home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


8

– Папа, не надо! Мне не причинили вреда!

В моей жизни все случается не вовремя – даже спасение приходит некстати. Испуганно озираясь, я замерла в центре камбуза, в котором еще никогда не было так тесно. Массивный афроамериканец Рой – бессменный телохранитель отца – еле поместился под низким потолком, но это не помешало ему прицелиться. Второй охранник, пониже, нервным движением переложил пистолет из одной вспотевшей ладони в другую. Оба дула были направлены Сатиру в лоб.

До появления телохранителей я успела одеться под недовольным взглядом отца и теперь стояла между ними и Сатиром, мешая выстрелить. Он порывался отодвинуть меня за спину, но не дотягивался, а подойти ближе не давали охранники. Отец не сводил с Сатира пристального взгляда:

– Разве я не четко выразился, когда просил просто подержать ее взаперти какое-то время?

Сердце на миг замерло, пока я осознавала услышанное. Он не спасать меня приехал.

– Так какого черта ты лапаешь мою дочь?

Отец не просто знал, где я, а сам отдал приказ лишить меня свободы. Вот почему меня не отпускали, даже получив доказательство невиновности.

– Я могу дословно процитировать твои инструкции. – Оттеснив здоровяка, в камбуз спустился Джейсон с пистолетом в руке. – Не бить, не калечить, максимум – связать.

Вслед за ним на лестницу ступил Священник. Оба взяли телохранителей отца на прицел.

Меня трясло от возмущения. Я обернулась к Сатиру в поисках поддержки, но он не смотрел в мою сторону.

– Будь любезен, укажи, что из этого списка было нарушено? – спокойно продолжал Джейсон, перемещаясь вдоль барной стойки, и не опуская оружия.

– Я не просил с ней спать!

– Селина, уведи ее в каюту, – Джейсон кивнул в мою сторону.

– Не пойду! – встрепенулась я.

Селина спустилась по лестнице и медленно двинулась ко мне, осторожно лавируя между пистолетами.

– А мы спокойно поговорим. – Джейсон остановился около Сатира.

– Сначала я убью твоего дружка, неспособного держать штаны застегнутыми, – сквозь зубы процедил отец, доставая из-за пояса пистолет и целясь Сатиру в лоб. – Тейлор, посторонись.

До сегодняшнего дня я никогда не видела оружие в руках отца. Это казалось таким неестественным. Я смотрела на него и не узнавала. Все было другим: начиная от непривычно жестоких ноток в голосе и заканчивая агрессией в жестах.

– Последнее желание? – осведомился он у Сатира, взводя курок.

– Только попробуй выстрелить! – разъяренно выпалила я, делая шаг вперед. – Тронешь его – и я расскажу про офшоры! Желтая пресса тебя живьем съест!

Священник одобрительно кивнул:

– А у малолетки, оказывается, есть яйца.

Я не блефовала и действительно была готова к скандалу в прессе. Видя эту решимость, отец злился, но и стрелять не спешил.

– Убив его, ты лишь добавишь проблем, – напомнил о себе Джейсон. – Если, конечно, тебе все еще нужны руно и выход на Кайманы.

Я не поняла, к чему он вспомнил греческую мифологию, но это сработало – отец опустил пистолет. Джейсон последовал его примеру. Священник продолжал держать Роя на прицеле.

Можно было вздохнуть с облегчением от маленькой победы, но в воздухе все еще чувствовалось напряжение. Я и сама была его частью, негодуя из-за поступка отца. Не берусь подсчитать, сколько ночей за последние полтора месяца я провела в страхе за свою жизнь. И он был этому виной.

– Рой, Стивен, оставьте нас ненадолго. – Отец первым нарушил повисшее молчание.

Телохранители поднялись на палубу. Священник убрал пистолет. Джейсон снова кивнул Селине, но я не дала себя увести.

– Папа… поверить не могу, что ты так поступил со мной.

– Я уже говорил: это послужит тебе уроком.

Равнодушный тон отца снова всколыхнул улегшееся было раздражение. Не выбирая слов, я выдала все, что думаю о его уроках. Упрекала в лицемерии и жестокости, кричала, что буду ненавидеть всю оставшуюся жизнь. Он меня не прерывал. На обещании со скандалом уйти из семьи фантазия внезапно иссякла, и я замолчала. В ответ на мою тираду была прочитана привычная лекция о положении в обществе и нравственности. Я закатила глаза, ожидая финальную часть поучений – об ответственности за поступки. Отец пошел дальше, вспомнив о псевдопомолвке:

– У тебя есть определенные обязательства перед Эриком, но ты даже их не можешь выполнить. И связываешься с…

От его пренебрежительного взгляда, брошенного на Сатира, я разозлилась окончательно:

– Мне не нужен Эрик – я просто держалась поближе к Спайку!

От признания стало легче, но лишь на мгновение – я снова озвучила мысль раньше, чем обдумала последствия. Бросив на Сатира осторожный взгляд, я поежилась: мрачное выражение его лица не предвещало ничего хорошего.

– Спайк женат. – Между бровями отца залегла глубокая морщинка – знак, что он вот-вот рассвирепеет.

– А мне плевать! – Я ступила на шаткую почву, но отступать было поздно. – Брак – чушь. И я буду спать с кем захочу!

Последнее добавлять все же не следовало.

– Хватит! – Лицо отца исказилось от гнева. – С этой минуты ты снова под домашним арестом. Иди к машине!

– И как ты заставишь меня в нее сесть? – не унималась я. – Свяжешь? И Рой понесет меня на плече?

– Не смей со мной спорить.

– Ты мне не хозяин! – Я и не думала заканчивать препираться.

– Тейлор, закрой рот! – рявкнул Сатир, порядком уставший от моих криков.

Я обиженно замолчала.

– Это удается немногим. – В голосе отца прозвучало одобрение, но затем он снова нахмурился. – Но что бы ни говорила моя дочь, ваша связь продолжаться не будет.

– Я сейчас правильно понял, – продолжал Сатир, игнорируя комплимент, – что основная суть претензии в долбаной церемонии с кольцами?

Я надеялась, что отец возразит, но он кивнул:

– И в ней тоже.

– То есть, – Сатир скрестил руки на груди, – если я, к примеру, завтра отвезу ее в Вегас, вопрос можно считать закрытым?

Он кивнул в мою сторону, а я задохнулась от возмущения – ни тебе цветов, ни кольца от «Тиффани». Не так я представляла себе предложение.

– Я не ослышался? Ты хочешь жениться на моей дочери?

Серьезный тон отца меня испугал. Неужели он не понимает, что Сатир просто издевается в своей обычной манере?

– А меня здесь хоть кто-нибудь спросит? – возмущенно воскликнула я, всплеснув руками.

Предупреждающий взгляд Сатира я сознательно проигнорировала. Маниакальная страсть отца к вмешательству в чужую жизнь меня всегда раздражала, но сегодня она превысила все допустимые пределы.

– Я не собираюсь замуж!

Тщетная попытка. С таким же успехом можно кричать в вакууме – никто не услышит. Я растерянно огляделась в поисках союзника. За время, пока мы с отцом выясняли отношения, зрители успели утомиться: Селина массировала виски ладонями, а Священник достал из холодильника бутылку с пивом и медленно опустошал ее, опираясь о стойку. Лишь Джейсон, не поднимая пистолета, терпеливо ждал, не отходя от Сатира.

– Рой! – позвал отец.

Ступени снова заскрипели под весом телохранителя. Священник потянулся за пистолетом.

– Отведи ее в машину.

Это было в отцовском стиле – решать проблемы методом грубой силы, когда аргументы исчерпаны. Я принялась отбиваться, но за долгое время работы Рой успел изучить мои привычки и умело уворачивался от укусов. Вопреки ожиданиям Сатир даже не дернулся, чтобы мне помочь.

– Скотч принести? – с плохо скрываемым ехидством поинтересовался он, пока Рой тащил меня к лестнице.

Отец поднялся следом и перед тем, как сесть в машину, долго беседовал с Джейсоном. Парадокс: четверть часа назад они были готовы перестрелять друг друга, а теперь спокойно обсуждали дела. В конце разговора Джейсон протянул ему мой паспорт, официально сбыв с рук.

По дороге в отель мы не разговаривали, а по приезде я заперлась в ванной, где провела больше часа. Все это время отец ждал в гостиной.

– Рейс в Нью-Йорк завтра вечером, – сообщил он, а когда я попыталась возразить, жестом заставил замолчать. – Я улетаю один, а у тебя будет неделя, чтобы определиться: вернуться домой или уйти из семьи.

От удивления у меня даже приоткрылся рот. Он же не предлагает это всерьез?

– Если выберешь первое, больше никогда не смей поднимать тему ухода. И прими как данность: в семье живут по правилам, которые устанавливает ее глава. Если второе – я снова заморожу счета. И вычеркну тебя из завещания. Сейчас кредитки разблокированы, пока можешь ими пользоваться.

Я не нашлась, что ответить. Отец поднялся из кресла и уже в дверях добавил:

– Не вздумай снова появиться на яхте. Иначе кое-кто действительно получит пулю в лоб.

Пустая угроза. Можно подумать, этот «кое-кто» меня ждал. Сатир даже на палубу не поднялся, когда меня увозили.

Оставшись одна, я поняла, что не просто не готова принять решение, но не могу даже начать размышлять о нем. И провела два дня, перемещаясь между косметическими кабинетами отеля с одной процедуры на другую. Отец оставил Стивена присматривать за мной, и тот обреченно дожидался то у двери спа-салона, то у стойки администратора, чтобы потом проводить до номера молчаливой тенью. Такой досуг мне быстро наскучил, и я переключилась на шопинг, но ни покупки, ни ночной загул по местным клубам удовлетворения не принесли. Душевный подъем я испытала лишь однажды, когда позвонила в полицию и сообщила о заведениях Сола Джуно. Эйфория вскоре утихла, отведенная неделя подходила к концу, а я по-прежнему не могла заставить себя сделать выбор. Желания возвращаться домой не было. Лишаться денег хотелось еще меньше. Наверное, я все-таки слишком меркантильна, раз не могу забыть про комфорт. А раз мне важнее роскошь, я не достойна свободы.

В предпоследний день в Маниле я снова потащила Стивена по магазинам. На выходе из бутика у одного из многочисленных пакетов оборвалась ручка. Продавцы кинулись помогать, и пока я озиралась в поисках такси, взгляд неожиданно зацепился за знакомое лицо. Мимо прошла та самая блондинка, подставившая меня в Таиланде! Я замерла, глядя ей вслед. Голос благоразумия уговаривал вернуться в отель, но я его не послушала. Оставив пакеты продавцам и пообещав забрать покупки через несколько часов, я рванула вверх по улице, стараясь одновременно не выпустить из поля зрения знакомый силуэт и вести себя как можно незаметнее. Стивен, как обычно, двинулся за мной и держался на небольшом отдалении.

Фешенебельная часть города вскоре закончилась. Удаляясь от района высоток, дома становились ниже, а людской поток плотнее. Толпа позволила сократить расстояние до блондинки, но я не рискнула подойти слишком близко – мешал Стивен, маячивший за мной как опознавательный знак. Не хватало лишь таблички на лбу: «телохранитель». Я не успела придумать, как от него отделаться, обнаружив, что блондинка не просто прогуливается по городу – она тоже преследовала цель. И этой целью была Селина.

Открытие на несколько секунд вогнало меня в ступор. Замерев посреди улицы, я растерянно наблюдала, как блондинка огибает встречных пешеходов, медленно приближаясь к Селине. Та по-прежнему шла вперед, не оборачиваясь и не ускоряя шаг, явно не подозревая о преследовании. Стивен остановился одновременно со мной, став помехой людскому потоку и всем видом обращая на себя внимание. Нужно было срочно от него отделаться! В Штатах я обычно искала поблизости полицейского и жаловалась на преследующего меня «незнакомого» мужчину. В половине случаев это срабатывало, и телохранителя задерживали. Почему бы и в Маниле не использовать старую схему?

Лгать не потребовалось – Стивен привлекал не только внимание прохожих. Пока я высматривала в толпе ближайшего полицейского, которых на улицах Манилы превеликое множество, на тротуар заехал скутер, перекрыв часть движения и отрезав меня от телохранителя. Воспользовавшись заминкой, я нырнула в поток. Стивен дернулся было следом, но водитель скутера – высокий и хорошо сложенный – был ему под стать и с легкостью его удержал. Не задаваясь вопросом, кто мой неожиданный спаситель, я неслась вперед – блондинка и Селина поворачивали за угол, нельзя было их упустить.

Чтобы не вызывать подозрений я перешла на другую сторону улицы, благо движение позволяло – нас окружала привычная пробка. Блондинке было не до меня – она догнала цель. Надо отдать Селине должное: она даже не дернулась, когда ей в спину уперся пистолет, а спокойно остановилась и терпеливо ждала, пока блондинка закончит говорить. Из-за светофора поток машин сильно уплотнился, и мне было плохо видно происходящее. Кажется, Селина что-то ответила, и блондинка принялась звонить по телефону. Обе по-прежнему стояли в центре тротуара, умудряясь не привлекать лишнего внимания. Вокруг было много людей, но переходить дорогу я пока не рискнула.

Едва возле них остановился неприметный седан, блондинка втолкнула Селину на заднее сиденье и забралась следом. Я заметалась в поисках подходящего транспорта. В пробке еще можно преследовать машину пешком, но за светофором движение становилось менее плотным.

– Такси! – Я отчаянно замахала руками, понимая, что скоро потеряю машину из вида.

Рядом притормозил мотоцикл с приваренной к нему крытой коляской. Улыбающийся водитель сделал приглашающий жест. Не задумываясь, я нырнула под козырек и забралась на сиденье.

– Едем вон за той машиной. – Я ткнула пальцем в удаляющийся седан и добавила, достав из кармана пятидесятидолларовую купюру: – Только осторожнее.

Улыбка водителя стала еще шире. Через полчаса езды на тарахтящем и пахнущем бензином трицикле я поняла, что переплатила – меня начало мутить. Прикрывая лицо ладонью, я радовалась, что у тюнингованного филиппинского чуда было хотя бы одно достоинство – маневренность. Седану ни разу не удалось оторваться от тайного преследования.

Ветхие дома встречались все чаще, но я обрадовалась бы даже трущобам, появись у меня возможность пройтись, а не трястись в ветхой колымаге, пропахшей выхлопными газами. Даже закурить не получалось – едва я убирала ладонь от носа, к горлу подкатывала тошнота.

Когда седан остановился, я была вне себя от счастья. Отпустив водителя, я некоторое время постояла возле прилавка у дороги, старательно делая вид, что мне интересны местные фрукты. Небольшой рынок примыкал к двухэтажному дому с выцветшей надписью «Бар» и местами выбитыми стеклами. В него блондинка и повела Селину.

Выждав еще несколько минут, я для отвода глаз купила манго и осторожно обошла здание. Позади него не было никого, кроме двух собак, роющихся в куче мусора. Решив, что опасно заглядывать во все окна подряд, я присела под ближайшим подоконником. Тишину нарушали лишь звуки работающего телевизора. Я медленно двинулась дальше, гадая с досадой, что буду делать, если Селину все-таки увели на второй этаж. Прокравшись до угла дома, я услышала голоса. И вздохнула с облегчением, узнав один из них:

– Мое похищение вам не поможет.

Я осторожно заглянула в приоткрытое окно. Селине успели связать руки и усадить на стул в углу бара. Блондинка стояла ко мне спиной и перебирала какие-то хирургические инструменты в металлической коробке. Рядом на столе лежал шприц.

– Не дергайся, – предупредила она, вынимая скальпель и поливая его чем-то прозрачным. – Сначала мы должны извлечь чип слежения. Ты сэкономишь нам время, если скажешь где он.

Селина молчала.

– Жаль.

Блондинка повернулась. Я резко присела, забившись под подоконник, готовясь в любой момент кинуться бежать. Но разговор продолжался – меня не заметили.

– Твоя подруга была более покладистой в этом вопросе.

– Тогда почему вы ее убили?

– Это досадная случайность. Она пыталась бежать и утонула, не рассчитав силы.

– Я вам не верю. – Голос Селины дрожал от неприязни.

– Не тяни время, я все равно найду чип.

Я снова заглянула в окно.

– Лучше уж сразу убейте. – Селина коснулась шрама на шее. – Он возле артерии.

Блондинка чертыхнулась и отложила скальпель.

– Придется сделать нашу беседу краткой. – Она склонилась над Селиной, чтобы их глаза были на одном уровне. – Передайте Джейсону, что мы вышли на саудов первыми. Это наш заказ. И мы его получим. Любой ценой.

Последние два слова она произнесла особенно агрессивно.

– Я не решаю эти вопросы, – покачала головой Селина. – Я вообще не занимаюсь шоу.

Я медленно присела. Теперь еще и Саудовская Аравия. Таиланда и Филиппин им, видимо, недостаточно.

– Арабы были со «следопытами» с момента основания, и Фарелли это прекрасно известно! – не унималась блондинка. Помолчав, она добавила: – Эту охоту ему не получить.

Снова прозвучало имя отца. Я прокручивала услышанное в голове, пытаясь хоть как-то систематизировать. Сауды, шоу, заказ. Отец спонсирует организацию, связанную с нелегальной охотой? Но это так глупо! И мелко. Он никогда бы не связался с подобным. В офшоры я еще могу поверить, но браконьерские разборки вне его сферы интересов. Священник и Сатир упоминали иммиграционную службу и визы. Отец связан с ввозом нелегалов в США? Бред. Это ему тоже не нужно.

– Повторюсь: не в моих силах что-то изменить.

– Просто передайте. – В голосе блондинки отчетливо слышалось раздражение. – Иначе мы лишим «Руно» главного спонсора.

Похоже, что «Руно» – название шоу. И если отец все-таки связан со спонсорством, его тоже могут убить! От размышлений меня отвлек громкий стук – хлопнула входная дверь. Вслед за ним послышался звук возни.

– Это еще кто? – удивилась блондинка.

– Урод, который следил за тобой! – Незнакомый мужской голос звучал с досадой.

Я сгорала от любопытства, но выглянуть боялась.

– Вы ошибаетесь. Я вел охрану частного лица.

Стивен? Так вот кто его задержал! И вот почему блондинка не обращала внимания на преследование – она знала, что ее подстраховывают.

Топот ног возобновился.

– Свяжи его, – приказала блондинка.

Шум возни стал громче – Стивен явно не собирался уступать. Гадая, что происходит за стеной, я отфильтровывала звуки. Хлопнула входная дверь. Раздался глухой стук падающего тела. И неожиданно все стихло.

– Какого черта ты ее отпустила? – возмутился мужчина.

– Имплант не извлечь, пришлось импровизировать.

– Без заложника они не отдадут саудов.

– Знаю. Поэтому, когда русская взойдет на борт, я взорву яхту. Большой Кей будет зол, но, потеряв главных егерей, «Руно» приостановит охоты на некоторое время, чтобы укомплектоваться. И арабы останутся с нами.

Большой Кей, егеря, «Руно»… Анализировать не было времени, я успевала только запоминать.

– Криста, ты рискуешь головой.

– Мы три месяца убили на слежку и компромиссы. Пора действовать.

Я обхватила плечи ладонями, пытаясь унять дрожь. Как же я ненавидела эту крашеную стерву!

– А с ним что делать?

– Допроси, когда придет в себя. Я еду в порт.

Мне было жаль Стивена, но, выбирая профессию, он знал, на что шел. Тратить время на помощь ему я не стану. Я медленно отползла от подоконника и, прокравшись вдоль стены, свернула за угол. Логические загадки оставлю на потом, главное – успеть предупредить о взрыве. Бегом кинувшись вперед, я надеялась догнать Селину, но не смогла ее найти в пестром потоке людей. Придется ехать на яхту. Не рискнув снова сесть в трицикл, я поймала обычное такси.

По дороге меня не отпускала мысль, что я снова увижу Сатира. И заставляла нервничать. За неделю он не сделал ни одной попытки связаться со мной и, возможно, даже не знал, что я еще в Маниле. Главное – успеть. Я нервно кусала губы, пока мы ехали вдоль набережной, и запрещала себе думать о том, что могу опоздать. Нужно настроиться на позитивные мысли. Быть может, мне повезет, и я смогу даже опередить Селину.

Высмотрев знакомый силуэт мачты, я вздохнула с облегчением: яхта все еще стояла у причала. Целая и невредимая. Трясущимися руками сунув таксисту деньги, я кинулась к пирсу и, пробежав по нему, с разгона вскочила на трап. Ноги дрожали.

– Яхта сейчас взорвется! – выпалила я, скатываясь в камбуз.

Первым я увидела Сатира, и сердце тоскливо сжалось. Вопросительно вскинув бровь, он обернулся к лестнице. Судя по презрительному взгляду, Сатир по мне не скучал. Криво улыбнувшись, он явно собирался съязвить, но я уже не смотрела на него – на мой крик из каюты вышла Селина. Следом выглянул Джейсон.

– Тейлор? – в ее голосе слышалось искреннее удивление. – Что ты здесь…

– Надо уходить! – тараторила я. – Я случайно проследила за блондинкой… и услышала разговор… Она не верит, что вы отдадите им арабов. И взорвет яхту!

Не дослушав сбивчивых объяснений, Сатир изменился в лице и за локоть потащил меня обратно на палубу.

Джейсон подтолкнул к нам Селину:

– Уходите!

И кинулся обратно в каюту.

Оказавшись наверху, Сатир подхватил меня на руки и пронес по трапу.

– Почему она не выходит? – Я не сводила взгляда с лестницы, ожидая появления Селины.

– О ней позаботится Джейсон.

– Какого черта он там забыл? – Я вырывалась, и Сатир уступил. Едва ноги коснулись пирса, я кинулась к яхте: – Надо вернуться за Селиной!

Сатир упрямо тащил меня за собой. На палубе все еще никого не было.

– Отпусти! Или я…

Мой крик утонул в грохоте взрыва.

В реальности он не был похож на трюки в кино, когда все разносится в пыль и к небу поднимается стена огня и черного дыма. В воздух взметнулись столбы воды вперемешку с деревянными обломками. Взрывной волной нас отбросило к берегу. Падая, я до крови ободрала ноги, но даже не почувствовала боли, не сводя взгляда с яхты. Ее надводная часть медленно просела и стала заваливаться на бок вслед за накренившейся мачтой. Взгляду открылись пробоины в дне.

В ушах гудело. Я машинально протянула руку Сатиру, помогавшему мне подняться. Он попытался увести меня с пирса, но я не двигалась. Глаза застилали слезы. Я не успела спасти всех.

– Они не выбрались, – отрешенно прошептала я.


предыдущая глава | Влюбись, если осмелишься! | cледующая глава







Loading...