home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 2

Вернувшись к себе, я задумалась… У меня было всего два дня, прежде чем театр уедет. Завтра вечером состоится последнее выступление, затем еще один день на сборы, и, наконец, следующим утром труппа отправляется обратно в Отан.

Пока ясно было только одно — Мариам с детьми надо как-то вывезти из страны. И основной проблемой оставалось то, что я очень мало знала об Отане. В данный момент я видела два доступных источника информации — сама актриса и Кир. Поэтому с самого утра отправилась наносить визиты.

После вчерашнего театр выглядел вымершим. Репетиции еще не начались, люди в коридорах почти не встречались, и тишина непривычно резала уши. Я стала опасаться, что пришла слишком рано и не застану Мариам, но мне повезло. Актриса уже сидела в своей комнатушке. К счастью, букеты давно унесли, и помещение успело проветриться. Теперь стало видно, что пол застелен потертым бордовым ковром, а в углу стоит дополнительный столик и пара кресел.

— Доброе утро. Я догадывалась, что вы зайдете, — поприветствовала меня женщина и качнула рукой в сторону кресла, — и специально пришла пораньше. Присаживайтесь, пожалуйста. Разрешите угостить вас кофе?

Я села в кресло, которое вчера, как и прочая мебель, было скрыто цветами. Мариам, извинившись, вышла и через несколько минут вернулась с кофейником.

— У меня есть около получаса, потом появится Порша — надо готовиться к репетиции. Я так понимаю, у вас появились вопросы?

Да, у меня появились вопросы. Но, к сожалению, здесь я не получила на них ответы. Мариам не могла толком объяснить, как охраняется граница, почему так сложно через нее проникнуть, почему в стране нет магии… Единственное, чем она помогла, — описала процедуру пограничного контроля.

— Да, проверка отнимает немало времени. По крайней мере на выезде. Пересматривают абсолютно все вещи. Учитывая, сколько в театре реквизита, у нас пересечение границы заняло весь день. Мы сначала ждали на улице, потом сидели в специальной приемной. Затем один из офицеров с каждым побеседовал. Спрашивал практически одно и то же — о цели поездки, когда возвращаемся, проверял лояльность к стране. Нескольких молодых девушек не отпустили — им пришлось вернуться. Личность сверяется по паспорту. Взгляните, если интересно. — Она протянула мне довольно увесистую книжечку. — К сожалению, я не могу дать вам его с собой. Все паспорта хранятся у директора, я попросила свой всего на полчаса.

Конечно, мне было интересно. Сей документ трудно было назвать паспортом — он представлял собой целое досье: данные о родителях, семье, карьере, где и в какое время проживал человек, полная биография и так далее. На первой странице стоял идентификатор ауры. Я внимательно его изучила и запомнила. К моему удивлению, я также нашла идентификаторы аур родителей, мужа и детей. Подозреваю, братьев и сестер сюда тоже вписали бы, если бы таковые имелись. Умершие родственники меня интересовали мало, а вот нынешних членов семьи я тоже запомнила.

— А как у вас проверяется аура? Если магии нет, — поинтересовалась я.

— Хм… я в этом особо не разбираюсь. Офицер использовал какой-то небольшой прибор — сначала поднес его к паспорту, затем к человеку. И все…

Больше ничего полезного Мариам рассказать не могла, поэтому я попрощалась, пообещав заглянуть еще вечером, поблагодарила за кофе и отправилась искать Кира.

А вот здесь меня постигло фиаско. Оказалось, принц еще вчера покинул дворец и собирался вернуться только через три дня. На всякий случай я отправила почмагом ему письмо. До обеда ответ так и не пришел, после чего я решилась написать еще одно послание:

«Милорд, мне необходимо с Вами поговорить. У Вас найдется сегодня время?

Гейша».

В этот раз почмаг выдал ответное сообщение всего через минуту:

«Да, приглашаю на кофе. Зайду за Вами через час.

Дж.».

Ровно через шестьдесят минут герцог Сорби стоял перед дверью.

Я по-прежнему жила в конкурсном общежитии. Только теперь обитала здесь практически одна — почти все девушки разъехались либо по домам, либо предпочли сменить комнаты на апартаменты в городе. Джек, одетый в легкую летнюю рубашку, окинул взглядом мой зимний наряд и сразу предложил его сменить:

— Не думаю, что там, куда мы пойдем, настолько холодно.

Он подождал, пока я переоденусь, затем знакомым мне движением нарисовал в воздухе рамку.

— Прошу, леди. — Последовал пригласительный жест рукой.

Мы оказались на светлой округлой веранде неизвестного мне кафе. Вдоль стеклянной стены шел ряд маленьких, на два человека, столиков, покрытых кружевными скатертями, с изящными легкими стульями. Играла тихая, приятная музыка. Я повертела головой, но музыкантов не заметила. Окна выходили в сад — к моему удивлению, совсем не зимний.

— Очень романтично, ваша светлость, — охарактеризовала я. — И где находится это чудо?

Мой спутник не успел ответить, к нам подошел официант — непривычно смуглый симпатичный парнишка. С минуту они с Джеком переговаривались на незнакомом мне языке.

— Мы в Лаоре. В небольшом провинциальном городке. Здесь подают самый вкусный кофе, что я когда-либо пил. А еще я заказал пирожные. Думаю, вы их оцените.

Мужчина расстегнул верхнюю пуговицу рубашки, расслабился и вздохнул. Я машинально проследила за его пальцами, забыв выдохнуть воздух. Затем наткнулась на насмешливый взгляд темно-серых глаз и смущенно закашлялась.

— А вообще, должен сказать вам спасибо. Вы меня прямо от смерти спасли. — Он поймал мой удивленный взгляд и продолжил: — Вся наша делегация вместе с принцем давно покинула Аданию. А меня оставили до конца праздников, запретив появляться в Исталии. Совместили роль официального посла с принудительным отпуском. И через два часа у меня очередной сверхважный прием и встречи с такими же сверхважными людьми. Можете смеяться, но человек, у которого нечасто выдается свободная минутка, теперь умирает от скуки и безделья. — Сорби слегка поморщился. — Так что перестаньте нервничать. По какому бы поводу вы ни обратились, мне все веселее, чем нынешнее времяпрепровождение.

Вернулся официант. Сразу же передо мной оказалась чашечка с кофе и около десятка маленьких тарелочек. Я слегка нервничала — раньше как-то не доводилось обращаться к Сорби с просьбами. Хотя… «Это ведь Джек, — напомнила я себе. — Он же совсем не страшный…»

— Я не знаю, какие пирожные вы любите, поэтому заказал разных.

Глядя на выложенное на столе разнообразие вкусностей, я неожиданно улыбнулась:

— Спасибо. Но, думаю, стоит перейти к делу. Для начала… — Я вытащила из сумочки пакет и протянула его через стол. — Вот возьмите. Это ваше. Еще раз благодарю.

Мужчина заглянул в пакет и хмыкнул:

— Мой халат. Всегда удивлялся способности девушек без всякой магии помещать в крошечную дамскую сумочку огромные вещи. Тем не менее, надеюсь, это не единственная причина нашей встречи.

Сорби пристально на меня посмотрел, и я опять почувствовала себя неуютно, принявшись теребить под столом край скатерти. Но быстро собралась и уверенно начала:

— Да, вы правы. Вы мне нужны как…

— Мужчина? — весело перебил меня собеседник.

Я нервно хмыкнула:

— Хм… скорее как представитель власти… Мне бы помощь не помешала… Вам знакомо имя Мариам Лисс?

— Конечно. Современная художница. Даже такой неспециалист в искусстве, как я, о ней слышал. Более того, видел ее выставку.

— Вы знаете, кто она на самом деле?

— Нет, — Джек задумчиво на меня посмотрел, вертя в пальцах салфетку, — не знаю. Впрочем, я никогда и не задавался целью узнать. Вы об этом хотели попросить?

Я покачала головой.

— Вчера ко мне обратилась Эльза Блиск — актриса из Отана. Думаю, в ваши официальные развлечения театр включен, так что, возможно, вы ее видели на сцене. — Я дождалась кивка собеседника и продолжила: — Это и есть Мариам Лисс. И она просила меня о помощи.

Я вкратце пересказала суть беседы. Мой собеседник внимательно слушал, стараясь не перебивать и лишь изредка задавая уточняющие вопросы. Особенно его заинтересовала способность художницы видеть сущность человека. Чувствую, если молодую женщину удастся переселить из Отана, то кроме рисования она наверняка получит пару предложений о сотрудничестве от Тайного отдела.

— У нас никто не знает, кто художница на самом деле, а ей необходимо убежище. Вы могли бы выправить ей и ее детям официальные документы, чтобы они смогли жить в Исталии? Ей — как Мариам Лисс, а мальчикам — с новыми именами.

— Да, — не задумываясь ответил Сорби, — но документы, в общем, не такая большая проблема. Ваш друг Герни, к примеру, сделал бы фальшивые, которые только он сам, наверное, смог бы отличить от настоящих. А официальную регистрацию легко обойти — всегда найдется какая-нибудь мелкая деревенька, где сгорел архив или картотека. — Герцог подался вперед и пристально глянул мне в глаза. — Проблема ведь не в этом. Скажите лучше, как госпожа Мариам собирается покинуть страну? Да еще с детьми?

— Ну-у, — неуверенно протянула я, стушевавшись под его взглядом, — ей надо как-то оттуда уехать.

— Слово «как-то» наводит на мысль, что плана у вас пока нет. Я прав?

— Да. Вы правы, — со вздохом призналась я. — Но план будет. Просто я ничего не знаю об Отане. Собственно, это вторая просьба. Возможно, вы мне поможете с информацией.

— Лучше бы вы попросили помочь с планом, — слегка усмехнулся мужчина.

Милорд на какое-то время ушел в себя. Сложив пальцы на подбородке, он медленно качался на задних ножках стула. Я же, сделав основную работу, а именно изложив просьбу герцогу, с облегчением вздохнула. Мне не отказали сразу, более того, Сорби что-то обдумывает…

Я наконец потянулась за пирожным, потом за вторым, третьим… Они и правда оказались божественными. Увлекшись, не заметила, что Джек «вернулся». Он тихо рассмеялся.

— Я знал, что вам понравится, — улыбнулся на секунду мой собеседник и сразу снова стал серьезным. — Значит, так. Для документов нужны идентификаторы аур.

— А, с этим проблем не будет, — дожевывая, промычала я. — Смотрите на меня. Это Мариам. — Я воспроизвела ауру женщины, подождала минуту, давая милорду время, чтобы хорошо ее запомнить. — А это дети…

Сорби внимательно рассмотрел каждую, на всякий случай попросил показать их еще по разу и, кажется, удовлетворился этим.

— Уже завтра документы будут готовы. Я вам принесу их днем, в то же время, что и сегодня. Об Отане могу кое-что рассказать сейчас, но помимо этого до завтра также соберу доступные материалы. Заодно подумаю, как вытащить вашу художницу с детьми.

Так просто? От восторга я готова была расцеловать Джека:

— Огромное спасибо!

— Погодите со своим спасибо. Я просто так тоже ничего не делаю, — подмигнул мне Джек, и я задержала дыхание, ожидая продолжения. — Взамен вы будете сопровождать меня на оставшихся официальных мероприятиях. Слегка измените внешность, и я представлю вас как провинциальную исталийскую графиню или баронессу. От вас не убудет, а у меня хоть приятный собеседник появится. Сегодня, так и быть, отмучаюсь сам, но с завтрашнего дня готовьтесь.

Я выдохнула с облегчением и улыбнулась:

— Вы правы, это не такая большая услуга. А вас не волнует, что станут говорить окружающие, когда герцог Сорби начнет появляться на приемах не один?

— А вас волнует? — Бровь Джека приподнялась. Он несколько секунд продолжал смотреть на меня и, не дождавшись ответа, продолжил: — Вряд ли они придумают что-то новое. Решат, что у меня очередная любовница, всего-то.

— Очередная любовница?.. — задумчиво переспросила я.

— Простите, я даже не понял, на котором из слов вы сделали большее ударение, — насмешливо отозвался мужчина, а стальные глаза хитро блеснули. — Если вас интересует, часто ли у меня появляются «очередные», то нет — не часто. Потому вы, возможно, и привлечете внимание. Хотя здесь не Исталия. Местным сплетницам гораздо интереснее наблюдать за своими. Поэтому в первый раз «мою новую любовницу» активно пообсуждают, во второй, возможно, взглянуть на вас придут те, кто ранее пропустил сие значимое событие. А затем… о вас благополучно забудут и переключатся на новую жертву.

— Гм… — невнятно промычала я, обдумывая его слова. Какая мне, в самом деле, разница, кто что подумает? В лицо-то никто не знает.

Герцог Сорби тем временем продолжил:

— Если же вас задевает тот факт, что моей любовницей вы будете только на людях, мы можем это исправить. Кстати, моя комната не в пример больше и удобнее вашей.

Я уже не знала, стоит ли огрызаться. И так ясно — юмор у человека такой. Хотя подобное предложение, даже сказанное в шутку, все равно бросило меня в жар. Кажется, в этот раз я по крайней мере не покраснела. «Он просто дразнится», — напомнила я себе, глубоко вдыхая и медленно выдыхая воздух и стараясь не смотреть в лицо собеседнику.

— Нет-нет, спасибо. Меня мое жилище вполне устраивает, — на удивление спокойно ответила я и поспешила сменить тему: — Так что вы можете мне сказать об Отане?

Джек снова откинулся на спинку стула, подняв руки и барабаня кончиками пальцев друг о друга, собрался с мыслями и начал:

— Главный управляющий орган страны — церковь, признающая всего двух богов — Глора и Литу. Остальные считаются порождениями мрака. Соответственно общество живет по догматам тамошней церкви. Из чего эти самые догматы вытекают, мне, признаться, понять не подвластно. Магия и Дары запрещены. Думаю, это вы и сами знаете.

— Я слышала, что в стране вообще нет магии? А на самом деле она есть, но просто запрещена?

— Не совсем. Фактически ее нет. То есть, если ты вздумаешь колдовать, ничего не выйдет — это к факту наличия магии. Плюс если тебя засекут, то казнят — это к факту запрещения. — Сорби, как обычно, легко и неожиданно перешел на «ты». — О том, куда ушла вся магия… Не знаю, в курсе ли ты, для того чтобы колдовать с помощью ли заклинаний или посредством Дара, необходима магическая энергия. Она просто находится вокруг нас, и для мага колдовать так же естественно, как дышать. Так вот, в Отане этой энергии просто нет, либо есть в очень и очень незначительных количествах.

— А разве так бывает?

— Правильно, не бывает. — Мужчина поднял указательный палец. — Отсюда приходим к интересной для тебя информации — куда она девается. Мне неизвестно, как отанцы научились эту энергию собирать и аккумулировать в огромных количествах. Знаешь, почему в Отан невозможно попасть? Вдоль всей границы протянута тонкая магическая стена, которая и вытягивает каким-то образом энергию. Преимущественно изнутри страны, но даже за ее пределами в радиусе около двадцати километров энергии практически нет.

— А как работает стена? Как сигнализация или как атакующее оружие?

— И то, и другое. Только к моменту появления солдат от незадачливых взломщиков обычно и пепла не остается. Стена прерывается только на пограничных постах. Какого-то избирательного действия тоже нет — стена срабатывает на любой объект, даже неживой. Сгорает все. Только достаточно высоко летящие птицы могут ее преодолеть.

— Вот как… — задумчиво пробормотала я. — Как же мне туда попасть?..

— Вот об этом даже не думай! Можешь поразмышлять, как вытащить оттуда госпожу Лисс с детьми. Но даже не думай, как проникнуть туда! Ты неродная в этой стране — малейшая ошибка, и все, Берте даже хоронить нечего будет. Не говоря уже о том, что вывезти трех человек все равно легче, чем четырех. В конце концов, бывают же и официальные поездки или гастроли. Кстати, мы можем Мариам хоть сейчас оставить — пусть труппа без нее уезжает. А как забрать детей, подумаем все вместе. Спроси ее об этом сегодня.

— Хорошо, спрошу.

— Кстати, а ты в курсе, что Отан когда-то был частью Исталии?

— Правда? — Вот о таком я точно никогда не слышала. Так вот почему они говорят на том же языке, что и мы с аданийцами.

— Да, достаточно давно — около тысячи двухсот лет назад еще. Для простых людей такой срок — целая вечность. Никто уже и не вспомнит. А для королевской семьи не так уж и много времени прошло — Отан отделился во время правления деда нашего нынешнего короля.

— Надо же… а как это произошло?

— Да-а… — махнул рукой Сорби. — Какая-то мутная история… Просто в какой-то момент появилась «стена», как ниоткуда. А группка религиозных фанатиков провозгласила новое государство и себя правительством.

— А почему обратно территорию не отобрали?

— Ну… для Исталии, живущей практически исключительно на магической энергии, воевать в зоне, где этой самой энергии вообще нет, несколько затруднительно. А новоявленное правительство четко дало понять, что только таким образом мы сможем отобрать их «законную» добычу. Как они промыли мозги населению, чтобы те встали на защиту новой родины, я не знаю. А по поводу энергии предвосхищаю твой вопрос. Да, сейчас мы бы наверняка обратились за помощью к Адании, но тогда и с соседями был какой-то временный конфликт… В общем, дело покрыто мраком. А те, кто знал больше, уже давно на том свете обитают.

Сзади раздалось легкое покашливание. Парнишка-официант что-то негромко сказал Джеку и с поклоном удалился.

— Прости, мне пора. Время вышло. — Сорби поднялся и виновато развел руками. — Завтра встретимся. А пока пообещай мне одну вещь. Обещай, что не станешь делать никаких глупостей и обязательно посоветуешься со мной прежде, чем что-то предпринять! — Не отрывая взгляда от моих глаз, Джек взял меня за плечи и легко встряхнул. — Ну?!

— Хорошо, хорошо! Обещаю!


ГЛАВА 1 | Мир в прорези маски | ГЛАВА 3