home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

22 года спустя

– Бабушка! – прокричала вышагивающая впереди темноволосая истеричка. Она неслась по коридорам особняка так быстро, что несколько раз едва не запуталась в своей длинной юбке.

Дура. Хотя, если бы она все же упала, я, наверное, от души бы посмеялась.

– Бабушка! – снова воскликнула эта ненормальная, распахивая очередные двустворчатые двери, встретившиеся на ее пути.

Ну, вот мне категорически непонятно, зачем так орать? Все равно леди Эриол в это время всегда находится в своем кабинете, а там такая защита установлена, что не проникают никакие звуки. Но нет, эта ее не в меру нервная родственница все равно вопит, как ненормальная. Наверное, желает, чтобы все вокруг знали, что Ее драгоценное Высочество в очередной раз недовольно.

Я неспешно плелась следом за принцессой, мысленно прикидывая, чем для меня может закончиться этот приступ истерии. Конечно, леди Эриол очень мудрая и рассудительная женщина, но под натиском любимой внучки она ведь в любом случае будет вынуждена принять меры.

Да и… выбор здесь очевиден. Причем для всех. Ведь эта «вопящая» – дочь ее старшего сына. Короля. А я… так, «приживалка приблудная», как меня часто называли некоторые работники усадьбы. Естественно, за глаза.

Тем временем обозленная принцесса, наконец, добралась до заветной двери в кабинет хозяйки дома и с победным видом обернулась ко мне. И сейчас в ее ярких голубых глазах сверкала такая искренняя ненависть, что меня передернуло. Нет, я всегда знала, что эта особа не испытывает ко мне теплых чувств, но все равно не ожидала от нее подобных эмоций.

Но, видимо, мой небольшой конфуз слишком задел ее за живое, и теперь в обращенном на меня озлобленном взгляде я видела не просто угрозу, а будто бы читала свой приговор. Весь вид замершей перед дверью темноволосой принцессы так и кричал: «Все, смерть тебе, недостойная!» И что хуже всего, чисто теоретически она легко могла воплотить эту угрозу в жизнь.

Гордо вскинув голову, Ее истеричное Высочество все-таки толкнула вперед заветную створку и с очередным воплем «Бабушка!» ворвалась внутрь. На самом деле я бы с радостью развернулась и ушла. Но, увы, это было бесполезно. Во-первых, все равно вызовут, а во-вторых, присутствуя здесь, я хотя бы смогу получить возможность оправдаться.

Леди Эриол спокойно разбирала очередную стопку прошений и на вопль внучки отреагировала спокойно. Наверно, она, как и я, давно привыкла к некоторым особенностям характера этой особы.

– Миркрит? Что случилось? – поинтересовалась ее старшая родственница.

Но стоило ей увидеть меня, и любые вопросы оказались лишними. Все же она прекрасно знала, что мы с принцессой не очень-то ладим.

– Бабушка, я прошу… – Мирк метнула в мою сторону полный злобы взгляд и, вздохнув, решила немного изменить формулировку: – Нет, я настаиваю, чтобы эта гадкая вредительница покинула твой дом!

Но леди Эриол ничего на это не ответила. Она лишь едва заметно нахмурилась, жестом пригласила нас присесть и привычно сложила ладони домиком. Конечно, мы покорно опустились в кресла, стоящие перед большим рабочим столом, и ни одна из нас даже и не подумала сопротивляться. Все же, несмотря на давнюю вражду, мы обе искренне уважали эту женщину. Истеричка Мирк – потому что леди Эриол была ее бабушкой. Ну а я… Я вообще была обязана ей всем, и даже самой жизнью.

– Миркрит, объясни, что случилось на этот раз? – спокойным тоном поинтересовалась хозяйка кабинета, да и всего этого дома тоже.

И будто желая подчеркнуть собственное высокое происхождение, Ее Высочество Миркрит Карильская-Мадели расправила складочки на своей длинной юбке, плавно опустила ручки на край стола и, снова приняв ипостась истинной принцессы, соизволила ответить на заданный ей вопрос.

– Бабушка, твоя воспитанница уничтожила мое задание по артефактике. Она превратила в пыль тот амулет, который я создавала две недели. И это при том, что через четыре дня закончатся каникулы, начнется учеба… – Она набрала в легкие побольше воздуха и выпалила, снова переходя на крик: – Мне нечего будет сдавать преподавателю! Две недели работы – коту под хвост!

К чести леди Эриол, на этот вопль она отреагировала спокойно и даже посчитала нужным уточнить:

– Мирк, девочка моя, ты уверена, что Ами сделала это специально?

– Конечно! – воскликнула та, всплеснув руками. – А ведь я всего лишь попросила ее влить в общую схему каплю энергии огня. Капельку, бабушка. Она бы просто закрепила результат. И что в итоге?

Отвечать на этот риторический, по сути, вопрос она не стала. Всем ведь и так понятно, что сие вливание закончилось крахом… для несчастного артефакта. А ведь в этот раз я правда старалась действовать аккуратно.

– И знаешь, бабушка, я ведь понимаю, что никуда ты ее не выгонишь, потому что она твоя воспитанница, – вдруг проявила чудеса логики Миркрит. – Но вот учиться в одной академии мы с ней точно больше не будем. Уж об этом я позабочусь. И если она не переведется сама, значит, я обращусь к отцу.

На этом моменте леди Эриол все-таки дала волю своим эмоциям и, покачав головой, с укором посмотрела в мою сторону. Увы, мне нечего было сказать в свое оправдание. Да и не имели мои слова для Мирк никакого значения. Плевать она на них хотела.

– Хорошо, Миркрит, я поняла твою позицию, и теперь, если ты не возражаешь, мне бы хотелось побеседовать с Амитерией наедине.

Как ни крути, а ее бабушка была прекрасным дипломатом. Оно и неудивительно, все же когда-то больше сорока лет правила нашей прекрасной страной. Великая Эриол – так ее называли в народе. Когда-то она была королевой. И я до сих пор не понимаю, почему Судьбе оказалось угодно, чтобы мы с ней встретились. Более того, чтобы она взяла меня к себе на воспитание.

Мирк нахмурилась, но, вовремя вспомнив, что приличные принцессы спорить со старшими родственницами не должны, поднялась из кресла и молча покинула кабинет. И, глядя на то, как стелется по ковру край подола ее платья, я едва сумела удержать себя, чтобы не бросить ей вслед что-то вроде «скатертью дорожка». А ведь хотелось просто до безумия.

– Итак, – начала леди Эриол, едва за ее истеричной внучкой закрылась дверь. – Мне бы очень хотелось услышать твою версию событий.

На самом деле я бы предпочла в подробности не вдаваться, ведь уже и сама догадалась, какими будут последствия. И, возможно, промолчала бы. Но вот когда на тебя смотрят такими пронзительно синими мудрыми глазами, очень сложно поступить наперекор. Хотя я все равно старалась.

– Ами.

Леди Эриол произнесла мое имя с какой-то особенной мягкостью, как умела только она, после чего собственная совесть принялась душить меня еще сильнее. Но я стойко продолжала молчать. На самом деле, за время жизни в этом доме я очень хорошо запомнила, насколько важно уметь вовремя прикусить себе язык. Здесь же вообще обычных людей не бывало. Оно и неудивительно, ведь старший сын моей опекунши – наш нынешний король, его сестра – кронпринцесса Сайлирской Империи, про их детей я лучше просто промолчу, ибо достаточно посмотреть на Миркрит, чтобы понять, насколько все сложно с остальными.

Правда, к моей великой радости, здесь представители младшего поколения правящих династий появлялись нечасто. А в те редкие мгновения, когда они все же решали заглянуть на огонек к бывшей королеве, я благоразумно предпочитала сделать вид, что меня нет. Да и они не особо настаивали на нашем общении. Так, в общем, и жили.

Что же касается Миркрит… здесь отдельный разговор. Помимо того, что она частенько приезжала к бабушке погостить на несколько недель во время летних каникул, нам с ней приходилось постоянно пересекаться в академии. И вот там красавица принцесса уже даже не пыталась сдерживать ни своего поганого характера, ни фамильного высокомерия. И спасибо Светлым Богам, что мы хотя бы учились с ней на разных курсах.

– И все же, Ами, расскажи, что сегодня случилось? – мягким тоном протянула леди Эриол. – Ведь ты же прекрасно контролируешь огонь. Но я почему-то не верю, что тебе пришло в голову нарочно испортить проект Миркрит. А значит, дело в другом.

Она продолжала смотреть мне в глаза… и в какой-то момент я все же поняла, что скрывать правду нет никакого смысла. Ведь держать подобное в секрете не получится. От кого угодно, но только не от этой женщины. Да только… уже знала, какой будет ее реакция.

– Леди Эриол, – начала я, продолжая смотреть на собственные пальцы, которые, кстати, были и вполовину не такими изящными и ухоженными, как у истерички Мирк. – Я…

Боги, да как же трудно признаваться в чем-то, когда знаешь, что это обязательно повлечет за собой неприятные последствия.

– Продолжай, – подбодрила меня бывшая королева.

И тогда я решилась. Набрала в легкие побольше воздуха, медленно выдохнула…

– Позапрошлой ночью мне приснилось, что я падаю в водопад, – проговорила я, встречаясь с яркой синевой глаз своей опекунши. – Я летела, расправив руки… а когда вошла в воду, когда она сомкнулась над моей головой, мне вдруг стали видны все образованные ею энергетические связи. Я почувствовала ее… будто она стала частью меня. Но и после пробуждения эти ощущения никуда не ушли.

Выслушав меня, леди Эриол опустила взгляд. Учитывая, что у нее не было такой привычки, мне вполне закономерно стало не просто страшно, а поистине жутко. Ведь то, что я говорила, было ненормально.

Вообще, молодые маги призывали свою стихию, будучи подростками. Во время ритуала на их зов откликалась та энергия, которая и являлась их сутью. Иногда, но очень редко, отзывались сразу две. И уже это считалось феноменом. Редкостью, которую до сих пор не мог объяснить никто из прославленных магов. Что же касается меня, то во время ритуала призыва, который был проведен, когда мне стукнуло двенадцать, все стихии остались нейтральны. Ни одна из них не приняла меня как хозяйку, хотя сам верховный маг, кстати, близкий друг моей наставницы, утверждал, что во мне есть сила.

Тогда ритуал провели повторно. Потом еще раз, через несколько недель, но результат оставался прежним. И когда на мне как на маге все дружно поставили крест, случилось то, что иначе как чудом назвать нельзя. Однажды ночью мне приснился огромный костер, в центре которого исполняли свой вечный танец огненные духи. И я танцевала с ними. С легкостью зажигала на собственных ладонях шары из настоящего живого пламени. А наутро оказалось, что могу чувствовать огонь.

Тогда моей радости не было предела, ведь получалось, что я все-таки маг… и не важно, что сила ко мне пришла во сне. Всякое ведь случается. Но дальше начали происходить странности. Спустя несколько лет тем же способом я получила связь с энергией воздуха, а вот совсем недавно… и с водой. И, казалось бы, радуйся! Да только нечему тут было радоваться. Ведь у сильных магов на то, чтобы совладать со своей стихией, уходили годы, а мне теперь приходилось контролировать целых три. А это, как оказалось, ни капельки не просто.

Но самым плохим во всей этой ситуации было то, что продолжать учебу в столичной академии я больше не смогу. Почему? Да потому что меня и после открытия второй стихии там обучать не желали, утверждая, что я не подхожу ни под одну из их учебных программ и нарушаю им весь выверенный порядок получения образования. А теперь, когда стихий у меня три, причем контроль временно утерян надо всеми, из этого учебного заведения меня просто вышвырнут, и даже просьбы верховного мага не смогут помочь.

– Значит, – протянула леди Эриол, – в случае с Миркрит ты просто не рассчитала силу. Так?

– Да. – Я не видела смыла скрывать. – Все же огонь и воздух между собой еще хоть как-то совместимы, а вот вода… сбивает мне весь настрой. Я… просто теряюсь. Не знаю, что делать.

– Почему сразу не сказала? – Голос наставницы звучал хоть и мягко, но в нем все равно слышались нотки недовольства.

– Думала, смогу справиться сама.

– Зря, – бросила она. Затем на несколько мгновений отвернулась к окну, будто прикидывая возможные варианты решения этой проблемы. Но вскоре как-то особенно резко стукнула пальцами по столу и только после этого снова посмотрела на меня. – Ладно, Ами, можешь идти, – сказала она и выглядела при этом, как всегда, спокойно и сдержанно. – Твою проблему мы обязательно решим. Но, как ты понимаешь, из столичной академии придется уйти.

– Да, – отозвалась я, поднимаясь с места. И уже хотела покинуть кабинет, но все же остановилась и, снова посмотрев на бывшую королеву, добавила: – Спасибо вам за понимание. Я ведь… знаю, что приношу больше проблем, чем пользы.

– Не говори так, – строго бросила она. – Ты, Ами, живешь с нами почти двенадцать лет, и, поверь, за все это время не было ни дня, когда я бы пожалела о том, что когда-то решила дать приют маленькой девочке, потерявшей всех. И я верю, что тогда мы встретились не зря. Если это произошло, значит, на то была воля Великой Судьбы.

Вот в этом я была полностью с ней согласна. Без этой Богини в нашем с ней случае точно не обошлось. Таких совпадений просто не бывает.


До самого утра следующего дня меня никто не трогал. Даже истеричка Миркрит не лезла и почему-то старалась со мной не пересекаться. На самом деле я была несказанно рада такому ее поведению. Признаться, за последние недели она успела меня утомить. Нет, не могу сказать, что Мирк – такая уж безнадежная зараза, и, вероятно, если бы она родилась не во дворце, а в семье какого-нибудь простого торговца, она была бы совершенно очаровательной особой. Иногда, когда она забывала про фамильную гордость и царственную надменность, где-то теряла весь свой пафос, с ней даже становилось приятно общаться. Правда, длилось подобное недолго – максимум пару дней, а потом малышка Мирк снова вспоминала, что она принцесса, и все начиналось заново.

Вечером я зачиталась очередной стянутой в библиотеке книгой о приключениях молодой магички и, как следствие, пропустила ужин. Хотя в этом доме все давно знали, что когда я сильно чем-то увлекалась, то забывала обо всем на свете. Потому неудивительно, что еду мне принесли прямо в спальню.

Уснула с той же книгой, и снился мне прекрасный молодой маг, спасающий свою любимую из лап шайки отступников. Естественно, во сне главной героиней была я. И все шло так хорошо – мы мчались вдаль верхом на белом жеребце, мой спаситель обнимал меня за талию, а потом… когда солнце начало клониться к закату, мы остановились на вершине горы, и он признался мне, глядя прямо в глаза, что… является принцем.

И вот на этом моменте прекрасный романтический сон превратился для меня в глупую ерунду. В одно мгновение поникли краски, и прекрасный маг перестал казаться красавчиком, и закат стал выглядеть каким-то слишком глупым и ни капли не романтичным. Почему? Да просто в отличие от других наивных юных дев я не видела в образе принца ничего романтичного. А все потому, что, живя в этом доме, очень хорошо знала, какими в действительности являются эти самые отпрыски королевских кровей. Упасите меня Боги когда-то связать судьбу с кем-то подобным.

В общем, проснулась я с хмурым настроением, и даже светящее за окном солнышко не могло на него повлиять. Отчего-то мне казалось, что этот сон не предвещает ничего хорошего. И, как выяснилось позже, это было поистине так.

Когда около десяти утра меня вызвала к себе леди Эриол, я уже знала, что это не к добру. А встретив по пути улыбающуюся Мирк, и вовсе растерялась окончательно. Уж больно довольной выглядела наша местная принцесска. А насколько я знала, такое выражение на ее благородном смазливом лице появлялось, только когда она добивалась того, чего хочет. И в данном случае для меня это было даже очень плохо.

Но стоило мне войти в кабинет, и я просто опешила, окончательно растерявшись. Ведь в моей голове ну никак не укладывалось, как моя персона может быть связана с тем человеком, что сейчас сидел в одном из кресел для гостей, приставленных к рабочему столу хозяйки этого дома.

– Ами, доброе утро, – вывел меня из ступора голос леди Эриол. – Проходи, присаживайся. Ты ведь знакома с моим внуком?

«Нет», – очень хотелось ответить мне. Или просто развернуться и уйти. Скрыться подальше от этих ледяных синих глаз, от этого примораживающего взгляда. Но, к моему собственному сожалению, я осталась стоять на месте.

– Да, бабушка, мы с твоей воспитанницей когда-то уже знакомились, – прозвучал спокойный надменный голос, от которого меня едва не передернуло.

Увы, мы действительно были знакомы. Хотя я тысячу раз прокляла тот момент, когда однажды холодным зимним днем решила подойти к сидящему у замерзшего пруда парню. Но сейчас точно не самое подходящее время для этих воспоминаний. В конце концов, прошло больше трех лет. Но я до сих пор слишком хорошо помнила все, что тогда случилось. Увы, радостными эти воспоминая для меня точно не были.

– Отлично, – улыбнулась женщина. – В таком случае вам будет проще.

Почему-то мне очень не понравилась эта фраза… а особенно то, какой вывод из нее напрашивался. Но, вероятно, я снова позволила своим эмоциям отразиться на лице, потому что леди Эриол все поняла без слов.

– Ами, присядь, пожалуйста, – проговорила она, указывая мне на свободное кресло.

Я же снова настороженно покосилась на ее гостя, но все-таки села, несмотря на то что желание развернуться и убежать выросло в разы.

– Димарий, как я тебе говорила, у Амитерии открылся дар к водной стихии, – пояснила моя наставница, отрывая меня от собственных мрачных мыслей. – И в Эргонской академии она больше учиться не сможет.

– Понятное дело, – отозвался гость и только теперь соизволил повернуться в мою сторону.

Под его мрачным равнодушным взглядом я окончательно стушевалась. Он взирал на меня с откровенной снисходительностью… как на старый шкаф, который и ставить некуда, и выбросить жалко. Но я все равно заставила себя смотреть ему в глаза, нашла в себе силы не отвернуться, не забиться в угол. И даже начала гордиться собой.

Увы, стоило этой мысли закрепиться в моей голове, и на его лице тут же появилась странная холодная усмешка, а обращенный на меня взгляд из равнодушного стал презрительным.

– Она не потянет учебу в Астор-Холт, – бросил он, снова обращаясь к леди Эриол. – Не ее уровень. Да, стихии три, но она же с ними не справляется.

– Дим, Амитерия очень способная ученица, а ее потенциал поистине велик, – ответила ему бывшая королева, причем говорила так, что у любого пропало бы желание ей возражать. – Я обратилась к тебе, потому что ты и сам прекрасно понимаешь, чего стоит управление несколькими стихиями сразу. И очень надеюсь на твое содействие.

– Бабушка, я прекрасно понимаю, что ты желаешь своей подопечной только добра, но, поверь, в моей академии ей будет тяжело. Возможны нервные срывы, которые могут стать причиной непроизвольных выбросов энергии, – пытался объяснить ее внук. – По-хорошему, Амитерии нужен опытный учитель, который будет заниматься с ней индивидуально.

– Именно поэтому я обратилась к тебе, – с серьезным видом заявила леди Эриол.

Она изобразила тяжелый усталый вздох, бросила в мою сторону особенно взволнованный взгляд и снова повернулась к гостю.

– Дим, Ами – не просто моя воспитанница. Она мне как внучка, – продолжила опекунша. – Я понимаю, что ты и так постоянно занят, разрываешься между дворцом и академией, но все равно хочу попросить, чтобы именно ты взял на себя ответственность за ее обучение.

Не знаю, кто после этого заявления был в большем шоке: я или Димарий. Казалось, у меня от напряжения даже коленки трястись начали, а пальцы с такой силой вцепились в подлокотники, что стало больно. В этот момент мне очень хотелось закричать – просто упасть на колени и молить леди Эриол сжалиться над несчастной подопечной и не отправлять меня ни в какую академию. А если и оправлять, то только туда, где точно не будет этого ее внука.

Сейчас я была согласна даже на то, чтобы каждый день терпеть гадкий характер Миркрит. Да что говорить, я согласилась бы на что угодно, лишь бы только не пересекаться с этим… Димарием. И судя по презрительному выражению на его царственном лице, он в данном вопросе был со мной полностью солидарен.

– Бабушка, – решительно выпалил гость. – Прости, но я…

– Дим, помнится, ты искал способ избавиться от необходимости брака с младшей принцессой Эрлинии? – спокойно поинтересовалась она, оборвав его на полуслове. – Если согласишься помочь Амитерии, я сделаю так, что помолвка будет разорвана, причем без претензий с обеих сторон.

Судя по тому, с каким заинтересованным видом он уставился на леди Эриол, жениться Димарий не желал. Причем не желал всем сердцем.

– Значит… – протянул он, снова посмотрев на меня, правда, теперь уже в его глазах промелькнуло нечто похожее на интерес, – если я заберу твою воспитанницу в Астор-Холт и буду помогать ей по мере собственных сил, ты избавишь меня от Касалии Эрлинской? Серьезно, бабушка? А тебя не смущает тот факт, что до свадьбы осталось три дня?

– Да, Дим, я это сделаю, – уверенно подтвердила хозяйка кабинета. – К тому же лично мне вообще неясен смысл этого брака. Не понимаю, почему ты выбрал ее?

– Сглупил, – отозвался он, снова покосившись в мою сторону.

Вероятно, в свете перспектив избавления от невесты я стала казаться ему не такой уж и неприятной. А учитывая его ко мне отношение, даже страшно представить, каким «чудовищем» для него являлась будущая супруга.

– Что ж, – улыбнулась бывшая королева. – Каким будет твой ответ?

– Думаю, он очевиден, – усмехнулся Димарий. – В любом случае, выбирая между несколькими годами мучений с твоей чрезмерно одаренной воспитанницей и перспективой провести всю жизнь с той, на кого даже смотреть не хочется, я предпочту первое.

– Вот и прекрасно, – довольно улыбнулась леди Эриол. – В таком случае предлагаю сейчас же отправиться в Себейтир и побеседовать с твоими родителями, да и с императором заодно. В общем, сегодня я решу твою проблему. Не понимаю только, почему ты сам ко мне с этим обратился?

– Я ведь слово дал, что женюсь на ней, – чуть растерянно проговорил Димарий. – Мне казалось низким искать способы взять это слово назад.

– Ты ошибся, мальчик мой, – отозвалась его бабушка, изобразив на лице мягкую улыбку. – Все мы иногда ошибаемся. Поэтому особенно важно вовремя осознать свою ошибку и сделать все для ее исправления. Пока это еще возможно.

– Если у тебя получится отменить свадьбу, я буду твоим вечным должником, – искренне заявил Димарий.

– Ты мой внук, и ни о каких долгах не может быть и речи, – строгим тоном ответила она. Потом снова посмотрела на меня и, улыбнувшись, добавила: – Я очень надеюсь, что ты поможешь Амитерии…

– Сделаю все, что в моих силах, – поспешил заверить ее он. – Завтра же улажу вопросы с ее переводом.

– Буду тебе очень благодарна, – улыбнулась леди Эриол.

А я, наконец, осознала, что очень скоро моя жизнь превратится в самый настоящий кошмар. Почему? О… у меня имелось немало причин быть в этом уверенной.


Следующие два дня прошли для меня совершенно спокойно. Даже Мирк отчего-то решила забыть о наших с ней разногласиях и снизошла до того, чтобы вести со мной мирные беседы. Наверное, ей просто уже сообщили, что отныне мы с ней больше не будем учиться в одном учебном заведении, вот она и полюбила меня… на радостях.

Леди Эриол я не видела с того самого разговора в ее кабинете. От той же Миркрит мне стало известно, что ее бабушка до сих пор в Себейтире – столице соседней с нашей страной Сайлирской Империи. Чем она там занималась, Мирк не знала. У принцессы не было даже предположений, а я не стала ей говорить о грядущей отмене свадьбы ее двоюродного братца. Что-что, а в способностях своей наставницы я не сомневалась ни капли. Если уж она сказала, что найдет выход, значит, так оно и случится.

Хотя, если признаться честно, в глубине души я даже надеялась, что принца Димария все же заставят жениться. Ведь в таком случае мне бы не пришлось переводиться в его академию. Может быть, леди Эриол даже позволила бы мне остаться здесь и заняться самообучением? Да, я прекрасно понимала, что мой дар к трем стихиям – это большая редкость, что мой долг как мага научиться использовать их силу, что без хороших учителей я рано или поздно сама себя угроблю, но одного воспоминания о принце Димарии оказывалось достаточно, чтобы желание учиться пропало напрочь.

Вот и сейчас, сидя на высоком берегу и наблюдая за тем, как в водной глади пруда отражается начавший разгораться закат, я почему-то вспомнила тот странный день, когда впервые увидела того, кому скоро предстояло стать моим наставником. Кажется, это случилось зимой… да, три с половиной года назад. Я в то время только на первом курсе училась и как раз приехала сюда на каникулы. Леди Эриол вместе с лордом Каем тогда несколько дней гостили во дворце. Там, кажется, проводились какие-то празднества, может, даже была чья-то свадьба – увы, этого я уже не помню. Одним словом, в доме было тихо и так скучно, хоть на стенку лезь.

Не знаю, что дернуло меня в тот вечер отправиться гулять. Так и пошла на этот самый пруд, и мой порыв не остановил ни снег, ни холодный ветер. Да только, едва добравшись до места, заметила чей-то темный силуэт. Из-за разыгравшейся метели я не сразу поняла, что это мужчина. Он сидел прямо на снегу и явно был не в себе.

Это я теперь понимаю, что следовало сразу развернуться и идти обратно. Подальше от неприятностей. Ну, или на крайний случай по возвращении сообщить об этом странном человеке лакеям. Но нет… я же девушка бесстрашная. Да и сколько мне тогда было? Восемнадцать всего. Конечно, меня потянуло творить добро. Никто ведь не предупредил, что бывают случаи, когда «добро» приходится не к месту.

В общем, незнакомец и оказался Димарием. Я до того момента видела его только на портрете, но все равно узнала сразу. А вот он меня в лицо не знал. Нет, ему точно было известно, что у его бабушки есть воспитанница, но в этой усадьбе он при мне не появлялся ни разу. По правде говоря, я тоже бывала здесь не так уж и часто, так что подобное стечение обстоятельств оказалось совсем неудивительно. Да только в этот раз это сыграло против меня.

Когда подошла ближе и обратилась к нему, он вдруг дернулся, как от удара. Я же по дурости продолжала спрашивать, все ли у него в порядке, нужна ли ему помощь? Даже руку протянула – хотела помочь подняться. А он молчал… и смотрел с таким ледяным презрением, от которого мне мгновенно стало не по себе. Потом вдруг резко встал, перехватил мою руку и до боли сжал запястье.

– Не смей ко мне прикасаться! Никогда! Поняла?! – прорычал тогда он мне в лицо.

И это было только началом. Потом он много чего еще мне сказал, и хорошего в этих словах не было. Мне же от его крайне эмоциональной тирады стало не просто обидно, а по-настоящему страшно. Я пыталась вырваться, но он не собирался меня отпускать. А когда спустя немыслимое количество времени… (хотя в реальности, наверное, прошло меньше минуты) он все же разжал пальцы, я рванула оттуда с такой скоростью, которой сама от себя не ожидала. А потом еще сутки не выходила из своей комнаты.

И все бы ничего, но его последняя фраза еще очень долго звучала в моей памяти. Я и сейчас прекрасно ее помнила. Ведь тогда, отпустив меня и глядя на то, как я спешу убраться подальше, он выкрикнул: – Беги, тварь, и больше никогда не попадайся мне на глаза!

После того случая сайлирский принц несколько раз появлялся в доме леди Эриол, но я очень старалась избегать наших встреч. Неудивительно, что у меня не было никакого желания общаться и с другими внуками бывшей королевы. Единственным исключением являлась Миркрит, но мы с ней учились в одной академии, да и летом она проводила тут несколько недель каждый год. И пусть я не была в восторге от этой избалованной принцессы, но нам с ней волей-неволей приходилось терпеть друг друга.

И вот теперь жизнь решила преподнести мне очередной сюрприз, с которым я просто не знала, что делать. Отвертеться уже не получится, ведь леди Эриол ради меня фактически пошла на небольшой шантаж собственного младшего родственника. Кем я буду в ее глазах, если откажусь? Так что здесь все уже решено. Но… перспектива стать подопечной принца Димария меня все равно искренне пугала.

Обычно наблюдение за тем, как закатное солнце медленно опускается за горизонт, всегда приносило моей душе нечто похожее на умиротворение. Мне нравилось сидеть на этом небольшом обрыве у пруда, нравилось слушать шепот растущих невдалеке деревьев, шелест камыша. И сегодняшний день не стал исключением. Увлеченно рассматривая красные разводы на плывущих по небу облаках и раздумывая о странностях некоторых шуток Судьбы, я даже не сразу заметила посторонний звук, оказавшийся мужским смехом. Когда же сообразила, что где-то рядом посторонние, было уже слишком поздно.

А едва повернув голову на звук, вдруг застыла, в полной растерянности глядя на идущих в сторону пруда двух молодых мужчин. И если первый определенно был Димарием, то второго я никак не могла узнать, несмотря на то что его лицо показалось мне знакомым. Хотя разве имеет значение, кто этот второй, когда мне и первого больше чем достаточно. Вероятно, сайлирский принц решил прогуляться по поместью бабушки, посидеть на природе, а я снова оказалась не в то время и не в том месте. Причем на том же самом «не том месте».

В голове лихорадочно билась мысль, что нужно срочно уходить. Даже не так – убегать! Но, к сожалению, я не могла просто подняться и рвануть к дому, хотя бы потому, что мне пришлось бы так или иначе пробежать мимо них. Да и не пристало леди бегать. Потому я пришла к выводу, что дождусь, когда они пройдут мимо, и сразу после этого уйду. В конце концов, пруд большой, они могут остановиться где-нибудь подальше. Вон под той же ивой, например. Там, кстати, и лавочка со спинкой имеется. Ее лорд Кай специально для леди Эриол сделал. Сам.

По мере их приближения мне становилось все сложнее сохранять внешнее спокойствие. Ладони почему-то взмокли, а в теле появилось предательское напряжение. Я старалась… очень старалась сохранять невозмутимый вид. Слушала, как шуршит трава под подошвами идущих в мою сторону людей, и в итоге поймала себя на том, что даже дышу с трудом. Все же одно дело – встречаться с принцем Димарием при леди Эриол, в ее кабинете, под ее присмотром, и совсем другое – столкнуться вот так… у пруда. Тем более что именно здесь мы с ним уже как-то очень «мило» беседовали.

– Добрый вечер, Амитерия, – донесся до меня красивый бархатистый голос того, кого я, как оказалась, боюсь до одури.

Но тем не менее, следуя правилам этикета, мне пришлось повернуть к нему лицо и ответить. Благо хоть вставать не пришлось: к счастью, леди могла поздороваться и сидя.

– Добрый вечер, Ваше Высочество, – отозвалась, искренне стараясь говорить ровно, хотя под конец фразы голос все равно дрогнул.

Принц же посмотрел на меня с некоторым удивлением. Мне даже показалось, что на его лице промелькнуло нечто похожее на замешательство. Но прошло мгновение, и он тоже вспомнил, что по правилам следует теперь представить мне своего спутника. Да только этот самый спутник почему-то решил про этикет забыть.

– Так вот ты какая, таинственная бабушкина воспитанница, – сказал он, приветливо мне улыбнувшись.

Я же даже не нашла, что на это ответить. Просто смотрела в его добрые красивые глаза цвета весенней зелени и молчала. Он же только весело хмыкнул, явно привычным жестом поправил немного спутавшиеся от ветра белоснежные волосы, которые почти доставали ему до шеи… и бесцеремонно присел рядом со мной на траву.

– Я – Эркрит, – сказал он, протягивая мне руку. – Можешь звать меня Эрки.

Вот теперь я осознала, кто именно почтил меня своим присутствием, и от этого понимания желание убежать стало почти непреодолимым. Ведь этот милый молодой лорд был всего лишь «скромным» наследником нашего короля – кронпринцем, а по совместительству старшим братом несносной Мирк. И пусть меня многие посчитают глупой, но оставаться здесь с каждым мгновением мне хотелось все меньше.

– Она тебя боится, – иронично бросил Димарий, который так и продолжал стоять в паре метров от нас. – И меня тоже.

– Да? – удивился Эркрит, потом повернулся ко мне и почему-то решил уточнить: – Серьезно, боишься?

Ну и что, интересно, я должна была ему на это ответить? Правду? Сказать: «Да, Ваше Высочество, с некоторых пор у меня отпрыски правящих династий вызывают приступы паники»? А потом попросить его убраться отсюда куда-нибудь подальше и желательно больше никогда не возвращаться? Неудивительно, что я предпочла промолчать. Пусть сам догадывается. В конце концов, не зря кто-то умный сказал, что молчание – знак согласия.

Принц Эркрит, который при ближайшем рассмотрении оказался заметно похож на своего отца – короля Карилии, все еще терпеливо ждал моего ответа. Наверно, до сих пор надеялся, что, продолжая изображать леди, я обязательно заверю его, будто испытываю по отношению к его царственной персоне исключительно глубочайшее уважение… но никак не страх.

– Значит, боишься, – озвучил свой вывод этот беловолосый мужчина. – Очень интересно, в чем же причина этого страха?

И перевел вопросительный взгляд на Димария, который почему-то продолжал так же внимательно смотреть на меня. Я же под этим взглядом не просто тушевалась, а буквально сгорала от желания зарыться под землю… или на крайний случай сорвать растущий неподалеку лопух и прикрыть им лицо.

Но тот вдруг отвернулся (спасибо вам Светлые Боги!), и мне даже дышать стало гораздо легче. Хотя… на лице чувствовался такой жар, будто оно на самом деле горело пламенем.

– Амитерия, мы с Эркритом забрали твои документы из Эргонской академии, – сказал темноволосый кошмар моих самых неприятных сновидений. При этом смотрел он исключительно на водную гладь, в которой ярко отражалось закатное солнце. – Сегодня я передам их секретарю ректора Астор-Холт, а завтра после обеда заберу тебя туда. Будь готова к двум часам.

Вот это было не просто плохой новостью, а настоящим крахом. От одной мысли о том, что начиная с завтрашнего дня я буду целиком и полностью зависеть от этого человека, мне стало не просто страшно, а по-настоящему дурно. Наверно, будь я настоящей высокородной леди, попросту грохнулась бы в обморок. Но, увы…

– И давай не будем создавать друг другу лишних проблем, – раздраженно бросил мой будущий надсмотрщик. – Я не монстр и есть тебя не собираюсь. Как женщина ты не в моем вкусе, так что в этом плане можешь быть совершенно спокойна. Но если я вызываю у тебя такую сильную неприязнь, то в твоих же интересах поддерживать показатели своей успеваемости на высоком уровне. То есть чем лучше ты будешь учиться, тем реже мы с тобой будем видеться.

Как ни странно, но его слова, причем сказанные совершенно недоброжелательным тоном, умудрились меня успокоить. Я даже нашла в себе силы повернуться к нему, дабы убедиться, что он не шутит. Но, встретившись с этими ледяными синими глазами, тут же поспешила опустить взгляд.

– Вижу, ты меня поняла, – ухмыльнувшись, добавил принц Димарий. – В таком случае встретимся завтра.

Затем посмотрел на несколько озадаченного брата и добавил:

– Идем. Не будем пугать это Недоразумение… – и тут же сделал вид, что случайно оговорился и поспешил поправиться: – Прошу прощения, бабушкину воспитанницу.

– Да я же и не пугаю, – чуть обиженно отозвался принц Эркрит. – Просто пообщаться хотел. Познакомиться поближе. Все же… мы почти родственники.

– Поверь, брат мой, чего бы ты сейчас ни сказал, ты все равно будешь воспринят как враг, – с легкой насмешкой ответил ему Димарий.

Не знаю почему, но мне очень не понравились его слова. Хотя, наверно, все дело в том, что они в полной мере отражали мое внутреннее состояние. Вот только откуда он вообще мог знать, что творится в моем сознании? Нет, понятное дело, что какие-то эмоции все равно отражаются на лице, как бы я ни старалась их прятать. Но кто мне ответит, почему возникает ощущение, что Димарий видит меня насквозь?

Я даже снова нашла в себе силы посмотреть на сайлирского принца. Но то самодовольное выражение, что появилось в этот момент на его лице, вызвало во мне такую волну протеста, что и не передать. И так захотелось сделать хоть что-то, чтобы он перестал так ухмыляться. Хотя бы какую-то мелочь…

И тогда, собравшись с мыслями, я повернулась к сидящему рядом Эркриту и уверенным тоном проговорила:

– Ваше Высочество, мне на самом деле очень приятно с вами познакомиться. Более того, слова принца Димария о моем страхе ничем не обоснованы. Признаюсь, ваше неожиданное появление немного меня смутило, но не более…

– Врет, – с ухмылкой заявил его брат, да еще и руки перед грудью переплел. Гусь самоуверенный!

– А вот и не вру! – не смогла я сдержать язык за зубами.

– Врешь, врешь, трусишка, – ответил Димарий, да еще и улыбнулся, и головой покивал.

– Нет! – не желала сдаваться я. – И не называйте меня так!

– А как же мне тебя называть? – ехидно поинтересовался он. – Может, лгунья? Да? – Но тут его лицо снова стало серьезным, а взгляд – поистине угрожающим. – Я менталист, Амитерия. И твое вранье чувствую, даже не заглядывая тебе в глаза. И на будущее запомни: я ненавижу ложь. Посмеешь мне соврать – и очень об этом пожалеешь.

Затем развернулся ко мне спиной, прошел мимо опешившего родственника и направился в сторону виднеющейся невдалеке усадьбы. Я же так и осталась на месте, осмысливая его слова и с ужасом понимая, что все не просто плохо, а в тысячи раз хуже.

– Не грусти, Амитерия, – проговорил Эркрит, глядя на меня с откровенным сочувствием. – Дим – не подарок, но… ничего плохого тебе не сделает. Только ты ему и правда лучше не ври. Во-первых, это бесполезно, а во-вторых, чревато последствиями. Что-что, а на любую ложь мой братец с некоторых пор реагирует очень болезненно. – Он посмотрел вслед уходящему Димарию, задумчиво вздохнул и снова поймал мой взгляд. – Я тоже пойду. Давно уже с бабушкой не беседовал. Но ты не переживай. А если Дим начнет чудить, просто скажи об этом своей опекунше. Или мне, – но, заметив отразившееся на моем лице откровенное недоверие, добавил: – Серьезно, Ами. Его может занести. А если Дима заносит, то поставить его на место могут всего несколько человек в обоих известных нам мирах. И я – один из этих счастливчиков.

– Обоих мирах? – несдержанно выпалила я, попросту не понимая, о чем идет речь.

Он же в ответ только улыбнулся и ответил:

– Долго рассказывать. Потом как-нибудь спросишь у Дима.

После чего кивнул мне и быстрым шагом отправился догонять брата. А я осталась на том же берегу, окончательно сбитая с толку от всего услышанного.


Пролог | Первая ведьма | Глава 2