home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Вот правильно говорят, что лучше не знать чужие тайны. Тем более страшные. Жить себе спокойно, никого не трогать, никуда не лезть, и вот тогда все будет хорошо. Большую часть своей жизни я провела именно так, следуя такому вот принципу. Но, видимо, всему неизбежно приходит конец. И моему спокойствию – тоже.

И дело оказалось даже не в той новости, которую я узнала от знахарки Владлены. Можно сказать, что мое нервное состояние вообще не имело никакого отношения к роду Артарри. Наверное, это удивительно, но сейчас куда сильнее меня интересовал вопрос с Миркрит. Ведь кроме того, что она в академии, Димарий не сообщил мне больше ничего. Просто сказал, что если начну мыслить логически, то сама обо всем догадаюсь.

И пусть мы с Мирк не очень-то и ладили, но мне просто до безумия хотелось ее отыскать. Ясное дело, что она была вынуждена скрываться под другим именем и носить маскирующий амулет, ведь иначе все в Астор-Холт давно бы знали, что с ними учится настоящая карильская принцесса. Это в родной стране Ее Высочество могла блистать своей царственностью даже в стенах учебного заведения. Здесь же подобного ей никто бы не позволил.

Сначала я просто присматривалась к студентам второго курса «воздушников», где и должна была числиться моя старая знакомая. Да только среди них не нашлось никого, кто мог бы оказаться ею. Тогда решила продолжить поиски среди учеников первых и третьих курсов, да еще и на факультет магической физики заглянула, и алхимиков посетила. Но Мирк и среди них не обнаружилось.

Так по истечении двух дней мои поиски зашли в тупик, и, признав, что сама не справлюсь, я обратилась за помощью к Мартише. Но всей правды поведать ей не могла, потому просто сообщила, что здесь обучается одна моя дальняя родственница, которую ну очень нужно вычислить. И Марти с большим интересом включилась в мое расследование.

Первым делом она расспросила своих многочисленных приятельниц, не переводился ли к ним в группы кто-то новенький. И к нашему с ней общему удивлению оказалось, что единственной переведенной студенткой оказалась я. Все остальные либо учились здесь и в прошлом году, либо являлись первокурсниками. Таким образом, оставался лишь один вариант – что Мирк зачислили к «первошам». Но вот внезапно разыгравшаяся интуиция упорно твердила мне, что мы не там ищем.

Теперь я думала об этом постоянно, и почему-то после каждой осечки, после каждого тупикового домысла мне все больше становилось не по себе. И что самое странное – я начала переживать за Мирк. Она же вообще с людьми общаться не умеет. А в чужой стране, без защиты семьи, без своего титула ей наверняка приходится очень несладко.

Я даже сообщила о своих опасениях Димарию, но он в ответ лишь покачал головой и сообщил, что Миркрит любые неприятности пойдут на пользу. Сам же Дим только улыбался, когда слушал мои рассказы о ходе поисков, и каждый раз говорил, что верит в мою догадливость и что если захочу ее найти, то обязательно это сделаю.

И я искала.

Думала, анализировала, старалась представить, в качестве кого она могла здесь появиться. И в какой-то момент вдруг осознала одну важную мелочь: ведь Димарий не сказал, что Миркрит учится в Астор-Холт. А просто сообщил, что она здесь.

Эта мысль натолкнула меня на другую: то есть, если она здесь не учится, то чем может заниматься? Именно этот вопрос я и озвучила, едва мы с Марти вошли в нашу комнату после окончания сегодняшних занятий.

– Работать, – бросила моя соседка, пожав плечами. – Это ведь логично. В академии есть студенты, преподаватели и… те, кто всех нас обслуживает.

– Нет, – возразила я, попросту не представляя Миркрит работающей по найму. Да она же вообще ничего не умеет, кроме как делать царственный вид и капризничать. К тому же подобное ей не по статусу.

Вот только та же интуиция впервые за два дня поисков почему-то дала сигнал, что именно это направление – правильное. Исключительно из-за ее намеков я все-таки решила проверить эту версию.

Нам повезло, что у Марти нашлись знакомые даже среди персонала академии. Моя общительная соседка состояла в приятельских отношениях и с охранниками ворот, и с секретарем ректора, и даже с одной из поварих. Вот именно последняя и поведала нам, что в середине прошлого месяца к ним прислали работать новенькую девушку. Неумеху полнейшую. Взяли ее пока только на испытательный срок и поставили посудомойкой, а она в первый же день умудрилась разбить восемь тарелок.

Все это было абсурдом, но оказалось уж больно похожим на правду. И может, я бы даже не стала рассматривать такой вариант, но… других не имелось. Ни единого. Потому сразу после этого разговора мы и отправились на кухню академии, где как раз полным ходом шло приготовление ужина.

Вообще, посторонних сюда не пускали, потому нам пришлось наблюдать за работниками из-за приоткрытой двери. Но как я ни присматривалась, никого даже отдаленно напоминающего Мирк не увидела. И уже развернулась, чтобы уйти, когда заметила идущую по коридору растрепанную блондинку. Она выглядела очень уставшей и будто бы… потухшей, но почему-то показалась мне знакомой. И ростом, и фигурой эта девушка от разыскиваемой мною принцессы не отличалась совершенно, но вот ее лицо я точно видела впервые.

И тут эта особа остановилась, поставила на пол ведро с водой и посмотрела на нас с откровенным раздражением.

– Чего встала? – бросила она мне. – Никогда ведра не видела? Или, может, желаешь помочь мне помыть здесь пол?

Я сглотнула, с ужасом глядя в такие знакомые голубые глаза. Теперь у меня почти не осталось сомнений относительно личности этой девушки… да только она меня явно не узнавала.

– Марна, не смей грубить леди! – рявкнула на нее та повариха, что сопровождала нас в этой вылазке. – А то опять отправлю тебя на склад. И ужина лишу.

– Не стоит, – испуганно попросила я, оборачиваясь к женщине. – Она ведь не со зла.

– Отправляй куда хочешь! – грубо бросила Мирк, которая здесь откликалась на совсем другое имя. – Плевать мне. Выгоняйте! Пойду жить на улицу! Найду работу, где меня будут уважать!

– Глупая! Никуда тебя не возьмут, с твоим-то гонором! – возразила кухарка. – Вылезла из самых низов, чудом попала сюда на работу, ничего не умеешь, да еще и недовольна. И вообще, иди вымой полы в столовой. А то там пятна под столами. Через полчаса проверю. И если опять будешь выпендриваться, то ночевать сегодня отправишься за забор!

После такой тирады эта самая Марна зло выдохнула, но все же сжала зубы, схватила ведро и толкнула дверь, ведущую в зал столовой. Повариха буркнула, что у нее много работы, и вернулась в кухню, а мы с Марти так и остались стоять на месте.

– Это что… она? – спросила моя подруга, уже разглядев ответ по моему лицу. – Твоя родственница? Поломойка?!

Я же сглотнула, подняла на нее ошарашенный взгляд и молча кивнула. Несмотря на очевидные факты, я до сих пор не могла поверить, что эта девушка… Ее Высочество Миркрит Карильская-Мадели. Такого ведь просто не могло быть в реальности!

– Мне срочно нужно поговорить с профессором, – выпалила я, быстро направляясь к выходу в холл. И сейчас была настроена так решительно, что даже не обратила внимания на оклик Мартиши.

По подземному коридору, соединяющему два корпуса, промчалась почти бегом, а когда оказалась перед знакомой дверью, даже стучать не стала. Увы, сейчас я пребывала именно в том состоянии, когда все правила этикета начинали казаться совсем неважными.

К моему счастью, Димарий оказался на месте. Более того – был один. Он спокойно просматривал чертежи, сделанные одним из его студентов, и, судя по зажатому в пальцах карандашу, как раз собирался вносить исправления в готовую работу.

– Амитерия? Чем обязан? – уточнил Дим, глядя на меня со смесью удивления и легкой иронии. – Или ты решила попросить меня начать наши занятия пораньше?

– Нет уж, спасибо, – вдохнула, стараясь унять сбившееся дыхание. Затем плотно прикрыла за собой дверь, подошла к одному из кресел, оперлась руками на его спинку… и только после этого выдала:

– Я нашла Мирк.

Вот теперь на лице Димария расцвела поистине коварная улыбка. Наверное, именно так должны были улыбаться все те злодеи из романов о героях и юных красавицах. На какое-то мгновение мне даже стало жутко, но я вовремя вспомнила, что передо мной Дим… с которым за последние дни мы странным образом умудрились подружиться.

– Она… моет полы, – добавила, не до конца веря своим же словам. – И ругается с поварихой. А еще мне кажется, что она меня не узнала.

Видимо, говоря все это, я выглядела слишком шокированной, потому как Димарий даже не поленился подняться, обойти свой стол и самолично усадить меня в одно из кресел для посетителей.

– Не стоит так переживать, – проговорил он, располагаясь напротив.

– Не стоит?! Да она же… не в себе.

– Ами, – улыбнулся Дим, беря меня за руку. – Поверь, все под контролем.

– Под каким, к демонам, контролем?! – выпалила я, возмущенно глядя ему в глаза. – Она же ведет себя странно. Делает то, на что в жизни бы не согласилась. Димарий, она моет полы!

– Знаю, – мягко ответил принц. – И будет продолжать это делать, пока не примирится со своим положением. Я думаю, ей хватит нескольких месяцев, хотя бабушка считает, что ей потребуется минимум год.

– Что с ней? – только и смогла выдать я, не в силах справиться с разыгравшимися эмоциями. – Почему она так на меня отреагировала?

– Прости, Амишенька, но я не могу тебе рассказать, – ответил мне Дим.

И от этого его «Амишенька» я просто опешила, а тело почему-то бросило в жар. На самом деле он впервые назвал меня так ласково. Но пока приходила в себя, Димарий поймал вторую мою ладошку и, легко ее погладив, мягко сжал в своей руке.

– Но у меня есть к тебе предложение. Этакая сделка, – добавил профессор, которого я сейчас воспринимала как угодно, но только не как своего наставника. – Если вечером ты составишь мне компанию на одном очень скучном мероприятии, то я, так уж и быть, расскажу тебе про Миркрит. Причем сделаю это прямо сейчас.

– Что еще за мероприятие? – спросила, стараясь отрешиться от тех эмоций, которые вызывали у меня его прикосновения.

– Фуршет во дворце, – бросил Дим, пожав плечами. – Сегодня прибывает очередная делегация послов, и мне необходимо присутствовать.

– Но зачем тебе там я? – проговорила с искренним недоумением.

– Да просто так, – заявил принц. – К тому же моя карильская бабушка тоже должна там появиться. Она была бы рада вашей встрече.

Честно говоря, ни на какой фуршет мне не хотелось, даже несмотря на возможную встречу с леди Эриол. Но ради получения ответов на вопросы о Миркрит я была готова пойти даже на такие жертвы.

– Согласна, – сказала, встречая взгляд Димария. – А теперь рассказывай.

– Отлично, – улыбнулся он и только теперь отпустил мои руки. Затем расслабленно откинулся на спинку кресла и снова посмотрел на меня. – Только ты не пугайся, хорошо?

Вот после таких фраз обычно и становится особенно страшно… даже тем, кто до этого момента и не думал бояться.

– Ты ведь помнишь о странном желании Миркрит попасть в Астор-Холт? – спросил Дим.

– Конечно.

– Так вот, после того, как ей отказали все карильские родственники, она решила, что обойдется без их позволения. Просто забрала свои документы из Эргонской академии, собрала вещи и направилась в Себейтир. Здесь пошла прямиком к ректору и заявила, что он обязан зачислить ее на второй курс. При этом ей было плевать, что занятия давно начались.

– Очень похоже на Мирк, – подтвердила я, прекрасно представляя, что она на подобное способна.

– Но господин Самерс не зря занимает свой пост. Естественно, принимать ее он отказался, вызвал меня как ее родственника и попросил объяснить юной леди, что она не вправе требовать исполнения своих капризов. – Димарий усмехнулся и, снова поймав мой взгляд, добавил: – Но ты ведь знаешь Мирк. Она не стала отступать. Потребовала, чтобы отвел ее к императрице. Это было логично и правильно, потому я даже не подумал, что Миркрит может устроить моей бабушке скандал. Но едва оказавшись в гостиной Ее Величества, наша принцесска прямо с порога в грубой форме потребовала, чтобы ее приняли в Астор-Холт. Вот на этом мое терпение закончилось.

– И что ты сделал? – Эту фразу я произнесла с испугом. Все же прекрасно знала, каким он может быть в гневе. А Мирк точно удалось вывести его из себя.

– Исполнил ее желание, – с усмешкой бросил Дим. – Ты не подумай, я получил на это разрешение ее отца. Более того, дядя полностью одобрил мою идею, да и Эркрит поддержал. Кстати, это он придумал отправить ее работать на кухню.

– Так и каким образом вы это осуществили?

– В менталистике подобное называется «заменой личности», – пояснил Димарий. – Мы закрыли ее память и внушили нашей красавице, что она совсем другой человек – девочка из приюта, у которой внезапно открылся дар к воздушной магии. Сейчас она работает для того, чтобы насобирать денег на начало учебы.

Это звучало… жутко. Более того, их поступок казался мне поистине жестоким. Мирк… она ведь во дворце выросла. Среди роскоши, фрейлин, горничных, лакеев. Носила только изысканные платья, никогда не позволяла себе появляться на людях с недостаточно идеальной прической. Миркрит обожала драгоценности, питала нездоровую страсть к золотым украшениям. И что теперь? Моет полы в столовой академии Астор-Холт?

– Менталисты – страшные люди, – проговорила я, поглядывая на Димария с откровенным опасением. – С вами вообще лучше не связываться. Вы… Это ужасно! Как ты мог?! Она ведь твоя сестра!

– Именно поэтому я это сделал, – холодно отозвался Дим. – Ей нужно увидеть жизнь без прикрытия розовых очков. Она же понятия не имеет, что такое уважение, сострадание. Что те, у кого нет титула, тоже люди.

– Она ведь принцесса!

– Вот именно! – выпалил Димарий. – И потому должна являться образцом для остальных, должна быть той, кого любит народ. Но в случае с Мирк все слишком сложно. Она избалованная, капризная кукла. И поверь, Ами, она ни капельки не ценит того, что у нее есть. Семья для Миркрит – пустой звук.

– Это не значит, что ее нужно было лишать памяти и отправлять на самое дно жизни!

– Нет, Амитерия. Мы ошиблись лишь в том, что не сделали этого раньше.

– Но она же всего лишь девушка! Дим, ей только девятнадцать… – Я отчаянно старалась объяснить ему, насколько кошмарным является этот поступок, но он просто не желал меня слышать. – Ты хотя бы представляешь, каково ей сейчас?!

– Представляю, – рявкнул он. – Более того, слежу за ее эмоциональным состоянием. И знаешь, не такая уж она и слабая. Не стоит забывать, кто ее предки. Она – представитель древнего рода Карильских королей, а те всегда славились своим упрямством и силой духа.

– А еще мстительностью и изощренными способами творить возмездие! – добавила, переплетая руки перед грудью и смотря на него с нескрываемым укором. – Скажи Дим, ты не боишься, что она решит ответить тебе за это? Всем вам?

– Нет.

Он произнес это слово с таким холодом, что я не стала отвечать. Разговор был бессмысленным. Наши позиции расходились в главном: Дим просто не желал принимать чью-то точку зрения, кроме своей, а я не могла смириться с тем, как жестоко он поступил с собственной двоюродной сестрой. Потому молча поднялась и решительно направилась к выходу.

Да только просто так уйти у меня не получилось. У самой двери, уже положив пальцы на позолоченную ручку, я остановилась и обернулась к Димарию. Он все так же сидел в кресле, вот только выглядел при этом странно растерянным.

– Я не оставлю ее, – сказала, понимая, что просто не смогу поступить иначе. – Буду ей помогать.

– Пойдешь вместе с ней мыть полы? – с усмешкой спросил Димарий, поднимая на меня взгляд.

– Да пусть даже так. Ей нужна помощь, Дим… Она совсем одна. А с ее характером у нее никогда не получится завести дружеские отношения хоть с кем-то.

– Пойми, Ами, ей нужно научиться…

– Нет, Дим, это ты пойми, что Мирк – далеко не простая девушка, – перебила я.

– Она справится, – заявил он.

– С моей помощью.

– Нет! – выпалил Димарий, поднимаясь и быстро направляясь ко мне. А когда его пальцы сомкнулись на моих запястьях, наклонился ближе и повторил: – Нет, Амитерия. Не лезь в это. Я вообще не должен был тебе ничего говорить. Пойми же, своим вмешательством ты все только испортишь.

– Чем, Дим?! Тем, что отнесусь к ней по-доброму? Предложу помощь?

– И как ты собираешься ей это объяснить? Учти, правду она знать не должна. И если ты ей скажешь… – с угрозой в голосе выдал он.

– Да, помню: ты свернешь мне шею.

Я надеялась, что мои слова хоть немного остудят его взвинченное состояние, но они почему-то произвели обратный эффект. Едва в сознании принца уложился весь смысл сказанной мною фразы, как его глаза мгновенно потемнели, а хватка на моих руках стала куда крепче.

– Амитерия. – Его голос звучал угрожающе, да только теперь в нем проскальзывали такие нотки, от которых меня просто бросило в жар. – Милая, хорошая девочка Ами. Я ведь доверил тебе тайну, о чем предупредил. Более того, мы с тобой общаемся очень близко…

На этой фразе он переместил одну руку на мое плечо и осторожно прижал меня к деревянной створке, у которой мы с ним стояли.

Димарий нависал надо мной подобно отвесной скале. Его глаза оказались очень близко, наши лица разделяло не более десятка сантиметров… И казалось бы, я должна была испугаться. Но моя реакция оказалась в корне противоположной.

– Ами, – проговорил он, видя, что, несмотря на угрозы, я совсем его не боюсь. – Прошу тебя, пойми. Миркрит нужна эта встряска. Она справится. Тем более что я приглядываю за ней.

– Дим, – выдохнула, не в силах отвести взгляда от его глаз. – Я не могу оставаться в стороне.

– А придется.

– Нет.

– Да, Амитерия, – сказал, придвигаясь еще ближе. А потом чуть улыбнулся и добавил: – Вот поцелую тебя сейчас, и будешь знать, как спорить со мной.

– Не поцелуешь! – заявила, в душе мечтая, чтобы он все-таки это сделал. Но вслух почему-то продолжала говорить совсем другое: – Я же ваша студентка, профессор Аркелир.

Но, видимо, находясь под действием эмоций, все-таки забыла, что обнимающий меня мужчина – менталист. И пусть он не мог знать моих мыслей, да только все равно ощущал общий настрой. И я уже чувствовала его дыхание на своих губах, предвкушала, ждала… но именно в этот момент он вдруг отпустил меня и сделал шаг назад.

– Ты права, Ами. Это лишнее.

Лишнее?! Боги, ну почему он остановился?

– Лишнее… – прошептала, все так же подпирая спиной дверь.

Мое несчастное сердце стучало так, будто собиралось покинуть свое место и отправиться прямиком к Димарию. Дыхание сбилось, а губы стали особенно чувствительными – пришлось даже немного прикусить нижнюю. Они мечтали о поцелуе, несмотря на то что здравый смысл кричал ни за что не поддаваться обаянию этого очаровательного принца.

Подумать только: он мне угрожал, а я, как глупая наивная идиотка, тянулась к нему. Но хуже всего было то, что он, как менталист, сам прекрасно понимал мое состояние.

– Ами, тебе лучше сейчас уйти, – сказал Дим, продолжая смотреть на меня своими потемневшими глазами. – Давай не будем делать глупости. Поверь, это не нужно никому из нас. Хочешь помогать Миркрит? Ладно. Но придумай, как обосновать эту помощь, не раскрывая нашу тайну. Это – мое условие.

– Я его принимаю, – отозвалась, нащупывая за своей спиной ручку.

Но снова не смогла спокойно уйти. И на этот раз сделать это мне не позволила врожденная дурость, которая срабатывала обычно в самые неправильные моменты. И видела же, что Дим едва держит себя в руках. Чувствовала, как его тянет ко мне, хоть он и сопротивляется этой тяге. Что, спрашивается, дернуло меня дразнить хищника? А сейчас Димарий казался мне именно таким – диким ягуаром, который только с виду спокоен и сдержан.

Я же поступила даже не как дура. Нет… скорее, как авантюристка, которой нравится разгуливать по тонким канатам над огромной пропастью. Вместо того чтобы покинуть кабинет, медленно подошла к Диму, причем оказалась так близко, что даже умудрилась почувствовать, как напрягается от моего приближения его тело. А потом приподнялась на носочки и… легонько, почти невесомо коснулась губами щеки своего наставника.

– Спасибо за позволение и за то, что смог меня понять, – проговорила, отступая назад, к спасительному выходу.

После этой моей выходки я могла ожидать от Дима чего угодно, от полного равнодушия до воплощения в жизнь его угрозы с поцелуем. Но он умудрился меня удивить. Когда я снова уперлась спиной в ту самую дверь, принц Сайлирской Империи поднял на меня отчего-то потеплевший взгляд, коснулся рукой того места, куда я его поцеловала, и улыбнулся. Но в этой его улыбке очень ярко отразилось настоящее предвкушение.

– Будь готова в восемь, – сообщил он, наблюдая за моим отступлением. – Как ты понимаешь, занятий на полигоне у нас с тобой сегодня не будет.

И только теперь я вспомнила, что согласилась пойти с ним на какой-то там скучный фуршет по случаю прибытия послов. И ведь отказаться никак не получится… а до указанного времени осталось всего каких-то два часа.

– Я же не успею собраться, – заявила, глядя на часы.

– Успеешь, – усмехнулся он. – А теперь иди.

Не стоит говорить, что на этот раз кабинет я покинула очень быстро.


Фуршет, на который меня привел Димарий, на самом деле оказался наискучнейшим мероприятием. К тому же этим вечером здесь собрались только те, кто принимал участие во встрече посольств и первом этапе переговоров. Потому и обстановка, и настрой гостей оказались соответствующими.

Местом проведения сего действа был выбран просторный светлый зал, по периметру которого располагались небольшие столики, каждый на четыре персоны. Рядом с ними стояли лакеи, готовые в любой момент удовлетворить гастрономические пожелания обратившихся к ним гостей. В углу виднелось небольшое возвышение, на котором стоял музыкант с каким-то незнакомым мне струнным инструментом. Правда, мелодия у него выходила завораживающая. Я даже несколько раз ловила себя на том, что забываю, где нахожусь.

Собраться мне помогла Мартиша. Она же выбрала из моего гардероба светло-голубое платье, соорудила на голове прическу, даже одолжила какую-то подвеску с зеленым камнем, который прекрасно подходил под мой нынешний цвет глаз. В общем, выглядела я вполне достойно. Не вульгарно, не кричаще, но и не бедно. Скорее, к моему внешнему виду подошло бы слово «элегантно». Как самая настоящая высокородная леди.

Когда ровно в восемь на пороге нашей комнаты появился Димарий, то просто окинул меня ничего не выражающим взглядом, подставил локоть и попросил следовать за ним. Но несмотря на то что он ничего не сказал по поводу моего внешнего вида, я все и так поняла по его потеплевшему взгляду. На самом деле мне и не нужны были ни хвалебные речи, ни комплименты. Ведь теплые искорки в его обычно ледяных глазах оказались куда приятнее и гораздо красноречивее любых слов.

Сам дворец встретил нас суетой. Но Димарий, казалось, не обратил на мельтешащих по коридорам горничных, лакеев и даже придворных дам никакого внимания. Для него дворцовые будни являлись привычным делом. А вот мне все это оказалось в новинку. Ведь, несмотря на то что моя опекунша являлась матерью нынешнего карильского короля, сама я дворец не посещала ни разу.

Потом было быстрое и совершенно неожиданное для меня знакомство с императором и императрицей, которых Дим называл просто «дед» и «бабуля». Затем последовало представление моей персоны некоторым министрам и особенно приближенным к короне лордам. А уже после начался этот странный фуршет, где я ощущала себя то ли лишней деталью слаженного механизма, то ли предметом мебели. Нет, на меня обращали внимание, иногда я ловила на себе заинтересованные мужские взгляды, иногда – любопытные женские. Но в настоящее время всех собравшихся здесь людей куда больше волновали вопросы упрощения правил торговли между двумя соседствующими странами (Сайлирией и Эрлинией), а никак не молодая леди, пусть и сопровождающая принца Димария.

Сам он, кстати, почти не принимал участия в обсуждениях. Лишь слушал, что говорили другие. Ну и я вместе с ним, хоть и не совсем понимала, о чем вообще речь. В некоторых группках обсуждали сезонные скачки цен на металлы, в других – взаимную отмену пошлин на уникальные товары. Третьи вели беседы о разработке новых видов пассажирских картелов, о дороговизне портальных перемещений. Но находись и те, кто просто был рад встрече со старыми знакомыми и оживленно делился новостями.

Мы же перемещались от группы к группе, здоровались с гостями, но больше десяти минут нигде не останавливались. Леди Эриол не было, хотя Дим сообщил, что она во дворце и просто пока немного занята, но позже обязательно здесь появится. И это оказалось первой приятной новостью за весь этот длинный непонятный вечер.

Димарий все время находился рядом со мной, но несколько минут назад к нему подошел один из лакеев и передал записку. Быстро пробежав глазами по тексту, Его Высочество едва заметно напрягся и, извинившись передо мной, сообщил, что вынужден ненадолго отлучиться. И я могла бы возразить, потребовать, чтобы он не оставлял меня здесь одну, но все равно промолчала. В конце концов, он принц. Вдруг возникли какие-то вопросы, требующие его срочного вмешательства?

Так я осталась одна среди сборища людей, невероятно увлеченных вопросами международной торговли. И пусть здесь присутствовали и леди, да только они тоже сбились в стайку вокруг молодой супруги министра иностранных дел и что-то активно обсуждали. А учитывая тот факт, что я все чаще ощущала на себе недобрые взгляды, – темой их разговора, вероятнее всего, являлась именно моя персона. Видимо, они посчитали, что коль я появилась здесь с принцем, значит, у нас с ним роман. Честно говоря, меня их мысли не особенно волновали. Хотят обсуждать свои фантазии? Пожалуйста. Мне не жалко.

– Прошу прощения, леди, могу я составить вам компанию? – отвлек меня от собственных мыслей приятный мужской голос.

Я посмотрела на остановившегося передо мной улыбающегося темноволосого мужчину и сдержанно улыбнулась в ответ.

– Думаю, в моем положении глупо отказываться от компании, – хмыкнула, почему-то чувствуя по отношению к этому незнакомцу странное расположение. Хотя, наверное, все дело в его улыбке, теплом приветливом взгляде и той ауре светлой силы, которую можно было ощутить, даже не перестраивая зрение.

– Вы ведь спутница принца Димария? – поинтересовался этот мужчина. – К сожалению, нас еще не представили, потому мне придется немного нарушить правила и представиться самому.

– О, не переживайте по этому поводу, – усмехнулась, все больше проникаясь к нему симпатией. – На самом деле я всего лишь студентка Астор-Холт, оказавшаяся здесь по прихоти Его Высочества. Он – мой наставник. И если уж вас так беспокоят правила, я могу представиться первой. В таком случае вы ничего не нарушите. А мне не привыкать.

– И как же зовут столь прелестного ангела, который так легко готов пойти на нарушение этикета? – с лукавой, но бесконечно теплой улыбкой поинтересовался мужчина, а в его красивых, зеленоватых с синевой глазах промелькнуло нечто, похожее на азарт.

Судя по всему, ему самому было скучно на этом мероприятии, а я оказалась единственной, кто оказался не занят обсуждением безумно важных вещей. Вероятно, ему, как и мне, просто хотелось нормального человеческого общения… ни о чем, этакой расслабляющей, ни к чему не обязывающей беседы, вот он и подошел.

– Амитерия Мадели, – ответила я, учтиво склонив голову.

– Мадели? – удивился мой собеседник. – Не родственница ли лорда Кая Мадели? Может, племянница?

– Нет, я всего лишь воспитанница, которой он дал свою фамилию, – отозвалась, пожав плечами. – Так что, как видите, к карильской королевской семье я имею очень отдаленное отношение.

– Ами-те-рия, – повторил он, разделяя мое имя на слоги. Но при этом смотрел на меня так пристально, что я даже немного растерялась.

Нет, он оказался очень даже симпатичным, я бы даже сказала красивым. Одет был в серый костюм, как и большинство собравшихся здесь мужчин. Правда, в отличие от многих других его одежда сидела на нем превосходно, только подчеркивая широкий разворот плеч и идеальную осанку истинного аристократа. Внешне ему можно было дать около тридцати пяти, может, чуть меньше, а когда он так улыбался, то и вовсе становился похож на молодого парня.

– Очень красиво звучит, – добавил, почему-то отводя взгляд, в котором на мгновение промелькнуло сожаление. – Знаете, как переводится с древнеишерского?

– Нет, – отозвалась я, немного удивившись. – А… разве оно как-то переводится?

– «Ами» – свет, – сказал мой пока еще безымянный собеседник. – «Теа» – рождение, а «рия» – ночь.

– Интересно. – Я посмотрела на него с откровенным восхищением. – Получается… «свет, рожденный ночью»?

– Я бы сказал «свет, рожденный в ночи», – поправил этот зеленоглазый брюнет. – Согласитесь, красиво.

– Да…

– Нид, очень рад встрече, – прозвучал рядом со мной голос принца, а спустя мгновение он уже привычно взял мою руку и уложил на сгиб своего локтя. – Вижу, ты успел познакомиться с моей подопечной.

– Почти, – уклончиво ответил тот. Затем повернулся ко мне и, изобразив легкий поклон, все-таки представился: – Анидар Артарри. Но для вас, леди Амитерия, просто Нид.

Наверное, я все-таки вздрогнула, потому как Дим поспешил накрыть мою руку своей и чуть крепче сжать на ней пальцы. Ведь оказывается, я тут только что вела милые беседы с тем самым человеком, который, по словам целительницы Владлены, является моим отцом?

– Ами, – обратился ко мне Димарий. – Собственно, я привел тебя сюда именно для того, чтобы познакомить с Нидом.

Вот после этой фразы опешила не только я, но и стоящий напротив лорд Артарри. Вероятно, строя свои коварные планы по воссоединению меня с моим дражайшим папочкой, Дим не поставил в известность никого. И если я все сильнее закипала, искренне стараясь скрыть свое нервное состояние, то Анидар теперь смотрел на меня с настоящей нежностью.

– Амитерия, вы невероятно похожи на мою сестру, – сказал он, не в силах скрыть счастливую улыбку. – И судя по словам Его Высочества и вашей реакции на мое имя… нам с вами лучше продолжить беседу в другой обстановке.

– Простите, лорд Артарри, но я не горю желанием с вами разговаривать, – выпалила, отчаянно желая сделать что-то плохое… да хотя бы выкрикнуть в небо ругательство! Или лучше испепелить что-нибудь огненной волной.

– А вот я думаю, что нам с вами стоит прогуляться по саду. Сегодня очень теплый вечер, – влез в наш разговор Димарий.

Да только он явно не собирался дожидаться какой либо реакции на свое предложение и попросту повел меня к выходу на террасу, а оттуда – за пределы дворца, где располагались приятные аллеи, украшенные арками из причудливых растений. Мой папаша покорно шел следом, но при этом продолжал хранить молчание. И все это продолжалось ровно до того момента, пока мы не остановились на небольшом пятачке у скульптуры из белого мрамора.

– Все. Полог я установил, можете говорить, – милостиво позволил нам Димарий. Да еще и сказал это таким царственным тоном, что мне захотелось его ударить. Сильно, от всей души, и по лицу.

– Я не хочу ни с кем разговаривать, – заявила, поворачиваясь к принцу. – И ты не имел права заманивать меня на этот фуршет. Дим, это подло!

– Нет, Амиша, – покачал головой он. – Ты бы не согласилась, если бы узнала правду. А так все сложилось само собой. Я ведь ничего не говорил Ниду. Он сам почувствовал в тебе родную кровь.

– Амитерия, – привлек мое внимание стоящий чуть в стороне лорд. – Ты ведь даже не представляешь, как я счастлив видеть тебя. Знать, что ты жива…

– И, заметьте, живу неплохо! – резко ответила, поворачиваясь к нему.

– Я ведь… считал, что ты погибла вместе с матерью и Вейлсом, – выдал мужчина, даже не пытаясь подойти ближе. Понимал, видимо, что я подобного не оценю. – Мне сообщили, что корабль затонул очень далеко от берега. Выплыть бы никто не смог.

– А я вот выжила, представляете? – произнесла с нескрываемым ехидством, за что заработала укоризненный взгляд Димария. – Барахталась в воде больше двух суток, а потом меня выловили. Более того, лорд Артарри, я попала в дом леди Эриол. Ее супруг дал мне свою фамилию, хотя вы в свое время просто откупились.

Но к его чести, он вел себя удивительно сдержанно. Видел, что я на взводе, что эта встреча произвела на меня огромное впечатление, но при этом спокойно принимал все брошенные мной слова.

– Боги, да я только несколько дней назад узнала о том, что мой отец не был мне родным! – выпалила я, поднимая лицо к темному небу. – А если бы не Димарий, и дальше бы оставалась в блаженном неведении! И знаете, лорд Артарри, я бы хотела ничего этого не знать. Не чувствовать себя чужой ошибкой, от которой избавились, спихнув мою мать замуж.

Я говорила… а он молчал. Просто смотрел на меня с умилением и совершенно неуместной нежностью, и под этим взглядом мне вдруг стало стыдно за собственные гневные выпады. И тогда, почувствовав себя страшно усталой, я просто развернулась и присела на одну из расположенных здесь лавочек. Все же этот день стал большим испытанием для моей психики.

Некоторое время вокруг царила полная тишина, подаренная пологом безмолвия. Сил на крики и скандалы больше не было, потому я просто сидела, с безразличием глядя на ногу мраморной статуи. И, наверное, все-таки слишком погрузилась в свои мысли, потому и не заметила подошедшего ко мне мужчины.

– Знаешь, Ами, – проговорил он, присаживаясь рядом со мной на лавочку. – Ты не просто внешне похожа на Андамирру, у тебя ее характер. Более того, ее привычки. Ты непонятно как умудрилась унаследовать даже ее простоту.

– На кого? – настороженно произнесла я, поворачиваясь к Анидару.

– На мою сестру – Андамирру Артарри. Может… ты слышала о ней.

– Слышала, – неожиданно спокойно подтвердила я, теперь глядя на этого человека как на потенциальный источник информации. Ведь, несмотря на свое обещание, Димарий до сих пор не предоставил мне досье на представителей их семьи, и в частности на ту, кого называли Первой ведьмой. – Значит, она моя тетка.

– Да, Ами, – с важным видом ответил тот и снова улыбнулся. – К сожалению, Дами умерла. Но у тебя есть еще две тетушки и бабушка. А еще… я.

– У меня, лорд Артарри, есть леди Эриол и лорд Кай, которых я люблю даже сильнее тех людей, которых считала собственными родителями, – заявила, глядя на него с нескрываемым презрением. – А еще у меня есть Мирк, с которой мы никогда не ладили, но которую я тоже почему-то воспринимаю как родную. У меня есть подруги, есть наставник. А больше… нет никого.

Он опустил глаза, но ничего не ответил. Я видела, что ему неприятно слышать все это, но не собиралась его щадить. В конце концов, я ведь ни капли не верила, что в нем внезапно проснулись отцовские чувства. Несмотря на наше очевидное родство, он оставался для меня чужим человеком.

Так как Анидар говорить не спешил, я посчитала тему закрытой. Но все же решила спросить его о том, что по непонятным причинам было для меня так важно.

– Лорд Артарри, скажите, что случилось с вашей сестрой, на которую я так похожа?

И пусть этот вопрос был для него далеко не самым приятным, но он все равно посмотрел на меня с благодарностью. Видимо, не рассчитывал, что я вообще стану с ним разговаривать.

– Ее убили, – ответил сидящий рядом со мной мужчина. Но если он думал, что этого мне будет достаточно, то сильно ошибался.

– Как?

– Зачем тебе это? – спокойно уточнил он, не совсем понимая, почему меня интересует подобный вопрос.

– Не знаю, – не стала скрывать я. – Просто чувствую, что должна знать.

И к моей радости, Анидар кивнул.

– Увы, Ами, мы не нашли тех, кто это с ней сделал. Ее тело обнаружили в лесу. Лекари тогда сообщили, что она умерла от удара в сердце.

– Ритуальным ножом, – судорожно сглотнув, добавила я. – Ведь так?

– Откуда ты это знаешь? – ошарашенно выдал мужчина. – Ами…

– Просто знаю, – не стала вдаваться я в подробности. – А когда это произошло?

– Двадцать два года назад, – отозвался он. – В третий день месяца первой зелени.

И, видя, как округлились от шокового оцепенения мои глаза, добавил:

– Да, Ами. Это случилось в ту же ночь, когда ты появилась на свет.

Я же… просто не знала, что сказать. Как на все это реагировать? Мысли вдруг закрутились, подобно стихийным водоворотам, а перед глазами начало темнеть. Если бы не лорд Артарри, я бы точно упала с лавочки, потому что из-за непонятного оцепенения почти перестала чувствовать свое тело.

– Амиша! – взволнованно выкрикнул Димарий, обхватывая мягкими, чуть прохладными ладонями мое лицо. – Посмотри на меня, – добавил строгим тоном.

И я исполнила этот приказ беспрекословно. Просто заставила себя сфокусировать зрение и заглянуть ему в глаза. А спустя всего несколько мгновений вдруг ощутила, как становится легче.

– Умница, – похвалил Дим, ни на мгновение не отводя взгляда. – Лучше стало?

– Спасибо, – прошептала, едва двигая губами.

– Сейчас отпустит. Просто нужно немножко посидеть.

Затем он все же повернулся к продолжающему поддерживать меня лорду и отрицательно мотнул головой. Что это значило, я не поняла, но после этого жеста Анидар Артарри передал меня присевшему рядом принцу, а сам поднялся. И уже хотел уйти, но, поймав на себе мой взгляд, остановился.

– Ами, несмотря ни на что… несмотря на твое нежелание это принимать, ты моя дочь. Единственная. Других детей у меня нет. И я расскажу о том, что ты жива, своим сестрам. Сейчас тебе нужно отдохнуть, обдумать все, но я бы хотел встретиться с тобой… в другой обстановке. И… если тебе что-то от меня понадобится, скажи об этом Димарию. Я прибуду, как только смогу.

Он ушел, не став дожидаться моего ответа.

Да мне и нечего было ему сказать. Анидар и так все прекрасно понимал. А я… просто постаралась отрешиться от всех своих мыслей. Которые теперь казались слишком жуткими.


Глава 7 | Первая ведьма | Глава 9