home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


ППЕ

С первых же минут моего трудового дня выяснилось, что для меня нет нормального скафандра. Жилой бокс, в котором проживали шесть человек и с которыми я познакомился во время завтрака был разукомплектован и нанятый персонал работал с тем, что смог получить или найти. Лишнего оборудования работодатель не предоставлял.

-Пускай возьмет РТ-56, - сказал Георг: -Этот гроб даром никому не нужен, а если возникнет нужда, вытряхнем мальца из скорлупы и все дела.

-Разумно, -поддержал его напарник Витос: - работать с повышенной гравитационной составляющей здесь просто негде.

Слегка оживившись, народ перебрал по косточкам фантастические условия, при совпадении которых могла возникнуть ситуация с повышенной гравитацией в открытом космосе.

-Михалыч, - обратился я к самому возрастному из собравшихся: - а почему гравитация на станции такая-же как и на моей родной планете?

-Какая сила гравитации на твоей отсталой планетке никого не волнует, - подал голос Сергей: - Но могу тебя уверить, что она и близко не стоит с общегалактическим стандартом для жилых помещений базирующихся в пустоте.

Народ за столом с готовностью заржал над малопонятной шуткой.

-После крио камеры тело человека размораживается почти трое суток, за это время привычное восприятие гравитации на тело закладывается в текущую составляющую силы тяжести, реанимация мышечных волокон происходит только до необходимого минимума, - Георг влез в разговор с заумствованиями: - именно поэтому работники открытого космоса могут сразу же приступить к выполнению своих профессиональных обязанностей прибыв на рабочее место, не тратя ни дня на реабилитацию и акклиматизацию.

Я непонимающе глядел лица весело наблюдавших за мной людей.

-Ты хоть что-нибудь понял примат? – Сергей вызвал очередной взрыв смеха в столовой.

Зарекшись на будущее не спрашивать в присутствии более чем одного человека, я поплелся за вставшими из-за стола людьми. Судя по всему скука была самым большим бичом в космосе и я стал той отдушиной, над которой не потешался только ленивый имея благодарную зрительскую аудиторию.

-Заходи сюда, - Михалыч махнул мне в дверной проем.

Помещение оказалось складом, наполненным различными инструментами. В самом дальнем углу стоял шкаф, наполовину заваленный железками непонятного назначения.

-Твоя скорлупа там, -сказал он: - прежде всего разбери здесь завал и организуй широкий проход от стока до двери. Ты не разу не ходил в скафе, так что чем шире будет проход, тем меньше вероятность что ты что-нибудь своротишь. Ухитришься поломать хоть что-нибудь, и твой долг вырастет стократ больше.

-А каков сейчас мой долг? - взъерепенился я.

-Стоимость крио камеры с мясом, ковлар на твоей шее, энергия на разморозку, обогрев и освещение, питание за два дня и воздух 90 кубов, итого порядка 170 тысяч кредитов, - видя, как вытягивается мое лицо по мере перечисления пунктов долга, старик приходил в хорошее настроение: - учитывая твой статус животного, который не имеет права работать, твой долг будет только расти и никогда не уменьшиться.

Вывод который я сделал перебрав события сегодняшнего утра об оптимальном поведении, это минимальное привлечение внимания к своей персоне. Чем больше я выступал, тем жестче становился социальный поводок на моей шее.

Приборка в мастерской заняла около трех часов, когда все было более менее распихано по углам, я подошел к трехметровым дверям шкафа. На обшарпанной поверхности виднелась подтертая временем маркировка РТ-56. Потянув за левую створку, которая на удивление легко поддалась, несмело заглянул внутрь. Монструозное нечто выпирало из недр ниши шарообразным животом. Откинув обе створки в стороны, я позволил тусклым лампам осветить предназначавшийся мне скафандр.

Больше всего он походил на беременную бабу, широченные плечи и расставленные в стороны колени не позволяли назвать это женщиной. Торчащий в районе пупа выступ напоминал живот роженицы на седьмом месяце, тот срок, когда плод еще не опустился вниз и задорно торчал вперед. Моя двоюродная сестра как-то приезжала из деревни рожать в город и я наслушался тогда разговоров про роды и все что с этим было связано на три жизни вперед.

На спине скафа располагался прямоугольный чемодан, а по всей поверхности змеились различные полосы и трубки, образуя подобие мышечного корсета. Мой взгляд техника то и дело натыкался на пустотелые разъемы, было очевидно, что с этого костюма сняли все что можно и что нельзя, а в паре ниш даже торчали рваные края, как если бы начинку извлекали вместе с креплением.

«- Косорукие роды», - в сердцах охарактеризовал я всех тех, кто был причастен к мародерке.

Вчера я видел, как дед одевал скафандр и действуя по аналогии приложил руку к нагрудной пластине костюма. Через долю секунды он раскрылся, как какой-нибудь трансформер, позволяя мне протиснуться внутрь. Бочком, пригнув голову, я пролез в стальное нутро, и стоило мне выпрямившись занять центральное положение, как скорлупа пришла в движение и отгородила меня от свободного пространства.

«-А как выходить я не спросил», - пришла запоздалая мысль, но она была скорее веселой, чем панической.

Чуть пообвыкнув, стал лучше видеть в темноте. Справа и слева от меня виднелись экраны, правый едва-едва светился, по поверхности левого шла сеточка трещин, намекая что он сломан. Настроение тут же рухнуло вниз, сосредоточившись на единственном устройстве, которое еще тут работало, стал вчитываться в текст.

«Идет калибровка оборудования» разобрал я, едва заметная полоска ползла справа на лево через весь экран. Усмотрев в происходящем обычный процесс загрузки, чуть успокоился. Скафандр время от времени чуть шевелился, скрипели сервоприводы и где-то за спиной булькала жидкость.

«Калибровка доступного оборудования завершена», экран осветился чуть ярче, «требуется провести калибровку оператора».

«Приступить!» мысленно скомандовал я, усмехнувшись глупости вопроса.

«Обнаружен ментальный ретранслятор, производится подключение, протоколы согласованы, подтверждение на калибровку получено, процесс запущен, ориентировочное время окончания процесса 3 часа»

Последние строчки я уже не видел, слезы застили глаза от нестерпимой боли в темечке, вчитываться в надписи на мутном экране я уже не мог, но каким-то непостижимым образом до меня довели смысл сообщения.

 -Пусти обезьяну в дом, так она в кровать насрет и подушкой подотрется, - вернувшееся сознание услужливо донесло слова голосом Сергея.

Проморгавшись, увидел перед собой троих, Михалыч и Сергей стояли рядом с дверками шкафа, а Томас чуть подальше, удерживая на весу какую-то штуку.

-Ты зачем в скаф полез? Там же визуальный блок с речевым синтезатором вынут! - поинтересовался Михалыч: - Вылезай давай, Том уже устал эту хреновину на руках держать.

Кое-как протиснувшись наружу, я покинул так не гостеприимно встретивший меня скафандр. Едва я отошел, как Сергей нажал на что-то внутри шкафа и рама в которой находился костюм выдвинулась вперед.

-Долго в темноте сидел? – тем временем спросил меня Михалыч

-С полчаса наверное, -на удачу соврал я.

-Ну, наверное где-то так и есть, -прикинув что-то в уме решил он: -При расконсервации происходит первичная калибровка оборудования, учитывая, что этот скаф пустой, четверти часа как раз должно было хватить на основные узлы. А сидя в полной темноте и пять минут покажутся часом!

Говорить о том, что происходило на самом деле внутри я поостерегся, было неизвестно как отнесутся собравшиеся в помещении люди к моим действиям.

Лишиться возможности выходить в открытый космос, это было равносильно подписанию себе смертного приговора. Терпеть нахлебника никто бы не стал, а работа была только вне пределов жилого комплекса. Единственный способ выжить состоял в смене статуса с бесполезный на полезный. Получить статус «приносящий прибыль» было несбыточной мечтой.

Томас взобравшись по боковому уступу, приблизил удерживаемый в руке блок максимально близко к шлему скафандра. Сергей тем временем просунувшись частично внутрь, подсоединял торчащие из принесенного блока провода ко внутренним разъемам раскрытого скафандра.   

-Готово, -закончив монтаж Томас с явным облегчением опустил затекшие конечности и слез с рамы.

-Слушай меня, - развернув за плечо мое тело к себе лицом, Сергей начал инструктаж: - Залезаешь внутрь и выпрямляешься, на запрос системы говоришь «Да». После того как перед тобой высветится экран и ты увидишь внутреннее помещение этой комнаты сквозь визир скажешь «открыть скафандр». Если система захочет отключить интерфейс дашь отрицательный ответ. Все ясно?

-Сказать «да», сказать «открыть скафандр», сказать «нет», покинуть скафандр, -отчеканил я.

-Хм, - Сергей стал чуть менее суров: - из тебя может получиться толк, примат.

Ощутив ослабшую хватку на моем плече, полез опять внутрь. Как и в первый раз, стоило занять положение оператора скафа, железо пришло в движение и я оказался в полной темноте.

Неожиданно в голове прозвучали слова «калибровка оператора завершена», обнаружена «виртуальная оболочка управления скафом», «получен запрос на активацию программы», «ожидаю решения оператора».

Переварив услышанное, решил согласиться, как никак именно слово «Да» требовал Сергей произнести первым.

«Внимание, виртуальная оболочка управления скафом не поддерживает режим обмена информацией мыслеречью», «Рекомендуемое разделение управления функционалом на речевое и мысленное», «получено согласие оператора», «Активирован интеллектуальный блок оценки поступающих команд»

 Перед глазами мелькнуло несколько раз и в развернувшемся панорамном экране возникла картинка.

-Желаете провести калибровку оборудования? - раздался приятный голос.

-Да, - подтвердил я в полный голос, начав потихоньку соображать, что к чему.

«Внимание, получен запрос на доступ к тестовым цепям», «получено согласие оператора, доступ к тестовым цепям разрешен», «протокол обмена информацией виртуальной оболочки синхронизирован»

Мелькающие в моей голове запросы и информативные сообщения заставляли немного нервничать. Времени обмен информации практически не занимал, скорее это я подтормаживал, соображая какой дать ответ.

- Калибровка оборудования завершена, желаете посмотреть отчет?

-Открыть скафандр, - я вовремя вспомнил инструктаж Сергея.

-Выключить систему? – мужской баритон проявлял навязчивость.

-Нет, -поспешно сказал я.

Детали скафандра разошлись в разные стороны, не дожидаясь словесного ускорения я полез наружу. В помещении остался только Сергей, остальные ушли. Мужчина стоял у одного из стеллажей, ковыряясь в какой-то железке.        

-Сделал все как я сказал? – уточнил он, посмотрев на меня через плечо.

-Да, все как вы сказали, - отойдя в сторону, я встал ожидая дальнейших указаний.

-Иди в столовую, сейчас обед, - разматывая кабель и с разъемами сказал он: - Я тут доведу до ума твою скорлупу, после обеда выход в пустоту.

Информация о том, что я выйду в космос уже через несколько часов выбила из моей головы всю подозрительность, копившуюся во мне за время возни Сергея со скафом. Быть одним из первой сотни людей что побывали в космосе мне не представлялось возможным даже в самых смелых мечтах. То, что я находился не на Земле нисколько не умаляло грандиозности предстоящего события.

-Садись и ешь, - Михалыч поставил миску с серой бурой на стол, заметив мой отсутствующий взгляд он воспринял его на свой счет: -Другой еды для тебя на станции нет и в ближайшие пару десятилетий не предвидится. Что обед, что ужин, еда всегда одинакова, либо ты к этому привыкнешь, либо привыкнешь.

 Его слова вызвали очередной взрыв смеха, судя по всему это была местная шутка. Мой организм с благодарностью воспринимал любую органику, что я клал в рот. Последствия крио заморозки еще не прошли окончательно и приступы голода обрушивались на меня время от времени без всякой системы. Взять ложку и есть? Что может быть проще…


Место под солнцем | ПРИМАТ | Выход







Loading...