home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 1

Я сидела, сбросив обувь, у огромного голубого озера и с удовольствием болтала в нем ногами. Руки приятно утопали в мягкой травке, ступни по очереди опускались в прохладную водичку, а мои шикарные синие волосы с редкими желтыми прядками овевал легкий теплый ветерок. Стояла середина зимы — время холодное даже для более южной Адании. Однако конкурсную территорию, где жили девушки и проводились выступления и соревнования, накрыли специальным магическим куполом и создали внутри искусственное лето. Даже деревья зазеленели благодаря магам-природникам. Вдали за озером виднелась голубоватая дымка — там по-прежнему царила зима с морозным воздухом и заснеженными кустами. Зато я имела возможность наслаждаться воистину курортными условиями.

Рядом устроилась невысокая миловидная девушка, за которой с сегодняшнего дня я наблюдала по просьбе Кира. Тали, так ее звали, нельзя было назвать красавицей в общепринятом понимании этого слова. Однако… глаза лучились каким-то внутренним светом, мягкая добрая улыбка украшала лицо, а от самой девушки исходили доброжелательность и участие. Через несколько минут, проведенных вместе, я вдруг поняла, что даже сидеть рядом с ней, ничего больше не делая, почему-то комфортно и уютно. Улегшись на траву и положив руки за голову, я расслабилась и принялась лениво наблюдать за медленно плывущими облаками.

— Ты рада, что оказалась в финале конкурса? — негромко спросила я Тали.

— Сначала была рада, а теперь не знаю…

— Тоже мечтаешь выйти за принца?

— Вы знаете, нет… — спокойно ответила девушка и пару секунд помолчала, наклонив голову вниз и теребя какую-то травинку. — Я выросла в маленьком провинциальном городке на самом севере Адании, в бедной семье. Мои родители даже не дворяне. Там другие порядки. В свои двадцать я уже старая дева. Родители не знают, как от меня избавиться или хотя бы заставить приносить деньги в семью. А я… не получается у меня. Наш лекарь взял к себе помощницей. Правда, почти ничего не платил, мол, поможешь какому клиенту, он тебя отблагодарит. Это так, да только больных побогаче лекарь себе забирает, а с бедняков что возьмешь? А они тоже болеют, и жены их, и дети… Как отказать? И последние гроши забрать рука не поднимется. А по вечерам родители наседают, грозятся из дому выгнать…

Лекарь, вероятно, благодарил судьбу, пославшую ему Тали в услужение: денег тратить особо не надо, учить тоже — все равно с бедняками возится, если кто и помрет, так туда ему и дорога. Зато можно вовсю помыкать девушкой и напоминать при каждом удобном случае, кто ее облагодетельствовал. Тали с шестнадцати лет, как и все ее сверстницы, проходила отбор к королевскому конкурсу, но все тщетно. Ее подруги после первой попытки все как одна повыскакивали замуж (еще бы — хоть ритуал и может проводиться до двадцати, но на деле и в семнадцать редко кого брали), а она… отклонила несколько предложений, доведя тем самым родителей до бешенства. Тали представляла себе будущую замужнюю жизнь, и ей становилось тоскливо — лет через пять хозяйство, сердитый супруг, минимум трое орущих детей и вечные хлопоты по дому. Тогда придется похоронить свои грезы. Муж никогда не позволит ей заниматься любимым делом. А моя подопечная мечтала стать лекарем и помогать людям. Зная, что девушки-невесты в первую очередь едут учиться, а затем активно участвуют в жизни страны, помогая мужьям, решила пытать счастья до самого конца — использовать малейший шанс.

Этот год являлся для Тали последним — в следующем исполнится двадцать один. В назначенный день она вместе с другими молодыми горожанками подошла к храму. Дождалась своей очереди, сбросила одежду и легла на алтарь. Как и в прошлые разы, ее окутало теплым золотистым светом. Девушка расслабилась, закрыла глаза и, понимая, что это ее последняя возможность, принялась молиться богине Нери, открывая душу и рассказывая о своих истинных намерениях и желаниях. Сколько Тали там пролежала, она не знала. Вероятно, долго: уж больно сердито косились на нее другие участницы, ожидавшие своей очереди. А через два дня на стене храма появилось ее имя — девушка ехала на второй отборочный тур!


Едва я появилась в Миртане, столице Адании, как меня сразу же к себе вызвал Кир, причем официально, в рабочий кабинет. Мы поприветствовали друг друга, слуга принес и оставил кофейник с фарфоровыми чашками, и принц сразу перешел к делу.

— Хорошо, что ты здесь. Я хотел попросить о небольшой услуге, — деловито произнес он, протягивая мне чашечку. — Но начну с пары предисловий… Тебя, наверное, удивляет мое внезапное решение жениться, хотя еще совсем недавно даже не помышлял о подобном?

Я согласно кивнула, взяла предложенный кофе и приготовилась слушать.

— Этому есть простое объяснение. Когда-то давно, тебя еще и на свете не было, я влюбился. Если честно, наплевал бы и на все конкурсы, и на правила, и на то, что она меня гораздо старше, — я бы с радостью женился. Но, к сожалению, эта женщина уже была замужем. Ее брак оказался несчастливым, и мне без труда удалось завоевать ее любовь. Какое-то время мы встречались, а затем она внезапно прервала отношения… Подозреваю, ее муж начал догадываться. Как бы там ни было, я еще долго не мог ее забыть. Кроме того, узнав, что такое любовь, я стал с некоторым недоверием относиться к конкурсу выбора невест, хоть и вижу перед собой положительный пример — оба моих брата счастливы со своими женами.

— А что сейчас с той женщиной? — поинтересовалась я.

Кир грустно вздохнул:

— Ничего. Жива, хотя и не очень здорова. Мои агенты понемногу за ней приглядывают. В последнее время она сильно сдала. Но дело не в ней. За месяц до первого конкурсного отбора мне приснился сон. Со мной разговаривала богиня Нери, убеждала меня выставить свою кандидатуру на конкурс. Обещала, что снова стану счастлив. Утром я, конечно, посмеялся, однако сон повторялся изо дня в день, пока я не решился. Стоило мне объявить о своем решении, как сны сменились самыми обычными.

Заинтересовавшись, я подалась вперед. Кир никогда не говорил со мной о своей личной жизни. Вся эта история выглядела донельзя романтичной, и я помимо воли начала улыбаться.

— И что же случилось дальше? — поторопила я приятеля.

— Дальше, как ты выразилась, именно «случилось». Далеко не каждый год у девушек появляется шанс выйти замуж за принца, соответственно данная новость вызвала необычайный ажиотаж. К сожалению, похоже, кто-то стремится стать моей женой либо продвинуть свою протеже настолько сильно, что не гнушается незаконными методами. Кстати, ты вообще знаешь, как проходит конкурс?

Я едва пожала плечами:

— Только в общих чертах.

— Раньше соревнования проводились только для членов королевской семьи — таким способом выбиралась девушка, достойная получить Дар Королевской Спутницы. Сейчас им пользуется большинство аристократов и влиятельных людей. Раз в год девушки шестнадцати — двадцати лет в один и тот же день посещают местный храм и проходят ритуал представления невесты. Каждая из них входит в специальную комнату, ложится обнаженной на алтарь. Через два дня на стене сами собой появляются имена тех, кто может ехать в столицу на отборочные туры.

В целом это техномагическая разработка. Алтарь представляет собой особый сканер, проверяющий физическое здоровье, наличие Даров, потенциал к магии или искусствам, считывает и обрабатывает мысли. Здесь производится достаточно грубый отсев. Далее, во время второго отбора проверяются совместимость аур претенденток и женихов, знания или потенциал испытуемых, таланты и умения, сила характера и так далее. В финал обычно выходит около сотни девушек.

Часть оценок ставится людьми — жюри конкурса, часть вычисляется магическими средствами, часть — технологический подсчет. И конечно, божественное вмешательство. Некоторые параметры более весомые, другие нет. Таким образом составляется рейтинг невест. Плюс учитывается очередность женихов. Далеко не всегда девушка, что оказалась ниже рейтингом, хуже. Значит, кому-то из женихов она не подходит.

— Как все сложно… — вздохнула я. — Так что же все-таки произошло?

Кир на секунду склонился над массивным столом и вытащил из ящика пару толстых папок.

— Начну по порядку. В этом году в финал вышло сто двадцать восемь девушек. Вот возьми, — протянул он мне несколько листочков. — Здесь их имена-фамилии, краткая справка о каждой, фантомные фотографии и неофициальные рейтинги в разные дни.

Перед Новым годом, как положено, финалистки поселились в специальном общежитии, а на стене конкурсного дворца появились их имена в алфавитном порядке — по рейтингу их рассортируют только по окончании конкурса. По правилам, первые две недели перед официальными выступлениями девушки обживаются на новом месте, знакомятся друг с другом, разучивают танцы и так далее. На самом деле за ними все время продолжают наблюдать, в том числе провоцируя нестандартные ситуации. Неприятности начались с самого начала. Вот эти конкурсантки…

Кир выложил передо мной две фантомные картинки. Одна из девушек была потрясающе красива.

— …вечером ушли прогуляться по городу. По первой официальной версии они зашли в ресторан, выпили — с непривычки много и не надо, затем познакомились с мужчинами, чьи личности установить не удалось, и устроили совместную оргию. Утром обе ничего не помнили. Исключены из списка финалисток за аморальное поведение. Как видишь, одна из них очень красива. Вторая — наследница древнего рода, к тому же очень одаренная. В рейтинге обе были в пятерке лучших.

Тем временем Кир достал еще три фотографии.

— Вот эта конкурсантка, — принц ткнул пальцем в одну, — устроила безобразную драку на уроке танцев. Эта — невесть зачем украла деньги у одного из служащих. Обе исключены за неподобающее поведение. Третья умудрилась, по словам свидетелей, споткнуться и упасть практически на ровном месте. Сильно разбила голову, сейчас лечится. А этой пришло сообщение, что мать при смерти, и она срочно поехала к ней.

И снова на столе разложены портреты.

— Еще четверо добровольно отказались от дальнейшего участия и уехали. Итого всего за четыре первых дня десять девушек выбыли из конкурса, причем восемь из них занимали достаточно высокие места в рейтинге. Выглядит подозрительно, не так ли?

— А с финалистками, что уехали добровольно, разговаривали?

— Только с последними двумя. Отговаривались тем, что расхотели участвовать. И это аристократки, которых с детства к конкурсу готовят! Чуть ли не цирковые номера репетируют.

— А дальше?

— Дальше мы усилили наблюдение. Но ничего не помогло. Посмотри на эти лица. Тали Росс, Мира Клетт и Лесса Бранн. Три дня назад ушли гулять в город. На одной из улиц Лесса замешкалась, разглядывая какие-то скульптуры. Внезапно ее подруги услышали крик. Вернувшись, обнаружили подругу в луже крови. Ее сильно покалечили, причем быстро и профессионально. Несчастная умерла бы на месте, если бы не Тали Росс. У той от потрясения самостоятельно инициировался Дар Целителя. Одной силой желания она сумела стабилизировать потерпевшую. Тем не менее Лесса в тяжелом состоянии находится в лечебнице и соответственно из конкурса выбывает.

На следующий день после происшествия я бродил по общежитию под видом электрика. В здании планировался «пожар» — одна из тех нестандартных ситуаций, о которых я упоминал. На самом деле девушкам ничто не грозило. Мы хотели посмотреть, как каждая из них будет себя вести. Я пришел пораньше, думал побеседовать с кем-нибудь из конкурсанток. Мне повезло — на лестнице сидела та самая Тали Росс. Оказалось, перед «несчастным случаем» Лесса получила записку, которая исчезла сразу по прочтении. Примерное содержание: «Ты следующая. Уезжай отсюда и никому не рассказывай, иначе пожалеешь!» Девушки сочли послание чьей-то глупой шуткой, а зря. А на следующий день, то есть в день нашего с Тали разговора, аналогичную записку получила ее подруга — Мира. Естественно, перепугалась. На этом беседа закончилась, потому что начался «пожар», во время которого Миру пытались столкнуть с лестницы, причем не в сторону ступеней, а в колодец между пролетами. Один прут в перилах оказался заранее расшатанным. Девушка чудом успела удержаться, чтобы не упасть и не сломать себе шею. Учитывая панику и толкучку, инцидент списали бы на несчастный случай, если бы я заранее не знал о записке. На следующий день после происшествия, то есть вчера, Мира уехала.

Среди девушек начали ходить слухи. Многие перепугались, однако большинство продолжало верить в случайности. А сегодня утром произошло новое событие. Во время завтрака официант, разливающий чай, неожиданно выплеснул кипяток из чайника в лицо одной из девушек, после чего бросился к окну, открыл его и выпрыгнул. Скончался на месте. А записку потерпевшая тоже получала.

Вот так обстоят дела на данный момент. Преступник не найден, охрана усилена, конкурсантки в панике, а на нас наседают родители оставшихся девушек с требованиями что-нибудь сделать.

— И ты хочешь, чтобы я провела расследование? — с восторгом начала я.

— Нет, конечно. — Кир улыбнулся. — Прости за недоверие, но дело слишком серьезное, а опыта подобной работы у тебя нет. К тому же, — принц недовольно поморщился, — главный жрец Нери, не спросив меня, вызвал Джокера расследовать это дело.

— Тебе это не нравится?

— Да. Во-первых, мои люди и сами бы справились. К сожалению, у меня самого на это сейчас нет времени — я как жених и член жюри должен постоянно крутиться на виду. А во-вторых… — Кир запнулся. — В общем, есть у меня причины не радоваться его присутствию, несмотря на то что я его очень уважаю.

— А про какую услугу ты тогда говорил?

Мужчина встал, сделал несколько шагов, разминая ноги, посмотрел в окно и лишь тогда ответил:

— Можешь присмотреть за Тали Росс? Я практически уверен, что она и есть обещанная мне богиней Нери девушка. Не спрашивай почему. Считай, что просто чувствую. Кроме того, ей двадцать. Если бы я не выставил в этом году свою кандидатуру, то вряд ли бы нашел ее после этого.

— Вот как. — Я с интересом посмотрела на портрет. — Выходит, если ты прав, то ее рейтинг поползет вверх, а следовательно, рано или поздно она тоже получит соответствующую записку…

— Именно. Как видишь, здесь не нужен телохранитель в буквальном смысле — в большинстве случаев в открытую на девушек никто с оружием не нападал. Все как-то исподтишка. Но бумаги по делу можешь забрать. Я тебя знаю, все равно сунешь свой любопытный нос в расследование.

Я засмеялась. Почему бы и нет. Раз уж, как правильно заметил мой собеседник, у меня нет опыта расследований, то почему бы мне его не получить.

— Да, если тебе интересно, — снова услышала я голос Кира, — Джокер у нас работает учителем танцев.


— Значит, раньше была рада, что вышла в финал, а теперь не уверена? — вернулась я к разговору с Тали Росс. Девушка успела по моему примеру сбросить туфли, опустила ноги в прохладную воду озера и, чуть щурясь, смотрела на неяркое зимнее солнце. — Это из-за всех этих «несчастных случаев»? Страшно стало?

— И это тоже. Я ведь… Не знаю, как сказать. Глупо было бы не бояться. У меня здесь появилось всего две подруги — Мира и Лесса. Мира тоже из простых — такие, как мы, редко в финал выходят. А Лесса… она добрая и негордая. Если бы вы ее видели… Вся красная от крови… лежала будто изломанная кукла. Как можно такое сделать с живым человеком? — С блестящими от слез глазами Тали повернулась ко мне. Я эмпатией уловила отблеск пережитых тогда эмоций — страх, боль, жалость, но девушку не остановила. — И ведь она задержалась всего на минуту. Говорят, у меня тогда инициировался Целительский Дар. Я и не знала, что у меня есть подобный. Родители не могли себе позволить такую роскошь — проверку в храме. Но я счастлива, что удалось спасти Лессу. Теперь ее вылечат… Потом была Мира. Во время пожара ее пытались столкнуть в пролет между лестницами. Хорошо, что она уехала. Мира — достойная девушка, и ей только шестнадцать. Надеюсь, в следующем году она снова попадет в финал. А дальше завтрак, и ошпаренное лицо Клеты. Девушка жила на нашем этаже, я часто ее видела. Как она кричала… Думаю, я имею право бояться. Хотя есть еще одна причина.

Тали сорвала травинку и задумчиво ее пожевала, словно раздумывая, говорить ли дальше.

Я участливо взглянула на девушку:

— Еще одна?

— Да… — тихо ответила моя подопечная. — Я всегда считала любовь выдумкой. Сами посудите — кто такое может себе позволить? Богатые женятся для укрепления рода, связей, богатства. Бедные… одни, чтобы получить еще одну рабочую пару рук в хозяйство, другие, чтобы избавиться от лишнего рта. Нет, бывает, конечно, всякое… да только на деле о свадьбе чаще всего договариваются родители, а молодых и не спрашивают. Кем-то руководит долг, кем-то — чужие правила вроде «так все делают». Когда я шла на конкурс, меня тоже вела цель — моя мечта помогать людям. И я бы вышла замуж за любого, будь на то воля богини, и стала мужу достойной спутницей. А сейчас… — Девушка запнулась, опустила глаза, а на щеках появился трогательный румянец. — Мне кажется, я влюбилась… в простого электрика, что работает в общежитии. Вы не подумайте чего — на самом деле я почти ничего о нем не знаю. Может, он вообще женат. Только с ужасом думаю: а если я и правда пройду конкурс и стану невестой какого-то именитого господина… Разве я смогу быть хорошей женой, любя другого? Может, лучше сразу уйти? — Тали открыто на меня посмотрела, словно ожидая ответа.

Я мысленно усмехнулась. Думаю, Кир действительно не ошибся.

— Не стоит, — отозвалась я, взяв девушку за руку. — Ты ведь знаешь, что судьи конкурса не только люди. Когда ты молилась богине Нери, лежа на алтаре, тебя услышали. Так неужели ты думаешь, она не почувствует, что ты влюблена? Поверь, как бы ни сложилось, все выйдет так, как должно быть. Даже если поначалу покажется иначе.

— Наверное…

— Не наверное. А именно так! — Я эмпатически окутала девушку шлейфом собственной уверенности и с удовольствием заметила на ее лице улыбку. Ободряюще сжала ее руку. — Обещаешь, что не сдашься на середине пути и не бросишь конкурс?

— Обещаю, — искренне ответила та и тоже в ответ сжала мои пальцы.

Мы снова легли на траву.

— Ты знаешь, у меня не так много подруг, — неожиданно призналась я и подмигнула Тали. — Но была бы счастлива, если бы появилась еще одна.


ГЛАВА 8 | Мир в прорези маски | ГЛАВА 2