы их с Лео отношения закончились из-за чьей-то прихоти. Почему-то у меня не возникало ни малейшего сомнения, что если Дим узнает об этом от кого-то другого, то случится непоправимое.

Дверь мне открыли сразу. Правда, и стучала я, не таясь. Громко, сильно. А когда увидела Дима, сама вошла внутрь, не дожидаясь приглашения.

– Я по делу, – заявила я, проходя по комнате и разворачиваясь к нему лицом.

И уже хотела продолжить, с ходу высказать все свои мысли относительно Мирк, но стоило мне увидеть потемневший, разъяренный взгляд Димария, и слова просто застряли в горле.

– По какому, к демонам, делу?! – рявкнул он, сжимая кулаки. – Где тебя носило? Я перевернул весь Астор-Холт, пока тебя разыскивал!

– За…чем? – спросила, запнувшись.

– Зачем? – переспросил он издевательским тоном. – Представляешь, соскучился!

Димарий развел руками, медленно выдохнул, но это все равно не смогло помочь ему успокоиться. И по-хорошему, мне бы следовало бежать отсюда, ну или на крайний случай молчать в тряпочку, но, увы, здравый смысл все же решил меня оставить.

– Что-то по тебе не было видно, что ты соскучился, – набравшись смелости, выпалила я. Смотрела при этом прямо в его темные глаза, в которых сейчас все сильнее разгоралось жуткое пламя.

– Ах, даже так? – сквозь зубы процедил Дим. – И как, по-твоему, я должен был это показать? Не ты ли просила не афишировать наши отношения?

Говоря это, он медленно подходил ближе, и мне приходилось уговаривать себя сохранить гордость и не отступить. Увы, уговоры успехом не увенчались, и я все-таки попятилась назад, отчего-то опасаясь приближения такого вот злого Дима. Вот только… комната оказалась не такой уж и большой, а может, это мне не повезло с местом, поскольку всего через несколько шагов я уперлась в стену и с ужасом поняла, что дальше отступать просто некуда.

Димарий же продолжал приближаться и сейчас как никогда напоминал мне хищника на охоте. Оказавшись от меня в полушаге, он остановился, небрежным жестом приподнял мой подбородок и посмотрел в глаза.

– Дим… – выдохнула я, растворяясь в его обжигающем взгляде.

Несмотря даже на то, что он был на взводе, что явно злился на меня, сейчас это почему-то перестало пугать. Совсем наоборот: я вдруг ощутила, как соскучилась, как мечтаю, чтобы он подошел еще ближе… поцеловал. И куда, спрашивается, подевались все страхи?

– Амиша, где ты была? – чуть спокойнее спросил Дим, переместив руку на мою щеку и ласково погладив. – Марти сказала, что ты ушла в библиотеку, но там ты не появлялась. Более того, тебя не было ни в одном из корпусов академии.

Я молчала, наслаждаясь его близостью. Боги, как же хотелось обнять… прижаться губами к губам. Как же хотелось снова принадлежать ему…

– Ами, отвечай, – строго приказал он.

– Сначала гуляла, – проговорила, не отводя взгляда от его глаз. – Потом встретила человека, которому оказалось не все равно, что незнакомая ему девушка грустит.

– И по какой же причине эта девушка грустила? – все тем же тоном поинтересовался Димарий.

Он переместил руку на мою шею и теперь нежно поглаживал кончиками пальцев чувствительную кожу. А когда вдруг склонился ниже и коснулся ее губами, я поняла, что на этом допросе выложу все… и даже больше.

– Скажи, Амиша. Что же могло заставить тебя расстроиться настолько, что ты покинула свою спальню и отправилась бродить по пустынным аллеям? Да еще и с каким-то там парнем. Как его имя?

Последний вопрос был задан на ухо. Шепотом. При этом Дим касался губами мочки, а я продолжала терять связь с реальностью. И сейчас мне меньше всего хотелось отвлекаться на какие-то глупости. Губы жаждали поцелуя, а пальцы подрагивали от желания коснуться Димария.

– Его зовут Леонис, – выдохнула я, подавляя стон. – Он хороший парень. Объяснил мне, как много бед может натворить недопонимание между людьми.

– Молодец, Амиша, – продолжил мой искуситель, опускаясь поцелуями от уха до ключицы. Потом поднял голову и снова поймал мой взгляд. – Что тебя расстроило?

– Ничего особенного, – произнесла я с грустной иронией. – Просто один дорогой мне человек решил жениться.

Ответила и отвернулась. Увы, сейчас, в этот самый момент, мне стало невыносимо смотреть на него. Видеть так близко и понимать, что он принадлежит другой. Что я не имею никакого права на его ласки.

– Нори сказала, – утвердительно проговорил Димарий, затем особенно раздраженно усмехнулся и бросил: – Иногда мне до безумия хочется зашить ей рот. Чтобы думала, перед тем как что-то говорить.

– Она ни в чем не виновата. – Попыталась выгородить я подругу. Но тут снова посмотрела ему в глаза и, повинуясь порыву, обняла его лицо ладонями. – Дим… Она ведь видела меня в твоей постели. И прекрасно знает, что если бы ты был мне безразличен, то я бы там не оказалась. Ей жаль меня. Но…

– Что? – уточнил принц, наглым образом расстегивая пуговицы на моем камзоле и переходя к рубашке. – Продолжай.

Он раздевал меня, ни капли не сомневаясь, что я ему это позволю. Движения Димария были уверенными и четкими, но я почему-то чувствовала сковывающее его нервное напряжение.

– Ты ведь мне никогда ничего не обещал, – добавила я, когда он опустился на корточки, стягивая с меня брюки. – Все, что было между нами, происходило по обоюдному желанию. И я понимаю, что ты имеешь полное право жениться на ком хочешь. Что я всего лишь любовница…

Он избавил меня от одежды, даже успел скинуть с себя рубашку и теперь стоял рядом и с каким-то странным выражением лица рассматривал мое тело.

– Знаешь, Ами, – бросил он с загадочной усмешкой. – Я все-таки покажу тебе свои воспоминания о стриптизе. Но только при одном условии.

– При каком? – спросила я, искренне удивленная столь неожиданным поворотом разговора.

– Ты исполнишь для меня этот танец, – ответил Дим, поднимая на меня потемневший взгляд.

– Для тебя? Исполню? Разденусь, танцуя?

– О да, Амиша, – отозвался он, чуть прикусив губу. – Это должно быть завораживающее зрелище.

– Но… как же свадьба? Твоя невеста? – растерянно протянула я.

– Если ты согласишься, то невеста тоже не будет против. – И улыбнулся так провокационно, что я просто не удержалась и сама потянулась к его губам.

Невеста?

Какая, к демонам, невеста?

Сейчас мне оказалось как никогда наплевать на то, что он собрался пройти ритуал единения с какой-то там герцогской дочкой. Боги, я мечтала об этом поцелуе одиннадцать дней. Сгорала от желания обнять своего принца, зарыться пальцами в его мягкие темные волосы. Жила ожиданием этого прекрасного момента. И сейчас, когда моя мечта исполнилась, все остальное просто перестало иметь значение.

Дим на мой поцелуй ответил с не меньшим энтузиазмом. И теперь я уже не сомневалась, что он и правда по мне соскучился. Мы сгорали от этих ласк, задыхались, но не имели возможности друг от друга отстраниться. Целовались дико, неистово… даже не думая сдерживаться.

Я сама не поняла, как оказалась сидящей на краю письменного стола, куда пропало мое белье. Просто чувствовала губы Дима на своей шее, груди, животе, ощущала его дразнящие прикосновения и мечтала оказаться еще ближе. Поверить, что он мой, пусть хотя бы сейчас.

И, словно читая мои мысли, Димарий вернулся к губам и поцеловал так чувственно, ярко, страстно, что из моей головы исчезли все остатки стеснения. А потом… я почувствовала его в себе.

– Дим… – выдохнула я, теряясь в калейдоскопе собственных ощущений.

– Да, моя маленькая Ами, – отозвался он, двигаясь при этом очень медленно, будто стараясь по максимуму растянуть удовольствие. – А я ведь… по тебе скучал.

– И я… – прошептала я ему в губы. – Ждала тебя.

– Прости. Я не мог прийти. Так было нужно, – ответил он, опуская руки на мои бедра. А потом снова захватил губами мои губы, и все разговоры потеряли для нас значение.

В этот раз все получилось совсем не так, как при нашей первой близости. Ярче, горячее, может, даже чуточку грубее. Но мне было хорошо. Даже не так… Не хорошо – шикарно. Волшебно. Поразительно.

Я терялась в водовороте собственных эмоций. Обнимала Дима, прижималась к нему, целовала и даже царапала. Но все это казалось таким правильным, что сдерживаться совсем не получалось. И лишь когда все мышцы вдруг напряглись, когда удовольствие достигло своего пика, а по телу пронеслась волна неги… смогла отпустить Димария и без сил улеглась на поверхность стола.

Тяжело дыша, Дим опустил голову мне на грудь и прикрыл глаза. И в этот момент показался таким родным, таким замечательным, самым лучшим, самым важным, а в затуманенном удовольствием сознании яркой вспышкой пронеслась мысль, что я на самом деле его люблю. До безумия. До умопомрачения. Настолько, что почти готова закрыть глаза на его скорый брак.

– Амиша, – донесся до меня его чуть хрипловатый голос. – Прости, что все так… спонтанно, быстро. Нам стоило хотя бы добраться до кровати.

– Мне было очень хорошо, – ответила я, приподнимая голову и ловя его взгляд. – Где – роли не играет. Главное – с тобой.

Он улыбнулся, мягко, тепло, а в его глазах я впервые увидела нечто похожее на нежность. А потом поднял меня на руки и, не говоря ни слова, понес в ванную. Уже там поставил на пол и отстранился, чтобы включить воду. Я же осталась стоять посреди комнаты… полностью обнаженная. И в этот момент почувствовала острую необходимость прикрыться.

Заприметив висящий на вешалке черный мужской халат, уже хотела потянуться за ним, когда мою руку мягко перехватили.

– Нет уж, Амиша, – довольно ухмыльнулся Димарий, обнимая меня за талию. – Мне нравится видеть тебя вот такой. И не смущайся. Ты очень красивая. – Он опустил взгляд на мою грудь и задумчиво закусил губу. – Так что ты решила насчет стриптиза?

Последний вопрос живо напомнил мне, на чем закончился наш разговор, точнее, на каком месте он прервался. А вместе с этим воспоминанием пришло другое, куда более неприятное.

Он ведь скоро женится.

– Прости, но я вынуждена отказаться, – ответила, с грустью глядя ему в глаза. – Не знаю, какие договоренности связывают тебя с будущей женой, но я не могу так. Это аморально.

– Отнюдь, – ухмыльнулся Димарий. – И знаешь, почему? – спросил, подталкивая меня к большой ванне, в которой уже набралось немного воды.

От его ласковых прикосновений у меня кружилась голова. Хотелось просто отдаться этим рукам, прижаться к теплому телу, потянуться за поцелуем. Но я сдержалась. Все же наш разговор снова вернулся к вопросу его женитьбы, а для меня эта тема была по-настоящему болезненной.

– Нет. Не знаю, – ответила я, даже не пытаясь скрыть, насколько сильно меня это волнует.

Дим помог мне забраться в воду, сам залез следом, и мы вместе опустились на дно небольшого бассейна, служащего принцу ванной. Благо, размеры этой посудины позволяли легко разместиться здесь вдвоем.

– Амишенька, а что ты успела узнать о моей невесте? – спросил он, неспешно убирая за спину мои распущенные волосы. – Золотые, – заметил, наматывая локон на палец. – Но теперь хотя бы не светятся.

– Они сияли из-за переизбытка энергии света, – ответила я, наслаждаясь его лаской. – Тамир помог мне снова восстановить баланс. А той энергии, кстати, хватило, чтобы полностью зарядить несколько накопителей. Да еще и осталось на тренировки. Учитель вообще никак не мог поверить, что столько стихийной энергии может быть сосредоточено у одного мага.

– Зато теперь в тебе никто не сможет распознать темного мага. Это ведь первый случай в истории, когда в одном человеке проявились две такие противоположные силы. Свет и тьма.

Он взял с полки флакон с мыльным раствором, вылил немного на ладонь и принялся намыливать мои плечи. И я честно хотела его остановить, заверить, что сама в состоянии помыться, но… его прикосновения были такими приятными, такими осторожными, что мне так и не удалось заставить себя произнести хотя бы слово против.

Димарий попросил меня подняться, намылил всю, а потом долго поливал теплой водой. Я же просто не смогла упустить такой прекрасный шанс исследовать его тело. И сама забрала из рук принца мыльный раствор, растерла жидкость между ладонями, превращая в пену, и приложила ладони к его груди.

– Только не мешай мне, – попросила, встречая искрящийся весельем взгляд. Он ведь прекрасно видел, как одолевает меня неуместное смущение, как оно борется с любопытством, с желанием почувствовать его кожу под своими пальцами.

– Не буду, – улыбнулся Дим. – А ты не стесняйся. Я весь в твоем полном распоряжении.

Кивнула, медленно вздохнув, переместила руки на его плечи, провела по шее и снова вернулась к груди.

– Так и о чем мы говорили? – напомнил Димарий. – Кажется, о стриптизе?

– О твоей жене.

– У меня пока нет жены, – спокойным тоном заметил он. – Более того, Амиша. У меня пока и невесты-то нет. Переговоры идут. Родственники, включая императора, мой выбор одобрили. Отец этой леди тоже свое позволение дал. А вот мнением самой девушки я пока не интересовался.

– Думаешь, откажет? – с грустью бросила я, опуская ладони на его живот… и снова возвращаясь к груди, плечам.

– Есть такая вероятность, – ответил Димарий. Легко коснулся моего подбородка, приподнимая лицо, и вдруг спросил: – Ами, а ты бы на ее месте согласилась?

– Что? – не поверила я своим ушам.

А когда смысл его вопроса в полной мере уложился в моем сознании, стало откровенно обидно. Ведь это звучало не иначе, как издевательство. О чем он думал, спрашивая у меня такое?

– Разве это важно? – бросила, отводя взгляд.

– Для меня важно, – заверил Димарий, снова придвигаясь ближе. А потом пристально посмотрел мне в глаза и… отстранился.

Мыло он с себя смывал сам, при этом действовал очень быстро. А потом поднялся и вылез из ванны.

– Подумай над ответом, Амиша, – сказал он оборачиваясь. – Только учитывай тот факт, что рано или поздно мне придется принять власть в империи. А моя жена станет императрицей. Супругой правителя, которая всегда должна думать в первую очередь об интересах империи. Согласилась бы ты на такую судьбу?

И вышел, оставив меня в полнейшем недоумении.


Первые несколько мгновений после его ухода я просто стояла неподвижно и смотрела на дверь, а внутри разрасталась странная злость. Интересно, Дим хотя бы пытался подумать о том, каково мне? Как я должна относиться ко всей этой ситуации? Просто так взять и смириться с тем, что скоро рядом с ним будет совсем другая девушка?

Опустившись в воду, хмуро уставилась на соседнюю стену, украшенную причудливыми узорами, и все же решила ответить на тот вопрос, что задал Димарий перед уходом.

Итак, вышла бы я за него?

Да что тут вообще думать? Конечно, вышла бы! И ни за что не отдала бы никакой герцогской дочурке. Была бы с ним, любила бы его. Боги… да я бы все сделала, только бы оставаться рядом со своим принцем! И императрицей бы стала. Хотя это даже смешно. Какая из меня супруга монарха?

В общем, из ванной комнаты я вышла в расстроенных чувствах. Так как никакой одежды с собой не прихватила, пришлось закутаться в халат Димария, который при моем росте доставал до самого пола. Мокрые волосы отжала полотенцем, но расчесать их мне оказалось нечем, потому они теперь висели спутанными сосульками. Одним словом, выглядела я странно, хотя сейчас собственный внешний вид волновал меня в самую последнюю очередь.

Дим сидел на диване и неспешно попивал нечто темное из широкого бокала. И видя его таким задумчивым и явно напряженным, мне вдруг вспомнилось, как именно началась наша сегодняшняя встреча.

– Зачем ты меня искал? – спросила я, подходя ближе и останавливаясь от него в паре шагов.

– Нам нужно поговорить, Ами. Серьезно, – ответил он, поднимая на меня усталый взгляд.

– О чем?

– Для начала о том, что ты в опасности, – в лоб выдал Димарий, продолжая при этом смотреть на напиток в своем бокале. – Тот человек, который убил Андамирру, рассчитывал получить все ее стихии. И они перешли к нему. Но суть родовой магии, отобранной силой, в том, что она всегда возвращается к своему владельцу. И сейчас, когда она вся досталась тебе… убийца твоей тетки пойдет на все, чтобы вернуть потерянное.

– То есть ты считаешь, что он решится на то, чтобы провести надо мной тот же ритуал?

– Уверен в этом, – ответил Димарий. – Более того, Анидар решил признать тебя дочерью… официально. То есть он представит тебя своему императору и всему эрлинскому двору как будущую герцогиню Артарри. И едва это произойдет, ты станешь мишенью. То есть тот, кто до сих пор недоумевает, куда делась его сила, все поймет.

Он сделал несколько больших глотков, отставил стеклянный сосуд на деревянный подлокотник и только после этого повернулся ко мне.

– Ами, самое неприятное в том, что мы не знаем, откуда ждать удара. Круг общения Андамирры был чрезвычайно широк. Она за последний год своей жизни сменила семерых любовников, каждый из которых являлся сильным магом. Среди них были только высокопоставленные лорды. Аристократы. Причем не только эрлинские. Эти если поймут, что их в чем-то подозревают, раздуют настоящий скандал… международных масштабов. У нас имеются кое-какие предположения, но доказательств нет. Я нашел того старика, который подготавливал ритуал, но он давно тронулся умом, а в его памяти пусто. Будто кто-то стер все воспоминания.

– И… что же делать? – спросила, стараясь задавить все больше нарастающий страх. – Мне не нужен титул отца… то есть Анидара.

– Отца, Ами. Привыкай. А титул все равно будет твоим. Ты его единственный ребенок. Но если у него появятся другие дети, ты сможешь отказаться в их пользу. Да только пока этого сделать невозможно.

– Значит, он представит меня императору?

– В эту субботу, – уточнил Дим. – Он хотел сам с тобой поговорить, но я его переубедил.

Некоторое время я молчала, обдумывая услышанное. По всему получалось, что выбора у меня нет. Никакого. Все давно решено. И придется мне предстать перед всем эрлинским двором как внебрачная, пусть и признанная дочь герцога Артарри.

И тут меня будто мешком по голове ударили. Обрывки информации неожиданно сложились в одну общую картину, которая хоть и казалась нереальной, но получилась удивительно четкой.

– Димарий, – напряженным тоном начала я. – Нори сказала, что ты собрался жениться на дочери эрлинского герцога.

– Это так, – подтвердил он, внимательно наблюдая за моими метаниями.

– И как же зовут эту девушку? – спросила я, судорожно сглотнув.

– Отвечу, – улыбнулся Дим. – Но только после того, как ты дашь мне ответ на мой вопрос.

– На какой? – спросила я, но Димарий лишь ухмыльнулся и снова пригубил коньяк. Пришлось мне самой произносить свое предположение вслух: – Вышла бы я за тебя замуж?

Он медленно кивнул и, снова повернувшись ко мне, сделал вид, что очень ждет ответа. Я же… подошла ближе, опустилась рядом с ним на диван и забрала из его пальцев бокал с остатками алкоголя. Сейчас мне было необходимо как-то прийти в себя, наверное, именно поэтому и хлебнула коньяка. Горло обожгло, правда, это чувство быстро сменилось ощущением приятного тепла, растекающегося по организму.

– Гадость, но довольно приятная, – резюмировала, возвращая сосуд с напитком улыбающемуся хозяину. Подозреваю, что его мои странные действия искренне забавляли.

– Ты только не увлекайся, – хмыкнул Дим, делая маленький глоток. – А то разговора у нас не получится.

– Разговора? – бросила, ловя его взгляд. – Странный у нас вообще получается этот разговор.

Увы, долго ходить вокруг да около у нас бы все равно не получилось. Мне нужен был его ответ, а ему – мой.

– Ты спросил… вышла бы я за тебя замуж, – напомнила, дабы даже случайно не запутаться в вопросах. – Мой ответ – да. Вышла бы.

– Почему? – спокойным тоном поинтересовался Димарий, но в его глазах я все же заметила нечто, похожее на удовлетворение. Но при этом он явно не понимал причины такого моего решения.

– Это второй вопрос, а мы договаривались только на один, – выкрутилась я. – Теперь хочу услышать твой ответ.

– Имя моей невесты? – с улыбкой произнес Дим.

Он подался чуть вперед, сжал в ладони мою ручку и легко коснулся губами запястья. А дальше произошло то, что для меня стало полнейшей неожиданностью. Его Высочество Димарий Аркелир стянул с себя родовой перстень и молча надел его на мой безымянный палец. В то же мгновение серебристый ободок с изображением крылатого единорога чуть нагрелся и уменьшился в размере, крепко соприкоснувшись с кожей.

– Имя моей невесты – Амитерия Артарри, – произнес Дим, глядя мне в глаза. – И к моему счастью, эта леди все же согласилась принять мою руку, сердце и имя моего рода.

Я же молчала, не в силах выдавить из себя ни единого звука. Просто смотрела на него и не верила в реальность происходящего. Может, это всего лишь сон, а меня угораздило уснуть в ванной? Или вовсе тронуться умом на почве переживаний? И, вероятно, все эти мысли отразились на моем лице, потому как Димарий вдруг подался вперед, обхватил меня за талию и наглым образом пересадил к себе на колени.

– Амиша, посмотри на меня, – попросил, вглядываясь в мои глаза. – Ты теперь – моя невеста. Более того, моя будущая жена. И я очень рад, что ты согласилась.

– Дим, – выдохнула я, стараясь собрать в кучу разбежавшиеся мысли. – А тебе не кажется, что это странный способ делать девушке предложение?

– Возможно, – улыбнулся он. – Но в прошлый раз по поводу моей помолвки был организован масштабный праздник. Все происходило согласно традициям, протоколам, по четкому сценарию. Это было представлением. Фальшивым, глупым и никому не нужным. Сейчас же, Ами, все не так. Есть ты. Есть я. И больше никого рядом. Ты ответила мне согласием, и завтра же я сообщу об этом моей семье. А в Эрлинию отправимся вместе. Там же и произойдет официальное объявление о грядущем брачном союзе.

Я хотела сказать еще хоть что-то. Прямо спросить о его чувствах ко мне. Понятное дело, что о великой всепоглощающей любви речи не идет, но все же… Если он решил жениться, значит, должно быть хоть что-то.

– Свадьба через месяц, – спокойным тоном сообщил Дим, чем ошарашил меня окончательно.

– Так скоро? – растерянно протянула я. – Зачем…

– Была б моя воля, мы бы прошли через ритуал завтра. Тогда бы ты получила статус принцессы и обрела бы неприкосновенность, – сообщил Дим. – Поверь, нужно быть полным идиотом, чтобы посягнуть на члена семьи Аркелир. Об этом знают все, но… что-то подсказывает мне, убийцу Андамирры подобное не остановит.

– И что делать?

– Искать его, но главное – быть осторожной, – сообщил он, а потом откровенно нахмурился и добавил: – И не ходить одной по темным закоулкам.

Как ни странно, последняя фраза подействовала на меня как легкий подзатыльник, мигом вернувший мыслям правильное направление. Я сразу вспомнила, зачем вообще явилась в эту комнату среди ночи, и решила, что молчать просто не имею права.

– У Миркрит роман.

– Не может быть, – ухмыльнулся Дим, наматывая на палец мой золотистый локон. Подозреваю, теперь это станет его привычкой. – Я бы знал.

– И тем не менее, – заметила я, строго глядя ему в глаза. – Они вместе уже две недели. Встречаются после отбоя. И… оба утверждают, что любят друг друга.

Димарий смотрел на меня с таким удивленным видом, будто я сообщила ему совершенно невозможные вещи. Все пытался почувствовать мою ложь… и не находил ее.

– Как его имя?

– Это тот самый студент, с которым я сегодня познакомилась. Леонис Маркери, – ответила, обхватывая лицо Дима ладонями. – И он хороший парень. Аристократ. Сын какого-то графа. Более того, в отношении Мирк настроен серьезно, несмотря на то что видит перед собой поломойку Марну. Да и она с ним совсем другая. Представляешь, извинилась передо мной за то, что нагрубила при прошлой встрече.

– Серьезно?

– Да.

Я все же не сдержалась и снова поцеловала его в губы. В конце концов, если он мой жених, то почему не могу этого сделать? Имею полное право. И Дим ответил… да с таким пылом, которого не могла и ожидать.

Таким образом, личная жизнь «заколдованной принцессы», как и детали предстоящей свадьбы временно отошли для нас на второй план. Вскоре мой халат оказался на полу, рядом с вещами Димария, а сами мы переместились на уже знакомую кровать.

И все было прекрасно, восхитительно, горячо и просто потрясающе, не считая того момента, что я снова не поняла, как уснула. Вроде лежала на плече Дима, млела от того, как он мягко водил пальцами по моим плечам, спине, шее… и вдруг провалилась в сон.

Правда, на этот раз проснулась среди ночи.

Одна.

В пустой постели.

Димария в комнате не было.


Следующие несколько дней пролетели для меня, словно один миг. Пришлось спешно подтягивать «хвосты», сдавать контрольные, закрывать прогулы – одним словом, интенсивно учиться. По официальной версии, во время своего отсутствия я находилась на практических занятиях у одного известного профессора, когда-то преподававшего в академии. Конечно, Дим все устроил и документально подтвердил. И прогулянные занятия засчитались мне как часть будущей практики. Да вот только пропущенный материал все равно пришлось нагонять. Причем очень быстро.

Теперь мы с Димом почти перестали заниматься на полигоне. Увы, времени на это не оставалось ни у него, ни у меня. Да что говорить, если я даже с Марти нормально поговорить не могла. Встречались мы с ней теперь только перед самым отбоем, и то ненадолго. Потом она собиралась, прихорашивалась и уходила, махнув мне на прощанье ручкой, а возвращалась только утром. И, наверное, стоило остановить ее, расспросить, что происходит, где она проводит ночи, но… я молчала. Почему? Да потому что считала, что не имею права устраивать подобные допросы. В конце концов, в мою личную жизнь она не лезла, зачем же мне лезть в ее?

Сама я тоже ложилась спать далеко не сразу, и причиной этому был мой любимый жених. Но только теперь я не позволяла ему меня усыплять. Просто после того, как очередное наше совместное безумие заканчивалось, поднималась с кровати, натягивала одежду и возвращалась в свою спальню. А когда Дим спросил, почему я больше не остаюсь с ним, честно сказала, что не считаю правильным занимать его кровать, в то время как он сам уходит спать в другое место.

Тот момент стал знаковым для нас обоих. Я ясно дала понять, что знаю о его отлучках, о том, что ни единого раза он не сомкнул рядом со мной глаз, но Дим не посчитал нужным давать мне объяснения. Просто кивнул в знак согласия, и больше эту тему мы не поднимали. Но каждый раз, возвращаясь от него в пустую спальню, где теперь даже Мартиши не было, чувствовала себя брошенной, опустошенной. Использованной.

А хуже всего было от четкого понимания, что так будет всю нашу жизнь. Да, мы станем супругами, пройдем ритуал единения, но при этом и дальше будем чужими людьми. Нам даже спальни разные отведут. Еще есть вероятность, что после того, как рожу Димарию наследника, он вообще перестанет меня посещать. Зачем? Ведь вокруг столько прекрасных дам, готовых исполнить любое его желание. А жена? Что жена? Пусть сидит в собственных покоях да радуется тому, что стала принцессой.


Так проходили дни, вечера, за ними ночи. Ничего не менялось, кроме тонны информации, которую я старалась впихнуть в свою голову. Причем изучать приходилось книги, касающиеся только четырех основных стихий. И это лишь потому, что об открывшихся во мне силах тьмы и света мы благоразумно решили умолчать.

Но вот сегодня меня с самого утра начало одолевать ощущение, будто в моей жизни скоро произойдут глобальные перемены. Это чувство шло из подсознания. Возможно, так до меня пыталась достучаться собственная интуиция, а может, дело было в чем-то другом, но с каждой минутой на душе становилось только тревожнее.

Беспокойство одолевало, не давало сосредоточиться. И потому, когда после лекций мне сообщили о посетителе, я уже знала, что эта встреча станет для меня знаковой.

Вообще, на территорию Астор-Холт не пускали посторонних, но, несмотря на это, гость дожидался у одной из лавочек на аллее, недалеко от полигонов. Конечно, я пошла на эту встречу, хоть Дим и предупреждал, чтобы не покидала здания без его ведома. На самом деле мне не верилось, что в этой закрытой ото всех академии мне может угрожать реальная опасность.

А гостем оказался Анидар собственной персоной. Заметив мое приближение, он так тепло улыбнулся, что я просто не смогла сдержать ответную улыбку. Да и что скрывать, мне ведь на самом деле очень нравился этот мужчина. Более того, меня иногда распирало от гордости, что именно он оказался моим родным отцом. Да, я любила Гамила Вейлса, и он навсегда останется в моей памяти как прекрасный добрый родитель, но и Нида отталкивать больше не желала.

– Добрый день, Ами, – поприветствовал он, протягивая мне руку.

Я же доверчиво позволила ему поймать мою ладонь и уложить на сгиб его локтя.

– Добрый день, Анидар, – отозвалась, чуть поежившись от холода. Все же теплые осенние деньки в Себейтире закончились, и теперь с каждым днем на улице становилось все прохладнее. – Честно говоря, не ожидала вас здесь встретить. Сюда ведь закрыт вход посторонним.

– У меня есть особое разрешение императора Дерилана, – сообщил он. – Думаю, ты догадываешься о тех причинах, которые побудили его выписать мне такой пропуск.

– Помолвка, – кивнула я.

– Именно, Ами, – подтвердил мой собеседник. – Я рад, что ты дала согласие на этот брак.

Он неспешно повел меня вперед по широкой аллее, по бокам которой не первое столетие росли высокие величественные деревья. Сейчас их густые кроны уже изменили свой цвет на тускло-желтый, и теперь при каждом порыве ветра с ветвей срывались мелкие листики и, кружа, опадали на землю. А в моих мыслях все сильнее разгорались тяжелые сомнения, и держать их в себе становилось все труднее.

И, наверное, стоило промолчать, но то ли мне на самом деле очень хотелось выговориться, то ли отец смотрел слишком взволнованно, но я вдруг решила, что если сейчас не поделюсь этим хоть с кем-то, то просто взорвусь.

– Не знаю, было ли оно правильным, – сказала уклончиво. А когда Нид вдруг остановился и посмотрел на меня с искренним недоумением, пояснила: – Не понимаю, зачем это Диму. Он не любит меня. Я это знаю.

– Тем не менее ты ему очень дорога, – ответил Анидар. – Он сам говорил об этом.

Увы, этих доводов было слишком мало. Ведь мое сердце любило, оно изнывало по Диму, мечтало о взаимности, но не ощущало ее.

– Он тоже мне дорог. Даже больше, чем просто дорог, – проговорила я, отводя взгляд в сторону осыпавшейся листвы, щедро украсившей дорожку.

– Ты любишь его, милая, – улыбнулся Нид. – Это чувствуется. О том, что он испытывает к тебе, мне неизвестно. Но знаешь… не думаю, что с твоей стороны станет правильным поступком отказаться от брака с любимым человеком. Даже если твои чувства не взаимны, ты все равно сможешь хотя бы быть рядом с ним, а не наблюдать за его жизнью со стороны.

– А вы когда-нибудь любили?

Этот вопрос вырвался сам собой, но, наверное, все дело в том доверительном настроении, что создал между нами Анидар.

– Любил, – честно ответил он, улыбнувшись мне. – И люблю. Но леди, которой принадлежит мое сердце, замужем. И потому мне вообще лучше забыть о ней.

– А она вас любит? – спросила, глядя на него с сочувствием.

– Любит, – проговорил Нид, а в его глазах промелькнуло нечто, похожее на счастье. Всего одна искра, но она умудрилась согреть мою несчастную душу. – Увы, Ами, мы с ней познакомились уже после того, как она вышла замуж. И сейчас слишком поздно что-то менять.

– Вы не правы, – выпалила я, качая головой. – Все еще способно измениться. Может, она получит развод?

– Брак магический. Его не аннулируешь.

– Но это ведь тоже не смертельно, – продолжала уверять его я. – Вы ведь живы. Значит, есть шанс, что все наладится.

– Некоторые вещи слишком сложно изменить, – философски заметил он. Потом с грустью посмотрел на меня и добавил: – Вот даже взять наш с тобой случай. Я, сам того не желая, потерял дочь. Потом обрел ее снова, но время уже упущено. Тебя растили другие люди, а отцом ты звала совершенно чужого человека. И теперь… я просто не имею права требовать от тебя чего-то. Сюда пришел, чтобы уговорить завтра предстать перед моим императором. Понимаю, что ты не считаешь нашу семью своей, но, чтобы тебя официально приняли в обществе, нам нужно объявить о своем родстве.

– Димарий сказал мне об этом. Он вообще сообщил, что собрался жениться на некоей Амитерии Артарри, – заметила с улыбкой.

– Официальные бумаги готовы и подписаны. Теперь ты официально носишь эту фамилию, – кивнул Нид, продолжая смотреть мне в глаза. Видимо, хотел уловить первую реакцию на такую новость. – Прости, что все произошло без твоего согласия. Но ты моя единственная наследница.

– Я знаю и не злюсь. Не думайте обо мне плохо, – ответила я, накрывая его ладонь своей рукой.

В этот момент на аллее неожиданно появилась Нори. Причем выбежала без плаща или накидки, в одном тоненьком камзоле. Несколько мгновений постояла на месте, оглядываясь по сторонам, будто разыскивала кого-то. А когда увидела нас, решительно направилась навстречу.

– Ами! – выкрикнула она, подходя ближе. – Я везде тебя ищу. Срочно нужно поговорить!

Нордина остановилась в нескольких шагах от нас и почему-то посмотрела на Нида с плохо сдерживаемой злостью, будто он сам по себе был ее личным врагом.

– Нори, разреши представить тебе моего отца, герцога Артарри, – проговорила я, с искренним удовольствием наблюдая, как от удивления вытягивается лицо девушки. Что-то подсказывает мне, никто Янорину в подробности моей биографии не посвящал.

– Очень приятно… Ваша Светлость, – запнувшись, отозвалась рыжая.

– Папа, это моя подруга, Нордина Берк.

В этот момент лорд Артарри впервые на моей памяти выглядел искренне растерянным. Он смотрел на меня… и на мгновение мне показалось, что в его глазах блеснула непозволительная для аристократа влага. Но все же этот мужчина прекрасно умел держать себя в руках. И может, если бы мы были наедине, дал бы волю своим эмоциям, но при свидетелях позволить себе подобного не мог.

– И мне очень приятно с вами познакомиться, – с приветливой улыбкой заверил Нид.

– Ами, я буду ждать тебя в твоей комнате, – сообщила девушка, отступая назад. А повернувшись к моему родителю, виновато добавила: – Простите, что нарушила ваше уединение. Не буду мешать. До свидания.

И ушла так быстро, что я просто не успела ее остановить.

– Она… немного взбалмошная, – заметила я, пожав плечами. – Но добрая и заботливая.

– Ты назвала меня папой, – с неверием произнес Анидар. – Это… Не думал, что услышу от тебя подобное обращение.

Его глаза сияли. Причем в прямом смысле этого слова. Они едва заметно горели мягким золотым светом, и в них отражалось счастье. Самое настоящее.

– Простите, если вам неприятно…

– Амиша, да я готов отказаться от всего, что имею, только бы ты приняла меня как своего отца, – несдержанно выпалил Анидар, крепче сжимая мою ладонь.

– Я и так приняла, – ответила я, улыбаясь. – И… на самом деле горжусь тем, что вы мой отец.

– «Ты», Ами, – поправил Нид. – Пожалуйста.

– Хорошо, я постараюсь привыкнуть.

– Это сделает меня счастливейшим из людей.

Какое-то время мы молчали. Просто шли по усыпанной листьями аллее и улыбались. И рядом с Нидом мне становилось легче принимать всю нерадостную действительность, начиная от нелюбви Дима и заканчивая таинственным убийцей, который спит и видит, как бы вытянуть из меня силу стихий.

– Амиша, завтра после обеда я буду ждать вас с Димарием в своем доме в Мироле, – сообщил отец, когда мы неспешно добрели до ворот академии. – Твое платье, драгоценности, обувь и прочие атрибуты уже подготовлены. По этому поводу можешь не переживать. Что касается бывшей невесты Димария… Ее Высочества Касалии, тоже волноваться не о чем. Несколько недель назад ее выдали замуж за предполагаемого отца будущего ребенка. Молодожены отбыли в имение на юге страны и на завтрашнем мероприятии точно не появятся. Само представление императору должно пройти без накладок. Не скажу, что мы с ним друзья, во многом наши позиции расходятся, но… Его Величество относится к семье Артарри с уважением. По большей части это заслуга Андамирры.

Я кивнула, подтверждая, что прекрасно расслышала его слова, и Нид продолжил:

– На самом деле это не афишировалось, но… они были довольно близки.

– То есть? – выдала я, округлив глаза.

– Дами полгода являлась его любовницей, – ответил Анидар. – Об этом знали лишь избранные. Но ты, Ами, слишком на нее похожа. И… обязательно заинтересуешь Его Величество Маркуса. Именно поэтому я очень рад, что там будет присутствовать твой жених.

– А есть вероятность, что среди завтрашних гостей мероприятия окажется тот, кто ее убил?

– Эта вероятность огромна, – не стал скрывать отец. – А значит, ты должна быть очень осторожна. Старайся ни с кем наедине не оставаться.

– Хорошо, – согласилась я, надеясь скрыть от него свой страх. В конце концов, ему и без меня волнений выше крыши.

– Мы будем рядом, – ободряющим тоном добавил Нид.

После чего распрощался со мной и покинул пределы академии, оставляя меня морально готовиться к грядущему событию.


– Ами! Ну почему ты ни слова не сказала? Я же переживала… места себе не находила, – причитая, выговаривала Нори, нервно вышагивая по нашей с Марти комнате. – Думала, что мой коварный брат разбил сердце такой милой хорошей девочке. Заочно проклинала его невесту. Думала, как бы расстроить помолвку. Даже к бабушке за помощью обратилась. Рассказала, что у Дима есть девушка, очень хорошая, милая, магически одаренная, пусть и не аристократка. А когда назвала твое имя, Ее Величество едва не рассмеялась. Потому что, оказывается, его будущей женой станешь именно ты!

Я молчала, терпеливо выслушивая словоизлияния подруги. На самом деле мне оказалось нечего ей ответить. Хотя правда была бы здесь только одна – я сама еще до конца не осознала, что скоро Димарий Аркелир станет моим мужем.

– И про отца ни словом не обмолвилась! – продолжала возмущаться Нордина, или Янорина, как кому больше нравится. Все равно и так, и этак она остается нашей неугомонной Нори.

– Про отца? – уточнила молчавшая до этого момента Мартиша. Нет, новость о свадьбе для нее тоже стала неожиданностью, но не такой, как для принцессы.

– Да, – всплеснула руками та. – Представляешь, наша Амиша, оказывается, дочь герцога Артарри!

– Внебрачная и незаконнорожденная, – заметила я, почему-то не в силах скрыть улыбку. Все же метания Нори были довольно забавным зрелищем.

– Да какая разница?! – воскликнула она. – Мой брат женится на герцогской дочке. А теперь выяснилось, что эта герцогская дочка – ты. Более того, завтра утром об этом напишут во всех газетах империи. А свадьба… меньше чем через месяц.

На последней фразе ее возмущение закончилось вместе с силами. Она просто присела на стул, стоящий у письменного стола, и, тяжело вздохнув, опустила голову.

– Нам Нид про свадьбу рассказал, – нарушила повисшую тишину Мартиша и посмотрела на меня. – Так что я знала. Все ждала, когда сама об этом заговоришь. Но ты молчала. Наверное, если бы не Нори, то вообще ни слова бы нам не сообщила?

– Марти, я сама пока не верю, – ответила, встречая ее взгляд. – Это все для меня самой слишком неожиданно. И Дим… он ведь все сам решил. В действительности мое мнение роли почти не играло. Я понимаю, что должна была сказать вам, но… не сказала.

– Ладно, Ами, – вздохнула Марти, глядя на меня с сочувствием. – Хуже другое. Ведь скоро вся академия будет в курсе вашей помолвки. Ты хотя бы примерно понимаешь, как изменится отношение к тебе сокурсников? С какой завистью на тебя будут смотреть другие девушки, как начнут общаться преподаватели? Для них ты в одно мгновение превратишься из простолюдинки, пусть и одаренной, в будущую принцессу. Более того, ходят слухи, что император вскоре передаст трон именно Димарию, а не его отцу. То есть ты станешь супругой правителя. Императрицей.

– Боги… – выдохнула я, обессиленно усаживаясь на край своей кровати. – Это ведь…

И замолчала.

Да и что я могла сказать? Что мечтаю прямо сейчас пойти к Диму и заявить, что не выйду за него замуж? И я бы пошла, да только знаю, что будет дальше. Он спросит: «Почему?» А я, как честная девочка, отвечу, что мне просто страшно. Он же лишь усмехнется, назовет трусихой и добавит, что ожидал от меня большего. Думал, что я сильнее и смогу стать достойной женой такому, как он.

В общем, отказ не будет принят. А если будет? Что станет со мной, если Димарий просто кивнет и скажет: «Хорошо, Амиша. Я не могу тебя заставить. Ты свободна»? А завтра во всех газетах страны напишут, что Его Высочество Димарий Аркелир женится на какой-нибудь Незнакомке Незнакомской? Что станет со мной? Смогу ли я вот так просто отказаться от того, кого люблю?

Потому, решительно вскинув голову и гордо расправив плечи, посмотрела на подруг и уверенным тоном заявила:

– Мы справимся. Если не смогу сама, то Дим поможет. Да и вы, надеюсь, не бросите. А все остальное… пыль.

Марти расслабленно выдохнула. Видимо, она действительно переживала за меня, а эти слова ее немного успокоили. А вот Нори вдруг подошла ближе, уселась рядом со мной на кровать и крепко меня обняла.

– Знаешь, Ами, не думаю, что Дим смог бы хоть когда-то найти девушку лучше тебя, – сказала она, довольно улыбнувшись. – И я очень рада, что его женой станешь именно ты.

– Спасибо, – прошептала я искренне.

Наверное, именно в этот момент я окончательно уверила саму себя, что все будет хорошо. Что впереди нас ждет только радость и счастье. И пусть интуиция продолжала кричать о грядущей опасности, а внутренний голос настойчиво умолял спрятаться в каком-нибудь глубоком бункере, я не собиралась сдаваться.

Пусть не ради себя, но ради Дима.

Ради нашего будущего.


Глава 14 | Первая ведьма | Глава 16