home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА ТРЕТЬЯ:

Полет в Альбукерке был в семь вечера, и я могла легко попросить кого-то из родителей подвезти меня в аэропорт. Но я упрямо приехала сама на мотоцикле. Рюкзак был маленький, и я смогла прикрепить его к Тыр-тыру, так что не пришлось сидеть в машине с родителями. Я знала, что они были готовы читать мне нотации с того момента, как я рассказала им о путешествии, а я не хотела опять врать про работу. Хоть мне и не нравилось это признавать, но Ада была права. Ложь мне когда-нибудь выйдет боком.

Хотя было немного печально, как и страшновато, садиться на самолет одной, когда меня никто не провожал. Я смотрела, как люди прощаются с любимыми, как парочки машут друг другу через окно. Это кололо меня, ведь у меня в жизни такого не было.

И это напоминало мой прошлый полет. Декс помахал мне на прощание, хоть и пошел потом за машиной и поехал домой к своей девушке.

Ах, да. Дженнифер Родригез. Девушка. Никогда ее не встречала и не знала, какая она (кроме редких размытых комментариев Декса), но она мне не нравилась. Я даже не знала, почему она меня так раздражала, но что-то в ней было. Это не было в новинку для меня, я ненавидела многих без причины. Но это меня тревожило.

Я думала, что дело в том, что она была девушкой Декса, это разжигало во мне желание соревноваться. Но к Дексу я чувствовала скорее раздражение, чем страсть, и я даже не ревновала, когда думала о них вместе (и это хорошо, потому что я точно не хотела пускать слюни по Дексу снова). Нет, думаю, Дженнифер так задевала меня, потому что она была воплощением всего, чего у меня не было. Она была успешной ведущей. Она была высокой, худой, красивой и сексуальной, я не смогла бы этому научиться и за миллион лет.

Мне казалось, что она из тех, кому не нужно толком работать, а люди всегда будут наклоняться, чтобы посмотреть на ее задницу. Она была просто золото, не иначе.

Она воплощала все, что я ненавидела, и не только, хотя при этом я хотела бы быть похожей. Что со мной не так?

К счастью, все три часа полета я об этом не думала, хотя со мной могло такое быть. Я уже слишком много времени потратила на нервы.

На нас давила необходимость сделать все правильно в этот раз. Ни у кого не получается хорошо с первого раза, и все недостатки черновой серии (а их было много) были понятными. Но если не удастся и в этот раз, мы не сможем оправдаться. Я должна была не только знать, о чем говорить, но и выглядеть так, словно я знаю, о чем говорю. С первым помогут книги, но проблема была в уверенности в себе. Мне будет сложно это подделать.

Самолет опустился около десяти вечера. Я смотрела на черноту за окном и желала, чтобы мы приземлялись днем, чтобы я хоть смогла увидеть, как выглядит Альбукерке.

Было что-то неприятное в приземлении в неизвестном месте в темноте.

Я забрала свою сумку в нужном отделении и пошла по удивительно маленькому, но приятному аэропорту, но тут я почувствовала слабость в коленах. Я скользнула в уборную и промокнула влажным бумажным полотенцем щеки, пытаясь перевести дыхание, что стало частым. Я нервно наложила румяна, подводку и помаду, присыпала лицо пудрой, быстро провела по волосам расческой. Выглядела я хуже, чем во время полета, но сердце начало успокаиваться, и я уже могла твердо стоять на ногах. Было даже смешно, что эти приступы паники случались в странное время. Я не знала, почему я так нервничала из-за встречи с Дексом. Я глубоко вдохнула и вышла из уборной.

Я шла к отделению багажа и прибытия уверенно, думая, что он где-то там ждет меня.

Я искала в толпе его лицо. Я хотела сказать, что увидела знакомое лицо, но на пару секунд забыла, как он выглядит.

И хотя толпа быстро двигалась, я не могла заметить никого, кто всколыхнул бы воспоминания. Я встала у наполовину пустой карусели багажа, пытаясь выглядеть так, словно жду свои сумки. После десяти минут весь багаж разобрали, и я ощутила лед в груди, начала подозревать, что случилось худшее, раз его нет. Как глупо было лететь в чертов Нью-Мексико без плана на отступление.

Я терзала себя этими «а если» и чувством вины за то, что не проявила ответственность, но тут по моему плечу хлопнули.

Я развернулась, чуть пригнувшись, вскинув руки наготове. Инстинкты каратэ.

А это, конечно, был Декс.

Он быстро отпрянул, глядя на мою стойку ниндзя, и виновато взглянул на меня.

— Прости, мой самолет задержался. Только что арендовал машину.

Я едва слышала его низкий голос. Я сосредоточилась на том, что до этого было едва различимой щетиной, а тут превратилось в настоящие усы.

— Крутые усы! — не сдержалась я и воскликнула, смеясь. Он как-то изменился за три недели. Кроме усов, что даже шли ему, его черные волосы отросли, были растрепаны, прядь падала на широкий лоб. На подбородке щетина тоже стала длиннее и покрывала больше места.

Его глаза все еще были темными и пронзительными, хоть и были сонными, и этот взгляд я связывала с его перепадами настроения. К счастью, он был рад меня видеть.

Он покрутил усы, как злодей, и расплылся в улыбке, словно Джокер.

— Спасибо. Я подумал, что стоит подготовиться к Усобрю.

Усобрь, или ноябрь, был месяцем, когда мужчины решали отрастить усы. Редкие женщины ждали этот месяц.

— Что ж, ты справился, — бодро сказала я, чувствуя себя неловко.

Он снова улыбнулся, покачал головой и выудил пачку «Никоретте» из кармана. Он бросил квадратик в рот и разжевал, все это время глядя на меня. Я и забыла, как он заставлял понервничать, разглядывая людей, особенно, когда на их месте была я.

— Все взяла? — спросил он, посмотрев на мою сумку.

Я похлопала по ней.

— Я путешествую налегке.

— Ах, — сказал он. — Не знал, что женщины на такое способны.

Он развернулся и пошел к дверям. И хотя он уже был худым, но носил просторную синюю толстовку и черные широкие брюки, казалось, что он сбросил еще немного веса.

Хотя его задница все еще была красивой. Да, мне не стоило туда смотреть, но я не удержалась.

Я пошла за ним на улицу, где сухой и удивительно холодный воздух ударил мне в лицо и пробрался под мой легкий жакет. Дождя, в отличие от Портлэнда, здесь не было, и я уже видела много звезд на небе, несмотря на огни города, но и тепла не было.

Я плотнее укуталась в жакет и пошла за ним к парковке. Для человека с ростом, в лучшем случае, под 175 сантиметров он очень широко шагал. Я была на пять дюймов ниже, и мои полные ноги не могли двигаться так легко, как мне хотелось бы. Я винила свои пышные бедра за то, что они всегда меня замедляли. Чертово трение.

Мы шли, он выплюнул жвачку, залез в другой карман и вытащил пачку сигарет, сунул одну в рот. Он оглянулся на меня и остановился, выудил золотую зажигалку и быстрым движением зажег сигарету.

Я догнала его с удивленным видом.

Он пожал плечами в ответ.

— Я хотя бы не курю и не жую одновременно.

Ага. Хотя бы. Я недоверчиво посмотрела на него, мы пошли к машине. Смешно было, что Декс не был курящим. Я помнила, что курил он только несколько раз за время нашего последнего «приключения», и только после того, как мы еле выжили после взрыва на маяке.

Но Декс и не был нормальным. Он признался в том, что у него было расстройство, но я не знала, стоит ли этому верить. Да, он был странным, даже пугающим порой, но я никогда не видела его подавленным. Хотя знала, что он принимал лекарства. Помогали ли они, я не знала, ведь не могла судить по тому времени, сколько мы знали друг друга. Я надеялась, что за время этой поездки узнаю его лучше. Я и забыла, как сильно он интриговал меня.

Мы сели в машину (в джип, ведь ехали мы по неровной местности), и вскоре мы были в пути. Куда? Я не знала.

Я ожидала неловкость в машине с Дексом. Мне всегда требовалось время, чтобы войти в колею, когда я снова встречала людей, а с ним все было только сложнее. Но, что удивительно, он был расслаблен и весел.

— Где проведем ночь? — спросила я, глядя, как огни аэропорта удаляются в боковом зеркале.

— Я думал разбить палатку посреди пустыни. Я же говорил, что все будет дешевым.

Я смотрела во тьму и чувствовала себя неудобно посреди бесконечной пустыни, что могла что-то скрывать. Ночевать в пустыне не хотелось совсем.

Я пыталась смотреть на него как можно спокойнее, но глаза меня выдали. Он сонно улыбнулся мне.

— Успокойся, паникерша. В мотеле. Может, пересечемся с проститутками, но это не самое страшное, что может быть.

— Не смешно, — я сверлила его взглядом, но мне нравился наш спор. Он подмигнул мне и переключил внимание на дорогу.

— Как ты? — спросил он. Серьезность его голоса вызывала подозрения.

— В порядке.

— Врать ты не умеешь.

Я склонила голову.

— Что? Я в порядке. Я не говорила, что все отлично.

— А должна быть, Перри. Ты должна быть в восторге. Это Нью-Мексико. Посмотри только, — он махнул на тьму, а потом взглянул на меня. — С тобой что-то не так.

Я пожала плечами.

— Ты не можешь судить.

— Да. Но ты мне что-то не рассказала.

Он уставился на меня, карие глаза блестели, как черные камни. В них вспыхивало напряжение.

— Я все же докопаюсь до причины до конца поездки.

Я выдержала его взгляд, пока вызывающая улыбка натянула уголок моего рта. В машине возникло напряжение, но я не знала, какое именно. Я даже отчасти надеялась, что сексуальное.

Я первой отвела взгляд и тут увидела машину, стоявшую посреди дороги. И мы были в паре секунд от столкновения.

— Декс! — завизжала я и вскинула руки, готовясь к удару.

Остальное было размыто. Визг тормозов оглушал, Декс ударил по ним и выкрутил руль. Джип трясся под нами, но, благодаря маневрам, мы остановились на несколько ярдов дальше машины. Дорога была темной, других машин пока что не было, и это спасло нас.

Хоть я и была живая, я едва дышала, бедное сердце бешено колотилось. Декс отчаянно цеплялся за руль, склонившись к нему. Он медленно ослабил хватку и посмотрел на меня. Он был потрясен.

— Ты в порядке?

Я кивнула, пытаясь совладать с дыханием.

Он тоже кивнул, словно говорил, что он в порядке. Он оглянулся.

— Что это такое?

Я развернулась на сидении. Машина была маленькой, стояла по диагонали, закрывая обе части шоссе. Свет в машине и снаружи был включен, все двери были открыты.

Казалось, все выбежали из нее в темноте. От этого мне стало страшно.

— Что случилось? — прошептала я. Он покачал головой и отстегнул пояс. Я тут же коснулась его руки, чтобы остановить его. — Ты что творишь? Нельзя туда идти! — прошипела я.

Он все равно отстегнул пояс и открыл дверь.

— Оставайся здесь. А там могут быть раненые.

На этом он закрыл дверь и оставил меня в машине. Черт возьми!

Я быстро отцепила свой пояс, выскочила из машины и побежала за Дексом. Я ждала, что он прогонит меня, но он будто знал, что я все равно пойду за ним.

Машин вокруг все еще не было, и это было зловещим знаком, ведь мы были не так далеко от города. Свет брошенной машины и нашего джипа были единственными.

Двигатель машины не был включен. Не было следов шин на дороге, что означало бы, что они быстро тормозили (а вот джип после себя отметины оставил). Казалось, кто-то спокойно решил остановиться здесь и уйти.

— Мне это не нравится, — начала я, но Декс быстро вскинул руку, остановив меня, прижал палец к своим губам. Он замер и вгляделся в машину. Мы были лишь в паре футов, и я хотела вцепиться в него от страха.

А еще хотела спросить, что он выглядывает, но не осмелилась ни говорить, ни дышать.

Он осторожно шагнул вперед.

И тут я увидела это.

Что-то возникло на заднем сидении и исчезло. Я не поняла, что это, но там точно был не человек.

Декс медленно развернулся и посмотрел на меня, белки его глаз безумно блестели в свете фар.

— Нам стоит уйти, — быстро сказал он и потащил меня к машине.

— Что это? — крикнула я, все еще желая увидеть, хоть страх и сковывал горло. Я оглянулась, пока Декс тащил меня, крепко держа за руку.

Какая-то тень двигалась на заднем сидении. Машина на пару секунд качнулась взад-вперед…

Голова койота показалась из машины. Увидев нас, он выпрыгнул с заднего сидения на дорогу.

Я вскрикнула. Декс обернулся и замер.

Койот смотрел на нас, и глаза его были подозрительно знакомыми. Я уже видела койотов, они досаждали в окрестностях Портлэнда. Но в этом что-то пугало. Может, обстоятельства… Этот койот съел всех, кто был в машине? Я не могла оторвать от него взгляда. А он стоял, не двигаясь, как воздух вокруг нас, но я чувствовала, как он уже впивался в меня. Его глаза были странного зеленого цвета. Они сияли разумом. У койотов бывают зеленые глаза?

И вдруг мою руку дернули. Декс тащил меня к джипу. Я оглянулась, койот пропал.

И словно тяжелый туман поднялся с глаз, словно последние несколько секунд были сном, и тут я проснулась. Мы быстро вернулись в машину и, не говоря мне ни слова, он завел ее, и мы помчались по шоссе на большой скорости.

Я смотрела на него. Его руки впивались в руль хваткой кунг-фу. Его губы были сжаты в линию, а глаза… в них не было страха, но они были задумчивыми.

Я хотела спросить его, что случилось… куда делись люди из машины? Почему там был койот? Зачем так быстро уезжать? Но я видела, что не стоит трогать его этой ночью. Я должна найти ответы сама. Я повернулась к тьме за окном, что теперь была загадочнее, ведь где-то в пустыне теперь могли бродить люди.

Я не знала, что с ними случилось, но знала, что койот их не атаковал бы. Койоты не трогали группы людей, даже если были голодным. Машина была брошена, а койот искал… останки. Я поежилась от мысли о частях тела на заднем сидении.

Такой вывод мне не нравился, но пришлось довольствоваться им до конца пути.

Через час бы добрались до невзрачного мотеля на краю тихого города. Мы молчали все это время.


* * * | Рыжая лиса | * * *