home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 7

Сознание возвращалось медленно и нехотя. Тихо. Только изредка капала где-то вода. Головная боль, казалось, мучила даже через забытье. Я попробовала приоткрыть глаз и ничего не увидела. Медленно подтащила руку к лицу и ощупала глаза. Открыты. Надеюсь, здесь просто темно. На лбу обнаружила приличного размера шишку. Странно, вроде ж по затылку били. Легонько щелкнула непослушными пальцами — уж на крошечный светлячок моих сил должно хватить. И снова ничего. Стало страшно. Неужели я потеряла зрение? Эта мысль даже отодвинула головную боль на второй план. Села и принялась судорожно шарить вокруг себя руками. Каменный пол, сложенный из довольно гладких плит. Я поползла. Достигла стенки — такая же каменная и холодная. Внимание привлек едва слышный звук капающей воды. Пить, зверски хочу пить. Встать на ноги не получилось. Придерживаясь руками, поползла вдоль стенки на звук. Вон оно… все, что я нашла, — выступающий влажный камень, с которого временами скатывалась крошечная капелька. Провела рукой по гладкой поверхности, затем увлажнила пересохшие губы. Как мало. Лизнула камень, собрав еще несколько капель. Откуда, откуда течет вода, куда она девается?! В отчаянии с силой дернула камень, и тут же голова снова взорвалась от боли. Я потеряла сознание.

Не знаю, как долго лежала. Видимо, забытье постепенно перешло в сон. Проснувшись, я почувствовала себя намного лучше. Голова все еще болела, да и пить хотелось. Но сознание прояснилось. «Надо отсюда выбираться», — подумала я. Тут мне на щеку рядом с носом плюхнулась маленькая холодная капелька и скатилась в уголок рта. Я машинально ее слизнула. Как удачно я упала все-таки.

В этот раз удалось встать на ноги. Меня все еще шатало, неустойчивое тело время от времени пыталось куда-то завалиться, но все же я чувствовала себя достаточно уверенно. По-прежнему перед глазами стояла одна чернота. На ощупь «осмотрев» стены, едва не пришла в отчаяние. Я не нашла выхода. Везде под руками находился лишь шлифованный гладкий камень. Так не бывает! Если кто-то строил эту комнату, значит, здесь должен быть вход. А соответственно, и выход. Интуиция молчала. Возможно, здесь есть люк… Я начала исследовать пол. Проверка длилась около пяти минут, до тех пор пока не наткнулась на чьи-то кости. Быстро отползла в сторону и с трудом отдышалась. «А если это тюрьма? Приговоренного к смерти просто здесь замуровали?! — мелькнула ужасная мысль, но я себя одернула: — Стоп! Кем бы ни был этот несчастный, он здесь давно. А я недавно! Меня кто-то стукнул по голове и каким-то образом сюда притащил. Значит, выход все-таки есть. Кроме того, сюда могут вернуться мои похитители». Эта мысль меня отрезвила. Оружие! К счастью, заколка на волосах пока осталась. Я вернулась к безымянным костям и внимательно их перебрала. Как и ожидалось, ничего стоящего у человека не нашлось. Немного подумав, выбрала кость подлиннее и потолще. «Прости, тебе она уже не понадобится». Помахала «дубинкой» в воздухе — вроде крепкая еще.

Что делать дальше, я не знала. Обследовать потолок тоже было бы неплохо — люк мог и там оказаться, но боялась свалиться и этим добить многострадальный организм. Поэтому вернулась к мокрому камню и снова легла под ним. Что бы ни случилось дальше, будет лучше, если я отдохну. «Наверное, меня ищут, — подумалось грустно. — Интересно, сколько времени прошло?» Я вспомнила Джокера, потом Джека, еще раз сравнила их, решив, что я таки свихнулась. Затем подумала, что, возможно, больше никогда их не увижу — от этой мысли захотелось плакать. Потом перед глазами проплыла булочка, которую не доела утром. Сразу же громко заурчал желудок, напоминая о себе. В итоге я совсем растворилась в жалости к себе, а в уголках глаз защипало. «Ну вот только не хватало тратить драгоценную влагу на слезы».

Постепенно мысли начали путаться, ускользать, погружая в сон, послышались тихие голоса. Голоса? Сон в секунду слетел. Показалось? Нет, не показалось. Я действительно что-то слышала. Разговаривали мужчины… двое или трое… звук постепенно становился громче, приближаясь…

— …в этом… у шефа…

— …моя смена…

— …они туда… большой…

По мере приближения звука я выхватывала из разговора все больше слов. Собеседников было двое. Обладателя тонкого, хриплого голоса я мысленно обозвала коротышкой. Второго — главным.

— …кулем лежала, а потом вскочила и по… — вещал главный.

— …прямо в стену?

— Ага, и снова вырубилась. А тут, как назло, стихийник открылся. Ну она и того…

— Да, будь там шеф, он бы пинком кого-то вслед отправил, — хрипло хохотнул коротышка.

— Дык, он потом так и хотел, только портал-то схлопнулся давно. Вот и выходит, что эту шалаву третьи сутки по всем мешкам ищем.

— Я слышал, что девку не ту поймали?

— А хрен его знает, найдем — шеф разберется. Какая, в пень, разница — та или эта… Итог один. Абы не сбежала.

— Все, пришли.

Вдали послышался негромкий скрежет, словно камни друг друга царапали. Я вздрогнула. Однако голоса стали глуше… Видимо, ребята пока шарят в другом месте. В том, что ищут именно меня, сомнений практически не было… Времени, оказывается, прошло больше, чем я ожидала. Хотя и не помнила ничего из этого рассказа. Значит, столкнулась со стенкой — вот откуда взялась на лбу шишка.

Услышав про стихийный портал, я сразу поняла, где очутилась. Катакомбы. Огромный подземный лабиринт, о котором мне не раз рассказывали. Когда-то давно — то ли тысячу лет назад, то ли две — аданийцы исследовали их. В основном здесь располагались секретные лаборатории и тюрьмы. Чем занимались лаборатории, мне не известно. Тюрьмы имели интересную систему защиты от побегов: по всем коридорам располагалось множество порталов, ведущих в камеры, или каменные мешки, как их называли. Порталы были настраиваемыми, то есть существовала некая механическая или магическая система, управляемая людьми, которая их включала и выключала. Пока преступник сидел в камере, его по крайней мере кормили и поили. Плюс, отсидев срок, он мог выйти на свободу. Сбежав же, он действовал исключительно на свой страх и риск. Попавшие в портал могли переместиться в любой из тысяч каменных мешков, за много километров от исходной точки, где беглеца, скорее всего, ожидала смерть от жажды. Были ли эти порталы созданы людьми или они действительно стихийные, а люди просто научились их подчинять, сейчас, наверное, никто не скажет.

Потом что-то пошло не так — то ли устройство управления поломалось, или в лабораториях какой казус случился. Большинство порталов принялись открываться и закрываться хаотично. Кроме того, в лабиринтах практически перестала работать магия, особенно заклинательная. Ходить по катакомбам стало опасно, поэтому все известные выходы опечатали или вообще взорвали, чтобы вездесущие мальчишки не сунули свой нос. И сейчас в Адании лабиринтом пугают маленьких непослушных детей.

— Нет ее здесь, — просипел коротышка.

— Тут еще два мешка. Идем следующий проверять.

Не дожидаясь появления незваных гостей, я метнулась на стену. К счастью, на мне хамелеонка. Кость пришлось выбросить — не ахти какое оружие, зато большая, белая и хорошо заметная. Вместо этого вытащила из заколки трубочку. Впрочем, и она мне нужна была только на всякий случай. Я планировала по потолку переползти через выход, пока ребятки будут осматривать помещение.

Снова послышался скрежет. Кажется, и в этот раз они не ко мне. Я собралась. Через несколько минут все повторилось. Ага, идут.

Часть стены недалеко от меня отъехала в сторону. Ох черт, факел! После сидения в полной темноте даже этот неяркий свет больно ударил в глаза. Крепко зажмурилась. Нельзя так — они же могут уйти в любой момент. Наконец чуть разлепив веки, я заметила, что мужчины закончили осмотр. Тихо миновать их уже не получится. Хорошо бы вообще успеть. Я быстро выпустила иглу в фигуру, показавшуюся мне меньшей. Интересно, угадала я с коротышкой или нет. Две секунды, и обездвиженное тело рухнуло на каменный пол. Второй метнулся к нему:

— Брук?

Нет, таки не угадала. Обладатель хилого голосочка оказался настоящим бугаем. Вжик — и еще одна игла отправилась искать свою жертву.

Я сползла на пол. Бандиты очнутся не скоро. Наспех обшарила их — забрала пару кинжалов. Паршивых, но лучше, чем ничего. У «главного» обнаружила небольшой плоский круглый камушек с зелеными прожилками — очень похожий на тот амулет, что я так неудачно пыталась подобрать. Кроме того, оба пострадавших от моей руки носили странные очки с темно-желтыми стеклами. Вряд ли это мода у них такая, поэтому прихватила и их, причем одни сразу водрузила себе на нос. А главное — у них была фляга с водой! Я чуть не станцевала от радости. С нетерпением отвинтила жестяную крышку, сделала несколько жадных глотков и с трудом себя остановила. Не стоит пить много — неизвестно, сколько мне еще выбираться отсюда. На жалкие гроши, звенящие в карманах, не покусилась — в конце концов, я ж не воровка какая.

Какое-то время постояла над факелом. В кромешной темноте двигаться — не большое удовольствие, но и светиться не хотелось, причем в прямом смысле этого слова. В итоге я факел таки подобрала, рассудив, что если здесь уже есть патруль, то вряд ли так быстро явится еще один.

Пока от моей камеры вел всего один ход. Неширокий коридор, сложенный из тех же плит, быстро уводил меня прочь. Я шла медленно, прислушиваясь к каждому шороху и шарахаясь от теней. Это происшествие здорово меня напугало. По жизни не часто приходилось попадать в опасные ситуации, да еще и совсем одной. Время от времени останавливалась и осматривала стены, казавшиеся подозрительными, — вдруг там есть ходы. Ведь что я знала о лабиринте? Ничего! Настоящая паника началась, когда я достигла первой развилки. Моя дорога расширялась до небольшой площадки, от которой отходили еще три коридора. Только сейчас я поняла, что могу блуждать по каменным коридорам целую вечность. Сначала сунулась в одну сторону, но через несколько секунд закрался червячок сомнения: «А вдруг не туда?» Я поспешно вернулась обратно, осмотрела все коридоры и вынесла вердикт: абсолютно одинаковы. В отчаянии села на пол и заплакала. Когда слезы закончились, позволила себе выпить немного воды. Снова принялась себя жалеть — недовольно заурчал желудок, горло, смоченное парой глотков, опять пересохло, кроме того, начала усиливаться головная боль, а факел больше чадил, чем давал света. Как узнать, куда идти? Я попыталась разглядеть следы моих неожиданных гостей, но пол оказался девственно чист — ни пылиночки. Странно, в моей камере было не слишком чисто. Я снова и снова то лазила по полу, то рассматривала стены… В какой-то момент мне показалось, что я, как собака, могу унюхать следы. Запах усиливался. Неужели мой Дар решил меня побаловать какими-то новыми возможностями? Или я схожу с ума?

Шаги! Тихие, но все-таки хорошо различимые. М-да… вынюхивая следы, забыла про все на свете. Мои похитители, кажется, очнулись и теперь медленно, на ощупь возвращались назад. Пометавшись немного, бросила горящий факел на развилке, а сама залезла на потолок, вернувшись на несколько метров в глубь коридора, что ведет к моей «комнате». Вскорости послышались и голоса.

— Да не она то была, — тихо прошипел один.

— А кто тогда? Очки сами, что ли, ускакали? А факел? А камень?

— Да, за камень шеф обоих вздрючит…

— Ш-ш-ш! Смотри, свет впереди, заходим тихо.

Я затаив дыхание наблюдала за двумя крадущимися мужиками. Дойдя до развилки, они немного потоптались, привыкая к свету, затем мелкий — Брук, кажется, кого я окрестила главным, — осторожно выглянул из темного коридора, увидел догорающий факел и в сердцах сплюнул:

— Ушла, шалава.

Второй тоже вышел и беспомощно огляделся:

— И че делать теперь будем?

— Че делать, че делать? — Бандит резко развернулся к сообщнику, глаза зло сощурились. — Не видели мы никого, понял? Жить захочешь, будешь молчать.

— А как же… очки… и камень? — выдавил громила, которого я ранее неосторожно обозвала коротышкой.

— Я что-нибудь придумаю. Идем уже.

Ребятки свернули в одно из ответвлений. Я тихо спрыгнула на пол за их спинами и поспешила следом. Даже если они идут к себе в логово — это, по существу, не важно. Я смогу спрятаться, зато эти люди знают, как попасть наружу. В крайнем случае там можно своровать немного еды и воду.

Мы шли уже часа три. Нескончаемые коридоры и развилки слились в один бесконечный путь. С каждым шагом мне казалось, что еще сотня метров, и я свалюсь. Но тело против воли продолжало упрямо тащиться вперед. Как меня до сих пор не заметили, понятия не имею. По дороге мы сменили факел — видимо, сами бандиты оставили про запас пару, зная, что будут возвращаться. Огонь в руках моих попутчиков давал лишь небольшой кружок света, поэтому я здорово удивилась, когда увидела впереди зеленоватое светящееся пятно. Неровной кляксой оно расползлось примерно на половину прохода по ширине пола и по правой боковой стенке простерлось куда-то вверх. От неожиданности я даже чуть притормозила, из-за спин проводников пытаясь рассмотреть это чудо. Однако мои сопровождающие, кажется, его не заметили… По крайней мере они продолжали бодро шагать до тех пор, пока один из них, громила, не ступил на него и… не исчез.

— Твою мать! — неожиданно заорал второй, вдавливаясь в стенку напротив пятна и медленно пятясь обратно. — Вот западло, стихийник! И очков нет. Сучья дочь, найду — лично зарою!

Вот в чем дело… Я сняла очки — так и есть, портал не виден. Как интересно. Прихватить бы еще где-нибудь парочку таких — Киру понравится.

Следующие несколько часов мы просто сидели. Пара глотков воды, что я себе позволила, только усилила жажду. Брук продолжал материться. Я задремала, но едва сквозь сон услышала, что мужчина встал, как тут же, полусонная, вскочила на ноги. Пятно к тому времени исчезло. Видимо, мой попутчик лучше меня знал их поведение и тоже рассчитывал, что портал должен закрыться. Тем не менее он продолжал держаться левой стороны, чтобы не встать на то место, где исчез его менее удачливый сообщник.

С трудом подволакивая ноги, я поплелась дальше. К счастью, вскоре мы вышли «в люди». Первым навстречу попался патруль, состоящий из двух человек. Они обменялись приветствиями с моим провожатым, а затем отправились в глубь катакомб. Или наоборот. По существу, я ж не знала, куда мы идем. Не исключено, что как раз мой бандит направляется в какой-нибудь штаб, расположенный далеко в глубине лабиринта. Забраться на потолок, чтобы дать пройти мужчинам, сил не хватило. Поэтому я посильнее вжалась в стену, надеясь, что меня никто не заденет. Хамелеонка привычно сменила цвет, а я мысленно принялась просить Дар отвести патрульным глаза. На этот раз пронесло…

Чуть позже мы столкнулись еще с одной группкой людей, видимо, знакомых Брука. Из разговора я поняла, что те собираются на поверхность, и еле сдержала радость. Идти по старому курсу смысла не имело. Даже мысли не допустила, что неплохо бы разведать, что тут и как. Хватит, нагеройствовалась уже. Хорошо бы дотянуть до выхода. В отличие от моего прежнего спутника эти ребята передвигались весьма бодро.

Мне повезло, уже минут через десять воздух в коридорах заметно посвежел, и вскоре я выбралась на поверхность. Покинуть катакомбы удалось на удивление легко. Во-первых, стояла ночь, безлунная и темная. Во-вторых, выход не охранялся. Последнее легко объяснилось. Не знаю, с чего я решила, что выйду в городе… На деле я понятия не имела, где нахожусь. Пробравшись через небольшой подлесок, огляделась. Во все стороны простиралось необъятное заснеженное поле. Я приуныла. Морозный воздух меня несколько взбодрил, да и выбираться стоило бы поскорее. Что, если с рассветом кто-нибудь из бандитов решит проверить, куда ведут странные одинокие следы?

Собрав остатки сил, я направилась к полю. И вскоре поняла свою ошибку. Если поначалу азарт и радость скорого освобождения грели меня, то очень быстро я обнаружила, что перейти поле не смогу. Более того, утром прекрасно будет видна траншея, которую я прорыла.

Снег огромным толстым ковром укрывал землю. По краю я еще пыталась идти, затем поползла, потом провалилась чуть не по самые уши. Холодные струйки потекли за шиворот, промокли ноги. Пытаясь утолить жажду, съела кусочек снега. Теперь холодно стало не только снаружи, но и внутри. Голодная, уставшая и продрогшая до костей, я принялась прощаться со всеми знакомыми. Говорят, замерзнуть — не больно. Заснешь, и все.

«Джокер!!! — мысленно закричала я. — Ну где тебя носит, черт возьми, когда ты так нужен!»

Злые слезы катились из глаз и замерзали прямо на щеках.

Я сделала еще несколько вялых попыток приподняться и выбраться из снежного плена. Затем почему-то увидела крутанувшиеся перед глазами звезды. «Ну хоть головой в этот раз не ударюсь», — мелькнула безразличная мысль.


ГЛАВА 6 | Мир в прорези маски | ГЛАВА 8