home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 3

Поздно вечером устроили новую забаву. На берегу озера развели большой костер. Слегка прогорев, он превратился в огромный камин — теплый, ласковый и романтичный. С одной стороны поверх травы постелили ковры, с другой сложили обтесанные бревна, в озеро протянули длинный мостик с удобными креслами — так сказать, на любой вкус. В окрестных зарослях я шестым чувством обнаружила людей — пряталась охрана. Девушки разбились небольшими стайками и рассредоточились по поляне. Я присела на одно из бревен. К счастью, эта сторона костра была не слишком востребована — большинство предпочли более комфортные условия. Тихо и уютно потрескивали горящие дрова. Недалеко от меня также в одиночестве сидела Тали — мы чуть кивнули друг другу. Я почувствовала, что девушке сейчас не нужна компания, и не стала навязывать свое общество.

Стемнело. Задумчиво вертя в пальцах бокал, я сквозь него завороженно смотрела то на черно-алые мерцающие угли, то на неподвижную гладь озера. С другой стороны костра появился гитарист, и многие девушки собрались вокруг него. Потакая аудитории, парень пел сплошь о любви. Приятный бархатный голос и перебор струн окончательно настроили меня на романтичный лад. Услышав справа легкий шум, я повернулась и увидела, как возле Тали возник молодой человек. Вообще-то простому персоналу сюда вход был заказан, но некоторым «электрикам» закон не писан. Я легко отсалютовала Киру бокалом. Тот чуть кивнул на Тали, потом скосил глазами на меня и на себя, показывая, что вечером он сам присмотрит за девушкой, и лишь затем тоже приподнял бокал.

Слушая песни и иногда украдкой поглядывая на Кира с Тали, я вдруг особенно остро ощутила собственное одиночество. Появилось непреодолимое желание напиться. Конечно, тот единственный раз, когда я наклюкалась до непотребного состояния, еще не выветрился из памяти. Но, может, мне сегодня именно это и нужно? Зато будет весело!

Я отставила пустой фужер и решительно направилась к расположенному неподалеку бару. Взялась за ножку полного бокала и, передумав, отпустила. Вместо этого ухватила за горлышко бутылку. Поболтала — вроде полная. Подойдет. Проигнорировала удивленный взгляд официанта, стоящего на разливе. Не страшно. К репутации Ванессы одна бутылка вина ничего не добавит и не убавит.

Заметила, что Кир тоже со своей стороны как-то странно покосился. Хорошо, что ничего не сказал. Я от души хлебнула из горлышка и снова уставилась на огонь. Вино попалось крепкое и сладкое. «Тем лучше, — подумала, — быстрее приду в нужную форму».

К тому времени как рядом уселось еще одно тело, я успела выпить примерно треть своего запаса и уже находилась в этой самой «нужной форме».

— У вас не занято? Нехорошо, что юная леди, даже такая, как вы, сидит и пьет в одиночестве.

Я решила милостиво пропустить мимо ушей «такую, как я». В конце концов, Джокер — вполне подходящая кандидатура для собутыльника. Я чуть скосила глаза — ну ладно, это я скорее собутыльник, он будет собокальником, но какая разница…

— А, господин Леман, — протянула я, постаравшись изобразить томно-фамильярную улыбку. Судя по тому, как отшатнулся собеседник, мне это удалось слишком хорошо. — Значит, вы явились сюда, чтобы скрасить мое одиночество. Как раз вовремя. А то, каюсь, я уж начала было скучать.

Мужчина как-то тоскливо, или даже затравленно, на меня посмотрел, а затем еще почему-то зыркнул на Кира. Чего это он? Только не говорите, что принц попросил его за мной присмотреть… Можно подумать, я тут натворю чего-то…

Я не отрываясь смотрела на Джокера — боги, какой красивый мужчина. Внутри что-то защемило и затрепетало. И даже дурацкие усики и не менее дурацкие круглые очочки его уже не портили. Или это из-за вина? Может, мне сейчас все красивыми покажутся? Обернулась в сторону бара — мальчик за стойкой стал явно симпатичнее, чем был раньше. Я приветливо помахала ему рукой.

— Ну? — обратилась я к Джокеру, сделав широкий жест рукой, неся по воздуху бутылку, и снова отхлебнула райского напитка, презрительно взглянув на крошечный бокальчик моего спутника. — Начинай, что ли…

— Начинать? — удивленно переспросил сидящий рядом молодой человек, вопросительно подняв бровь.

— Да-да, — энергично закивала я, — начинай скрашивать мою девичью тоску!

С этими словами я потянулась к собеседнику, не слишком понимая, что именно я собираюсь сделать. Однако тот моментально вернул меня на место.

— Простите, никоим образом не хочу вас задеть, но меня больше привлекают женщины, похожие на женщин, а не на павлинов. Так что я лучше просто рядом посижу.

От возмущения я чуть не поперхнулась очередным глотком. Все благодушные эмоции моментально трансформировались в злость. Я к нему со всей душой! Со всем своим розовым романтичным настроением!

— Я, может, и павлин… А ты… — от вина и возмущения с трудом выговаривая слова, начала я, для достоверности еще и ткнув в мужчину бутылкой, — ты, Джокер, просто свинья. — Сидеть здесь дальше моментально расхотелось. — Сам ты павлин! — крикнула я, привлекши внимание окружающих, и принялась перелазить через бревно.

Зацепившись каблуком за сучок, потеряла равновесие и ухватилась за какой-то фривольный цветочек, пришитый к пиджаку учителя танцев. Мне удалось не упасть, только немного вина пролила на себя, а вот несчастное искусственное растение с треском покинуло прежнего хозяина.

— Все равно он выглядел пошло, — сказала я и, покрутив цветочек в руке, выбросила его подальше. — Приятного вечера!

Я развернулась и, не выпуская бутылку из рук, собралась уходить. Джокер ловко поймал меня за плечо и развернул обратно.

— Постой-ка. — Его пальцы проворно ухватили меня за подбородок и по очереди повернули мое лицо то одной, то другой стороной к свету костра. — Надо же, — задумчиво пробормотал он, — я бы и не догадался. Малышка, ты, что ли?..

— «Если я еще раз назову тебя малышкой, можешь смело дать мне в глаз», — процитировала я слова, сказанные мне полгода назад, пытаясь передразнить Джокера. Затем кое-как скрутила непослушные пьяные пальцы в фигу и на удивление ловко засветила ею мужчине в лицо. Тот от неожиданности даже уклониться не успел.

Я расплылась в довольной ухмылке. Иногда приятно быть пьяной, на трезвую голову я бы такого в жизни не сделала. Завтра, наверное, будет стыдно, зато сейчас меня переполняла радость маленькой победы. Настроение снова улучшилось.

— Ой, прости, — извинилась я тоном весьма далеким от раскаяния.

— М-да… Ладно, не убегай уже. Ты мне, кстати, когда-то вечер обещала, только ни на одно письмо так и не ответила. — Джокер тронул пальцами пострадавшее веко и чуть поморщился. Да, я славно потрудилась. — Представляешь, что завтра девчонки станут придумывать по поводу фингала?

— Тоже мне проблема, — с трудом сдерживая нотки радости, отозвалась я. — Не такая серьезная травма. Любой целитель сведет твой синяк за пару минут.

— Ну уж нет, — покачал головой мой собеседник, присаживаясь обратно на бревно, — это боевой трофей. Девушки мне еще таких подарков не оставляли. Пусть пока красуется. — Джокер легко мне подмигнул.

Дальнейший вечер почти ничего не омрачало. Я то сидела смирно, то периодически пыталась приставать к мужчине, то лезла целоваться. Кажется, пару раз назвала его Джеком. К счастью, имена Джек и Джокер звучат похоже, особенно с пьяным акцентом. Надеюсь, он не обратил внимания на мои мелкие промашки…

Когда костер догорел, я отбросила в сторону пустую бутылку и попыталась встать. Получалось плохо.

— А может, прямо здесь заночевать? — спросила я саму себя. Мысль показалась мне интересной. — Это так романтично… Я сплю, а надо мной сверкают звезды…

— И комары за одно место кусают, — услышала сбоку ехидный голос. — Ты лучше подумай, как на тебя завтра посмотрят служащие, которые придут уборку делать. Растрепанная полупьяная девица, с размазанным макияжем, спящая прямо на улице, рядом с пустой бутылкой.

Я представила. Картинка мне не понравилась. Джокер легко подхватил мое безвольное тельце и понес в общежитие. На его груди было тепло и уютно. Я принюхалась — мужской запах смешался с ароматами костра и леса. У меня закружилась голова… Хоть бы дорога домой была длинной-длинной…

— Мур-р-р…

— Что? — отозвался мой личный транспорт, открывая (не иначе как третьей рукой) дверь моей комнаты.

— А может, ты здесь останешься? — ответила я и, почувствовав, что меня собираются не слишком аккуратно швырнуть на кровать, мертвой хваткой вцепилась в мужчину.

— Эй-эй! Ты меня задушишь, — с насмешкой произнес Джокер, пытаясь отцепить от себя мои руки. Наконец ему это удалось, и меня бережно уложили в постель. — Не кипятись… Я был бы совершенно не против остаться в этой комнате или пригласить тебя в свою. Но! Во-первых, мне бы хотелось, чтобы подобные предложения делались на трезвую голову. Во-вторых, мне не нравится, когда меня называют чужими именами. А в-третьих, — он бесцеремонно провел руками по тем местам, где раньше находились выпуклые части моей фигуры, — держа тебя в руках, я себя чувствую то ли голубым, то ли педофилом. — Джокер посмотрел на мое ошеломленное лицо и рассмеялся. — Шутка. Но я все равно предпочитаю трезвых.

Мужчина усмехнулся и закутал меня, как ребенка, в одеяло. Затем слегка взъерошил волосы и провел пальцами по щеке. Я довольно замурлыкала, а Джокер снова улыбнулся:

— Спи давай. Я утром зайду, посмотрю, как ты себя будешь чувствовать.

Через несколько секунд дверь захлопнулась. Снова стало грустно и одиноко. «Он меня даже не узнал», — подумалось с непонятной обидой. Хотя… это значит, что я достаточно профессионально работаю. Поразмышляв еще немного, ответа на вопрос: «А как узнать?» — мозг так и не смог найти. Как-как! Сердцем почувствовать! То есть Джокер, конечно, не виноват, но поскольку мне все равно обидно, то, значит, виноват — закончила рассуждать пьяная женская логика. На этом сознание милостиво меня покинуло.


ГЛАВА 2 | Мир в прорези маски | ГЛАВА 4