home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА ДЕВЯТАЯ:

— Убить оборотней обычным способом нельзя, — сказал Максимус с другого конца комнаты. Он, Декс и я были в нашей спальне у Ланкастеров. Декс за ноутбуком смотрел материал, что отснял в городе, но там были лишь пейзажи, они не нашли, у кого взять интервью. Максимус читал библиотечную книгу, порой озвучивая то, что я записывала в блокнот Декса.

Мы ждали ужина. Как только мы вернулись, Уилл сообщил, что, по его словам, вечером все будут пировать, и придут Берд, Шан и даже Мигель. Конечно, пригласили и Максимуса. При мысли об этом в голове возникло: «мы против них», но в такой компании хоть будет не так неловко в обществе Сары. Может, мне и не придется говорить.

Сегодня мне вообще не хотелось общаться. Я устроилась в кресле-качалке в углу, парни сидели по краям кровати, и когда я не писала, я смотрела на Декса. Он сидел, скрестив ноги, серые брюки контрастировали с ярко-зелеными носками, он не смотрел ни на меня, ни на Максимуса, пока вглядывался в экран. Порой он почесывал подбородок нервным жестом или пару секунд жевал «Никоретте», а потом выплевывал.

Я не могла отвести от него взгляда. Я знала теперь его историю, хоть частично, и не могла не думать о Дексе. О случившемся. И том, что еще было. Как мог этот парень, мой сумасброд, умный Декс через столько пройти? И как он мог быть в порядке? Конечно, не мог. Конечно, он принимал таблетки. И был не в себе. Мое сердце болело неожиданным образом. Я чувствовала к нему так много, что даже было больно. Мои эмоции и гормоны боролись в груди. Я хотела забраться на кровать и…

— Перри, — голос Максимуса пробился через мои мысли. — Ты это записала?

Декс посмотрел на меня, и я не успела отвести взгляда. Его глаза сияли, взгляд был мягким. Я удерживала взгляд. Сердце сжалось, чувства обострились, взгляд мой стал увереннее.

— Пули с пеплом? — добавил Максимус уже громче. Я закрыла глаза. Я чувствовала поток между собой и Дексом, и я словно загоралась. Он тоже это чувствовал? Я открыла глаза, чтобы проверить, но он уже смотрел на экран ноутбука.

Я повернула голову к Максимусу, пытаясь скрыть раздражение.

— Что?

Максимус быстро взглянул на Декса, потом усмехнулся.

— Я сказал… один из способов убить оборотня — пули с белым пеплом.

— О, белый пепел. Как просто, — пролепетала я. И записала, понимая, что мы не будем пользоваться пистолетами и пулями.

Максимус перевернул страницу.

— Эй, никогда не знаешь, что будет.

— И только так можно… избавиться от них? — спросила я.

— Вроде, да. Или человек передумает и решит перестать творить зло.

— И что тогда нам делать? — растерянно спросила я.

Они посмотрели на меня из-за моего тона.

— Что? Будем стрелять по животным белыми пулями? — продолжила я. — Вряд ли.

Максимус указал на книгу.

— Эй, никто не говорит, что мы будем так делать. Я просто читаю вслух.

— Ты не понимаешь, — вздохнула я. — Я о том, что вряд ли все пойдет по плану… Стоп.

А какой план?

Я посмотрела на Декса. Он был растерян. Но скорее из-за моих возмущений, чем из-за отсутствия плана.

— Ну, — он кашлянул, — Я… мы… дочитаем все и…

— А завтра? — перебила я. — Итак, это проклятие или наваждение, а, может, и чокнутый оборотень из мифа… и что?

— Снимем все, — ответил он.

— И что тогда?

— И покажем? — Декс мило терялся. — Ты забыла, зачем мы здесь?

— Мы вернемся. А как же Ланкастеры?

— Это не наша проблема, — он почти улыбался.

Декс за миг снова стал бессердечным. Я посмотрела на Максимуса.

— Ты меня понял?

Он кивнул.

— Да. Но Декс в чем-то прав… Это не наше дело. Я показываю проблемы. Вы их снимаете. Мы не боремся с призраками.

— А зачем нас сюда позвали? — серьезно спросил Декс. — Уилл хочет доказать, что он не сумасшедший. Если мы тоже это видим, если снимем, то это — реальность. Значит, он не сходит с ума на ранчо. Уж прости. Он не думал, что с этим нужно как-то разбираться. Это будет позже.

— Просто, может, я все испортила… — неожиданно сказала я.

— Стой, — Декс вскинул руку. — Как это понимать?

Я вжалась в кресло, желая исчезнуть. Я смотрела в пол. Нужно было молчать. Было глупо рассказывать о словах Берда.

— Эм, — медленно сказала я. — Мне кажется, что здесь все стало хуже из-за меня.

Максимус фыркнул.

— Неделю назад все было так же. Не льсти себе.

Я кивнула. Я чувствовала взгляд Декса, знала, что он не отступит.

Но меня спас стук в дверь.

— Входите, — сказала я, настороженно выпрямившись.

Дверь открылась, заглянул Берд.

— Хотел сказать, что ужин готов, — улыбнулся он. И понизил голос. — Можно войти?

— Конечно, — махнул ему Максимус.

Берд вошел, оглянувшись перед этим и тихо закрыв за собой дверь. Он точно хотел сказать что-то важное. Мы посмотрели на него.

Он прошел к кровати и опустился на краю. Он окинул нас взглядом, и мы придвинулись ближе, чтобы выслушать его.

— Я хотел вам сказать, что там стоит пойти после ужина в бар Руди. Думаю, он может нам помочь со всем этим. Знаю, что может.

— Как? — осведомился Декс.

Берд улыбнулся.

— Я дам ему рассказать вам. Но об этом никому не слова, понимаете?

— Нет, — сказал Декс. — Просвети нас.

Я видела, что Берд устал, не хотела, чтобы Декс давил на него, ведь он уже помогал.

Он вежливо улыбнулся.

— Люди внизу. Им это не понравится. Они нам помешают, так что лучше им не говорить. Поверьте. Если Руди может помочь, то нужно действовать чисто.

— Помочь нам помочь им, — веселился Макс.

— Да, — сказал Берд. Он поднялся и указал на меня. — И помочь ей.

Мои глаза расширились. Слишком много всего. Но Декс и Максимус не успели спросить, о чем он, хотя явно хотели. Я видела по их лицам. Берд открыл дверь и взмахнул рукой.

— Идемте, а то ужин остынет, — сказал он слишком громко, чтобы слышали и внизу. Он кивнул нам идти за ним.

Максимус поднялся и пошел за ним за дверь. Я шла дальше, а Декс закрыл за нами дверь. Он задел меня, пока шел рядом.

— Что ты скрываешь от меня? — спросил он на ухо. Я растаяла от его теплого дыхания на моей шее, от хриплого голоса.

— Ничего, — прошептала я. А потом вспомнила свою же лекцию о доверии и сдалась. — Расскажу позже.

Мы спустились в гостиную. Все уже сидели и ждали нас.

Сара и Уилл были во главе стола по обе стороны. С одной стороны сидели Мигель и Шан, было место для Максимуса. На другой стороне сели мы с Дексом и Берд.

— Как ты, Перри? — спросил Уилл, я оказалась рядом с ним. Его руки были сцеплены, словно в молитве, рубашка была застегнута на все пуговицы. Взгляд был добрым, но улыбка — натянутой. Он, как и все, был напряжен. Такая атмосфера витала над головами.

Я попыталась улыбнуться убедительно и сказала:

— Уже лучше, спасибо. Я всегда была неуклюжей. Мама даже привязывала ко мне подушки, когда я была маленькой, ведь я постоянно падала.

Удивительно, но все за столом расхохотались. Это так себя чувствует Паттон Освальт? Смех был нервным, но и это было хорошо.

Уилл кашлянул, смех утих, и он произнес молитву. Я склонила голову и следила за Шаном и Бердом. Они без колебаний повторяли молитву.

Мы принялись за салаты, что оказались вкусными. Я отметила, как хрустит зелень. И Сара сообщила, что за домом у нее есть милый садик. Она говорила без сарказма. Все были в лучшем настроении.

Сара была такой же аккуратной, как и ее муж. Ее большие темные очки были с маленькими камешками хрусталя в оправе, и это добавляло шарма ее простому платью с высоким воротником цвета бургунди. Ее волосы были заплетены в длинную косу. Теперь я видела, какие они длинные, и в них нет ни одной седой пряди. Для человека за пятьдесят это было поразительно. Чем больше я смотрела на нее в тусклом свете гостиной, тем моложе она мне казалась. Было иронично выглядеть так прекрасно в своем возрасте и не видеть этого.

Шан и Мигель тоже были чистыми. Но Мигель все равно выглядел как крыса, глазки блестели, но он хоть выбрал рубашку, и руки его были чистыми. Шан оказался красивым без шляпы на голове. Он чуть горбился, я списала это на его боли в груди, но лицо его было открытым, загорелым, но свежим. И он тоже выглядел младше.

Он объяснял Уиллу что-то о трюках, которым его лошадь научил местный фермер, он размахивал руками, меня привлек блеск серебра. На каждом пальце у него были серебряные кольца. Почти все были простыми, но некоторые были с красивыми бирюзовыми камнями. Я заметила на его запястьях пару металлических браслетов и браслетов с бусинами, и несколько веревочек исчезало в вырезе его одежды. Одну подвеску было видно, и это был мешочек. Я не помнила столько украшений на нем. И было странно, что так украшен был мужчина. Но ему это подходило.

— Так, Перри, — Шан заметил мой взгляд. Я спокойно улыбнулась, не глядя в его желтовато-карие глаза. — Расскажи, как вы с Дексом встретились.

Черт.

Я посмотрела на Декса и улыбнулась, издала смешок, что, как я надеялась, означал «это давняя история», а не был нервным. Декс тоже так сделал.

Какая у нас история? Она есть? Можно рассказать правду?

Мы встретились в маяке. Нет, на пляже. Нет, онлайн. Стойте, а если его уже спрашивали?

— Не хочешь рассказать им, милый? — спросила я, погладив его по руке, как хорошая женушка, которая не хотела быть на виду.

Он склонил голову с улыбкой, что обычно шла вместе с грозящим пальцем.

— Нет, милая, лучше ты.

— Я расскажу! — заявил Максимус. Мы взглянули на него. Это что-то новое. Я тревожно улыбнулась ему. Это могло все испортить, но ему было проще сочинять.

Посмотрим, что он придумал.

Он посмотрел на Уилла с милой улыбкой.

— Все же я блистал на их свадьбе!

Я закатила глаза, не подумав, а потом огляделась. Никто не заметил. Слушать это будет сложно.

Я положила левую ладонь на руку Декса, что была на столе. Мы переглянулись с любовью, но ощущалась ложь. Но отступать уже поздно. Я сжала его ладонь крепче, а Максимус продолжал.

— Видите ли, мы с Дексом дружили в колледже. Были в одной группе. Декс был солистом, я — басистом…

— Ты пел? — воскликнула Сара, я впервые видела ее удивление. — Спой что-нибудь!

Декс посмеялся, качая головой.

— Боюсь, «пел» употреблено не просто так. Сейчас вы меня слушать не захотите.

Он врал. Голос Декса мог посылать мурашки по спине, но я знала, что он не собирается петь за ужином для Сары.

— Ага, был солистом. Потрясающим, — продолжил Максимус. Я отметила след недовольства в его ленивом тоне. — А Перри была поклонницей.

— Нет! — выпалила я, а потом лишь поняла, что сказала. Сердце застряло в горле, но смеялись все, даже Декс.

Максимус склонил голову к Мигелю, которого все это забавляло.

— Она отрицает, но мы знаем, что это правда. Вы бы видели, что еще ей нравилось.

Если спросить правильных людей в Нью-Йорке, можно услышать легенду Перри, ее судьбоносную ночь с Миком Джаггером в туалете «Бургер Кинга».

Я расхохоталась. Не сдержалась. Фальшивая биография становилась все краше. Я знала, что все ждут моей реакции, так что трясла головой, смеясь. Я не знала, как он мог все это сочинять на лету.

Декс повернулся ко мне с игривым взглядом.

— Это была ты?!

Я проигнорировала его. Максимус продолжил.

— Конечно, Перри нравился я. Почему бы нет? — он улыбнулся. — Я выше, сильнее и у меня большой… бас.

Тут Мигель ухмыльнулся.

— Но мне пришлось отказаться от нее. У меня тогда была девушка, а я — романтик, у парня должна быть только одна девушка. И брошенная Перри в депрессии взглянула на другой вариант. Декса. Хотя я знаю, что она так хотела быть ближе ко мне. Перри, со свадьбой ты, как по мне, перегнула.

— Три ха-ха, — сказала я, пока все смеялись. Все, кроме Декса. Он был серьезен, сверлил Максимуса взглядом. Остальным могло казаться, что он изображает ревность, но я понимала, что рассказ слишком походил на его историю с Эбби. Я надеялась, Максимус поймет, когда нужно остановиться, хотя было видно, что ему льстило внимание.

— А дальше — история, — сказала я, закончив.

Сара рассмеялась.

— Да? Должна сказать, я никогда не встречала женатую пару с таким сексуальным напряжением. Вы, наверное, взрываетесь в спальне.

Мои глаза расширились. Я убрала руку от Декса. Максимус и все на его стороне расхохотались.

— Сара, прошу, — смутился Уилл. — Не так говорят за столом.

Она указала на Максимуса.

— Он вообще говорил о размере своего баса.

— И все сразу застеснялись, — отметил весело Берд, не смолчав.

— Вы правы, Сара, — Декс зловеще улыбнулся. — Не в моем стиле хвастаться, но бедный Максимус не знал, что бросает, когда толкнул ее ко мне. Ба-БАХ!

Он ударил кулаком по столу. Посуда звякнула.

Я прижала ладонь к лицу. Это слишком смущало. Во многом. Я не могла поверить, что Сара уловила напряжение. Я всегда чувствовала, что между нами был какой-то поток, но я думала, что это в моей голову, как и все в моей жизни. Но, видимо, это было не так, и я надеялась, что это чувство источаю не только я. Это заставляло меня задуматься о своем поведении рядом с ним. Я всегда пялилась на него с глупым видом? Я думала, что лицо было скорее раздраженным или растерянным.

Взрываетесь в постели. Мне стало жарко, я смутилась, краснея всем телом. Грязные мысли проникли в голову. Вспыхивали картинки наших обнаженных тел, его татуированная грудь надо мной, руки грубо ласкают меня, баритон рычит мне на ухо. Это было бы взрывом. Землетрясением. Мир взорвался бы. Да и я могла взорваться за столом.

Я сглотнула и моргнула, отодвинулась немного от Декса. Я с сарказмом улыбнулась всем и сказала: «мальчишки», — а потом выдохнула. Декс следил за мной, но я избегала взгляда на него еще час, чтобы не сказать лишнего.

К счастью, разговор перешел к мирным темам, и я смогла успокоиться. Еда была вкусной, домашней. Баранина была необычной, не твердой, отлично сочеталась с подливкой, где были фенхель и мята. Я сказала Уиллу, что он может открывать на ранчо ресторан.

Он рассмеялся.

— В Рэд Фоксе есть места получше.

— Сначала разберитесь с призраками, — отметила Сара. — Или это было проклятие? Не помню, на чем мы сошлись утром.

Впервые за вечер подняли эту тему. В комнате словно был слон, но мы избегали его.

А она сказала. И мы замолчали и повернулись к ней.

Она ощутила это, но не растерялась.

— Нельзя упускать причину, по которой наши гости здесь. Поговорим об этом.

Уилл смотрел на свою еду, медленно прожевал, а потом сказал:

— Можно поговорить в другой раз. Может, после ужина, с кофе и десертом.

— О, как мило, — сказала Сара с ядом. — Милый разговор после ужина.

Она скрестила руки и «огляделась».

— Шан и Мигель здесь, думаю, честно посвятить их в разговор, что был раньше. Шан ведь был темой.

Шан кивнул, но он не был удивлен.

— Да, — сказал он, играя с кольцами на пальце, крутя их и гипнотизируя этим. — Хочется знать, что вы думаете.

Я посмотрела на Берда, помня его слова в спальне. Нужно изображать глупых белых людей.

— Я такого еще не видела, — призналась я. Голос стал выше, чтобы сочетаться с моими большими испуганными глазами. — Призраки настойчивые. Дома мы зовем их полтергейстами.

Шан не купился на это.

— Вы искали меня, потому что услышали, что я был целителем.

— Да, — быстро сказала я. — Но поняли, что это глупо. Не то, что вы целитель. Не это.

Просто потом мы поговорили об этом, использовали все наши знания призраках, ха, и решили, что это с вами не связано.

— Или это глупые розыгрыши городских, — сказал Мигель.

Я удивленно посмотрела на него.

— Да, или глупые розыгрыши. Камни, убийство овец…

— А напавшие на тебя вороны? — сказала Сара.

Зря она не видела мой пронзающий взгляд.

— О, может, я — магнит для птиц.

— И для лис, — добавила она. Шан посмотрел на меня. Это не заметили другие за столом, но мне было не по себе.

— Да. И для лис. Но у вас тут точно любопытные звери.

Я не знала, как совладать со всем. Сара и Шан почти обвиняли, словно хотели, чтобы мы признались в происходящем. Уилл хотел избежать разговоров, но он и позвал нас сюда.

У него была проблема, но он не хотел ее при всех обсуждать. А еще Берд знал больше, чем рассказывал. Он лишь посоветовал скрывать планы от остальных. И теперь я была растеряна.

Декс и Максимус тоже были в замешательстве, потому и молчали.

— И разговор был о проклятиях и оборотнях, — начала Сара. Я вскинула голову. Мы не упоминали оборотней. Я старалась держать эмоции внутри, но была напугана. Декс рядом со мной напрягся. — Это ничего не значит? — продолжила она. — Желание поговорить с целителем для твоей защиты?

Уилл направил на нее вилку, злясь, его шея стала цвета фуксии, желваки играли.

— Никто не говорил об оборотнях, Сара. И мы не верим в этот бред.

— Потому ты так напуган? — парировала она. — Дети явно слышали о йии наалдлуши?

Оборотне.

— Нет, — Декс склонился вперед. — Не слышали.

Она точно закатила слепые глаза за очками.

— Животные, камни, случаи по ночам. Я была уверена, что это будет ваш первый вариант.

— Может, мы решили, что это бред, как вы и верите, так что не тратили на это время, — отозвался Декс. Он взглянул на Максимуса. — Так ведь, дружбан?

Максимус поджал губы, кивая.

— Ага, уверяю вас, миссис Ланкастер, я не готов пока разобраться с этим делом. И я верю, что здесь есть призраки.

— И никакого проклятия? — спросил Шан. Он звучал недоверчиво, словно мы не могли ответить так, как ему нравилось.

— Я рассказывал им о проклятиях навахо, — сказал Берд, потянув воротник рубашки. — Я знал, что они поверят, ведь они не навахо, как я или ты, Шан. Но они быстро отметил эту идею.

Ого. Берд не шутил, когда говорил, что не хочет, чтобы остальные это знали. Я хотела услышать его объяснение. Я посмотрела на старинные часы. Было за восемь вечера, нас ждал бар. Ждали ответы.

Сара скрестила руки и вжалась в стул. Я не знала, почему она так впилась в наше нежелание говорить о навахо. Все казалось перебранкой между ней и ее мужем. Может, она старалась что-то ему доказать, но я не понимала, что.

И Шан. Я поглядывала на него. Он не был встревожен, как и обычно. Его лицо все еще сияло, он был открыт. Но он смотрел на Сару. Смотрел пристально, недовольно. Я видела такой взгляд часто у отца.

Может, у них роман. Не знаю, почему я подумала об этом, но смысл был. Все эти взгляды за столом. Ее исчезновение в домике с ним, хоть и ненадолго. Может, с нами это и не было связано, а лишь с ними. У Сары и Шана был роман, Сара вернулась к корням и издевалась над Уиллом тем, во что верил Шан, от чего отказался Уилл. Казалось, сильнее недолюбливать я ее уже не могу.

— Они были правы, — сказал Уилл и поднялся. — Если бы я думал, что это связано с навахо, я бы не звал сюда этих белых людей. И мне все равно, окажутся это хулиганы или призрак. Я хочу, чтобы проблема была решена. И они здесь для этого.

О… черт. А что я говорила? Да, мы не могли бросить Уилла с нерешенной проблемой. А что сказал босс? Что это не наше дело, что от нас этого не ждут.

Я уставилась на Декса и Максимуса. Придурки.

Уилл начал собирать тарелки и уносить их на кухню.

— Ужин был хорошим, Уилл, — весело сказала я ему, отогнав свою злость.

Я услышала бормотание на кухне. Я посмотрела на остальных. Шан крутил кольцо с бирюзовым камнем с пустым лицом. Мигель вытащил пачку зубочисток, Декс попросил одну. Мигель послушался, немного теплее относясь теперь к Дексу. Максимус смотрел на меня. Я видела, что он, как и я, пытается все осознать. Сара сидела на стуле. Берд молчал.

Его губы словно были сшиты. Он взял оставшиеся тарелки и ушел к Уиллу на кухню.

Не было ни десерта, ни кофе. Я слышала, как Берд сказал Уиллу на кухне, что после ужина мы хотели поработать, особенно, после всех разговоров. Нам хотелось действовать.

И появилось наше алиби: поехать в город и на шоссе, чтобы снять ночные пейзажи для атмосферы.

Пока я подслушивала разговор на кухне, за столом разговор был неловким. И потому Мигель вскоре ушел, махнув напоследок.

— Знайте, если у вас будут вопросы о навахо, я готов научить вас некоторым вещам, — предложил Шан. Сара встрепенулась.

— Например? — спросил Декс. Он хорошо скрывал, но я слышала недоверие, подозрение в его голосе.

— Многому, друг. Я знаю, вы не верите в некоторые наши… мифы. Но, думаю, вам это будет познавательно. И у нас есть природные решения.

— Природные решения? — повторила я.

— Да, — он улыбнулся мне. — Органическое сейчас даже продают, но мы всегда жили и дышали на великой земле. У нас есть чаи, травы, ритуалы, что решают все. Все, что пожелаете. Можем попробовать. Ночью.

— Ах, мы едем в город снимать материал, — сказал Декс, тоже услышав Берда.

Шан посмотрел на него.

— Плохо. Думаю, этот вечер отлично подходит для открытия разума. Ночью приходят духи, а наши сердца говорят честно.

— Может, завтра? — предложил Максимус.

— О, не сомневаюсь, что вы захотите увидеть меня завтра, — сказал он невинно, но я уже не была уверена. Все казалось зловещим.

Он вытер рот салфеткой, опустил ее на стол. Он встал и повернулся к Саре.

— Прошу, поблагодари мужа за хороший ужин. Мне пора отдыхать. Немного боли еще есть.

— А что такое? — спросил Декс, тоже встав и оказавшись напротив него.

Шан уставился на него.

— Грудь болит.

— Сердце?

— Ага, — сказал он и незаметно взглянул на Сару. — Сердце.

Он ушел, холодный ветер ворвался, пока он закрывал дверь, салфетки приподнялись над столом и упали. И остались мы с Сарой.

Она знала. Она вздохнула и медленно поднялась.

— Ладно, оставляю вас, детишки, с вашими делами. Тратьте время.

Мы ничего не сказали. Нечего было говорить. Мы смотрели на руки и ждали, пока она уйдет, и лишь потом начали двигаться.

Я выдохнула. Казалось, я задерживала дыхание последние несколько часов.

— Нда, — отозвался Максимус.

Пора уходить. Мы сказали Уиллу и берду, что заберем наверху вещи. Мы не говорили, чувствуя, что в доме слишком много ушей. Мы погрузили оборудование в джип.

— Я поеду в своей, — сказал Максимус. — Все равно потом ехать в гостиницу.

Он поехал. Я забралась на пассажирское сидение джипа. Пора разобраться со всем.


* * * | Рыжая лиса | ГЛАВА ДЕСЯТАЯ: