home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 15

— Знаешь, когда я чисто по-дружески просил тебя помочь приглядеть за Тали, я и не ожидал, что все окажется так серьезно, — тихо произнес Кир, покачивая в руке бокал с вином и задумчиво глядя сквозь него. По тонким стенкам медленно и тягуче стекали тяжелые алые капли. Не отрывая глаз от мерцающего в неярком свете стекла, он глухо и медленно продолжил: — Я ведь не шутил, когда сказал, что мне не место на должности главы Тайного отдела. Это у вас в Исталии вечно что-то происходит — бесконечные интриги, покушения на влиятельных особ, а то и на саму королевскую семью… повезло вам с Сорби, да и до него тоже глава отдела была — палец в рот не клади… а здесь слишком много «слишком». Слишком долго у нас в Адании ничего не происходило… Расслабился я. После первых покушений слишком долго собирались, слишком медленно расследовали — все казалось, что проблемы решатся сами, что преступник вот-вот будет найден… А стало только хуже. Сначала сцена на озере, а затем покушение на Тали. Только тогда я понял всю несостоятельность своей охраны. И Джокер еще мозги основательно промыл. Не могу сказать, что я рад его здесь видеть, и дело не только в той давней ссоре. Но все-таки хорошо, что он приехал. Я только сейчас… после бала, после помолвки понял, как много мог потерять…

Я не перебивая слушала эту тихую исповедь. Время было позднее. В ресторане, и в нашей ВИП-комнатке в том числе, выключили яркий электрический свет и зажгли обычные фонарики со свечой внутри, навевающие легкое, приятное настроение. Интерьер был выдержан скорее в исталийском стиле, чем в аданийском. Никакого стекла и металла, отделанные камнем стены, деревянные столы и стулья, живые цветы в вазах расслабляли. Однако хандра Кира в этой обстановке, похоже, только усиливалась.

— Да брось ты, — в конце концов прервала я его. Аккуратным движением забрала из рук бокал с вином и подвинула поближе чашку с чаем. Накрыла кисть с длинными тонкими пальцами своей ладошкой. — Ведь ничего непоправимого не произошло. К чему заниматься самобичеванием? И… может, и правда найди себе замену, а? И сиди потом в своих лабораториях.

Кир устало улыбнулся. Через некоторое время я почувствовала, как расслабилась его рука, и с облегчением вздохнула.

— Спасибо тебе. Я уже в порядке. Это так, накатило… Нервное, от переутомления. Высплюсь хорошенько и завтра буду в норме, — уже намного бодрее ответил принц. Депрессивное выражение постепенно уходило с лица. Он отодвинул вино еще дальше и потянулся к чашке с чаем. — Да, я ведь пригласил тебя на ужин совсем не для того, чтобы жаловаться. Хотел сказать спасибо. Ты себе представить не можешь, какую услугу мне оказала. В качестве благодарности… — Кир сделал маленькую эффектную паузу, — выполню любое твое желание.

Я немного опешила от такого предложения.

— Вообще любое? — недоверчиво переспросила я.

— Вообще любое. Если только оно не затронет мою честь и не будет нарушать законы. Да и то, — Кир насмешливо подмигнул мне, — законы при желании можно немного обойти.

«Ух ты!» — только и смогла подумать я. Мозг принялся работать в бешеном темпе. Чего бы такого мне хотелось? Материальные ценности отпали сразу — такого добра и у самой хватает. Хотя можно было бы, конечно, попросить какую-то интересную техническую новинку. Но попросить можно и просто так, если захочется, — Кир не откажет, если то не оружие массового поражения. Информация — вот что меня интересовало гораздо больше. Может, спросить, кто такой Джокер? Или Берта? Или…

Что-то больно кольнуло под ногтем. Я вышла из своего задумчивого состояния и обнаружила, что машинально проковыряла в деревянном столе несколько глубоких бороздок.

— Помоги мне найти родителей.

— Родителей? — Мужчина удивленно приподнял бровь и задумался. — А ты уверена, что в самом деле этого хочешь? Ведь они от тебя отказались по какой-то причине… Почему ты думаешь, что эти люди будут рады тебя видеть?

— Это для себя. Просто хочу знать, кто они. И к тому же ведь нельзя быть уверенным, что они отказались. Может, они давно умерли, или так сложились обстоятельства…

— Хорошо, я постараюсь помочь. Даже не так — не постараюсь, а сделаю все возможное. — Кир слегка наклонился над столом и пристально посмотрел мне в глаза. — Но ты понимаешь, что я могу ничего не найти?

— Конечно. Но в любом случае у тебя больше возможностей. Как бы там ни обстояло дело с охраной на праздниках, но разведка у тебя выше всяких похвал. Кстати… — решила ненавязчиво закинуть еще одну удочку и лукаво взглянула на собеседника. — А ты не в курсе, кем раньше была Берта?

В конце концов, личность Берты может быть напрямую связана с моими родителями, так что вопрос более чем уместный.

— Я вижу, ты решила начать расследование прямо сейчас, — усмехнулся принц. — Ну что ж, надеюсь, меня это тоже немного отвлечет. Подожди здесь.

Кир поднялся со своего кресла и неслышно вышел. Прошло всего несколько минут, как в нашей комнатке снова включилось электрическое освещение, заставившее меня от неожиданности зажмуриться. А затем вернулся принц с увесистой папкой в руках — и как только успел…

— Итак, что мы знаем о Берте, — протянул себе под нос Кир и, не выпуская подшивку из рук, принялся листать материалы. От нетерпения я вытянулась вперед, пытаясь хоть что-то рассмотреть. Заметив мой маневр, Кир негромко рассмеялся и положил папку на стол. — Не могу сказать абсолютно точно, кто она и кем была. Но кое-какие подозрения имеются. Всю папку просматривать не обязательно — здесь слишком много «подозреваемых». Я покажу тебе четверых наиболее вероятных. И не стоит так жадно смотреть на материалы. Если захочешь, сделаю тебе копии.

Конечно, я хочу! Еще как хочу!

— Итак, для начала позволю себе напомнить несколько общеизвестных фактов о Рыжей Берте. Как Тень начала работать около трехсот пятидесяти лет назад. Впрочем, сколько ей было на тот момент — неизвестно, поэтому точный возраст вычислить сложно. Затем почти двести лет делала карьеру и как Тень, и как член теневого сообщества, «дослужившись» до правой руки прежнего главы — Бьярта Карди. В данной должности задержалась ненадолго — спустя еще лет тридцать, а если быть точным, это сто двадцать четыре года назад, ее босс скончался, и Берта сменила его на посту. А двадцать три, даже почти двадцать четыре года назад она исчезла из поля зрения почти на год, а вернувшись, привезла с собой маленькую девочку — да, тебя, Корни, — и объявила своей дочерью.

Наконец Кир выложил первое фото и несколько листков с биографией. Я сразу же потянулась смотреть.

— Графиня Ларна Славская. Умерла около ста двадцати лет назад. Предположительно от старости, в возрасте двухсот восьмидесяти трех лет. Ее, кстати, ваше аристократическое общество должно хорошо помнить. Весьма вредная была старушенция. По любому поводу имела собственное мнение и никогда не стеснялась высказывать его вслух, каким бы оно ни было. Жаль, что я ее не застал, любопытно было бы познакомиться.

Я взяла в руки фантомную картинку. Лицо женщины было мне знакомо. В свое время Айри Лессер заставила меня запомнить лица и данные обо всех более или менее значимых аристократах Исталии. Как ныне здравствующих, так и относительно недавно почивших. Только на этом фото графиня выглядела намного моложе. Вернув карточку на место, я кивнула Киру.

— Да, я помню ее. У нее есть дочь. Замужем за графом… нет, за герцогом Кастером.

— Верно. Еще есть интересный, но непроверенный слух, что у графини от рождения был Дар Королевской Спутницы и что король — да-да, нынешний — в свое время неофициально сделал ей предложение руки и сердца, и что строптивая девица ему отказала, выйдя замуж за графа Славского. Впрочем, если такое и случилось, то довольно давно, еще до его женитьбы на покойной королеве.

Кир аккуратно сложил листочки обратно в папку. В ответ на мой тоскливый взгляд напомнил, что сделает мне копии, и достал следующее досье. С фотографии смотрела потрясающе красивая молодая женщина — не той утонченной и изящной красотой, что ценилась среди наших аристократок. Нет, она была яркой, экзотичной, смелой. Такую я бы легче представила пираткой, стоящей на палубе парусного судна, с загорелым лицом и развевающимися волосами, небрежно повязанными цветным платком.

— Кто это? — чуть дыша, выдохнула я, не в силах оторвать взгляда от фото.

— Елена Криста, уроженка Лаора. В Исталии прожила около пятидесяти лет. Стоит ли говорить, все мужчины были хоть немного в нее влюблены, а все женщины отчаянно завидовали. Кстати, с Даром Ученого. Пропала за год до твоего рождения. Отправилась путешествовать по миру, собиралась исследовать какие-то забытые богами племена и страны. И не вернулась… Смерть официально не подтверждена.

Отложив фото, я шумно вздохнула:

— Есть в этом что-то неправильное… В том, что такая красота исчезает с лица земли…

— Если бы только красота, — печально отозвался Кир. — Я ее знал. Огонь, а не женщина — отчаянная, яркая, любопытная. Такая горы свернуть могла бы…

— Как-то не слишком вяжется с Бертой… — задумчиво заметила я, — особенно Дар Ученого…

Принц хмыкнул:

— А много ли о ней вообще знаешь? По биографии, ей сейчас должно быть как минимум триста семьдесят — четыреста лет. В таком возрасте большинство аристократов уже на ладан дышат, если вообще доживают. Берта же выглядит так, словно собирается прожить как минимум еще столько же. Как ты считаешь, одного Дара Тени для этого будет достаточно?

И правда. Я, которая фактически выросла рядом с Бертой, не могла почти ничего сказать о своей приемной матери. Да, она меня чему-то учила, воспитывала, но практически никогда ничего не рассказывала о себе…

А мой собеседник тем временем достал очередную кандидатку.

— Сильва Стали. Слышала о ней? Прежняя глава Тайного отдела Исталии. Что самое интересное, о ней практически нет данных. Известно, что пробыла на посту восемьдесят шесть лет. Девятнадцать лет назад погибла. Железная леди, по-другому не скажешь.

Худое, резкое лицо, острый ястребиный взгляд, цепляющий даже через объектив камеры, упрямый волевой подбородок, очень короткие, торчащие волосы… Никогда раньше ее не видела. Впрочем, внешность еще ни о чем не говорит.

— Четвертый кандидат… — Принц выдержал паузу, весело прищурив глаза, словно готовя сюрприз. — Барон Мишкольц! Весьма интересный молодой человек. По опять-таки непроверенным слухам, работал на корону в качестве… киллера. Умер рано — еще и ста не было. Жены и детей, соответственно, завести не успел. Кстати, не удалось определить, отчего барон скончался. Просто однажды вечером лег спать, а утром не проснулся. А потом еще и труп куда-то испарился… В общем, мутное дело.

— Мужчина?! — выхватила я карточку из рук Кира. — Как такое возможно. Хотя… после того как я совершенно не узнала Берту на балу… в общем, о чем тут говорить. Кстати, я ведь правильно понимаю — у нее вполне может оказаться несколько лиц?

— Конечно.

Я задумалась о своих родителях. А если попробовать отталкиваться от того, что я Тень? Дар никогда не передавался по наследству, однако редко встречающиеся Дары зачастую появлялись именно у детей. Я мысленно перебрала знакомых Теней. К тому же это должен быть кто-то из аристократов. В семьях простых людей Дар Королевской Спутницы совсем никак не мог появиться.

Вот если бы Берта была моей матерью — все бы отлично сошлось, но вряд ли она стала бы это скрывать. Может, Айри Лессер, натаскивавшая меня по этикету и светским манерам? Тень и бывшая придворная дама… Тоже маловероятно. Зная характер последней, она начхала бы на все условности и растила бы ребенка сама, даже если тот незаконнорожденный. Неожиданно в голову пришла еще одна мысль, показавшаяся на первый взгляд совсем уж сумасбродной: «А если Джокер — мой отец?» У меня прямо внутри все похолодело. Нет, он тоже вряд ли так просто отказался бы от своего ребенка.

— Ну хватит на сегодня. — Кир решительно отобрал у меня бумаги и сложил обратно в папку. — Нам не так часто удается просто по-дружески посидеть вместе. Поэтому предлагаю забыть пока о делах и просто расслабиться.

Я на пару секунд изобразила скорбное лицо, провожая тоскливым взглядом уплывающую от меня папку, а затем рассмеялась.

— В таком случае, думаю, в меня влезет еще один десерт! — весело добавила я.

На языке вертелась еще одна тема, которая мне неожиданно показалась очень личной, и я никак не могла заставить себя задать первый вопрос. Поэтому я дождалась, пока мне принесут мороженое с фруктами, поковырялась в нем немного, а затем наконец решилась.

— Кир… можно задать еще вопрос?.. — неуверенно протянула я, «с интересом» разглядывая содержимое вазочки.

— Конечно.

— Не расскажешь ли мне о Даре Королевской Спутницы? Что происходит после инициации? Ведь на балу, когда ты пригласил Тали… это… — Я почему-то постеснялась закончить фразу. Вроде и ничего особенного. Сотни гостей были свидетелями, но стоило вспомнить то давнее прикосновение Сорби, как данное событие тут же переходило в разряд каких-то особо личных, если не сказать «интимных». Вот и сейчас, заговорив о бале, я чувствовала себя так, словно подглядывала за чем-то, не предназначенным для моих очей.

— Всего-то?

Я поймала удивленный взгляд.

— По твоему тону я уж решил, что ты собираешься спросить что-то более интересное…

Кир снова налил себе вина. Взглянул вопросительно на меня, чуть приподняв бутылку. Я мгновение колебалась и кивнула. Мы ж гуляем или как? От пары бокалов ничего не случится.

— Джокер просветил? — Принц взял свой бокал и небрежно откинулся на спинку кресла. — Да, я инициировал у Тали Дар. Пока первой степени. Вторую она получит при бракосочетании. Что именно тебя интересует?

— Но ведь ты и раньше ее касался?

— Дар инициируется при помолвке. В истории было несколько единичных случаев, когда Дар инициировался при случайном прикосновении. Говорят, что тогда сама богиня Нери заинтересована в браке. Но… подобные случаи настолько редки, что я бы принял их скорее за красивые легенды.

— Ну… а то, что именно ты инициировал Дар… Для вас двоих это что-то меняет?

— В этом плане… — Мужчина ненадолго умолк. — Несомненно меняет. Эти сведения особо не распространяются. Большинство людей считают, что Королевский Дар просто продлевает жизнь, плюс законный королевский статус, и не более того. На самом деле это не так. Инициация — это связь, которую даруют боги. Первая степень самая непрочная. Как и помолвка — вроде что-то друг другу обещали, но еще можно передумать. Из «побочных эффектов»… судьба начинает чаще сталкивать этих людей. Вроде как всю жизнь прожил и ни слухом ни духом, а тут, куда ни пойдешь, везде натыкаешься на свою половинку. Кроме того, связанные инициацией начинают острее воспринимать чувства и настроение своего суженого, чувствовать, если тому грозит смертельная опасность. Но в целом это мелочи. По-настоящему прочной связь становится после второй и третьей инициации. У разных пар проявляются разные особенности, но есть и несколько общих. Усиливаются свойства, данные при первой инициации. Теперь партнеры могут действительно хорошо чувствовать друг друга, забирать себе часть чужой боли или грусти. Их сильнее тянет друг к другу. После третьей инициации они могут разговаривать телепатически на небольшом расстоянии, чувствовать направление, где находится их спутник. А еще, — Кир чуть замялся, — у лиц королевской крови не бывает бастардов, чтобы не допустить ненужной борьбы за власть… Это тоже действие Дара. При подобной связи, когда кто-то в самом деле становится твоей половинкой, трудно представить, что муж или жена станет ходить налево. Но с другой стороны, до свадьбы принцы ведут отнюдь не целомудренный образ жизни.

Вот как… интересно. Значит, у меня сейчас Дар Королевской Спутницы первой степени… И что? Замуж меня вряд ли позовут, так что второй мне не светит. Я прислушалась к внутренним ощущениям, пытаясь найти там что-то особенное… Как-то не получалось. Ну да, Сорби стал появляться в моей жизни гораздо чаще. Значит, идея поступить в Академию была не моя, меня просто подтолкнули к такому решению? «Ага! Навеяно свыше!» — ехидно прокомментировал внутренний голос. М-да… Ну что еще… Сорби мне, конечно, нравится — так он мне с детства нравится. Он вообще всем нашим девушкам нравится! Вот если бы Джокер таки оказался Джеком, тогда на проявление связи можно было бы списать то, что он услышал, как я его зову, когда выбралась из лабиринта. Что там Кир говорил? Чувствуют, когда смертельная опасность грозит, определяют направление? Я вздохнула — никакой особой связи по-прежнему не ощущалось. Некстати вспомнилась Фелиция Мальн. И… Стоп! Что-то не сходилось…

— Кир? Джокер сказал, что инициировать может только человек, сам обладающий Королевским Даром. — Дождалась легкого кивка и продолжила: — Тогда почему Фелицию Мальн просто не выдадут за любого герцога и не позволят девушке нормально пожить в свое удовольствие? Или ее отцу настолько важно выдать ее за принца, что он скорее даст ей умереть от старости, чем допустит брак с кем-либо еще?

— Про отца не знаю, — послышался ровный ответ, — а вот насчет какого-нибудь герцога… Боюсь, что не выйдет. Инициацию может провести только человек с Королевским Даром третьей степени и никак не ниже.

Третья степень?! То есть король, принц или минимум лик- или эрд-принц? Это у Сорби третья степень?

— У Сорби третья степень?! — чуть не прокричала я и тут же виновато закрыла рот ладошкой.

Однако сказанного не воротишь. Принц опасно сощурил глаза, и я почему-то сразу вспомнила, что передо мной сидит глава Тайного отдела.

— Кир, не смотри на меня так. Я… словно в управлении на допросе… — пробормотала, чувствуя себя все более неуютно.

Мужчина шумно вздохнул и прокашлялся. Через пару секунд передо мной сидел прежний Кир — мой старинный друг.

— Прости, не сдержался. Ты не хочешь продолжить?.. — вкрадчиво поинтересовался он.

Поняв, что сопротивление бессмысленно, я решила все рассказать. В конце концов, кому попало я не болтаю. А Кир — это совсем не кто попало! Сняла для себя этот внутренний блок, и меня словно прорвало. Я говорила, и говорила, и говорила… Кир слушал не перебивая, лишь изредка кивал головой.

— Да… удивила ты меня, что еще сказать. И молодец, что рассказала. Но Герни тоже прав — пусть как можно меньше народу знает. С Сорби потом разберемся. Зато для меня сужается круг поисков твоих родителей — как минимум один из них, а более вероятно, что оба принадлежат к высшим аристократическим кругам.

Последние слова он скорее выдохнул, чем сказал вслух. Задумавшись, принц полностью погрузился в себя. Только пальцы, нервно подрагивая, беззвучно барабанили друг о друга. Я молча наблюдала за ним, не решаясь прервать. В какой-то момент заметила, как в его глазах появляется странное выражение — смесь понимания и неверия. Кир резко поднял на меня взгляд — цепкий и вполне осмысленный.

— Не может быть!

Он в долю секунды вылетел из своего кресла, подскочил ко мне и, бесцеремонно схватив за подбородок, принялся вертеть лицо то вправо, то влево, поворачивая к свету и рассматривая, словно первый раз видел.

— Не может быть, — снова ошеломленно произнес он. — Знаешь… кажется, я догадываюсь, кто твои родители…

Я потрясенно замерла, ожидая продолжения, но вынуждена была разочароваться.

— Нет, извини. Сначала я сам проверю свою догадку. — Мужчина бросил взгляд на лежавшую рядом толстую синюю папку, подтянул ее поближе, поднес пальцы, чтобы открыть, но в последний момент одернул и просто машинально побарабанил костяшками по обложке. — Ну конечно! Все сходится! — Кир неожиданно рассмеялся. — Боги, какой я дурак, а ведь все так просто!

Он вдруг подхватил меня под мышки, пару раз крутанул вокруг себя, легонько поцеловал в затылок и усадил на место. Ничего не понимая, я продолжала вопросительно смотреть на друга.

— Извини, милая, не сдержался. Но тебе пока все равно не скажу, — тоном, не терпящим возражений, отрезал он. А затем мягче добавил: — Действительно боюсь ошибиться. Уж больно невероятна моя версия.

Он продолжал весело смеяться, а я разочарованно вздохнула. Ну что же. В любом случае у меня появилась надежда что-то разузнать в ближайшем будущем.

— И еще, — неожиданно добавил Кир, подмигнув мне, — помнишь, я тебя предостерегал, чтобы ты не вздумала влюбиться в Сорби? Так вот — беру свои слова обратно!


ГЛАВА 14 | Мир в прорези маски | ГЛАВА 1