home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

Удивительно, но мы всегда с опаской относимся к тому, чего не знаем. Наверное, именно потому всех нас так пугают перемены. Хотя, может, и не всех? Может, есть в мире бесстрашные герои, которые только и ждут этих самых перемен? Не знаю.

В любом случае я к их числу точно не относилась и потому боялась отправления в другую страну, в академию, где требования к студентам были в разы выше, чем в любом другом учебном заведении. Да, я переживала, что не справлюсь, что снова предстану перед леди Эриол неудачницей, что меня будет отчитывать принц Димарий. Но, к моему собственному удивлению, в действительности все оказалось не так страшно.

На самом деле, проучившись в Астор-Холт месяц, я могла с уверенностью сказать, что мне очень повезло. Почему? Да по многим причинам. Во-первых, мне досталась самая лучшая из всех возможных соседок по комнате. Мартиша, или просто Марти, как она сама просила ее называть, оказалась дочерью владельца сети столичных пекарен. С моей точки зрения, она была девушкой очень даже обеспеченной, но на фоне сборища местной элиты казалась простой представительницей среднего класса.

Марти с самой первой встречи приняла меня очень радушно, хотя внешне и не производила впечатления доброй милой особы. Она оказалась очень красивой, высокой, светловолосой, а в дополнение ко всему этому еще и умной – чуть ли не лучшей ученицей на всем курсе. Мартиша дружила со всем девочками из соседних комнат, мне даже казалось, что она лично знакома с каждым студентом академии. В ней было столько внутреннего света, что казалось, можно ночью зажечь солнце. И я благодарила всех Светлых Богов этого мира за то, что на моем жизненном пути встретилась такая подруга.

Да, именно подруга. Причем странную связь ощущали и она, и я. Мне вообще казалось, что в ней есть нечто родственное, близкое. Да что говорить, я воспринимала ее не иначе как сестру, которой у меня никогда не было. А еще она почему-то казалась мне знакомой, словно мы с ней когда-то раньше встречались. Но этого просто не могло быть, ведь Мартиша с рождения жила здесь, в Себейтире, в то время как я первые десять лет провела с родителями в Эрлинии, а потом уже поселилась в Карилии, в особняке леди Эриол и лорда Кая.

Но помимо Марти, милостивая Судьба подарила мне встречу еще с одной замечательной девушкой по имени Нори… а точнее – Нордина Берк. Та самая второкурсница, о которой говорил лорд Кай. Она с первого момента нашего знакомства показалась мне настоящим неугомонным вихрем. Энергия била из нее ключом, щедро подпитывая окружающих. Училась Нори, правда, посредственно, зато во всех студенческих мероприятиях – собраниях, конкурсах, спортивных соревнованиях – всегда была первым участником и заводилой. Она даже меня как-то попыталась затащить на одно из них. Увы, это ее увлечение всем подряд мне как-то по вкусу не пришлось. Тем не менее наше общение складывалось очень хорошо, несмотря даже на то, что из-за ее постоянной занятости виделись мы и не так часто.

Одним словом, с Мартишей и Нори мне очень повезло. Но и на этом хорошее не заканчивалось. Они были лишь первым пунктом этого моего странного везения. А вот вторым стала сама система образования и преподаватели, которые умели так преподнести материал, что в их предмет хотелось влюбиться. Да что говорить, все теоретические дисциплины я знала прекрасно, в табеле успеваемости по ним у меня были только отличные оценки, а библиотека с шикарной подборкой книг стала для меня вторым домом. И даже пресловутая физика постепенно начала укладываться в голове. Но если честно, в этом была большая заслуга Эмиля. Да, наверно, этого парня следует вынести отдельным пунктом моего везения. Почему? Да по многим причинам.

Итак, Эмильер Вист, виконт Вистритский – студент выпускного курса факультета магической физики, а по совместительству именно тот, кому Его Высочество поручил помочь нерадивой мне разобраться с тем, в чем я не соображала. Помню, когда на третий день пребывания в академии ко мне после занятий подошел высокий широкоплечий шатен, я даже немного растерялась. У него были поразительные голубые глаза, такие глубокие, в которые хотелось смотреть бесконечно. И пусть в общепринятом смысле красавцем он не являлся, но мне все равно очень понравился. Тогда, при нашей первой встрече, Эмиль отнесся ко мне очень тепло и учтиво. Он представился по всей форме, будто мы встретились не в академии, а на каком-нибудь светском приеме, и сообщил, что теперь будет помогать мне подтягивать знания по некоторым дисциплинам. И если поначалу этот парень еще казался мне высокомерным снобом, как и все аристократы, то всего через неделю все изменилось, словно по волшебству, и мы с ним странным образом нашли общий язык.

Так уж получилось, что тех самых предметов, по которым мне пришлось догонять остальных однокурсников, было всего семь. И вот вчера, по прошествии месяца с начала учебы, я умудрилась разом сдать зачеты по всем, что просто не могло не радовать. К тому же сегодня, в мой первый настоящий выходной в этой академии, мне впервые официально разрешили покинуть пределы Астор-Холт. Пусть и всего на несколько часов.

– Эй, соня, пора просыпаться, – донесся до меня звонкий веселый голос Марти. – Давай, поднимайся. Вон, солнце уже высоко, а значит, нужно открывать глаза и идти встречать это прекрасное субботнее утро.

Конечно, она была права, но… как же хотелось еще немножечко поваляться. В полной мере насладиться этим восхитительным ощущением спокойствия. Ведь сейчас на душе было так хорошо, как никогда раньше. Но, что странно, за общим ощущением приятного, даже счастливого умиротворения отчетливо проскальзывало странное чувство непонятного раздражения. Наверно, его даже правильнее было бы назвать предчувствием. Этакой ложкой дегтя в бочке меда, коим мне виделось собственное ощущение счастья.

– Ами, вставай уже, – строго повторила Мартиша. – Скоро явится твой ненаглядный и снова будет ждать тебя под дверью. Вы во сколько с ним собирались пойти в город?

– В десять, – сонным голосом отозвалась я, с улыбкой вспоминая, что меня впереди ожидает самое настоящее свидание.

Нет, мы с Эмилем часто гуляли вместе, но пока только по территории Астор-Холт. И вот сегодня он обещал мне показать самые интересные уголки Себейтира. Я же просто сгорала от нетерпения и действительно мечтала посмотреть все красоты сайлирской столицы. Тем более что сам провожатый вызывал у меня исключительно теплые эмоции.

– Вот. А сейчас уже восемь! – продолжала причитать моя заботливая соседка. – А тебе ведь нужно еще в порядок себя привести. Да и вообще. Ами… мне так кажется, что наш виконт относится к тебе по-особенному. Поверь моему опыту, не просто так он с тобой каждый вечер прогулки устраивал. Мне вообще кажется, что у него на тебя большие и далеко идущие планы.

– Отстань, – отмахнулась я, но довольной улыбки все равно скрыть не смогла.

Да, по официальной версии мы с ним просто дружили. Он помогал мне с учебой, часто провожал до комнаты, почти всегда садился со мной за столиком в столовой. И вообще вел себя как настоящий аристократ. Ни разу за все время нашего общения он не позволил себе в моем отношении лишнего, всегда был очень обходителен, учтив, вежлив. Я же просто мечтала, чтобы он уже решился хотя бы на что-то. И вот вчера вечером, когда дала ему свое согласие провести с ним выходной в городе, он впервые подарил мне легкий поцелуй. И пусть это было простое целомудренное касание, но я все равно растаяла.

– Да, Эмильер интересный парень, – задумчиво протянула Марти, усаживаясь на свою застеленную кровать. – Но ты все же не торопись. Присмотрись к нему. Узнай его получше. А если уж предложит стать невестой, сразу не соглашайся.

– Невестой? – На этой фразе я от удивления подавилась собственным вдохом.

– А что ты удивляешься? Он же аристократ. Ты – тоже. А в подобных случаях иные отношения просто недопустимы, – пояснила она. – Все максимально официально.

– Знаю, – бросила в ответ и, вздохнув, добавила: – Да только я не аристократка.

Увы, в данном вопросе переубедить Мартишу оказалось невозможно. Она почему-то вбила себе в голову, что если я являюсь воспитанницей графа и графини, значит, тоже отношусь к рядам аристократии. Доказывать что-то ей было бессмысленно, потому каждая из нас всегда оставалась при своем мнении. Она упрямо продолжала называть меня «леди», а я ни на мгновение не забывала, что моим отцом был самый обычный плотник, а матерью – прачка.

– Да даже и если не аристократка, – уверенно выдала Марти. – Но все равно завидная невеста. Воспитанница бывшей карильской королевы! – Дабы подчеркнуть важность этого аргумента, она даже указательный палец вверх подняла. – Уже это, Ами, делает тебя крайне привлекательной для потенциальных женихов. Но, повторяю, не соглашайся сразу. Поверь, у тебя будет, из кого выбрать. Ты у нас девушка симпатичная.

Я ничего ей на это не ответила. Да и что могла сказать? Заявить, что не собираюсь пока замуж? Что мне бы не хотелось выбирать мужа среди графов и герцогов? Увы, это было бы ложью. Конечно, зная о том, как живут в семьях простых работяг, видя четкую границу в расслоении нашего общества, я бы очень хотела оказаться замужем за лордом. Но… при этом прекрасно понимала, что не являюсь леди их круга. Я… как выразилась Миркрит, «безродное ничтожество». И ничто не в силах этого изменить.

Все же заставив себя подняться с кровати, я подошла к шкафу, на котором было закреплено большое зеркало, и со странной ухмылкой уставилась на свое заспанное отражение. Да… если меня и можно было назвать симпатичной, то уж точно не сейчас. На самом деле в моей внешности не было ничего особенно примечательного. Лицо как лицо. На мой взгляд, даже узковатое, да еще и с пятью маленькими родинками на левой щеке. Нос… обычный, спасибо, хоть маленький. Губы тонковатые, а про глаза вообще говорить не хочу. Честно говоря, после того, как во мне проснулась первая стихия, они уже трижды меняли свой цвет.

Кажется, когда-то они были серыми, хотя сама я этого уже не помню. После пробуждения огня стали светло-карими, будто янтарными. Когда проснулся воздух, изменились снова, оказавшись голубыми, словно прозрачными. Затем они преобрели синий оттенок и до сегодняшнего утра даже нравились мне. Но сейчас, всматриваясь в свое отражение, я вдруг отчетливо рассмотрела в радужке зеленоватые вкрапления. А вот это уже являлось недобрым знаком. Чего-чего, а пробуждение четвертой стихии мне сейчас точно не было нужно. Но что-то, какая-то часть подсознания ни капли не сомневалась, что вскоре мои опасения станут реальностью.

Тяжело вздохнув и схватив с полки гребень, я принялась расчесывать свои длинные, спутавшиеся после сна волосы и в этот момент подумала, что не отказалась бы поменять и их тусклый серо-русый цвет на какой-нибудь другой, поярче. Черный или рыжий. Можно, конечно, использовать окрашивающий алхимический состав, но… мне почему-то казалось это глупостью. В конце концов, Эмиль старательно убеждал меня, что я и так самая красивая чуть ли ни во всей необъятной Сайлирской Империи. И мне было невероятно приятно видеть в его глазах восхищение.

По случаю предстоящего свидания я выбрала свое самое любимое синее платье. И пусть в обычное время всегда предпочитала подобным нарядам брючные костюмы, но сегодня все же решила наступить на горло своим привычкам и одеться как леди. Марти вызвалась сделать мне прическу, украсила ее мелкими синеватыми цветочками из шелковой ткани, а в завершение еще и сбрызнула какими-то особенно приятными духами. Одним словом, после всех этих сборов я даже сама себе нравиться начала.

Мартиша, глядя вместе со мной на отразившуюся в зеркале красотку, лишь довольно хмыкнула и заявила, что я похожа на фарфоровую куколку. А уж Эмильер точно должен был оценить все это по достоинству. В моих мечтах при нашей встрече он просто хватался за сердце, видя перед собой такую неземную красоту. Хотя даже мне самой эта странная мысль почему-то показалась смешной.

И вот, когда стрелки на настенных часах, висящих в нашей комнате точно между кроватями, показали без пяти десять, в дверь постучали. Конечно, я решила, что это Эмиль и сама ринулась открывать. Вот только в коридоре меня ожидал совсем не голубоглазый виконт, а отчего-то недовольная староста.

– Амитерия, – бросила она, оглядывая меня скептическим взглядом. Оно и понятно, все же в платье она меня видела всего раз, в день прибытия в академию. – Тебя вызывает профессор Аркелир. И лучше поторопись. Он сказал, что у него мало времени.

После чего развернулась и ушла, не став дожидаться моего ответа. Хотя что я должна была ей сообщить? Что не пойду? Что у меня другие планы? Ей ведь все это было совсем не важно. Она просто передала приказ.

– Иди, – донесся до меня голос Мартиши. – Быстрее уйдешь, быстрее вернешься. Не думаю, что Его Высочество сильно тебя задержит. Но… – Она на мгновение задумалась и, потерев кончик своего носа, добавила: – Интересно, что ему нужно? Месяц молчал.

Вот в этом Марти оказалась права. Да, она знала, что принц Димарий является моим наставником и что он пообещал леди Эриол за мной приглядывать. И я была несказанно благодарна ему и за то, что теперь могла учиться в этой прекрасной академии, и за такую замечательную соседку, и за Эмильера. Вот только выражать эту благодарность предпочла бы на расстоянии. Письмо там написать… или даже картинку нарисовать. Но уж точно не встречаться лично.

– Месяц, – повторила я слова Мартиши. А потом обреченно вздохнула, взяла с полки свой ридикюль и шагнула за порог. – Передай… – начала, оборачиваясь.

– Передам, не переживай, – заверила меня соседка, которая как раз заканчивала заплетать свои длинные светлые волосы в привычную косу. – Скажу Эмилю, чтобы ждал тебя у кабинета профессора.

Я же только благодарно кивнула и, обреченно вздохнув, направилась навстречу своему давнему кошмару, тому самому, который подарил мне целый месяц свободы от своего присутствия. Нет, он никуда не уезжал, каждый день исправно бывал в академии, мелькал в коридорах, иногда даже появлялся на полигонах. Но мы не пересекались. За все это время даже ни разу не здоровались, и я почти поверила, что так будет продолжаться и дальше, но, видимо, ошиблась.

Перед дверью в кабинет своего наставника я остановилась, не решаясь постучать. Наверно, стоило подготовиться… хотя бы морально. Убедить себя, что все происходящее в порядке вещей. Но, к сожалению, на раздумья у меня просто не осталось времени. Впереди ожидало свидание. Первое, настоящее. Никогда раньше меня не приглашали на прогулки по городу, никогда не звали пообедать вместе в ресторане. Нет, конечно, я и раньше общалась с парнями, но в Карилии, в Эргонской академии учились только аристократы, для которых, несмотря на сомнительное происхождение, я была не просто леди, а кем-то вроде члена королевской семьи. Потому в моем отношении они всегда вели себя очень учтиво и осторожно. Понятное дело, что мало кому из них хотелось нарваться на гнев леди Эриол. Все же о времени ее правления в королевстве еще очень хорошо помнили.

Да… там я была под постоянным присмотром. Там завести со мной романтические отношения так никто и не решился. Оттого теперь было особенно приятно ощущать внимание и заботу Эмильера.

Пока я размышляла о прошлом, настоящем и превратностях судьбы, дверь в кабинет распахнулась, явив мне чем-то откровенно недовольного принца Димария.

– Ну, и долго ты собираешься здесь стоять? – протянул он, разглядывая мой наряд со странной смесью удивления и раздражения. – Проходи.

Его Высочество сделал шаг назад, пропуская меня внутрь, но я оказалась настолько шокирована его неожиданным появлением, что никак не могла вспомнить, как правильно переставлять ноги. И тогда он как-то особенно тяжело вздохнул, схватил меня за руку и сам затащил внутрь.

– Садись, – рявкнул он, захлопывая массивную дверь.

От того грохота, с которым она закрылась, я вся сжалась и поспешила быстро усесться в кресло – именно то, которое располагалось подальше от недовольного профессора. Но даже не глядя в сторону Димария, продолжала чувствовать на себе его тяжелый взгляд. Оттого никак не могла заставить себя поднять лицо. Почему-то сейчас даже такая мелочь стала казаться мне чем-то вроде настоящего геройского подвига.

– Недоразумение, перестань трястись! – насмешливо бросил он, обходя свой рабочий стол и усаживаясь в удобное на вид кресло. – Когда ты на меня так смотришь, я чувствую себя как минимум горным троллем. А ведь пальцем тебя не тронул.

Я молчала. Ну а что мне еще оставалось делать? Заверить его, что он не тролль? Не думаю, что это могло бы как-то спасти положение.

– Ладно, – проговорил принц, постукивая пальцами по поверхности своего стола. – Вижу, ты куда-то собралась, потому не буду тебя задерживать.

Его голос теперь звучал гораздо ровнее, вот только мне от этого легче почему-то не стало. Наверное, все дело в том, что я прекрасно знала, каким этот человек может быть в гневе.

– Поздравляю со сдачей всех «хвостов», – начал он.

– Спасибо.

Мой ответ прозвучал сдавленно и даже как-то хрипло, но профессор предпочел не обратить на это внимание.

– Также мне известно, что по всем теоретическим дисциплинам ты тоже показываешь прекрасные результаты, – добавил он. Но только я обрадовалась и, наконец, решилась посмотреть ему в глаза, как он странно ухмыльнулся, поймал мой взгляд и добавил: – Чего не скажешь о практических. Амитерия, на полигонах ты отстаешь по всем показателям. С огнем еще все не так плохо, с воздухом – тоже нормально. Но с водой – гораздо хуже, а когда дело доходит до совмещения…

Он не стал заканчивать фразу. Ведь мы оба прекрасно знали, что совмещение стихий мне не дается совсем. Даже простенькие связи отказываются выстраиваться. Ну не получалось у меня активировать одновременно два источника энергий. Чего уж говорить о трех?

Я продолжала молчать, снова опустив голову и вжавшись в кресло. Понятное дело, что маг, знающий только теорию, пусть и на отлично, – это толком не маг. Какой смысл от моих знаний, если я не могу применять их на практике? Никакого. И я отчетливо понимала это, да только совмещать стихии все равно не могла.

– Ладно, Недоразумение, – с какой-то особенной ленцой протянул принц Сайлирской Империи. – А ведь если ты провалишь зачеты по практике применения магии, то тебя отчислят, несмотря на успехи по другим дисциплинам. Но, к моему глубокому сожалению, ответственность за твою успеваемость лежит именно на мне. А значит, тебе все равно придется освоить управление своими стихиями.

Вот теперь к моему страху добавилось странное, особенно нехорошее предчувствие. И не прошло и нескольких секунд, как оно превратилось в реальную перспективу.

– Видимо, озвученного стимула оказалось недостаточно, – проговорил этот темноволосый «тролль».

Хотя… это было поистине самым неудачным сравнением. Признаться честно, я еще не встречала ни одного мужчины, который был бы внешне более привлекательным, чем мой наставник. Димария не зря считали первым красавцем империи. Да только в душе его было мрачно… настолько, что я просто боялась лишний раз заглянуть ему в глаза.

– И теперь нам все же придется встречаться чаще, – продолжил убивать мое радужное настроение этот нехороший человек. – Три раза в неделю, по вечерам. Начинаем с понедельника. Приходи после ужина на дальний закрытый полигон.

Это было не просто плохими новостями, а настоящим крахом. И, вероятно, все мои эмоции в этот момент все же отразились на лице, потому что Его Высочество лишь особенно кровожадно улыбнулся и, подперев голову рукой, посмотрел на меня как… да, именно, как на какое-то недоразумение.

– Глядя на тебя, я начинаю чувствовать себя самым страшным существом во вселенной, – протянул он, явно издеваясь. – Вот скажи мне, Амитерия, это все из-за той нашей первой встречи?

Я сглотнула, подняла на него взгляд и… осторожно кивнула.

– Прости, я тогда был не в себе, – равнодушно бросил он, явно своей вины не чувствуя. – У всех иногда случаются неприятные дни, а ты просто попала под горячую руку.

Он говорил об этом так просто, будто подобные инциденты в его жизни происходили постоянно. Хотя, может, так и было? Откуда мне знать?

– Вы… напугали меня тогда, – призналась я, продолжая рассматривать свои ногти. И так как он ничего не ответил, давая мне возможность высказаться, все же решила продолжить: – Я ведь правда хотела вам помочь. Тогда такой мороз стоял, а вы сидели на снегу. Мне казалось, что вам плохо.

Я замолчала, хотя мне было, что добавить. Но разве ему интересно, как сильно на меня повлияла та наша встреча? Разве ему есть дело до того, что вторая стихия во мне проснулась тоже после того вечера? Вряд ли.

– Ладно, Ами, – бросил он, устало вздохнув. – Давай забудем о том, что тогда произошло. Я постараюсь вести себя с тобой максимально сдержанно. Но и ты в таком случае не выводи меня из себя. И тогда у нас получится нормальное продуктивное общение.

Общение? С ним? Чтобы он меня прибил за какую-нибудь неосторожно брошенную фразу? Нет уж, спасибо. Мне из лиц королевской крови и одной Миркрит больше чем достаточно. Так с ней хотя бы не страшно. Я-то знаю, что, несмотря на всю свою нездоровую капризность и вспыльчивость, она меня уж точно не убьет. А этот может. По глазам вижу. Прихлопнет и не заметит. Была Ами, и нет. А леди Эриол он потом просто скажет, что я сама нарвалась.

– Все, можешь идти, – милостиво позволил профессор Аркелир.

И когда я уже добралась до порога, зачем-то снова меня окликнул, вынуждая остановиться.

– Ами, – сказал он, поднимая на меня взгляд своих красивых ярко-синих глаз. Кстати, давно заметила, что когда он был спокоен, они оставались именно такого оттенка, но стоило ему разозлиться, и они мгновенно темнели, становясь насыщенно-темно-синими. – Я не сделаю тебе ничего плохого. Не нужно видеть во мне монстра. И постарайся до понедельника свыкнуться с мыслью, что я тоже человек, а не чудовище. Тогда нам с тобой станет гораздо проще находить общий язык.

И только после этого мне милостиво позволили покинуть этот кабинет, на обстановку которого я даже не обратила внимания. Не знаю, просторным он был или тесным, светлым или темным, я просто этого не запомнила. Видимо, принц Димарий пугал меня даже сильнее, чем я сама могла предполагать.


Этот вечер, как и весь сегодняшний день, оказался не просто прекрасным, а по-настоящему восхитительным. Он был наполнен только самыми светлыми приятными эмоциями, и в какой-то момент я поймала себя на мысли, что все происходящее нереально. Что это всего лишь прекрасный сон, больше похожий на сказку. Хотя если бы не Эмиль, я бы точно ничего подобного не ощущала. И это пасмурное серое небо казалось бы просто темным, а никак не жемчужным. И первые капли начавшегося дождя воспринимались бы исключительно как нечто неприятное. А так… меня держал за руку очаровательный молодой мужчина, и мне было совершенно все равно, что погода так не вовремя испортилась.

И хорошо, что это случилось только сейчас, а не раньше. Ведь пока светило солнце, мы успели посетить ярмарку, где Эмиль купил для меня кожаный браслетик, украшенный причудливыми бусинами, и даже сам повязал его мне на руку. Потом мы смотрели представление фокусников и акробатов. А после – катались по столице на большом картеле, который в отличие от тех, что имелись в усадьбе леди Эриол, легко вмещал в себя два десятка пассажиров. За несколько часов мы умудрились побывать во всех наиболее знаменитых местах Себейтира и почему-то везде встречали знакомых. Наверно, странно так думать, но в какой-то момент в мою голову пришла мысль, что Эмильер специально делает все, чтобы нас с ним вместе увидело как можно больше народу.

В район, где располагалась академия, мы вернулись уже ближе к вечеру и сразу направились в ближайший парк. Начавшийся дождик застал нас, когда мы сидели на одной из лавочек у небольшого пруда, потому пришлось срочно искать укрытие. И хорошо, что на нашем пути попалось крыльцо какой-то гостиницы, а то мы бы точно вымокли.

– Ами, давай зайдем, поужинаем? – предложил Эмильер, очень нежно поглаживая мое запястье. – Все равно идет дождь и до спального корпуса Астор-Холт сейчас не добраться.

В подтверждение его слов темное небо расчертил зигзаг молнии, а спустя несколько секунд послышался оглушительный раскат грома. Легкий дождик теперь превратился в самый настоящий ливень, выходить под который стал бы только больной на голову человек.

– Давай зайдем, – продолжал уговаривать мой кавалер. – Переждем ненастье, а заодно и перекусим.

Наверно, если бы я была настоящей леди, его предложение пришлось бы отклонить. Ведь юные незамужние особы не должны появляться в подобных местах без надлежащего сопровождения компаньонки или кого-то из родственников. Гулять по улицам с молодым лордом – это одно, а сидеть с ним в ресторане – совсем другое. Да только, несмотря на полученное воспитание, я все равно не относила себя к высокородным леди и именно поэтому ответила согласием. Да и чего мне было бояться? Ведь мой спутник являлся настоящим аристократом, который, я не сомневалась, никогда не позволил бы себе лишнего с дамой. К тому же мы общались уже почти месяц, и за все это время Эмильер ни разу не дал мне повода в нем сомневаться. Можно даже сказать, что мое доверие он заслужил.

Увы, все столики заведения оказались заняты. Хозяин, извинившись, сообщил, что сегодня здесь празднует свадьбу какой-то местный торговец. Но все же рискнул предложить нам в качестве альтернативы снять комнату и отужинать там.

Конечно, я отказалась. Ведь одно дело – просто сидеть с мужчиной в ресторане, и совсем другое – запереться с ним в номере гостиницы. Это просто поставило бы крест на моей репутации. Это стало бы тем, что пришлось бы скрывать ото всех.

– Ами, – нежно позвал меня Эмиль, ласково коснувшись руки. – В этом ведь нет ничего плохого. Мы просто поужинаем.

Он говорил, пристально глядя мне в глаза. И от этого взгляда, ставшего сейчас непривычно глубоким и будто бы колючим, становилось не по себе. А в моем сознании все больше укреплялась странная уверенность, что Эмильер прав. Что его слова – единственная верная истина. Что только ему и стоит верить.

И я поверила. В самом деле, разве может произойти что-то нехорошее? Ведь со мной такой замечательный парень. Настоящий молодой лорд. К тому же на улице разгулялась непогода, а в зале среди чужого праздника пережидать окончание ливня будет неудобно. Так, может, и правда, стоит посидеть в номере?

Чувство странной неправильности происходящего посетило меня, уже когда мы поднимались по широкой деревянной лестнице. Внутри возникло ощущение огромной ошибки, которую я собиралась совершить, а еще почему-то стало страшно…

– Все хорошо, – медленно, но очень уверенно проговорил Эмиль, снова заглядывая в мои глаза. – Все хорошо, Амитерия. Я не сделаю тебе ничего плохого.

– Да… – ответила, ощущая странную боль в голове. И пусть в сознании после этого воцарилось спокойствие, но вот чувство тревоги, напротив, только усилилось. Тем не менее я доверчиво вложила ладонь в руку своего кавалера и продолжила идти рядом с ним, сама не понимая почему.

Снятый номер оказался довольно просторным и обставленным с вычурной роскошью. Посередине стояла большая кровать под вульгарным кроваво-красным балдахином, а вот столик с изящными стульями располагался чуть в стороне, у самого окна, выходящего на мощеную дорогу. Эмильер учтиво помог мне присесть, заботливо предложил стакан воды, но я отказалась, все еще стараясь побороть столь неуместную головную боль.

Когда принесли ужин, мне стало немножко легче. Индейка, которую нам подали под каким-то особенно вкусным соусом, была просто бесподобна. А то вино, которое заказал для нас Эмиль, показалось мне особенно вкусным. Десерт в виде пирожных с кусочками клубники вообще поразил сильнее всего, хотя, может, все дело в том, что я на самом деле успела сильно проголодаться.

Трапеза подходила к концу, дождь за большим окном почти уже закончился, а где-то вдалеке даже стало видно заходящее солнце. Но когда, посчитав, что мы уже можем покинуть это место, я собралась подняться из-за стола, меня остановил спокойный голос Эмильера:

– Ами, подожди.

Почему-то эта фраза заставила меня настороженно замереть. И вроде бы чего страшного могло быть в простых словах, но… я чувствовала, что они всего лишь предвестники чего-то совсем неприятного.

– Давай еще немного посидим? – предложил он. – У нас полбутылки вина осталось.

– Спасибо, Эмиль, но уже поздно. Скоро закроют ворота, и тогда нам с тобой придется ночевать на улице, – попыталась пошутить я.

Да только его ответ стал для меня настоящей неожиданностью.

– Они уже закрыты, – сообщил парень, как-то особенно странно ухмыльнувшись. – Накануне было объявлено, что сегодня ворота закроют на два часа раньше. Ты разве не слышала?

– Нет, – выпалила я, с ужасом осознавая, что моя шутка внезапно оказалась правдой. – Но… как теперь быть? Думаю, нам все равно стоит пойти к академии. Я попрошу привратника вызвать кого-нибудь из преподавателей. Да на крайний случай уговорю его связаться с профессором Аркелиром. Уж он-то точно сделает так, чтобы нас пропустили.

– Да какое ему дело до опоздавших студентов? – не согласился со мной Эмильер, а в его голосе промелькнуло ничем не прикрытое раздражение. – Уверен, он уже давно отдыхает в своем дворце.

Возможно, мне показалось, но, говоря о Димарии, Эмиль странно напрягся. Хотя раньше всегда рассказывал о принце с настоящим восторгом и уважением. Все же тот был его учителем, руководителем дипломного проекта. Да еще и куратором его группы.

– Идем, – не собиралась сдаваться я. – У меня нет никакого желания спать на улице.

– Зачем же на улице? – усмехнулся молодой лорд Вист, коснувшись пальцами своего лба. – Мы ведь можем остаться здесь. Номер оплачен на сутки.

В тот момент его слова еще казались мне странным способом пошутить. Я даже хихикнула, принимая все это за простой розыгрыш. Увы, парень смеяться не собирался. А видя, что я настроена уйти, просто поднялся со своего места, ленивой походкой дошел до двери и… запер ее, спрятав ключ в карман.

– Амитерия, – проговорил он, подходя к столику и спокойно наполняя наши с ним бокалы. Затем как-то особенно тяжело вздохнул и, повернувшись ко мне, состроил виноватый вид. – Поверь, милая, я хотел, чтобы все было не так. Хотел поступить согласно правилам.

– О чем ты? – не могла понять я. Чувство тревоги внутри только усиливалось, как и непонятная головная боль.

– Давай выпьем, – предложил Эмиль, протягивая мне бокал. – За нас с тобой.

Я кивнула, приняла из его рук стеклянный сосуд с напитком насыщенно-рубинового цвета и немного пригубила. Он же с каким-то особенным интересом наблюдал за тем, как я пила. Вино, как назло, оказалось поразительно вкусным. И так, делая глоток за глотком, я умудрилась опустошить половину бокала. А вот сам Эмильер пить совсем не спешил.

– Ами, я просил твоей руки у Его Высочества, – спокойным тоном сообщил мне Эмиль.

Я же, услышав его слова, едва не поперхнулась. А убрав бокал обратно на стол, уставилась на парня с искренним удивлением.

– Ты же сейчас пошутил? – уточнила я, все больше понимая, что шутками здесь и не пахнет.

– Нет, – отозвался он, отрицательно мотнув головой. Затем снова взял со стола отставленный мной напиток и протянул мне. – Пей. Тебе же нравится.

Я не стала отказываться и снова поднесла сосуд с вином к губам. Сейчас мне было просто необходимо как-то заглушить эмоции от этой новости.

– И что он тебе ответил? – спросила я, никак не желая верить, что все происходящее реально.

– Отказал, – бросил Эмиль, изобразив на губах жутковатую ухмылку. – И знаешь, что он мне сказал? – Парень хмыкнул и, посмотрев на задернутые тяжелые шторы, странно улыбнулся. – Его Высочество сообщил, что тебе предстоит сначала закончить образование. Что после ты сама будешь вольна выбирать себе спутника жизни, и, самое главное, Ами, он уверил меня, что леди Эриол Карильская-Мадели, которая является твоей опекуншей, никогда не примет мою кандидатуру. И, наверное, мне стоило просто смириться с этим, но…

В этом его «но» было столько всего, что я непроизвольно вздрогнула. Ведь, судя по всему, он нашел-таки выход. Вот только меня это ни капли не радовало, а скорее искренне пугало.

– Эмиль, – начала я, но он не дал мне закончить. Просто подошел ближе и легко коснулся моего подбородка. – Зачем я тебе? – все же спросила, пусть голос и дрожал.

– Хочу, – отозвался он с усмешкой. – Ты ведь невеста с немалым приданым, да еще и воспитанница матери карильского короля. К тому же… Ами, ты нравишься мне. Очень.

Эмильер провел большим пальцем по моей щеке, затем склонился чуть ниже и коснулся губами моих губ. А я… просто стояла, не в силах осознать всю странность происходящего.

– Амитерия, ты станешь моей женой? – спросил он, чуть отстраняясь и заглядывая в глаза.

И в этот странный момент меня будто снова сковало загадочной силой, которую я ощущала как отголоски непонятных энергетических пут. Боль в голове стала почти нестерпимой. А стоящий передо мной парень вдруг показался самым лучшим в мире. Но даже при этом я не могла заставить себя сказать ему то, что он хотел услышать.

– Ответь, – с нажимом проговорил Эмиль, не позволяя мне отвернуться. – Скажи «да».

Но я продолжала молчать. Просто смотрела на него с искренним испугом и не знала, что делать. Он только холодно ухмыльнулся и медленно провел рукой по моей шее. От этого прикосновения по телу пронеслась волна незнакомого тепла, убивающая само желание сопротивляться. А когда поцеловал еще раз, когда захватил мои губы своими, я просто потерялась в ощущениях.

– Ты будешь моей, Ами, – шептал он, умело расстегивая крючки на моем платье и касаясь руками обнаженной кожи. – Моей…

Меня же от его прикосновений просто бросало в жар. Сознание будто погрузилось в тягучий туман, страхи притупились, даже головная боль начала отступать. И все, что я теперь ощущала, – странное томление где-то внизу живота и незнакомое чувство, будто мне безумно чего-то хочется. Вот только я не понимала, чего же именно.

Больше он ничего не сказал, даже целовать прекратил. Довольно спешно избавил меня от одежды, а я, к собственному стыду, даже не пыталась ему помешать. Просто покорно позволяла ему все, что он делал. Когда же Эмильер разделся сам, когда уложил меня на кровать и устроился между моих ног, обняла его обеими руками и сама потянулась за поцелуем. И, наверно, мне бы даже понравилось все происходящее, если бы в тот момент, когда мое тело пронзила дикая боль, я вдруг не осознала, что именно случилось.

В один миг все путы, связывающие мое сознание, рухнули.

Я закричала, попыталась оттолкнуть Эмиля, но физически он оказался намного сильнее меня. Пыталась кусаться, бить его, но безуспешно. Он держал мои руки и даже не думал останавливать свои движения, которые теперь приносили мне только боль. Он двигался в моем теле, а я чувствовала себя самой несчастной и беспомощной девушкой во всем этом мире. Его пальцы сдавливали мои запястья, его губы касались моей шеи… а мне было так неприятно и противно, что на глазах навернулись слезы.

– Пожалуйста… хватит… – шептала я, не в силах говорить в голос. В горле будто появился ком, а все тело уже трясло от напряжения. – Прошу тебя… не надо…

Я молила его остановиться, перестать терзать мое тело. Но он не желал меня слышать.

– Расслабься, Ами, – говорил он, только усиливая свой натиск. Теперь он двигался сильнее, резче, от чего я едва сдерживалась, чтобы не закричать. – Давай же… поверь, тебе понравится.

– Эмиль, прошу, хватит, – выговорила я, ощущая, как по щекам бегут ручейки предательской влаги. – Пожалуйста.

И вскоре он сжалился. В какой-то момент его движения остановились, а потом он просто удовлетворенно улегся сверху на моем распластанном несчастном теле и притих, стараясь восстановить ритм дыхания. Я же молчала, мысленно благодаря Богов за то, что этот кошмар закончился. А когда Эмильер скатился с меня, испуганно отползла в сторону, а после и вовсе поспешила слезть с кровати.

– Ами, не стоит лить слезы. Ими твою невинность не вернешь, – довольным тоном резюмировал парень.

Он развалился на постели и явно не верил в то, что смогу уйти. Просто наблюдал, как я натягиваю на себя белье, чулки, как стараюсь дрожащими руками застегнуть крючки на платье – любимом платье, которое теперь казалось мне поистине гадким.

– Давай просто считать, что ты ответила на мое предложение согласием. И тогда никто не узнает о том, что здесь сегодня произошло.

Он смотрел на меня, как охотник на загнанную в угол добычу. Ведь был уверен, что победил, что теперь, желая избежать скандала, я обязательно соглашусь стать его супругой. Ведь так бы поступила любая высокородная леди. Да только Эмиль просчитался в одной несущественной на первый взгляд мелочи: я хоть и получила прекрасное воспитание, но настоящей леди так и не стала.

– Дай ключ, – потребовала я, смахивая с ресниц остатки слез.

– Нет, – ленивым тоном протянул он и приподнялся на локтях. – Отсюда мы с тобой уйдем только утром, и тогда уже ни у кого не останется сомнений в том, что этой ночью ты стала моей женщиной.

Но меня перспектива провести с ним еще хотя бы минуту не просто не радовала, а по-настоящему выводила из себя. И если я пока еще и могла сдерживаться, то только благодаря собственному поразительному терпению.

– Ключ, – бросила я ледяным тоном и даже руку протянула. – Иначе я снесу эту дверь к демонам!

– Милая, ну не горячись, – теперь в его голосе слышались нежные нотки, от которых мне почему-то стало дурно. – Лучше вернись в кровать, и я обещаю, ты тоже получишь свою долю удовольствия.

И на этом моменте моя выдержка лопнула. Сила внутри бурлила так, что, находясь в здравом уме, я бы никогда не стала к ней прибегать. Но сейчас мне стало плевать на последствия. Плевать на запреты! Я просто хотела уйти отсюда и готова была ради этого на все.

В следующее мгновение несчастную дверь просто разнесло мощнейшим импульсом энергии огня, подкрепленной действием воздушной стихии. Проход оказался открыт, и я уже хотела выйти, но вдруг наткнулась взглядом на ту самую бутылку, из которой Эмиль наливал нам вино. Сама не знаю, чем я в тот момент руководствовалась, но почему-то решила прихватить ее с собой. Ведь если правильно все понимаю, то он использовал приворотное снадобье, и это легко можно будет определить. А такие преступления являются уголовно наказуемыми.

Вероятно, моя догадка оказалась верной, потому что, едва заветная емкость оказалась в моих руках, Эмильер резко соскочил с постели и двинулся ко мне с явным намерением остановить.

– Стой! – закричал он, подходя ближе. Но я больше не собиралась давать ему возможность меня удержать.

Его отшвырнуло назад сильнейшим потоком воздуха. Этот выброс стихии оказался таким мощным, что сопротивляться ему не имело никакого смысла. Эмиля припечатало спиной о стену, но даже после этого я не смогла просто взять и уйти.

– Не приближайся ко мне больше! – выкрикнула, посылая в него вторую волну.

В этот раз его двинуло о стоящий рядом шкаф, от чего несчастный предмет мебели просто рассыпался, а сам парень остался лежать среди обломков деревянных полок. Пусть он и пострадал, но оставался в сознании. Хотя, признаться честно, сейчас меня ни капли не волновало, какие травмы он себе заработал. Теперь, когда удерживать меня стало некому, я просто развернулась, схватила свой ридикюль и направилась к двери… точнее даже не к двери, а к обгоревшему отверстию в том, что совсем недавно было дверью.

Когда выбежала из гостиницы, солнце уже почти село. Дождь давно закончился, и теперь по дорогам и тротуарам текли самые настоящие ручьи мутной воды. Улицы оказались пусты, и лишь кое-где на перекрестках неспешно прогуливались несущие службу стражники.

Вокруг становилось все темнее, над магазинами, ресторанами и увеселительными заведениями начали разгораться яркие рекламные вывески, на небе мигнул купол защиты столицы… но мне было все равно. Я бежала вперед, не замечая, как от каждого моего шага в стороны разлетаются грязные брызги, что юбка моего некогда любимого платья вся в грязи, а по щекам продолжают бежать горькие противные слезы.

Сама не знаю, как в таком состоянии умудрилась добраться до академии, учитывая тот факт, что сегодня я вообще впервые оказалась за ее пределами, впервые ступила на улицы Себейтира. Хотя, возможно, все дело в том, что ее громадина была прекрасно видна с крыльца той гостиницы где… Нет, даже думать об этом не хочу. Боги, никогда еще у меня на душе не было так гадко и противно.

Остановившись перед высокими темными створками границы Астор-Холт, я обреченно вздохнула. И уже хотела позвать привратника, когда вдруг тот показался сам.

– Чего стоишь? – спросил приятный на вид старичок, позвякивая связкой с ключами. – Студентка? Или ждешь кого?

– Студентка, – отозвалась, всхлипывая. – Опоздала. Мне не сказали, что ворота закроют раньше.

– Раньше? – удивленно хмыкнул он. Затем демонстративно повернулся к часам, расположенным на ближайшей к нам южной башне главного корпуса и почему-то покачал головой. – Девонька, ворота уже больше века закрываются всегда в одно и то же время. Ровно в девять вечера. Сейчас без двух минут. То есть если ты все же перестанешь лить слезы и соизволишь сделать пару шагов вперед, то как раз успеешь оказаться на территории родной академии вовремя.

Мне и не нужно было других слов. Обрадованная его сообщением, я тут же рванула вперед, толкнула массивную калитку и едва не разрыдалась от облегчения, когда она не только поддалась, но и свободно пропустила меня внутрь.

– Иди давай, – снова обратился ко мне привратник. – Замерзла ведь. Дрожишь, как лист на ветру. Беги в корпус. Отогревайся. – И только я собралась двинуться вперед, как меня снова остановил голос старика: – А что у тебя там за бутылка? Алкоголь?

– Нет, – поспешила заверить его я. – Сок. Виноградный. С примесью трав. Хочу алхимикам показать.

И то ли врала хорошо, то ли он решил не связываться с зареванной, трясущейся от холода девушкой, но в ответ просто махнул рукой, отпуская меня на все четыре стороны. И, наверное, стоило рвануть вперед, скрыться с его глаз, пока не передумал пропускать, но я, наоборот, шла очень медленно. Брела, шаркая ногами по мокрым камням, которыми была выложена дорожка, и думала… какая я все-таки наивная дура. Попалась так легко. Считала хорошим человеком того, кто оказался этого ни капли не достоин. Думала, Эмильер меня не обидит, что он друг, что он, как истинный аристократ, высокородный лорд, никогда не позволит себе в моем отношении лишнего. А на деле оказалось, что ему просто нужно мое приданое и те привилегии, которые дал бы союз с воспитанницей леди Эриол.

По правде говоря, до этого вечера я и не думала, что у меня, оказывается, есть приданое. Да еще и немалое. Эх, знала бы – вела бы себя осторожнее. Не связывалась бы со всякими… Но ведь и Эмиль казался совсем другим. Да что говорить? Если бы кто-то еще вчера сказал мне, что однажды этот парень просто заманит меня в гостиничный номер, напоит странным вином и… обесчестит, я бы точно не поверила. Да еще бы возмутилась и обвинила бы того человека в клевете. Ведь Эмильер виделся мне едва ли не идеальным мужчиной, который на деле оказался истинным подлецом. И пусть мы были знакомы совсем недолго, но я не сомневалась в его порядочности. Доверилась ему… за что и поплатилась.


Когда передо мной показались двери спального корпуса, я подняла на них грустный взгляд, вздохнула и направилась вперед. Слез больше не было, сейчас они стали казаться мне бессмысленной тратой нервов. Ведь все уже случилось… так какой смысл теперь плакать?

Лорд Кай когда-то сказал мне, что если совершаешь в жизни ошибку, то не нужно убиваться. Лучше просто остановиться, обдумать все, что сделал неправильно, постараться прийти к верным выводам, а потом с гордо поднятой головой перешагнуть через эту неприятность. Он утверждал, что важно научиться любую проблему оборачивать в собственную выгоду. Любил повторять странную фразу: «Если ты споткнулась и упала в лужу, не спеши расстраиваться. Присмотрись. Может, на дне той самой лужи тебя ждет золотая монета?»

Тогда, в далеком детстве, я верила ему и, падая, всегда искала эту самую монетку. Конечно, не находила. Откуда ей взяться в луже? Но однажды, уже будучи студенткой столичной академии и завалив первый в своей жизни экзамен, возвращалась в свою комнату в общежитии… и споткнулась на лестнице. И тогда же обнаружила под своими ногами серебряный кругляш с изображением Богини Судьбы на одной из сторон. Не знаю почему, но с того дня я всегда носила его с собой как талисман и свято верила, что он приносит мне удачу.

В тот день приняла важное для себя решение, что обязательно пересдам экзамен и вообще буду учиться только на отлично. Так я стала одной из лучших учениц своего курса. И пусть понимала, что монетка-то, по сути, ни при чем, но мне хотелось верить в маленькое чудо. А сам талисман, висящий на моей шее, являлся постоянным напоминанием о том, что никогда нельзя сдаваться. И после любого, даже самого болезненного падения нужно найти в себе силы встать и продолжить следовать по своему пути.

Вот с такими мыслями я и переступила порог спального корпуса академии, где уже месяц училась. В тот момент твердо решила для себя, что приму как свершившийся факт все то, что произошло сегодня. Обдумаю, переварю, смирюсь, сделаю выводы и постараюсь больше никогда не подпускать к себе так близко столь недостойных людей.

Увы, в тот момент я еще даже не догадывалась, что Эмильер Вист никогда не умел принимать отказы, как и прощать нанесенные обиды. Но очень скоро мне предстояло в этом убедиться.


Глава 2 | Первая ведьма | Глава 4