home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 12

Что бы я сделала, окажись на месте Кира? Трудно сказать. Вероятно, тут же сорвалась бы с места и помчалась спасать, ловить, мстить — по ситуации… «И полегла бы смертью храбрых», — едко подсказал внутренний голос. Поэтому если реакция принца и удивила меня поначалу, то, стоит признать, он действовал умнее.

Кир не вскочил, не начал бегать, кричать и суетиться. Только быстро, по-деловому поднялся и совершенно спокойным голосом принялся раздавать указания:

— Отправьте три человека в госпиталь — есть шанс, что Тали оставила пожертвование на обратный путь. И группу к храму. Не заходить. Пусть со стороны незаметно понаблюдают. Еще патруль — обычный, чтобы внимания не привлекали, — проверит дороги между общежитием, храмом и госпиталем. Ленси дежурных оперативников уже увел? Ладно, тогда срочно собирайте остальных и готовьте порталы. Бурлаш, пошли кого-то в мой кабинет за документами по лабиринту. Пусть принесут те остатки карт, что еще сохранились, — мы их как раз на днях смотрели.

Да, удобно, что из участка ведут стационарные порталы во все районы города.

Джокер, так и не покинувший свой пост наблюдателя, с мнимым спокойствием взирал на происходящее. Наконец дело дошло и до нас.

— Джокер, Гейша, — обратился к нам принц, — у вас есть пять минут на сборы.

Предваряя мои расспросы, Джокер схватил меня за руку и потащил к порталу.

— Не отвлекай его сейчас.

— Но… неужели он разрешил мне идти с вами? — на ходу спросила я.

— А что делать? Конечно, лучше бы ты сидела у себя в комнате и никуда не высовывалась. Но ты же все равно помчишься помогать. Такая болезнь, как желание помочь ближнему во что бы то ни стало, в таком возрасте не лечится. А за тобой легче присматривать, пока ты рядом.

— А почему именно храм? Там же полно народу всегда…

— В нем есть вход в лабиринт. Один из старых, заброшенных. Его запечатали, но не взорвали, как большинство городских, чтобы не повредить здание. Посчитали это достаточной защитой, чтобы никто по глупости не сунулся. О том, что кто-то может попытаться выйти с другой стороны, даже не думали… Все, марш к себе. Через две минуты встречаемся здесь же.

Как хорошо, когда вещи собраны. Я на лету сбросила шмотки и влезла в узкую, обтягивающую хамелеонку. Захватила дежурную безразмерную невесомую авоську с «джентльменским набором». Поискала, чего бы еще с собой взять, — все равно в сумке свободные места не переводятся… Вспомнила лабиринт… и запихала внутрь одеяло, зимнюю одежду и бутылку лекарственной настойки, что мне в чай наливали. Подумав, еще добавила вчерашние получерствые булочки. Затем пристегнула пояс с набором метательных ножей и парой удлиненных кинжалов, осмотрелась — ничего ли не забыла — и вылетела за дверь.

Джокер меня уже ждал.

— У тебя нет фляги с плотно закручивающейся крышкой? — спросила я.

Мужчина на секунду задумался, затем качнул головой:

— Нет, но у Кира наверняка есть. Хочешь взять воду? Здравая мысль. Мало ли что. — Он покосился на мою визуально тощую авоську, видимо прикидывая, не подкинуть ли и для себя бутылочку.

Одновременно с нами вернулись люди из госпиталя.

— Все в порядке. Тали все еще там. Заболталась с подругой, — отрапортовал довольный стражник. — О положении дел девушке не сообщали. Передали указание оставаться на месте и усилили охрану.

На лице Кира ничего не отразилось, он лишь благодарно кивнул. Зато меня чуть не смыло эмоциональной волной радости и облегчения. Не сдержавшись, я коротко взмахнула рукой, типа «Да! Так их!», а потом похлопала принца по плечу. Тот в ответ чуть пожал мою руку.

— Значит, в храме до сих пор ее ждут, — тихо произнес Джокер.

— Да, — отозвался Кир, — и это хорошо. Легче будет искать. Кроме того, можно потратить еще десять минут и тщательнее проработать план.

Спустя полчаса храм незаметно для постороннего человека окружили люди Кира. К тому времени успел вернуться Ленси с оперативной группой. Они обнаружили почмаг в одном из отелей города, но преступников на месте не оказалось. В номере, похоже, не жили, а лишь временами туда наведывались. Видимо, в подземелье почмаг, как магический предмет, работал не слишком исправно. Ленси оставил пару наблюдателей на случай появления хозяев и вернулся.

Теперь лик-принц стоял неподалеку, сложив руки за спиной, с привычным спокойным, непробиваемо скучающим выражением на лице. Ему запретили соваться в храм и особенно в лабиринт. И сейчас его стройная худощавая фигура, чуть покачивающаяся вперед-назад, словно говорила: «А я что? Я ничего… Так, мимо проходил…»

Ворота, ведущие на территорию храма, оказались запертыми, рядом с замком красовалась табличка с кривоватой надписью: «Неприемный день. Молебен переносится на завтра». Более чем странно… Время от времени у входа появлялись горожане, так же недоуменно пожимали плечами и уходили.

Кир с Джокером исчезли и спустя десять минут вернулись, притащив двух подозрительных типов. Не успели пойманных допросить на предмет расположения остальных участников засады, как Джокер резко вскинулся, всматриваясь в ограду храма, дал знак замолчать и через пару минут приволок еще одного — молодого чернявого парня, в котором я без труда узнала Пауля.

— Хвала богине, это вы! — чуть не бросился служка в ноги принцу.

Вместо ответа Джокер отвесил парню звонкий подзатыльник, от которого тот кубарем влетел в сугроб, и тут же вздернул за воротник обратно.

— Это ты покушался на Тали в городе почти неделю назад. А затем ударил ее, — кивок в мою сторону, — камнем по голове.

Кир недоуменно смотрел на нас. Я почувствовала легкую ментальную завесу — заклинание правды. Пауль попятился, в глазах мелькнул страх. Но он быстро его подавил.

— Да, я. И готов понести заслуженное наказание… Там сейчас… господин Лабар… — голос парня дрогнул, — без сознания, его ударили камнем по голове. Боюсь, как бы не умер. Я знаю, где сидят сообщники этих бандитов, — он коротко указал на ранее пойманных, — и могу показать запасной выход, чтобы проникнуть в храм незаметно. Поверьте, я не с ними. Только позовите целителя!

— Тот самый влюбленный, значит, — сердито процедил сквозь зубы Кир. — А ты у нас не промах. Везде успел. Рейтинги, выходит, тоже на твоей совести…

— Он не врет, — параллельно принцу констатировал Джокер, — предлагаю воспользоваться помощью.

— Ладно, — через силу кивнул Кир, — но смотри, один лишний шаг, и ты труп. Понял меня?

Пауль вздрогнул:

— Да.

— В таком случае у тебя есть шанс отличиться и смягчить будущий приговор.

В храм меня опять не позвали, оставив на попечение господина Бурлаша со стражниками. Не то чтобы я так уж сильно рвалась, но… стоять на месте, ожидая невесть чего, оказалось еще хуже.

— Успокойся, деточка, — добродушно пробасил Бурлаш мне прямо в ухо. — Все идет как надо. Сейчас вернутся наши красавцы, тогда и пойдем внутрь. Сама понимаешь, сунемся толпой — только спугнем. А нам провожатые нужны.

Оно-то понятно. Так и планировалось с самого начала. Кир с Джокером незаметно проникают внутрь храма, разведывают обстановку. Если бандитов не слишком много, аккуратно их вяжут. Затем пытаемся с пойманными договориться. А именно — они идут обратно в лабиринт, в их штаб либо туда, где держат леди Давитт с дочерью (смотря по количеству пойманных), а за ними на некотором расстоянии следуют стражники. Я, конечно, засомневалась, а не станут ли оперативные отряды топать как стада слонов. На что Кир лишь рассмеялся и заявил, что я слишком плохо о них думаю. И вот теперь мы просто сидели и ждали, когда же нас пустят внутрь.

Ворота территории храма открылись минут через пятнадцать. Вместе с нами вошли трое целителей. Я даже не заметила, когда они появились. В центре большого молельного зала, начинавшегося прямо от двери, валялись четыре связанных тела. Значит, всего их шестеро.

— Быстрее, сюда! — раздался нервный окрик Пауля.

В прилегающей комнатке с церковным инвентарем навзничь лежал господин Лабар. Ковер впитал небольшую лужицу крови на уровне его головы. Я мельком глянула на ауру. Жив и вряд ли умрет. Я удержала рвущегося к жрецу Пауля, пропуская вперед целителей.

Вернулась в молельню. В дверь медленно входил Арадер, лениво посматривая по сторонам, словно скучающий турист, зашедший посмотреть достопримечательности и пока не решивший, стоит ли здесь задерживаться. Я мысленно похихикала. Похоже, Киру сложно будет удержать лик-принца в стороне. Я заметила, как к Ленси подошел Джокер и, кажется, что-то сказал. Настолько тихо, что даже я не услышала. Ленси так же еле заметно кивнул, и мужчины быстро разошлись.

Тем временем Кир поделил своих людей на несколько отрядов. Часть оставалась охранять храм и патрулировать окрестности. Еще часть должна была проверить другие известные выходы из лабиринта. Остальные направлялись в лабиринт. С бандитов мы сняли четыре пары очков — к сожалению, они обнаружились не у всех. Значит, всего шесть пар вместе с теми, что я принесла раньше.

В катакомбы отправлялись двумя группами. Для каждой выбрали по одному проводнику. Первая, более многочисленная и гораздо лучше вооруженная, шла с Киром. Им предстояло найти штаб.

Меня же отправили с группой Джокера. Хоть тот и рвался в основной отряд, главным здесь по-прежнему оставался Кир. Нам поручили найти леди Давитт с дочерью. По словам преступников, каменный мешок, где держали пленниц, не охранялся совсем — куда им оттуда деться. Только пару раз в день носили еду. По моим подсчетам выходило, что их держали в лабиринте уже около трех недель. С ума сойти! И там ребенок… Неудивительно, что за нами еще и целитель увязался.

Я поправила висящий на поясе ручной электрический фонарь. Удобная штука. Еще раньше бросила в сумку пару коробок запасных батареек и пару фляг воды. Теперь просто ждала, пока все организуются. Снова заметила, как Джокер с Ленси вдвоем ненадолго зашли в лабиринт, вернулись с довольными лицами и сразу разошлись, словно и не разговаривали только что.

Наконец все собрались и приготовились. Первым отправился проводник. Очков ему не выдали. Пропадет — заменим другим, свои люди ценнее. Следом на небольшом расстоянии двинулись мы с Джокером, и еще дальше — небольшая команда из пяти стражников и целителя. В паре шагов от входа я на секунду запнулась — слишком свежими были воспоминания. Я еще после прошлого раза не оправилась. Гладко обтесанные камни на самом деле оказались темно-коричневыми, а не серыми, как рисовало в темноте мое воображение. Я ощутила знакомый затхлый запах и подавила нотку паники. Напарник поддержал меня за локоть и понимающе посмотрел в глаза.

— Не хочешь, не иди, — еле слышно шепнул он. — Подождешь здесь?

Я упрямо мотнула головой. Нет уж, пустое ожидание намного хуже.

Фонари не зажигали — тусклого света факела, видневшегося впереди, пока хватало. Вынуждена признать, я зря сомневалась в людях Кира — даже я со своим слухом их почти не слышала. Картину портил только целитель, хоть и старался, как мог. Вскоре и его шаги стихли, не исключено, что наша охрана предпочла тащить его на руках, нежели вести за собой аккуратно топающего тощего слоненка.

Вся дорога заняла около трех часов. В какой-то момент наш провожатый остановился, жестом показал, что мы на месте. Мы с Джокером прислушались. Интуиция молчала, проблем вроде как не предвиделось. Зато из-за стены ухо действительно улавливало тихий шепот. Мы подозвали остальных. Пленный показал, как открыть дверь, — легко подковырнул пальцем щель в одном камне, затем надавил на второй, и дверь со знакомым мне скрежетом начала отъезжать в сторону. Первым успел проскочить в дверь целитель. Войдя, я обнаружила лежащую на полу женщину с маленькой девочкой на руках. Верхнюю юбку пленница сняла, чтобы укутать ребенка, предпочитая замерзнуть самой. Измученные, исхудавшие лица, немытые волосы, протертая о камни одежда. Рядом — грубая деревянная плошка с какими-то засохшими крошками. В углу еле тлел маленький огарочек — хорошо хоть свет у них был. Бедняжки. В груди нестерпимо защемило от жалости.

— Что с ними? — только и смогла я выдавить, обращаясь к целителю.

— Не волнуйтесь, госпожа. Я их усыпил. Физически, похоже, почти не пострадали, а вот за психику ручаться не могу… Слишком долго провели в этом месте. Мы отнесем их в лечебницу — пусть посмотрят специалисты. Возможно, даже где-то подкорректируют память. А потом уже разбудим.

— Им могут изменить память? Я о таком и не слышала…

— Нет, конечно, так нельзя. Но… — щуплый пожилой мужчина запнулся, снова взглянув на пострадавших леди, — можно сделать так, что они спокойнее отнесутся к произошедшему. Словно это произошло не сейчас, а давным-давно. Примерно так.

Я согласно кивнула. Было бы совсем неплохо.

Женщину и девочку передали на руки стражникам, закрыли вход в каменный мешок и поскорее отправились обратно. Очень надеюсь, что побег обнаружат еще нескоро. Хотя… если Кир доберется до штаба, нашим противникам станет не до нас.

Примерно через час пути на одном из перекрестков я резко остановилась. Рядом застыл Джокер, вопросительно глядя на меня. Я и сама не смогла бы объяснить, в чем дело. Однако интуиция упорно тянула меня в боковой коридор.

— Не знаю… Чувствую, там что-то важное, — неопределенно мотнула я головой. В конце концов, кто, как не другая Тень, отнесется с уважением к голосу интуиции.

Мужчина на несколько секунд задумался, затем подошел к нашему провожатому:

— Что там?

— Не знаю, — прошептал тот, — я никогда не пользовался этим ответвлением. Просто коридор, таких тут тысячи.

Нельзя, конечно, быть уверенной на сто процентов, но фальши в его словах я не услышала. К тому же бандит был достаточно запуган. Джокер между тем подошел к капитану стражи:

— Дальше идете сами. Мы проверим коридор. Нас не ждите и никого не оставляйте. Ваша задача — доставить наверх леди Давитт.

Тот без вопросов выслушал приказ старшего, отдал честь, собрал своих людей и отправился с ними к выходу.

— Ну? — переспросил напарник, лишь только мы остались одни. — Предположения какие-нибудь есть?

Я покачала головой, а затем сообразила, что напарник меня не видит. К сожалению, в абсолютной темноте даже острое зрение Тени не поможет.

— Нет, понятия не имею, что это может быть, — честно ответила я. Чернота перед глазами начала действовать на нервы. Я покрутила головой, потерла глаза. Обняла себя руками. Не хватало еще на стены натыкаться. Нужна хотя бы искорка света. — Я зажгу фонарь, если ты не против.

— Против. — Джокер уверенно притянул меня к себе. — Не знаю, что ты почуяла, но мы можем встретить кого угодно. Для начала успокойся. Я вижу в темноте и поведу тебя.

— Ты видишь? Здесь? Круто… — только и смогла прошептать я.

— Ну… смотря с чем сравнивать. К примеру, смена ауры по личному желанию, на мой взгляд, не в пример круче, — тихо выдохнул Джокер прямо мне в ухо.

Неожиданно я осознала, что стою в полной темноте в мягких, теплых объятиях симпатичного мне мужчины, а его дыхание шевелит мои волосы… И в то же время поблизости рыскают враги. «Чтоб они сдохли! Нарушают такой момент», — пошутил внутренний голос. Нехотя я освободилась.

— Ладно, идем уже.

Джокер еще на секунду удержал меня, быстро чмокнул в макушку и отпустил.

Было в этом что-то необычное. В том, чтобы идти в кромешной темноте, полагаясь только на своего спутника. Необычная степень доверия. Вскоре я полностью привыкла к этому ощущению, и даже темнота не давила на сознание, словно Джокер и впрямь стал моими глазами.

Мы долго шли по практически прямому коридору. Насколько я поняла, за пару часов нашего путешествия даже боковые ходы ни разу не встретились, по крайней мере напарник ни разу о таковых не упомянул. Но интуиция упорно вела вперед. И вскорости стало понятно почему.

Тихий шелест голосов мы уловили почти одновременно. Поначалу невнятные звуки, доносящиеся издалека, сливались, ускользали и оставались неразборчивыми. Но по мере приближения к их источнику усиливались и крепли. Мы пошли еще осторожнее, пытаясь подобраться как можно ближе. Судя по всему, штаб, куда Кир повел стражников, был средоточием военной силы наших противников — там находилось большинство бандитов. Но мозг группировки находился где-то здесь.

Достигнув пика слышимости, Джокер притормозил. За одной из стен явно находилось крупное помещение. Возможно, пару каменных мешков переделали в жилые комнаты или кабинет. Спорили два человека — один утверждал, что пора уносить ноги, на девчонку надеяться больше не стоит (Милли Давитт, видимо), второй убеждал еще подождать. По легким шорохам и бряцанию оружия я заключила, что на самом деле людей в комнате намного больше.

— Погодите вы оба, — вмешался третий, и я сразу навострила уши. В голосе прорезывался легкий акцент. Похоже, мы нашли таинственного незнакомца. — Здесь решения принимаю я. Мы…

Каким окажется заключение старшего, узнать было не суждено… Одновременно с этими словами часть стены быстро и абсолютно бесшумно отъехала в сторону, на секунду ослепил яркий свет. Сощуренные глаза выхватили единственный кусок картины — арбалет в руках человека со шрамом, нацеленный прямо мне в грудь. Время словно замедлилось. Говорят, перед смертью вся жизнь прокручивается перед глазами. Перед моими ничего не крутилось… Мгновения застыли, а я все смотрела на блестящее острие арбалетного болта. Медленно-медленно начали сжиматься пальцы. Заторможенно и беззвучно завибрировала тетива, и стрела, освободившись, застыла в воздухе, вылетев из гнезда. Сбоку толчок в плечо — кажется, я теряю равновесие, но уйти с линии выстрела все равно невозможно. Яркий росчерк лезвия у меня перед глазами… искры, высеченные металлом. Позднее понимание того, что Джокер мечом сбил болт, которому лететь от силы три метра! Выступающие в светлом проеме люди с арбалетами в руках…

И тут все как закрутилось! Не успев упасть от толчка напарника, я почувствовала, как меня рывком за руку подняли обратно и потащили в темный провал коридора. От неожиданности запнулась, подвернув ногу.

— Бежим! Скорее! — Меня снова дернули за руку. Потом болеть будет. А, к черту — это все потом. Я жива!

К счастью, рефлексы оказались быстрее мозга. Пока я раздумывала, что к чему, ноги уже подстроились под ритм напарника. Не видя ничего в кромешной темноте, я лишь сильнее вцепилась в тянущую меня руку. Сзади доносились резкие выкрики приказов, там организовывали погоню.

Мы бежали, и бежали, и бежали. Казалось, будто эта сумасшедшая гонка никогда не закончится. Я начала уставать, но Джокер упорно тащил меня дальше. В тот момент, когда легкие готовы были взорваться от напряжения, а ноги несли исключительно по инерции, поскольку сил их переставлять не осталось, напарник резко затормозил, а затем вернулся метров на двадцать назад. Я сложилась пополам, хватая воздух пересохшими губами. Ноги подогнулись, и я неуклюже повалилась на пол.

— Погоди, ты ничего не замечаешь?

Поскольку я ничего заметить при таком освещении не могла, то просто прислушалась. Показалось, будто вода шумит где-то… Или это воображение шалить начало? А с другой стороны, в мою прежнюю камеру протекала же она откуда-то…

— Включи фонарик. Поярче, — попросил Джокер, ощупывая что-то на стене.

По-прежнему стоя на четвереньках, я послушно посветила в нужную сторону. Этот коридор немного отличался от прежних. Внизу, где шарил руками мужчина, шли крупные — почти метр на полтора — глыбы и мельчали ближе к верху, превращаясь практически в кирпичики.

— Готово, — произнес напарник, выдирая при этом одну из нижних плит.

Я от удивления даже рот открыла. Оказалось, что именно этот блок в толщину имел всего сантиметров десять и был больше похож на облицовочную плитку. Зато соседние исправно уходили глубоко в скалу. Шум воды стал явным. Я заметила на краях плиты зазубринки — такая вот заслонка.

— Залезай, быстро, — громко прошептал мужчина, подталкивая меня к отверстию.

— А ты? — на секунду заупрямилась я.

— Я тебя прикрою. Вдвоем нельзя — странно будет, если они не заметят на девственно чистом полу весь этот мусор, — указал он на разлетевшиеся каменные осколки.

У меня аж в груди что-то сдавило… рисковать и жертвовать жизнью ради меня… такого еще никто никогда не делал.

— Тогда я тоже не полезу! Я не брошу тебя!

— Лезь, я сказал! Или мне затолкать тебя?

— Не полезу!

Кажется, Джокер разозлился. Судя по тому, как побелели костяшки на пальцах, он бы дырки продавил в плите, которую продолжал держать.

— Это твое окончательное решение?

Я уверенно кивнула.

— Знаешь, Гейша… Иногда жизнь должна чему-то учить. Вот я и дам ей такой шанс. Раз ты не хочешь, чтобы я тебя прикрыл, в таком случае сама погоню уводи!

С этими словами он юркнул в дыру, одновременно разворачивая плиту. Щелчок, и каменная дверца легко вернулась на прежнее место. А я так и осталась стоять с открытым ртом. Способность соображать вернулась через несколько мгновений, и вместе с ней пришли обида и злость. Даже силы откуда-то появились. Я с отчаянием дернула плиту — ничего, даже на миллиметр не сдвинулась.

— Ах вот как! — В сердцах стукнула ее ногой и тут же отскочила — больно!

Послышался тихий всплеск. Надеюсь, там канализация! «Сволочь! Хоть бы ты в ней утоп!» — мысленно выкрикнула я, размазывая злые слезы. Из коридора донесся шум. Наши преследователи хоть и двигались медленнее нас, осматривая стены и водя факелами по потолку, но все-таки те несколько минут, что я здесь проторчала, дали им возможность сократить расстояние. Я уставилась на каменные крошки. Все-таки сделать напарнику ответную подлянку у меня рука не поднялась. Да и не верилось, что он вот так запросто меня бросит. Я быстро, как сумела, смела все осколки и пыль в одну сторону, постаравшись распределить вдоль стыка стен. Кажется, не сильно заметно. Посветила вперед фонарем — вроде бежать придется прямо. Теперь на всякий случай стоит еще подождать преследователей. Я выключила фонарь и прижалась к холодной стене. Сердце колотилось как бешеное, подскакивая до самого горла. С трудом сглотнув, облизала шершавым языком сухие губы. Страшно-то как, все-таки вдвоем было легче… Наконец из-за поворота показался отсвет факелов. А за ним и тени людей. Практически сразу, как я увидела первых из них, послышался крик:

— Вон девчонка! Ловите!

О боги! Как они меня обнаружили? Вот так с ходу в темном помещении заметить Тень, а я еще и в хамелеонке… Что же — у каждого свои таланты. Рядом о каменную стену тренькнул выпущенный болт, высекший несколько ярких искр, и ушел рикошетом в сторону. Я мигом рванула в темный проход, надеясь, что ни во что не врежусь. Через полминуты щелкнула выключателем, создав крошечный лучик света. Вовремя! Поворот! Еле вписалась и помчалась дальше. Снова поворот, и снова… Да будет здесь хоть одна развилка или нет? Может, потому мои преследователи не спешат? Знают, что никуда не денусь. Из горла вырывалось все более хриплое дыхание. Воды бы сейчас, но лезть в рюкзак долго. И вдруг… повернув очередной раз, я еле успела затормозить, качнувшись на цыпочках и зависнув буквально в паре сантиметров от яркого светящегося пятна. Сердце ухнуло, провалившись до самых пяток. Портал!

Я беззвучно застонала. Вот и все. При мысли, что придется туда шагнуть, нахлынула паника. Не хочу! НЕ ХОЧУ! Что делать?!. Огляделась. Обойти пятно не выйдет. По стене… по потолку… тоже нет…

Я глубоко вдохнула, пытаясь успокоиться и взять себя в руки. Медленно сосчитала до десяти. Еще есть пара минут. А вдруг мне повезет и стихийник сейчас пропадет?

К сожалению, чудес не бывает. По крайней мере когда они так нужны.

Внезапно мне стало все безразлично. Я внутренне приняла свой выбор, смирилась и расслабилась. Выключила свет. Медленно вытащила с перевязи метательные кинжалы, приподняла руки, отводя кисти, и приготовилась ждать. Мне хватит нескольких мгновений перед шагом в портал, чтобы отправить их в цель. «В первый раз придется убивать людей», — подумалось отстраненно. Надо же, даже эмоций никаких по этому поводу.

Шаги. Ближе. Еще ближе. Затаила дыхание. Отблеск факелов. Я совсем близко к повороту — они даже не успеют ничего сообразить. Недоумение на лицах оттого, что жертва оказалась рядом, даже не успевает ничем смениться, как двое заваливаются, за ними еще двое. Вот и все. Со вздохом делаю шаг назад. Надеюсь, меня найдут…


ГЛАВА 11 | Мир в прорези маски | ГЛАВА 13