home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

Осмотревшись по сторонам, Дим тяжело вздохнул и снова провел ладонью по лицу, будто тем самым надеялся отогнать усталость. Ночь сменили предрассветные сумерки, на стремительно светлеющем небе медленно гасли звезды, а он все продолжал сидеть на ступеньках перед входом в дом Тамира и думал. Анализировал. Старался осмыслить произошедшее сегодня. И чем больше погружался в свои мысли, тем отчетливей понимал, что его действительно просто наказали.

Вот же, Лазурь… Интриганка божественного происхождения. Она ведь видит будущее. Знает наперед, что случится. И вчера явилась совсем не для того, чтобы дать ему шанс спасти любимую. Нет… В тот момент нить Судьбы уже сложилась в узор, изменить который не смог бы никто. Потому вмешательство Лазурной Осени не имело уже никакого значения. Уже в тот момент будущее Амитерии Артарри было предрешено.

– Слушай, братец, иди-ка ты спать, – проговорил присевший рядом Эркрит. – Ты давно себя в зеркале видел? Бледный, растрепанный, с кругами под глазами. Смотреть страшно. Опять не спал и не ел совсем. Вот увидит тебя моя Искорка, насильно же поесть заставит. А она, кстати, уже собиралась спускаться.

– Да, – согласился Дим. – Армарии мне сейчас лучше на глаза не попадаться.

– На самом деле тебе бы никому не следовало сейчас на глаза попадаться, – хмыкнул Эрки. – Поводов для переживаний уже нет. Амиша твоя спит, раны на ее теле залечили, последствия отравления устранили. Теперь ей нужно просто набраться сил, а для этого прекрасно подходит здоровый сон. Да и ты иди к ней. Ложись рядышком. Ты ж ей почти что муж.

– Я… не думаю, что имею право настаивать на браке, – опустив взгляд, ответил Дим.

– Это еще почему?

– Зачем я ей… такой? – добавил с вымученной улыбкой. – Не маг. Не наследник. Беспомощный… Обычный человек.

– Но ты остался менталистом, – заметил Эрки, прекрасно понимая, каково сейчас брату. – Более того, Дим, ты жив, здоров, молод. Твоя любимая девушка в безопасности. Теперь ей ничего не угрожает.

– К счастью, – согласно кивнул Димарий. А помолчав немного, добавил: – Знаешь, я даже рад, что мы не убили этого подонка. Теперь ему все равно будет в разы хуже. Он дал Мейлину клятву, что подпишет отречение, пусть и попросил за это не предавать огласке случившееся. Но я успел неплохо узнать эрлинского кронпринца. Он все равно добьется справедливости, даже несмотря на то что преступник – его собственный отец. Полагаю, что скоро мы услышим о внезапной потере Его Величеством всех магических сил или о настигшей его странной болезни.

– Согласен, – кивнул Эркрит. – Мейлину, как будущему правителю, сейчас очень важно сохранить дружеские отношения между нашими странами. Ему не нужны конфликты, и ради этого он пойдет на все. И… знаешь, еще что? – продолжил, повернувшись к брату. – Я рад, что в этот раз ты смог сдержаться. Что не отправился мстить императору Маркусу.

– Тогда меня интересовала только Амиша и ее здоровье, – отозвался Дим. – Знаешь, – добавил он, впервые за все последние дни чуть улыбнувшись, – может, это и странно, но я чувствую… будто ожил, несмотря на то что потерял силу. Ами – моя истинная любимая. Моя половина. И… даже зная, что принесенная мной жертва оказалась бессмысленной, я не жалею о том, что согласился на сделку с Лазурью.

– Тамир очень на нее зол, – опустив взгляд, ответил карильский принц.

– Она – Богиня. Ей побоку его злость. Плевать она хотела на наши эмоции, – усмехнулся Димарий. – Ей нужен был предлог, чтобы наказать меня, и она его получила. Все, Эрки. Назад дороги нет. Теперь мне придется как-то привыкнуть к тому, что я не всесильный маг.

Некоторое время они сидели молча. Каждый думал о своем. И первым тишину снова нарушил Эркрит:

– Ты сказал отцу?

– Да, – кивнут тот. – Литсери перенес меня к нему, пока ты прыгал за дворцовым лекарем. Увы, самостоятельно я теперь порталами перемещаться не могу.

– Что сказал твой родитель?

– А что он мог сказать? – иронично бросил Дим. – Я свой выбор сделал. Причитать по этому поводу бессмысленно. Императором мне не стать, а значит, деду придется признавать наследницей Янорину. Или пересматривать сам закон престолонаследия и все-таки отдавать корону отцу. На мой взгляд, это было бы самым правильным решением.

– Ладно, – вздохнул Эрки. – Думаю, справятся как-нибудь.

После чего поднялся и уже собрался уйти, но вдруг протянул Диму руку.

– Пошли, провожу до комнаты Амитерии, – сказал он, помогая брату встать. – А то чую, сам ты еще долго будешь тут сидеть. Когда я уходил, Искорка с лекарем уже заканчивали. Так что идем. Поверь, рядом с Ами тебе сразу станет легче.

Димарий ничего на это не ответил, но руку принял и даже покорно пошел вслед за Эркритом. Когда же они проходили мимо открытой двери кухни, их перехватила Илария. Она в ультимативной форме заявила, что не отпустит Дима, пока он не поест. Спорить с Лари было бессмысленно в принципе, потому пришлось ему усаживаться за стол и покорно принимать все, что ему предлагали.

На самом деле он, Дим сам не ожидал, что окажется настолько голоден. Пока шли поиски Амиши, он почти не ел. Совсем не чувствовал вкуса пищи. А теперь даже простой кусочек хлеба стал казаться ему настоящим бесподобным деликатесом.

Когда чуть позже Эрки с супругой покидали этот дом, Арми заглянула на кухню и строго погрозила Диму пальцем.

– Доедай – и сразу спать. Понял меня? – с грозным видом выдала она. – Ты на зомби похож. Причем с сединой в волосах. Я оставила для тебя «энергетик». Он на тумбочке, в комнате Амитерии. Выпей его и ложись. Так сможешь восстановиться быстрее.

Он кивнул, с наслаждением пережевывая остывшую куриную отбивную. Наверное, только сейчас, снова ощущая вкус пищи, выслушивая наставления Искры, Дим вдруг понял, что теперь все закончилось. Больше не нужно переживать. Амиша идет на поправку. Того, кто угрожал ее жизни, поймали, и даже вопрос с грядущим императорством сам собой решился. А стихии… что ж. За все нужно платить.

Возможно, когда-нибудь он сможет привыкнуть жить без потерянных магических сил. Сможет приспособиться. Он же ученый, профессор. Специалист по совмещению сил стихий и механических изобретений. Соберет коллекцию картелов. А может, сумеет сконструировать сверхскоростной воздушный велир, который окажется способен преодолевать огромные расстояния за считаные часы? Продолжит преподавать… по крайней мере, теорию. А практика, увы, теперь невозможна.

Да, Дим старался убедить себя, что сможет выжить и без стихий, но пустота внутри все равно давила. Он чувствовал себя хрупким опустевшим сосудом. Обычным человеком, который теперь даже защититься толком не мог. Да, клинком принц владел прекрасно и ножи метал на одном уровне с Литсери. Но разве это могло помочь при магической атаке? Вряд ли.


В комнату, где спала Амитерия, он попал только через полчаса. Сил почти не осталось, даже ноги подкашивались от внезапно сразившей его усталости. Остановившись рядом с кроватью своей невесты, он послушно выпил оставленный Искоркой «энергетик», кое-как скинул с себя одежду и, наконец, забрался под одеяло.

Ами спала. И пусть она все еще выглядела больной, пусть ее лицо оставалось слишком изможденным, но теперь она хотя бы дышала ровно. Длинные порезы на ее руках оказались перемотаны белой тканью, но больше о неудавшемся ритуале ничего не говорило.

Убедившись, что Амиша просто спит, Димарий крепко стиснул ее ладонь и прижал к своей щеке.

– Сладких снов, любимая, – прошептал, целуя ее пальчики.

Конечно, она не ответила. Да он и не ждал ответа. Главное, что теперь с ней все хорошо. А остальное они переживут. Со всем справятся, все преодолеют. Только… если он все еще будет нужен ей. Без магии.


С некоторых пор мне стало очень нравиться находиться среди природы. Смотреть, как несет куда-то вдаль свои воды небольшая речушка, как по ясному небу плывут большие белые облака или даже тяжелые тучи. Оказалось невероятно приятно слушать шум осеннего леса… впитывать его непередаваемую энергию, наслаждаться единением с миром.

Я приходила сюда каждый день после полудня. Садилась на лавочку, сооруженную для меня Димарием, и наслаждалась окружающей красотой. Наблюдала за хороводами желтых листьев, которые веселый ветерок срывал с ветвей, кидала камушки в воду, а на самом деле просто ждала…

Уже минуло больше десяти дней с того момента, как меня без сознания доставили в этот дом. Первые двое суток я благополучно проспала. Открывала глаза лишь изредка, да и только для того, чтобы убедиться, что Дим спит рядом. Проснулись мы с ним тоже вместе. И то утро я могу по праву назвать самым счастливым в своей жизни.

Помню, тогда мы долго лежали и молча смотрели друг на друга. И если бы не внезапное появление Армарии, то провалялись бы так еще долго. Но Искра быстро привела нас обоих в чувства. Она сообщила Диму, что его очень ждут в Сайлирском императорском дворце и что Его Величество просто жаждет побеседовать с внуком. Мне же Арми вставать запретила, по крайней мере, до проведения осмотра. А после, на правах лекаря, назначила лечение и торжественно сообщила, что пока полностью не поправлюсь, буду жить здесь.

Дрянь, которой меня опаивали несколько дней, оказалась самым настоящим ядом. Организм хоть и восстанавливался, но происходил этот процесс очень медленно. Но, что удивительно, после прогулок на свежем воздухе Армария отмечала у меня значительные улучшения, и потому теперь каждый день после обеда я приходила на берег небольшой речушки, что пробегала рядом с городом, выполняя предписания своего доктора. А по сути – просто отдыхала. Пару дней Дим гулял со мной. Именно от него я узнала подробности того, как меня искали… и как нашли.

Оказывается, Литсери с самого начала считал императора Маркуса чуть ли не главным подозреваемым. Но предъявить обвинение монаршей особе не мог. И тогда, после неофициального заявления эрлинского кронпринца Мейлина о готовности оказать любую помощь, Лит рискнул и выложил ему свою версию. И, как ни странно, тот выслушал его спокойно. Не стал возмущаться, обвинять Литсери в клевете. Напротив, согласился, что в этом предположении есть смысл.

Доверенные Мейлина вместе с агентами Лита установили наблюдение за Его Величеством, и их подозрения постепенно стали превращаться в уверенность. Но доказательств по-прежнему не было. Со своими верными слугами – Тенями император общался через странный темный артефакт, а перемещался к ним через личную портальную комнату, которая защищалась не хуже дворцового хранилища ценностей. Вскрыть ее у Лита с Мейлином получилось не сразу, потому и произошла заминка, чуть не стоившая мне жизни. Но когда им все же удалось войти, они легко отследили направление последнего портала и мигом оказались на месте.

Когда Дим поведал мне обо всем этом, я невольно восхитилась профессионализмом и хваленым чутьем Литсери и пообещала себе искренне поблагодарить его при встрече. Когда же спросила Димария о том, как он сам оказался в том жутком гроте, он не ответил. Просто перевел тему в другое русло. Но я чувствовала, что Дим почему-то не желает раскрывать мне правду.

А через несколько дней мой жених с довольным видом сообщил, что известный нам обоим эрлинский император Маркус добровольно отрекся от престола в пользу старшего сына, а сам покинул дворец, официально заявив, что желает провести остаток жизни в молитвах. На самом же деле это означало, что его наследник в виде меры наказания избрал для отца заточение в отдаленном монастыре, откуда тот уже точно не выйдет.

А еще каждый вечер меня навещал отец. Он рассказывал об изменениях, происходящих при эрлинском дворе. О коронации Мейлина, о слухах, наполнивших дворец после отъезда бывшего императора. Но о самом Маркусе отец вообще старался не упоминать. Хотя однажды я все-таки спросила, почему тот так поступил с Андамиррой. И Анидар ответил, пусть эта тема и была ему неприятна.

Оказывается, за неделю до собственной гибели моя тетка сообщила Его Величеству, что желает оставить пост верховного мага и покинуть столицу. Она собиралась обосноваться в «Эльсерне», передав титул и обязанности главы рода младшему брату. А после связать свою жизнь с тем, кого действительно любила уже много лет. Но, увы, император не пожелал ее отпускать. А когда та попросту сбежала из столицы, отправил за ней своих верных Теней.

Кем были эти люди, так и не удалось выяснить. До допроса не дожил ни один из них, а сам Маркус говорить об этом отказался наотрез. Оно и понятно, ведь получалось, что его с Тенями связывал какой-то темный ритуал. И признание в подобном могло бы еще сильнее усугубить и без того тяжелое положение бывшего императора.

А вот позавчера Нид явился довольный, отчего напомнил мне сытого кота. И оказалось, что он принес мне две новости. Причем обе – хорошие. Во-первых, ему даровали пост министра иностранных дел. А во-вторых, оказалось, что любимая женщина Анидара была женой первого советника императора. Но когда Маркус подписал отречение от престола, Мейлин пустил в ход собранный компромат на тех представителей верхушки власти, кто оказался нечист на руку. В ту же ночь некоторые из них свели счеты с жизнью. Так получилось, что супруг возлюбленной Нида тоже оказался в их числе.

Так что теперь Анидар Артарри наконец получил ту, кого любил. Ее звали Лаура, и он обещал обязательно нас познакомить. Я же… смотрела в горящие глаза отца и искренне радовалась тому, что он теперь счастлив.

Жизнь потихоньку входила в привычное русло. Я стремительно шла на поправку, но пока даже не думала возвращаться в академию. Здесь, среди тишины и природы, мне было хорошо, спокойно. Никто не отвлекал от размышлений. Но что странно, даже узнав о произошедшем во всех подробностях, мне все равно никак не удавалось отделаться от мысли, что я упускаю нечто важное. И это точно связано с Димарием. Сам же он упрямо утверждал, что все в полном порядке, да вот только я чувствовала, что он недоговаривает.

Но, как это обычно и бывает, правда раскрылась неожиданно. И поведала мне ее Миркрит.

Принцесса появилась во владениях Тамира вчера днем. Причем прибыла не одна, а с Леонисом. Так как погода радовала солнышком, наша встреча состоялась в беседке, в саду. Мирк вела себя непривычно вежливо. Говорила учтиво, не грубила, да и вообще производила впечатление образцово-показательной леди. Смотрела на меня с искренним сочувствием, все расспрашивала про состояние здоровья, про отношения с Димом. А потом вдруг как бы между прочим поинтересовалась, а состоится ли теперь наша с ним свадьба.

– А почему она не должна состояться? – удивилась я, переводя взгляд с нее на Лео. – И когда, кстати, ваша? Твой отец дал согласие?

– Дал, – усмехнулась принцесса, опираясь спиной на боковую балку беседки. – У него не было выбора, Ами. Я же упрямая. Да и вообще, они все передо мной виноваты за то, что устроили.

– А свадьба у нас в первый день весны, – с улыбкой добавил Леонис.

– Рада за вас, – отозвалась я, действительно считая, что из них получится хорошая пара.

– И мы рады, – сказала Мирк, с любовью глядя на жениха. Но тут снова повернулась ко мне и добавила: – А вот по поводу вашей свадьбы много слухов ходит. Мне никто ничего не сообщал, но я слышала, будто Дим теперь не маг, а значит, для вас ритуал единения невозможен.

– Как… не маг? – Ее слова показались мне настоящим бредом.

– Не знаю подробностей, – отмахнулась та. – Повторяю, Ами, это лишь слухи. Он ведь твой мужчина. Поговори с ним.

После их ухода я еще долго сидела одна в этой деревянной беседке и думала, могли ли слова Миркрит оказаться правдой. Да, в Диме кое-что изменилось. Он стал говорить немного иначе, на меня смотрел с такой нежностью, что хотелось петь от счастья. Каждую ночь мы засыпали вместе, а по утрам он возвращался обратно в Себейтир.

И только сейчас я вдруг вспомнила, что теперь за ним всегда приходил Литсери. Да и вечером в дом Тамира они тоже возвращались вдвоем. И после этой мысли мне стало действительно страшно. За него.

Хотелось поговорить с ним. Спросить обо всем напрямик. Но, будто чувствуя мое настроение, Дим прислал записку, что из-за срочных дел не сможет прийти. Но обещал явиться, как только представится возможность.

Весь вчерашний вечер я мучилась вопросами. И в итоге не выдержала и отправилась за ответами к Тамиру. Он-то и рассказал о том, что случилось на самом деле. Поведал об отчаянье принца, из-за которого в его волосах появились седые пряди, о явлении своей старой знакомой – Богини Лазурной Осени, о сделке Дима. Говорил сухо, не срываясь на лишние эмоции. Но мне все равно стало жутко. Ведь получалось, что Дим лишился сил из-за меня! Был готов на все, чтобы спасти свою нерадивую проблемную невесту. А я… даже спасибо ему не сказала. Да и что вообще может значить простое «спасибо», когда плата за мою жизнь оказалась настолько высока.

Но, Боги, почему он не сказал? Делал вид, будто ничего не случилось. Улыбался мне, целовал, обнимал, но при этом продолжал молчать о главном.


Сегодня Дим появился на несколько часов раньше, чем обычно. Просто подошел, сел рядом со мной на лавочку, взял за руку и молча уставился на бегущий мимо ручей. Я же не могла отвести взгляд от его седых прядей. Смотрела на них и понимала, что они тоже появились из-за меня.

– Амиша, – начал он, повернувшись и поймав мой взгляд. – Тамир сообщил о том, что ты теперь знаешь о… некоторых изменениях, произошедших во мне.

– Почему ты не сказал? – выпалила я, стискивая его пальцы. – Димарий… – Но, так и не дождавшись его ответа, решительно вскинула голову и выпалила: – Но сейчас важно другое. Я хорошо подумала и приняла решение: я могу передать тебе свою силу. Андамирра говорила, что добровольно…

– Нет, – резким тоном отрезал он. – Не смей винить себя. В случившемся виноват только я один. Такова была цена… за счастье. За то, чтобы быть с тобой.

– Дим… – попыталась я что-то сказать, но он не позволил, приложив палец к моим губам.

– Не нужно слов. Я не приму от тебя никакой жертвы. И… пойму, если ты откажешься выходить за меня замуж.

– Не откажусь! – заявила гордо. – Ни за что! Ты нужен мне, Димарий Аркелир. Ты сам. Понимаешь? Ты – здесь… – Я приложила его руку к своей груди, где сейчас дико билось сердце. – И я буду с тобой всегда.

Он вдруг нежно улыбнулся, наклонился чуть ближе, обхватив ладонями мое лицо… и сказал, все так же смотря мне в глаза:

– Моя Амиша. Я очень люблю тебя. Даже не подозревал, что можно испытывать такие сильные, безумные чувства.

– Любишь? – выдохнула, боясь поверить собственным ушам.

– Люблю, – повторил Дим. – И очень хочу, чтобы ты стала моей женой. Завтра. Здесь, в доме Тамира. В присутствии всего нескольких гостей. Без пафоса, сотен придворных, фанфар, церемониймейстера и бесконечных протоколов.

– Почему?

И он ответил честно:

– Потому что я теперь не маг. Точнее, мне поддается только ментальная магия, а стихийной больше нет. Совсем. И… ритуал единения может не свершиться.

– Ясно, – кивнула я, прекрасно понимая, что подобный конфуз, произошедший перед множеством приглашенных, обязательно обернется пересудами или даже скандалом. – И я готова. Хоть сейчас.

– Сейчас не время, – улыбнулся он, погладив меня по щеке. – На самом деле на сегодня с меня хватит знаковых событий. – А когда заметил в моем взгляде откровенное непонимание, охотно пояснил: – Вчера мой дед подписал отречение от престола.

– Ничего себе, – выдала я, сглотнув.

– Да, Амиша, – кивнул Дим. – Но по закону о престолонаследии, императором может стать только сильный маг, потому моя кандидатура больше не рассматривается. Янорина престол занять не может по причине молодости… да и вообще. Не потянет она управление империей.

– А твой отец? Или его брат?

– А вот это самое интересное, – хмыкнул Димарий. – Дядя Эдин официально отказался от прав наследника сразу после моего рождения. А отец вопреки запрету родственников женился на вдове. А в том же пресловутом законе о престолонаследии, которому больше семисот лет, сказано, что император не может быть женат на той, что уже принадлежала другому. То есть была официально связана узами брака. Но… так как теперь передавать трон оказалось некому, дед отдал приказ своим сообразительным юристам, те пересмотрели кучу исторических документов и предоставили Императорскому Совету примеры того, как некоторые из Асторов все же получали корону, несмотря на несоответствия традициям и законам. И многоуважаемым Советом было принято решение все же короновать моего отца как императора. Но его супруга при этом официально останется просто принцессой.

– И когда коронация? – спросила я, поражаясь, что такая мелочь могла стать причиной запрета наследования.

– Прошла два часа назад, – с улыбкой ответил Димарий. – Так что теперь, Амиша, я сын императора. И кронпринц… который никогда не станет правителем.

– Но кто тогда будет следующим наследником престола?

– Вероятнее всего, наш с тобой ребенок, – пояснил он, улыбаясь. А заметив мое смущение, добавил: – Но торопиться мы с этим не будем. Для начала, моя Амишенька, тебе нужно закончить академию, научиться ладить с собственной силой, да и… У меня много планов на ближайшие годы. Так что не переживай. Страна пока как-нибудь проживет и без наследника.

Он обнял меня, крепко прижал к себе, и я ответила тем же. Так мы и сидели, вцепившись друг в друга, словно в последний шанс выжить. Соприкасаясь телами и словно сливаясь душами. Наши сердца бились в одном ритме, казалось, мы даже дышим в унисон. И в это мгновение, находясь в окружении полуголых деревьев, под сводами хмурого осеннего неба, я осознала, что счастлива.

– Ты правда меня любишь? – спросила я тихо, почему-то до сих пор не в силах поверить в это.

– Правда, Амиша, – уверенно ответил он. – И верю, что теперь у нас все обязательно будет хорошо. Несмотря ни на что.


Как представляла свою свадьбу? Честно говоря, никак. В отличие от многих девушек я не мечтала о красавце женихе, о сотнях приглашенных, о шикарном платье, украшениях. Все это казалось мне глупостями. Еще в юности я вбила себе в голову, что между женихом и невестой обязательно должны быть истинные чувства, а все остальное не имеет значения. Тогда подружки по пансиону смеялись надо мной и называли дурочкой. Шутили, что я обязательно полюблю конюха и буду жить с ним в сарае. Но, как оказалось, они немного не угадали.

Церемония была назначена на полдень, но гости прибыли гораздо раньше. Местом проведения ритуала выбрали сад перед деревянной беседкой. На улице сегодня заметно похолодало, но кто-то из магов создал над поляной купол, под которым поддерживалась комфортная температура воздуха. И потому замерзнуть во время собственной свадьбы мне не грозило.

Платье принесла Янорина, и уже это стало полной неожиданностью. Я-то думала, что все обойдется так, без лишнего пафоса. Увы, не получилось.

Одеваться мне тоже помогала Нори, причем не одна, а вместе с Мартишей, которая, к моему счастью, тоже оказалась в числе приглашенных. Да, я прекрасно помнила, что именно она заманила меня в подземелья академии и фактически привела в руки похитителей. Но Димарий рассказал, что Марти сделала это, находясь под ментальным воздействием. Фактически ее волю полностью подчинили, заставили выполнять чужие приказы. Она же просто не могла сопротивляться. И Дим понимал ее, как никто другой, потому сам попросил меня на нее не обижаться.

Помимо Мартиши, из моих родственников на сегодняшней церемонии должен был присутствовать и Анидар. Конечно, прибыли и леди Эриол с лордом Каем, и Эркрит с Армарией, даже Миркрит с Леонисом и еще некоторые родственники Димария.

Но больше всего я нервничала совсем не из-за предстоящей свадьбы. Куда сильнее меня беспокоила встреча с родителями Дима. Почему-то в моей голове засела мысль, что они не одобрят моей кандидатуры в качестве его супруги, что не смогут смириться с таким выбором сына. Ведь именно я была виновата в том, что он потерял магию. Я… и никто другой.

– Эй, не кисни, – отвлекла меня от раздумий улыбающаяся Нори. – Чего поникла? Замуж не хочешь?

– Хочу, – отозвалась я, вздохнув. – Но только за Дима.

– Тогда все совсем хорошо, – со смешком бросила она. – Более того, могу сказать, что твое желание исполнится всего через какие-то считаные минуты. И станешь ты леди Аркелир. А что? Амитерия Аркелир. Мне кажется, звучит.

– Звучит, – послышалось от двери. И, обернувшись, я встретилась взглядами с высокой стройной женщиной, очень похожей на Янорину. – Мне кажется, ваше имя прекрасно сочетается с нашей фамилией, – добавила она, приветливо улыбнувшись.

Вот и состоялась та встреча, которой я так боялась. Нет, мы и раньше сталкивались с леди Эрлиссой – все же она часто посещала особняк леди Эриол. Но тогда я для этой леди была всего лишь воспитанницей ее матери, и не больше. А теперь все изменилось.

– Добрый день, Ваше Высочество, – поприветствовала я, изобразив книксен. Мартиша последовала моему примеру, ну а Нори просто хмыкнула и одарила нас полным иронии взглядом.

– Без реверансов и высочеств, – строгим тоном заявила супруга нынешнего правителя Сайлирской Империи и моя будущая свекровь. – Амитерия, ты уже почти член нашей семьи. Потому давай сразу договоримся: ко мне ты обращаешься по имени. И вообще, я сюда пришла, чтобы позвать вас вниз. Все готово.

После чего развернулась и покинула комнату. Девочки последовали за ней, а я осталась одна, не в силах поверить, что меня, кажется, только что так легко и ненавязчиво приняли в семью. Правда, долго наслаждаться одиночеством не получилось. Снизу послышался звук приятной нежной мелодии (кажется, играла Илария), и я тоже поспешила спуститься. Быстро сбежала по ступенькам и остановилась лишь у самой двери в сад. Но перед тем как толкнуть ее, замерла, стараясь унять дрожь в руках.

Наверное, только теперь мне стало действительно страшно. Ведь если ритуал не свершится… что будет дальше? Сможем ли мы с Димом остаться вместе? Позволят ли нам сочетаться браком по традициям простых людей?

И все же я нашла в себе силы успокоиться, распахнуть створки и шагнуть вперед… к своему будущему. Шла уверенно, пусть пальцы и продолжали подрагивать. Смотрела вперед, на Дима, одетого во все белое, и вдруг снова поймала себя на мысли, что откровенно им любуюсь. Мое же платье было сшито из голубого шелка и, несмотря на простой крой, сидело идеально. Хотя, признаться честно, о собственном наряде я задумалась, лишь заметив восхищение в глазах Димария. На самом деле из-за нервов даже толком в зеркало на себя не посмотрела.

Немногочисленные гости расположились в нескольких метрах от небольшого алтарного столика, рядом с которым и стоял мой принц в компании темноволосого мужчины в длинном белом балахоне. Когда же я подошла ближе и остановилась напротив Дима, маг, проводивший ритуал, пристально посмотрел мне в глаза, будто стараясь заглянуть в душу, а потом торжественным тоном заявил:

– Ритуал свершится, если решение добровольное и обоюдное.

После чего попросил нас положить руки на столик. Мы повиновались, и тогда мужчина крепче сжал рукоять сияющего зеленым светом кинжала и провел лезвием по нашим ладоням.

Честно говоря, мне было известно, как происходят ритулы единения у магов, но этот момент все равно стал неожиданным. Словно завороженная, я смотрела на выступившую из порезов кровь, а все мысли будто заволокло едким туманом. И хорошо, что Дим оказался сообразительнее. Он накрыл мои руки своими, причем так, чтобы порезы максимально соприкасались. А потом обошел столик и замер, глядя на меня с совершенно непонятными эмоциями в глазах.

Я же… просто не смогла сдержать странного порыва и прильнула к нему. Мне казалось, что если прямо сейчас его не поцелую, мир рухнет. Разлетится на мелкие кусочки. И судя по ответной реакции, Димарий чувствовал то же самое.

Но едва наши губы соприкоснулись, все вокруг будто потеряло смысл. Стихли звуки, пропало освещение. И на мгновение мне показалось, что мы снова находимся где-то в пределах изнанки мира. Наверное, стоило испугаться, но мою ладонь все еще сжимали родные пальцы Димария, и от ощущения его тепла мне становилось спокойнее.

«Берегите друг друга…» – прозвучало где-то прямо в моей голове.

А потом… нас снова выбросило в реальность.

Дим осторожно прервал поцелуй, чуть отстранился, но выглядел при этом каким-то дезориентированным и будто бы немного напуганным. И вместо того, чтобы взглянуть на запястья и узнать, наконец, появились ли там ритуальные знаки, он почему-то притянул меня к себе и крепко обнял.

Вот только эти объятия не несли в себе нежности. Они олицетворяли защиту.

Я подняла лицо, хотела спросить Дима, что он вообще такое делает, и только теперь заметила, что он смотрит совсем не на меня, а куда-то в сторону. А проследив за его взглядом, с удивлением обнаружила стоящую рядом с Тамиром странную девушку. Она имела хрупкое телосложение, была одета в яркое платье, пестрящее всеми цветами радуги. Ее длинные волосы имели странный лазурно-голубой оттенок, а во взгляде обращенных на нас желтых глаз читался настоящий триумф.

Почему-то я сразу догадалась, кто эта леди. Странно, но у меня не возникло даже малейшего сомнения в собственной правоте: перед нами собственной персоной находилась Богиня Лазурной Осени. Та самая, кто забрал силу Димария.

– Поздравляю, – проговорила она с улыбкой. – Союз равных. Этого следовало ожидать.

После ее слов я все же опустила взгляд на наши с Димом запястья и с удивлением обнаружила на них одинаковые изображения. Теперь там появились стоящие рядом белый крылатый единорог, являющийся символом рода Аркелир, и золотая горная лань. Подозреваю, что именно она считалась хранителем семьи Артарри. Само же наличие подобных знаков на наших запястьях означало, что брак не просто принят Богами, а считается так называемым союзом равных. А такое возможно только в том случае, если молодожены действительно любят друг друга.

– Спасибо, – протянул Димарий, погладив татуировку на моей руке.

Смотрел он при этом все так же на Лазурь. И по тому, как напряглось его тело, мне стало понятно, что он точно ждет от нее подвоха. Ведь эта леди явно явилась сюда не просто так.

– Вы сами строите свое счастье, – развела руками странная гостья. – Сами совершаете глупости, сами же пожинаете их плоды. Если делаете правильные выводы, то продолжаете путь. Если же нет… то так и остаетесь на одном месте. Ты, Димарий, зациклился на своей ошибке и едва не упустил собственное будущее. Счастливое, заметь. И может, мне и не стоило вмешиваться, но можешь считать это капризом. А сейчас… – она сделала шаг вперед и протянула ему руку, – подойди ко мне.

Я видела, что он не хочет меня отпускать. Не желает оставлять ни на мгновение, потому отстранилась сама. А поймав его взгляд, ободряюще кивнула. Все же… она Богиня. Пусть и выглядит, как странная юная девушка, переборщившая с алхимическим составом для окраски волос.

Дим приблизился к ней и замер, не зная, чего ожидать. Рядом с этой леди он казался очень высоким, но при этом она все равно смотрела на него с легкой высокомерной снисходительностью. Как на глупого нашкодившего ребенка.

А потом подняла руку и коснулась его груди. И от этого простого прикосновения Димарий содрогнулся и едва не подавился вдохом. А мое сердце пропустило удар.

– Ты заслужил мое прощение, – в полнейшей тишине проговорила она, продолжая смотреть ему в глаза. – Потому… я возвращаю то, что забрала.

Когда спустя несколько минут, она убрала руку, Дим едва не упал, лишь чудом устояв на ногах. А сама Лазурная Осень обернулась ко мне и, поймав мой испуганный взгляд, тепло улыбнулась.

– Береги своего принца, – проговорила она назидательным тоном. А потом улыбнулась и бросила: – Еще встретимся, Амиша.

Эта леди исчезла так же, как и появилась. И едва она пропала, попросту растворившись в воздухе, я сорвалась с места и подскочила к Димарию, судорожно его ощупывая и обеспокоенно вглядываясь в его глаза.

– Что… – только и смогла выговорить, видя, что он до сих пор не может прийти в себя. Дышит тяжело и дрожит, будто жутко замерз.

Дим опустил голову и в первые мгновения смотрел на меня, словно не узнавая. И лишь когда, не выдержав, я обхватила его лицо ладонями, выдохнул и прикрыл глаза.

– Амиша, – прошептал, накрывая мою руку своей. – Она вернула мне силу. Я снова чувствую стихии… Они во мне.

И вдруг прижал меня к себе так крепко, что стало больно. Но это была приятная боль… Я понимала, что Димария переполняют эмоции, что он сейчас не в самом адекватном состоянии. Но когда меня резко подхватили на руки и закружили, едва сумела сдержать вскрик.

– Амиша! – радостно воскликнул он, возвращая меня на землю. – Амишенька! Это же чудо! – Наклонился ближе и, коснувшись губами моих губ, повторил: – Чудо… А ты теперь моя жена. Любимая, – протянул довольным тоном.

– А ты мой любимый муж, – ответила, только теперь понимая, что все закончилось. Все страхи позади.

– Любимый и любящий, – с важным видом пояснил Димарий. И все-таки поцеловал.

И мир снова потерял очертания, будто бы взрываясь миллиардами ярких вспышек. Но теперь причина этого явления была не в ритуале, а в моем принце… и в тех чувствах, что связывали нас.

Удивительно, если бы мне несколько месяцев назад сказали, что я выйду замуж за Димария Аркелира и буду чувствовать себя самой счастливой во всех мирах, то я бы просто рассмеялась тому человеку в лицо. Еще совсем недавно он не вызывал у меня никаких эмоций кроме страха, а потом… все изменилось.

Мы пошли навстречу друг другу, навстречу новым чувствам… мы смогли раскрыть друг друга, отбросить прошлое, чтобы дать шанс настоящему и будущему. И теперь мы связаны как супруги. Наши души сплелись, скрепились тем великим чувством, что люди зовут любовью. И именно благодаря ему мы смогли узнать, что такое счастье.

Не знаю, что ждет нас потом. На самом деле мне даже неизвестно, что будет завтра. Но одно могу сказать точно: вместе мы обязательно со всем справимся.

Семь месяцев спустя

Большие настенные часы, висящие в гостиной, показывали половину третьего ночи. И, казалось бы, давно стоило лечь спать. Тем более учитывая тот факт, что завтра мне предстоял последний экзамен, от которого зависело, переведут меня на шестой курс академии или нет.

И пусть Марти уверенно утверждала, что ни один преподаватель Астор-Холт не посмеет допустить моего провала, но мне все равно было боязно. Не важно, принцесса я или нет, сдавать этот экзамен моему высочеству предстояло наравне со всеми.

Вот и сегодня весь вечер повторяла материал, прогоняла в голове основные правила, формулы, старалась запомнить то, что никак не желало запоминаться. И будь рядом Димарий, мне бы точно удалось все с первого раза, но, увы, мой дорогой супруг отсутствовал. Хотя должен был вернуться еще несколько часов назад.

В очередной раз взглянув на стопку учебников и толстую тетрадь с лекциями, я вздохнула и все же направилась в постель. Вот только как ни старалась, но уснуть так и не смогла. Сначала мысли мои занимали постулаты синтеза энергий и правила совмещения стихий. А потом я снова вспомнила, где пропадает мой любимый муж, и тяжело вздохнула.

А Дим как раз сейчас находился в Карильском королевском дворце, где в это самое время должен был появиться на свет его племянник. Маленький принц, сын Эркрита и Армарии. Я тоже сегодня была там, старалась поддержать Арми, но… когда мучающие ее схватки стали особенно сильными, лекари попросили меня выйти, а Дим перенес обратно в Себейтир. И вот уже несколько долгих часов я сидела в наших с ним покоях в императорском дворце и готовилась к экзамену, но при этом мысленно продолжала молиться за здоровье Арми и ее малыша.

Кстати, пол ребенка еще заранее определила одна из целителей-недомагов. Они чувствовали энергию плода и могли сказать, кто родится, еще до того, как у мамочки начинал расти живот. А еще сегодня, глядя, как корчится от боли обычно улыбчивая Армария, я почему-то вспомнила Эмильера. А ведь он собирался привязать меня к себе ребенком, хотел, чтобы я забеременела от него. Рассчитывал, что при таком раскладе уж точно соглашусь выйти за него замуж.

Боги, если бы тогда не явился Димарий, я бы сейчас была на последних месяцах беременности. Причем рядом со мной находился бы настоящий негодяй, которого интересовало исключительно мое приданое.

Помню, тогда Дим сказал, что оставил для этого подонка своеобразный сюрприз – этакое личное наказание от Его Высочества, но лишь недавно мне стало известно, что он имел в виду.

Эмиля ведь действительно сослали из столицы, правда, недавно он все же вернулся. Ему даже позволили сдать экзамены, чтобы все же получить диплом академии, в котором тем не менее будет стоять отметка о судимости. Но даже это стало для Эмильера большой удачей.

Ко мне он не приближался, хотя я часто ловила на себе его взгляд. А пару дней назад получила от него записку, в которой Эмиль просил разрешения поговорить со мной, пусть даже в одном из людных коридоров академии. И… я согласилась, ведь прекрасно понимала, что при таком скоплении народа ничего он мне сделать не может.

– Ваше Высочество, леди Амитерия, – умоляющим тоном просил Эмильер, глядя на меня как на свой последний шанс. – Понимаю, что между нами в прошлом произошло недоразумение, за которое я достаточно заплатил несколькими месяцами жизни в поселении каторжников, но… наказание вашего супруга оказалось более суровым. Прошу, Ваше Высочество, у вас же доброе сердце. Пожалуйста, поговорите с принцем Димарием. Он ведь может отменить этот ужас…

Тогда я не поняла, о чем идет речь. Но отвечать ничего не стала, решив для начала спросить у Дима. Но когда тем же вечером задала этот вопрос своему любимому супругу, он как-то особенно коварно улыбнулся и заявил, что отменять наказание не станет. Но на мой закономерный вопрос, о чем конкретно говорил Эмиль, все-таки ответил.

– Тогда я был слишком зол, – начал Дим. – Честно, очень хотел сотворить что-нибудь похуже. Правда, решил ограничиться менее кардинальными, но более изощренными мерами.

– Так и все же, что ты сделал? – спросила я, сидя у него на коленях и привычно пропуская сквозь пальцы его мягкие волосы.

– Ну… немножко сломал его ментальный блок, обеспечив головными болями на всю оставшуюся жизнь. Чуть покопался в сознании, и теперь лорд Эмильер в течение пяти лет не сможет… скажем так, осчастливить ни одну женщину. К продолжению рода он тоже не способен. А вот реагирует его организм теперь только на симпатичных парней. Причем реагирует очень остро.

На самом деле Эмилю стоило посочувствовать, но… я рассмеялась. И хохотала еще долго. Вот уж точно хорошее наказание для того, кто хотел обманом наградить меня ребенком и присвоить приданое, кто был готов совершить насилие. Пусть теперь живет и наслаждается. Тем более что осталось ему так мучиться всего четыре с половиной года. А там, глядишь, и совсем переключится на мужчин. Вдруг ему даже понравится?

В общем, жалко его мне не было, и при следующей встрече я лишь отрицательно покачала головой и отвела взгляд. Тогда Эмиль все понял и больше просить о помощи не пытался.

От мыслей меня отвлек звук осторожных шагов и легкий шорох закрываемой двери. Вернулся Димарий. А кто ж еще? С некоторых пор мой супруг установил на наших с ним покоях такую защиту, что мышь не проскочит – слишком дорого его нервам обошлось мое похищение. Да я и не возражала против такой заботы. Тем более что доверенных горничных и членов нашей семьи магический заслон пропускал и так.

Я перевернулась и, подложив под голову локоть, посмотрела на старающегося не шуметь принца. Он же, заметив мой взгляд, только нежно улыбнулся и осторожно присел на край кровати.

– Почему не спишь? – спросил он, легко коснувшись моей щеки.

– Не спится, – ответила честно и даже глаза на мгновение прикрыла, млея от его простой, но такой приятной ласки. – Как там дела?

Дим же выпрямился и, весело сверкнув глазами, ответил:

– Торжественно сообщаю вам, леди Амитерия Аркелир, что два часа назад у нас с вами родился племянник, он же будущий наследник Карильского престола Эридио Карильский-Мадели, чье имя в переводе с древнеишерского означает «лазурный рассвет». – На этом официальная часть сообщения закончилась, а в чуть пьяных глазах Дима появился чистый восторг. – Такой мелкий! Белобрысый, как Эрки. Весь скукоженный. Страшненький. Но все дамы вокруг просто млеют от восхищения. Зовут его «наш лапусечка», «милашечка», «красотулечка».

Я же просто замерла, ощущая, как на глаза навернулись слезы счастья. Но… на этом все, как обычно, закончилось. Шмыгнула носом, села на кровати и уткнулась лицом в плечо Дима.

– Ну что ты, Амиша? – с ласковой насмешкой спросил он. – Завтра после твоего экзамена прыгнем в Эргон, и сама на него посмотришь. – А потом погладил меня по волосам и добавил: – Все же хорошо, что ты у меня такая не плаксивая. Сегодня столько этих женских слез насмотрелся. И мать Эркрита, и обе сестры на радостях расплакались. Только леди Эриол была, как обычно, строга и сдержанна. Вот ведь гранит, а не женщина.

Я же только снова всхлипнула и промолчала. На самом деле Диму было прекрасно известно о причинах этой моей неплаксивости. К слову, узнали мы о них вместе, всего пару месяцев назад. И рассказала нам о них бабушка Ангелия – мать моего отца.

Случилось это в день его свадьбы. Тогда, наблюдая за тем, с каким трепетом Анидар обнимает свою любимую женщину, видя истинное счастье в его глазах, я тоже была готова разрыдаться. Но снова не смогла, на что почему-то решила пожаловаться стоящей рядом леди Ангелии. А она лишь вздохнула и тихо поведала, что это нечто вроде отпечатка родовой магии Артарри.

Оказывается, в Эрлинии об этой особенности нашего рода было прекрасно известно. Там чуть ли не каждый знал, что «леди из рода Артарри не умеют плакать». Только эту фразу часто понимали иначе, считая женщин этой семьи сильными, волевыми особами, которые никогда не снисходят до того, чтобы банально пустить слезу. На деле же оказалось, что после того, как в девушке Артарри окончательно просыпалась родовая магия, плакать она больше не могла. Так случилось и со мной. В последний раз слезы из моих глаз лились после того, как Эмильер обманом заманил меня в гостиницу. Но с той ночи такая слабость, как слезы, стала мне недоступна.

Узнав о такой странности представительниц рода Артарри, Димарий лишь ухмыльнулся и заявил, что теперь обязательно сосватает Мартишу, которая тоже имела к этой семье непосредственное отношение, какому-нибудь достойному лорду из высшей аристократии. Все ж девушки, не умеющие плакать, на дороге не валяются.

– Чувствую, вы с Эрки выпили за здоровье его первенца, – усмехнулась я, снова заметив в глазах Дима странный блеск, да и запах алкоголя пусть и не сильно, но чувствовался.

– Как я мог оставить брата в такой момент? – усмехнулся мой супруг. – Да и выпили мы всего ничего. Я даже сам смог портал построить. А ты же знаешь, что пьяный маг – это, считай, не маг. Сила просто отказывается подчиняться тому, кто не в силах ее контролировать.

– Как себя чувствует Армария?

– Хорошо, – кивнул Дим. – Это по словам лекарей и Эркрита. Меня к ней по понятным причинам не пустили. Зато на мелкого посмотреть дали. Мне почему-то казалось, что новорожденные дети красивее. А этот… Хотя раньше таких маленьких я и не видел.

– Он через месяц станет совсем другим. Будет больше на человека похож.

– Ясно, – улыбнулся Дим. – А Эрки безумно счастлив. Мне даже на мгновение завидно стало. Никогда не думал, что он будет так несказанно рад рождению ребенка.

– Наверное, это нужно пережить самому. Прочувствовать, – отозвалась я, снова укладываясь на подушку. – Дети – это чудо.

– Да? – хмыкнул он, провокационно ухмыльнувшись. – Ну и когда вы, леди Амитерия, решите осчастливить меня подобным «чудом»?

– Ты ведь сам сказал, что не хочешь с этим спешить, – напомнила, встречая его взгляд, в котором явно появились отблески настоящего предвкушения. – Говорил, что для начала я должна закончить учебу.

– Знаешь… – он придвинулся ближе и, опершись на локоть, посмотрел на меня, – я передумал. Родишь мне сына? Ну, или дочь?

– Эм… Боюсь, без твоего участия сама я не справлюсь со столь важной и ответственной задачей. Обязательно понадобится ваша помощь, лорд Димарий.

– Эх, что ж поделать, – весело бросил он. – Если любимая леди просит, отказывать нельзя. Придется помогать. Кстати, я человек ответственный и за помощь возьмусь основательно. Вот сейчас загляну ненадолго в ванную комнату и сразу начну вам помогать.

И, развернувшись, направился в указанном направлении.

– Дим, – выкрикнула я, заставив его остановиться. – У меня утром экзамен.

– Не думаю, что он важнее вопроса продолжения императорского рода Аркелир, – весело заявил мой принц. – Нет, Амиша, в таком серьезном деле откладывать на потом ничего нельзя.

После того как он скрылся за дверью, я улыбнулась сама себе и, повернувшись на бок, прикрыла глаза. Увы, дождаться возвращения супруга у меня так и не получилось. Сон сморил раньше. Но, уже находясь на границе яви, я все же почувствовала, как меня крепко обняли и прижали к теплому телу.

– Спи, Амишенька, – прошептал Димарий, заботливо укрывая меня тонким пледом, который в это летнее время заменял нам одеяло. – Спи, любимая, – затем легко коснулся губами моей щеки и улегся рядом.

– Дим, – позвала я, борясь со сном.

– Да? – ответил он.

– Я хочу близнецов.

Он, кажется, тихо рассмеялся, потому что ответил далеко не сразу.

– Хочешь, значит, будем стараться. А сейчас спи. Вот сдашь завтра свой экзамен, и со спокойной душой начнем.

Я в ответ только довольно улыбнулась, придвинулась к нему ближе и блаженно вздохнула, ощущая себя самой счастливой в двух известных мне мирах.


Глава 18 | Первая ведьма |