home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



 Ручной привод

Ковлар отвалился сам лишь месяц спустя, это произошло буднично и я обнаружил это только к вечеру, когда вернулся в каюту с намереньем лечь поспать после очередного рабочего дня в качестве пассажира. Откинув синтетическую материю, выполнявшую роль одеяла, я увидел коробок сиротливо лежавший на простыне. Взяв его в руки, я повертел пустотелый кокон и положил в ящик тумбочки. Личных вещей у меня не было и коробок стал первым из первых. Кончики пальцев пробежали по шее, но обнаружили лишь легкую шероховатость. В мутном зеркале удалось рассмотреть покраснение кожного покрова. Больше никаких изменений не произошло и я вскоре забыл об этом, тем более что с каждым днем я узнавал все больше и больше информации, позволявшей вникать в происходящее вокруг.

Сергей время от времени сдавал меня в аренду другим бригадам, когда не нуждался в моей помощи. Георг и Витос чаще всего заставляли меня заниматься приборкой на складских помещениях, а Томас с Лукой брали с собой в космос, используя как оператора в перерабатывающем цеху. Все, что я делал, так это также сидел в скафандре, когда то один, то второй используя удаленный гостевой доступ к моей системе фиксировали крупногабаритные объекты в плазменных печах. 

Складских помещений в жилом комплексе насчитывалось целых пять штук, самый крупный и самый запущенный был новым объектом моей работы.

-Думаю тебе пару лет придется здесь ковыряться, чтобы привести все в порядок, - отпустил шпильку Витос, впустив меня в огромный ангар.

-Освещения здесь нет, так что придется поработать впотьмах, - поддержал его Георг и оба заржали.

-Может мой скаф сюда привести? – предложил я: - поставите его у входа, в комплектации костюма остался фонарь, я смог бы им светить в разные стороны.

Молчаливо выслушав их мнение о том, что принимаемые мной таблетки пошли явно на пользу, дождался пока временные работодатели перегнали скаф на склад. Управлять скафандром меня учить не хотели, но возвращать его самим вечером назад в раздевалку к стенду мужчинам было лень.

-Ладно, - сказал Георг, устав от моего нытья и соблазнившись перспективой не тратить больше свое время на возню со мной: - смотри сюда, если с первого раза не запомнишь, то это только твои проблемы, больше помогать не будем.

Управление казалось не сложнее компьютерной игры от третьего лица, с той лишь разницей, что использовались все пальцы и ладонь правой руки. Цельнометаллическая сенсорная перчатка одевалась на ладонь и считывала движение пальцев руки и ее положение в пространстве.

-Освоишь управление, потом и в космосе своим скафом сможешь управлять, - сказал Витос, и они опять засмеялись.

Вся разница управления в космосе и на станции была в том, что ориентация ладони, которая отвечала за положение горизонта здесь не работала, а так же сигнал от мизинца не функционировал, регулировать скорость вращения в замкнутом пространстве не было необходимости.

Дождавшись пока оба уйдут, я попробовал повторить показанные движения. Теория управления одной рукой попадалась на флешке Георга и я уже изучал ее, запомнив действия. Теория оказалась далека от практики, так же как просмотр порно фильма от секса с живым партнером. В первый день я потратил на приборку не более пары часов, остальное время приноравливался к управлению.

Через какое-то время я понял в чем дело. Настройки в виртуальной оболочке установленные Сергеем я не трогал. А использовать жесты для чужой руки оказалось очень сложным, моя моторика сильно отличалась и простое управление превратилось в пытку. Мысленные команды для перемещения в пространстве скаф не воспринимал и после четверти часа работы пальцы правой руки буквально ломило от боли.

Выходов в пустоту, когда требовалась моя помощь за в последнюю неделю было мало, Сергей справлялся сам разочаровавшись во мне, как в напарнике. Я все чаще был предоставлен самому себе, проводя время на захламлённом складе в сортировке и каталогизации хранящегося там лома от запчастей и инструментов.

«-О!»- не поверил я своим глазам, отодвинув в сторону металлизированную сетку с одного из стеллажей.

Время от времени на складе попадались различные детали, имеющие внешнее сходство с привычными для меня вещами с родной планеты. Показавший свой округлый бок предмет напомнил мяч, пятигранники покрывавшие его поверхность были один в один с футбольным инвентарем.

Попробовав вытащить его руками из под наваленного сверху хлама, я не смог сдвинуть шар с места даже на микрон.

«-Тяжелый зараза», - ни капли не расстроившись, я подогнал скаф поближе и манипулируя руками, обхватил предмет. Запущенная программа распознавания, подгруженная мной в память скафандра, выдала ошеломляющий результат.

«Гравиокомпенсатор КИЧ-1000, износ 98%».

Я зачарованно взирал на оказавшееся у меня в руках сокровище. Тысячи мыслей вихрем просвистели в моей голове. За долгие вечера, проведенные в уединении своей каюты, я обдумывал свое положение и строил сотни схем по собственному спасению из сложившейся ситуации. Меня очень многое не устраивало в сложившейся обстановке, и в отличие от окружавших меня людей я искал реальный способ вырваться от сюда.

Одним из наиболее вероятностных сценариев собственного освобождения было зарабатывание достаточного количества кредитов. Вся проблема заключалась в том, что я был лишен возможности самостоятельно искать на просторах свалки какие-либо вещи, пригодные для последующей перепродажи изредка залетавшим к нам торговцам.

Мой скафандр не имел оборудования для ориентации в пространстве, сканирования и анализа масс мусора, а так же какого-либо инструмента для работы на месте с материалом. На складе попадалось довольно много различных блоков, но все они были бесполезны для моего скафа, так как его работа была основана на абсолютно другом принципе взаимодействия с окружающим пространством.

Основным узлом, своеобразным сердцем скафандра РТ-56 был гравиокомпенсатор, без него все остальное теряло свой смысл. Если бы я смог найти и установить в скаф недостающую деталь, то моя скорлупа из бесполезного куска железа становилась вполне приличным инструментом для работы в космосе.

Я посвятил очень много времени изучению принципа работы этого устройства, а так же всех возможных модификаций, в надежде на то, что улыбнется удача, и сегодня это произошло.

Как ни странно, но не зависимо от модели гравиокомпенсатора, размер устройства, способного поглотить чудовищные перегрузки в космосе, оставалось всегда одинаковым. И малые яхты, и грузовые транспортники, и даже военные линкоры, все космические корабли несли в своей утробе одинаковые «футбольные мячи». Отличие было лишь в радиусе действия компенсатора перегрузок, отсчитываемого от места установки шара. В зоне действия компенсации, как правило располагались жилые помещения а также хрупкие приборы управления кораблем. Одно судно не могло иметь более одного гравиокомпенсатора, что вызывало сильные неудобства при компоновке отсеков и накладывало определенные правила в расчете прочности несущих переборок.

Гравиокомпенсатор, удерживаемый в ладонях моего скафандра, был моделью, предназначенной для торговых судов среднего класса, радиус компенсации у новой сферы был равен 1000 метрам, попавшаяся мне в руки деталь была катастрофически изношена, но тем не менее все еще могла выполнять свои функции. Эти сферы были одноразовыми и не подлежали ремонту, но при этом свою работоспособность утрачивали только при достижении 100% износа.

Существовал и второй параметр, учитываемый при работе с гравиокомпенсаторами. Чем больший радиус действия был заложен изначально в шар, тем большие нагрузки он мог выдержать. Предмет, на который я смотрел сейчас с восторгом, несмотря на 98% износа был в состоянии поддерживать сферу в четыре метра диаметром и учитывая микроскопические нагрузки, которые будет получать мой скафандр при работе в районе свалки, имел срок жизнедеятельности устремленный к бесконечности.

Раскрыв скафандр, я залез внутрь.

«Желаете установить гравиокомпенсатор», «начинаю установку оборудования», «тестирование подключения завершено», «доступны функции:…», «активация».

В эйфории от свалившейся удачи я соглашался на все, что мне предлагала система по мыслеречи. Неожиданно пол ушел из под ног и я потерял ориентацию в пространстве. Несколько ударов в шлем, плечо и спину ошеломили меня. Запаниковав и не понимая, что происходит, я выключил скафандр, отдав соответствующий приказ.

Упав на пол с ощутимым грохотом, я пролежал в скрюченной позе какое-то время, приходя в себя. Восстановив по памяти события, обозвал себя кретином и стал соображать, как выкрутиться из сложившегося положения. Планируемая мной тайна по установке гравиокомпенсатора утрачивала шанс на успех, если мне не удастся встать.

Основной причиной случившегося происшествия был активировавшийся гравиокомпенсатор. Сила тяжести, искусственно поддерживаемая на станции была скомпенсирована и я оказался в невесомости.

Мое резкое рефлекторное движение ладонью с надетой на нее перчаткой управления заставило скаф двигать конечностями, что привело к неконтролируемому движению в замкнутом пространстве. Оставалось надеяться, что я не сильно повредил скафандр как и валяющийся здесь хлам.

Собравшись с силами, я активировал скаф. Ничего не делая, стал оценивать ситуацию. Гравиокомпенсатор опять погасил силу притяжения и я воспарил над полом. Медленно дрейфуя по помещению, я стал удаляться от места падения. Стараясь не двигать телом, особенно правой ладонью, я решал, как мне вернуться к двери выхода со склада.

 «Управление в пространстве доступно», «желаете откалибровать мыслекоманды с приводами скафандра?»

Недоступное ранее управление появилось с установкой сердца в костюм. Слегка мандражируя, согласился с предложенным. Микро рывки почти не смещали меня с места, за пять минут скафандр показал мне все, на сто способен.

Движение вокруг трех осей в обе стороны, шесть направлений линейного движения вперед и назад, движение с ускорением и замедлением, комбинирование всего со всем. Когда тест был закончен, я чувствовал легкую тошноту, вестибулярный аппарат не вызывавший до этого никаких нареканий напомнил о своем существовании.

«Физиологические параметры оператора определены, повторного превышения допустимых величин не повторится», по своему отреагировал на мою слабость скафандр.

«-Хорошо если так», - с неудовольствием подумал я.

Проговаривая мысленно куда хочу смещаться, постарался достигнуть входа в помещение. Это удалось сделать без особого труда, но я остался не доволен управлением. Даже по сравнению с перчаткой, мысленные команды занимали намного больше времени, одних «левее», «левее», «тише», «разворот», «правее», было произнесено более сотни. При управлении рукой подобной ерундой заниматься не приходилось.

Вернув скафандр на прежнее место, стал думать, что делать дальше. Система безмолвствовала и мне ничего не осталось, как вылезти из скафа. Оценив нанесенные повреждения окружающему меня хламу как незначительные, я принялся по старинке разгребать завалы. До конца дня ничего нового в голову не пришло и охватившая было меня эйфория прошла, оставив горьковатый привкус разочарования.


Первые дни | ПРИМАТ | Торговец.