home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 5

Подбросить амулет в самом деле являлось работой несложной. И тратить на нее дни занятий в Академии совершенно не хотелось. Поэтому вылазку к графу запланировала на выходные. В принципе можно было поступить банально — ночью влезть в окно, оставить «подарочек» и бесшумно удалиться. Но самой себе могла уж признаться — да, я соскучилась по работе. Душа требовала хоть каких-то приключений.

В нужный день мы с Линой вышли из таверны «Серебряный меч» в Китове — ближайшем к поместью графа Танского городе (к счастью, из дома Берты можно было попасть в любой мало-мальски крупный город). Вслед за нами вынесли несколько крупных сундуков и чемоданов и закрепили их на предварительно нанятой крытой карете. Собственно, только в одном чемодане находились необходимые мне вещи. Но поскольку в данный момент я выдавала себя за знатную даму, а той не пристало путешествовать без кучи хлама, то пришлось тащить этот самый хлам за собой. Дорога до поместья, по полученным сведениям, занимала около трех часов, и мы собирались выехать так, чтобы успеть туда до ужина.

Выглянув на улицу, я радостно осмотрела низкие темные тучи. Что ж, одно дело — проситься просто на ночлег, а другое — если еще и дождь польет: тем труднее будет нам отказать.

Наконец мы погрузились в карету. Якоб, старый слуга Берты, взятый за кучера, щелкнул кнутом, и карета плавно покатила к городским воротам.

К поместью мы приехали как раз вовремя — начинало темнеть, к тому же полчаса назад зарядил пока слабенький, но все усиливающийся дождь. Мой расчет был прост. В документах Сорби я обнаружила подробную характеристику графа, где первым и главным пунктом стояло: «Большой любитель женщин». Этим я и собиралась воспользоваться. Графство находилось на самом юге страны, выдаваясь острым мыском, зажатым между Аланией и Лаором. Поэтому иностранные гости, пересекающие графство, следуя из одной страны в другую, здесь были нередки.

Карета заезжала во двор. Я слегка высунулась из окна, стараясь не намокнуть сильно, с одной стороны, но и разглядеть поместье — с другой. И тихо присвистнула. Особняк был огромен. Древнее массивное каменное здание с легким оттенком мрачного средневековья поражало воображение. «А ведь у графа к тому же нет наследников мужского пола», — подумалось неожиданно. Да уж, не знаю, что там за грешки у этого бабника, но корона получит неплохой подарочек. Сердце кольнула жалость к хозяину — а может, ради этого все и затевается? От этой мысли мне стало неприятно. Я поспешно отогнала ее прочь, напомнив себе, что это не мое дело.

Мы с Линой подошли к массивной деревянной двери, я взялась за дверной молоточек… Нам отворили раньше, чем я успела постучать, — несомненно, незваные гости были замечены. На пороге стояла высокая тощая женщина, вероятно экономка, в бесформенном сером платье и белом чепчике. Длинный острый нос горделиво задирался кверху. Не похоже было, чтобы она собиралась пускать нас в дом.

— Простите, мэм, а хозяева дома? Доложите, что приехала госпожа Мати Гвардис. Мы бы хотели попроситься на ночлег…

— Здесь вам не постоялый двор, — грубо оборвала меня женщина. Она внимательно осмотрела мой, признаюсь, не самый скромный наряд (все-таки не на нее рассчитывался) и презрительно поджала губы. — Я тут хозяйка. Проваливайте.

Вот повезло наткнуться на подобную… грымзу. И не помню я, чтобы в документах что-либо упоминалось про жену…

Сверху неприятно капал мелкий дождик. К счастью, шляпка пока от него укрывала. На улице становилось зябко, а из дома тепло и уютно лучился свет и доносились легкие запахи близкого ужина. Я сделала еще попытку:

— Но я слышала, это поместье графа Танского. Не могли бы вы доложить ему…

— Нечего ему докладывать. Я уже сказала, тут вам не ночлежка. — Тяжеленная дверь начала медленно закрываться.

Я вздохнула. В любом случае оставался и второй вариант. Или правильнее сказать — первый? Придется как обычно, по старинке, через окно. Зря Лину с собой таскала.

Однако не успели мы сделать и пары шагов в сторону кареты, как в доме послышался шум и наружу выкатился не в меру полный мужчина.

— О, леди! Позвольте представиться — граф Танский. А для вас, моя дорогая, просто Барри. Простите моей сестре ее невежливость. Она столь… мм… добродетельна, — сказал он, спускаясь к нам и беря меня под локоток, и добавил шепотом: — Мымра старая, сама уродина, вот других красоток и не любит.

Его пальцы пару раз заговорщицки сжали мой локоть, а у меня перед лицом вдруг оказалась крупная лощеная физиономия с подмигивающим глазом. Я поощрительно улыбнулась, якобы поняв шутку. А мужчина продолжил нормальным тоном:

— Проходите, проходите.

Наконец-то я попала в дом. Хм, даже если судить только по прихожей, то внутри особняк смотрелся не хуже, чем снаружи. Достаточно новая мебель, стилизованная под старину, мягкие пушистые ковры, стены отделаны местами мрамором и нешлифованым камнем, местами шелковыми обоями.

— Бедняжка, устали, намокли. Что же занесло столь прелестное создание в наш удаленный уголок? — снова обратил на себя внимание граф.

— Госпожа Мати Гвардис, к вашим услугам. — С трудом вырвав локоть из цепких пальцев, я присела в реверансе. Затем подняла взор. Взгляд небесно-голубых глаз (спасибо, Азалия), которым я наградила графа, смог бы разжалобить даже труп. — Я еду из Адании. Месяц назад мой дорогой любимый муж… — Послышался легкий всхлип, и краешек кружевного надушенного платочка чуть коснулся уголков глаз. — Ах, простите… Так вот. Мой дорогой любимый муж скончался. После этой потери я решила переехать к родственникам в Лаор. Но дорога столь длинна и утомительна… Мы собирались остановиться на ночлег в Китове. Но все ехали и ехали, а города по-прежнему нет. Я устала и замерзла. А когда начало темнеть, испугалась — вдруг здесь есть разбойники! — От избытка чувств я слегка коснулась руки милорда. — Не иначе сами боги послали нам на пути ваш дом, ваше сиятельство. Я вам так благодарна.

— Ну что вы, что вы, — собственнически похлопав меня по плечу, отозвался граф. — Сейчас вам покажут вашу комнату. Отдохните немного, через час у нас ужин — вы ведь почтите нас своим присутствием?

— Непременно, — снова склонилась я в реверансе.

Времени до ужина вполне хватило, чтобы освежиться, немного отдохнуть и приготовиться к встрече с графом. Когда в двери постучала служанка, присланная проводить меня, я была полностью готова.

Войдя в обеденную залу, на несколько секунд остановилась, дабы полюбоваться реакцией присутствующих. Шум и разговоры мгновенно смолкли, и на меня уставились три восхищенных мужских взгляда и один негодующий женский. Что сказать… я была прекрасна. Какая жалость, что без дополнительных ухищрений от собственного лица я в жизни не добилась бы подобного эффекта. Золотые волосы, убранные в высокую прическу, открывали точеную алебастровую шею. Полные алые губы и вызывающий покрой платья выдавали женщину страстную и искушенную. И в то же время наивно распахнутые голубые глаза, смущенный румянец на щеках и нитка жемчуга на шее — извечный атрибут молоденьких невинных девушек. Нехитрое сочетание оказалось взрывным.

Первым опомнился хозяин. В мгновение подлетел ко мне, осыпая комплиментами, схватил за руки, пытаясь их расцеловать и мучительно борясь с желанием перевести взор с моего лица в глубокое декольте бордового бархатного платья.

Я огляделась. Столовая представляла собой одновременно как место для обеда, так и место для отдыха. Приятный приглушенный свет магических светильников, на столе свечи. С одной стороны залы массивный деревянный стол и такие же стулья с высокими спинками, как в замках из рыцарских романов. С другой — выложенный камнем камин, вокруг которого расставлены удобные кресла, рядом столик с вином. Именно здесь, ожидая ужина, и собралось честное общество.

Женщину, сестру графа, я ожидала увидеть, а вот двух их гостей уж никак… Граф Танский представил меня и подвел к свободному креслу.

— Располагайтесь, дорогая. — Затем он сделал широкий жест в сторону присутствующих: — Разрешите представить вам моих гостей, что заехали в наши места поохотиться. Ленси Арадер, лик-принц королевства и придворный маг, и герцог Неш…

С Ленси я уже встречалась, а вот Алекса Неша видела впервые. Дипломат, политик, советник короля. Возраст боюсь даже угадывать, вероятно, не меньше двухсот лет, хотя выглядит от силы на тридцать пять — сорок. И каким ветром их принесло? Ленси — близкий друг Джека Сорби. Возможно, он специально ошивается здесь, чтобы в нужный момент случайно обнаружить амулет? А герцог сойдет за свидетеля… Или люди в самом деле приехали поохотиться, а я уже всех и вся начинаю в смертных грехах подозревать?

Мы церемонно расшаркались и обменялись дежурными любезностями.

— …ну и с моей сестрой вы уже знакомы, — закончил граф.

Я напрягла мозги, пытаясь вспомнить, представлялась ли нам «грымза», как я ее окрестила. Похоже, что нет, ну и ладно.

— А теперь прошу всех к столу, — пригласил Барри и ловко подхватил меня за талию.

Длинный стол был явно рассчитан на большее количество народу. В идеале во время крупных приемов хозяева сидели в разных его концах. Сейчас же нам накрыли с одного краю, чтобы дать возможность нормально вести беседу, не крича друг другу за пару метров. Граф направился к месту во главе стола, меня усадил по правую руку от себя. Арадер и Неш, похоже, заняли свои обычные места — Ленси слева от хозяина, а Неш возле меня. Судя по тому, как злобно зыркнула на меня грымза, я покусилась на ее законное место. Впрочем, вскакивать и извиняться я не собиралась, поэтому той пришлось сесть с краю, возле лик-принца.

Арадера я несколько раз мельком видела в Академии, но поскольку у нашего курса он занятий не вел, то повод узнать поближе пока не представился. Неша и вовсе видела впервые. Поэтому хотела воспользоваться ужином не только для соблазнения графа, но и чтобы узнать получше этих двух не последних людей королевства.

Логично предположив, что ужин будет долгим, я не спешила переходить к флирту. Вместо этого с удовольствием пообщалась с Нешем и Ленси. Обсуждали преимущественно отличия Исталии и Адании, откуда я якобы родом. К счастью, благодаря регулярным визитам к Киру, об Адании я имела неплохое представление, по крайней мере более чем достаточное для леди. Я с удовольствием поведала о популярных технических новинках, выслушала рассказ об их аналогах в Исталии. В конце концов сошлись на том, что магия и наука — понятия родственные, все зависит лишь от того, какой вид энергии используется. Заболтавшись, я чуть не потеряла счет времени. Собеседники показались мне вполне достойными людьми. На грешную землю меня вернула грымза, некстати вставившая и свое словцо:

— А это в Адании так принято — не носить траур после смерти мужа? — едко протянула она и снова недовольно поджала губы.

Ну что ж, правильно. Нечего забывать о цели визита. Раз уж мне напомнили о безвременно почившем супруге, надо как следует расстроиться и опечалиться, дабы вызвать у графа желание немедленно меня утешить.

— Ах… — Я вытащила крошечный кружевной платочек. По щеке тоскливо катилась одинокая слеза. — Я всю жизнь буду скорбеть. Это был человек высочайшей души, — патетично произнесла я, — а уж как умел любить… Перед смертью он позвал меня к себе и выразил последнюю волю. Он не желал, чтобы я похоронила себя в четырех стенах дома, закутавшись в черные тряпки. Любимый взял с меня обещание, что я не стану носить траур, уеду к родственникам, постараюсь найти себе хорошего мужа и снова стать счастливой. — Ресницы затрепетали, приподнялись, и лучистый взгляд на миг коснулся глаз графа. — Ах, если бы это было возможно… — Кружевной платочек коснулся уголков прелестных глаз. — Простите, я немного расстроилась, вспомнив…

Граф мгновенно налил мне вина:

— Выпейте немного, дорогая. Ваша преданность мужу столь похвальна. Я совершенно уверен, что женщина с такими… — Барри сглотнул и прошелся тяжелым взглядом по моему декольте, — достоинствами непременно отыщет себе пару.

Я послала глубокий признательный взгляд, кокетливо заправила локон за ушко, затем благодарно коснулась его руки.

— Вы столь добры, ваше сиятельство, — тихо, с легким придыханием ответила я, пустив в его сторону легкую волну сексуального возбуждения.

Глаза графа моментально засияли.

— Вы как нежная, трепетная лань, — прошептал мужчина почти мне в ухо, — богиня, созданная для любви.

Я зарделась. Ресницы смущенно опустились. Закрепляя успех, граф под столом потерся коленом о мою ногу.

— В вашу честь надо слагать стихи, — продолжал распыляться Барри, расточая плотоядные улыбки. — Вам нравится поэзия Блоски?

Хм… Кажется, такое встречала. Поэт, популярный у молоденьких жеманных аристократок. Читала когда-то его творения. О том, что такое ритм и рифма, Блоска, похоже, никогда не задумывался. А уж содержание… На фоне его стихов даже некогда любимые мной любовные романы выглядели серьезными и вдумчивыми шедеврами мировой литературы.

— Обожаю Блоску, — чуть подавшись вперед и завороженно глядя в глаза мужчине, ответила я.

Ужин закончился. Все встали из-за стола, намереваясь вернуться к камину и продолжить беседу. Граф взял меня под руку, чтобы проводить, и едва слышно шепнул:

— Как вы смотрите на то, чтобы обсудить возвышенную поэзию наедине? Вдали от этих грубых, непонимающих людей. Приходите ко мне вечером?

Я игриво стрельнула глазками и едва заметно кивнула.

Поздно вечером я крадучись подобралась к двери спальни Барри и чуть поскреблась. Та сразу же отворилась. Спальня выглядела под стать всему дому. Такой же каменный камин — интересно, здесь в курсе, что существуют более удобные способы обогрева помещений?.. Те же кресла, выполненные под старину, тяжелые темно-коричневые гардины и гобелены с фривольными сюжетами. А главное… кровать — необъятный монстр, занимающий большую часть комнаты, с высокими резными столбиками и огромным балдахином из пошлого красного бархата… Глядя на это чудо, я поежилась. Однако граф воспринял этот жест по-своему.

— Так и знал, дорогая, что тебе понравится! — томно прошептал мне в ухо.

Я рванула к маленькому столику в другой части комнаты, куда слуги поставили вино и закуски.

— Предлагаю сначала выпить по бокальчику. Хорошее вино, знаете, так способствует… ощущению… мм… — слегка лизнула верхнюю губу, страстно глядя в мутные глаза гостеприимного хозяина, — поэзии Блоски.

Плеснула в оба бокала, чуть крутанула камень на перстне и, закрыв собой на секунду стол, высыпала в один из фужеров небольшую дозу сероватого порошка. Тот медленно опустился на дно и за пару мгновений растворился.

— Давайте не будем торопиться, — попросила я своего собеседника, садясь в кресло и протягивая ему вино. — Стихи Блоски не терпят суеты. Чем дольше предвкушение, тем сильнее мы ими насладимся… — Голос становился все проникновеннее. — А начнем с бокала этого чудного вина.

Граф тяжело вздохнул. По всему видно было, что он готов перейти «к стихам» прямо сейчас, однако отказывать даме в такой малости, как распитие вина, было бы невежливо. Тем не менее Барри по-своему попытался ускорить процесс — он залпом вылил в себя благородный напиток и выжидающе уставился на меня. Я сидела в кресле, заложив ногу на ногу, и чуть покачивала носочком туфли. Изредка подносила бокал к губам, чтобы сделать крошечный глоточек, и стреляла в мужчину глазками поверх хрупкого стекла.

Чтобы порошок подействовал, необходимо четыре минуты. Нетерпеливого любовничка хватило всего на три с половиной. Торопливо поднявшись, он грохнул бокалом об стол, едва не сломав тому ножку, и поплыл ко мне.

— Ах, дорогая, ты столь прелестна, — начал ворковать он, протягивая руки и пытаясь меня обнять.

Я глупо хихикнула и попробовала отстраниться. Куда там — от такого слона отстранишься. Встав на колени рядом, Барри уже тянулся в мою сторону губами. Меня передернуло от отвращения. Я вжалась глубже в кресло. Отвернув от него голову, вытянула посильнее шею и постаралась одернуть рукав пониже. Вот-вот, пусть уж лучше плечи слюнявит, чем в рот лезет. Граф вцепился одной рукой в грудь, второй в руку и начал залазить на меня. Размер кресла, похоже, его совершенно не смущал.

Я в уме отсчитывала секунды. И чего я сюда поперлась? Влезла бы в окно, и всего делов-то. Нет, приключений захотелось. Боже Ари, уже пять минут прошло! Граф, конечно, тот еще боров — зачем только себя так раскармливать, — ну так и дозу ему дала… лошадь свалить хватило бы. Я уже начала подумывать, как бы остудить пыл ретивого мужчины и заставить выпить еще вина… как нависающая надо мной туша неожиданно закатила глаза и осела всем своим весом, выдавив из моих легких воздух.

С трудом столкнув его на пол, я отдышалась. Фуф, ну наконец-то! Схватив со столика чистую накрахмаленную салфетку, брезгливо вытерла шею и плечи. Не знаю, чем Танский насолил Тайному отделу, но лично у меня жалости к нему уже не осталось.

От порошка с графом ничего фатального не случится. Через час потеря сознания сменится крепким сном, затем еще пару дней пациент будет слаб и проведет в постели. И все. Хотя доктора, чтобы объяснить неожиданную потерю сознания, наверняка сошлются на сердце или еще что. А может, просто порекомендуют меньше есть и пить…

Теперь осталась самая малость. Тайник не оправдал своего названия и нашелся сразу. Презрительно фыркнула. Сорби был прав — защиту ставили дилетанты, я с ней справилась в минуту. Что у нас здесь? Бумаги, драгоценности… Стандартный набор. Достала из широких складок юбки гаситель и положила его поближе к задней стенке, как и просил Джек. Это на случай, если хозяин случайно заглянет. Теперь, чтобы заметить коробочку, придется выгрести почти все, что лежит в сейфе. Аккуратно закрыла дверцу, вернула на место охранки.

Допив вино, поменяла свой бокал на графский. Не думаю, что кто-то станет делать анализ, но рисковать не стоило. Еще раз на всякий случай осмотрела комнату. Улыбнулась и…

— А-а-а! Умер! Умер! Граф умер! — Дверь спальни резко распахнулась, и я выскочила в коридор, истошно визжа, беспорядочно мечась в разные стороны и не переставая вопить.

Первой прибежала грымза. Ворвавшись в комнату, быстро оценила ситуацию и послала за врачом. Из-за углов выглядывали любопытные слуги, но толпиться у спальни остерегались. Последними на шум явились гости. Неш, похоже, уже готовился ко сну и вышел, накинув только халат.

— Что здесь произошло? — сухо осведомился советник.

— Мы… э-э-э… стихи читали, — то краснея, то бледнея, промычала я, — и графу стало плохо… А я решила, что он умер, и испугалась. Но, кажется, ничего страшного.

Неш выразительно посмотрел на меня, без слов высказывая свое отношение к молодым вдовам, уединяющимся с мужчинами в чужих спальнях. Затем отодвинул меня с прохода и направился осматривать место происшествия.

Почувствовав спиной еще один взгляд, я обернулась, ожидая увидеть осуждение и в глазах Ленси. К моему удивлению, он улыбался.

— Вы прямо спасли мне жизнь, — очень тихо произнес он. — В этом году охота столь неудачна, что я умер бы со скуки, доведись мне провести здесь еще неделю. Мое почтение.

С этими словами Арадер чуть поклонился и, развернувшись, ушел, по-видимому не имея никакого желания навещать графа. Я удивленно смотрела ему вслед. Это значило, что болезнь хозяина — хороший повод, чтобы извиниться и уехать? Или же это прозвучало как «спасибо, что не отложили задание еще на неделю»? Интуиция подсказывала, что верно последнее утверждение.

Утром я заскочила проведать пострадавшего, предварительно пообещав доктору не переутомлять больного. Пожелала графу скорейшего выздоровления, посетовала на невозможность задержаться подольше и пообещала как-нибудь заехать в гости.

Мы с Линой подождали, пока все наши чемоданы будут уложены обратно. Я попрощалась с сестрой и гостями его сиятельства и поспешила покинуть этот гостеприимный дом.

Едва сев в карету и выехав за ворота поместья, я достала почмаг и отправила Сорби короткое сообщение:

«Все.

Гейша».

Ответ пришел почти сразу. На фирменной золотистой карточке красовались изящные ровные буквы:

«Деньги переведены на Ваш счет. Спасибо за сотрудничество.

Дж.»

«P. S. Не желаете вместе поужинать?»

Я задумалась. Если бы можно было снова пригласить нашего милого профессора Джека поздно ночью на студенческую кухню есть суп и болтать о жизни, я бы это сделала с огромным удовольствием. А сидеть в дорогом ресторане с надменным, самоуверенным герцогом и вежливо выкать весь вечер, поддерживая светский разговор, не хотелось совершенно. Поэтому я улыбнулась и спрятала карточку, решив просто проигнорировать приглашение.


ГЛАВА 4 | Мир в прорези маски | ГЛАВА 6