home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 9

Вернувшись в Аданию, я с головой погрузилась в балы и приемы. Не могу сказать, что мне подобное времяпрепровождение сильно нравилось. Для меня, не привыкшей к роскоши и праздным увеселениям, первые балы казались неким сказочным действом. Я с удовольствием танцевала, скользя по гладкому дорогому паркету и придерживая край юбки очередного шикарного платья, ела изысканные закуски из фарфоровых и серебряных тарелочек, ловила свое отражение в полированных золотистых украшениях интерьера и наслаждалась высшим обществом. Однако и платья, и танцы, и общество приелись намного скорее, чем я ожидала. Теперь я понимала Сорби, вынужденного изо дня в день являться в очередной бальный зал, раскланиваться и расшаркиваться со множеством важных шишек, вежливо отвечать на заигрывания девиц, в то время как больше всего хочется очутиться подальше отсюда, в идеале — дома, в тишине и спокойствии. Официальные дневные приемы оказались еще более скучными. Я безмолвной тенью сопровождала герцога, держа в руках бокал с вином, но почти не отпивая из него и ожидая, пока Сорби наговорится или с ним наговорятся, — дела, контракты, договоры… Наверное, за эту неделю я больше узнала о взаимоотношениях наших стран, чем за всю предыдущую жизнь. Если на подобных мероприятиях на меня порой и косились подозрительно, вслух герцогу никто замечаний не делал, понимая, что недоверие ко мне есть выражение недоверия и самому милорду.

Второй причиной, по которой мне все меньше хотелось куда-либо ходить, стал сам Джек. Впрочем, здесь стоило винить только себя. После Отана его отношение ко мне заметно изменилось. Герцог стал внимательнее, мягче и в то же время настойчивее. Зато я, пусть и желая в душе именно этого, почему-то оказалась не готова к столь быстрому развитию событий. Будь на его месте любой другой интересный для меня мужчина, с радостью окунулась бы в небольшую интрижку, получая удовольствие от текущего момента и не думая о завтрашнем дне. Но «небольшая интрижка» в моих мыслях совершенно не вязалась с Джеком. Что я знаю о его чувствах ко мне? О его намерениях? Мы ни разу об этом не говорили, все текло само по себе. Да и в своих чувствах я пока не разобралась. А что, если и правда герцогу нужен небольшой отпускной романчик? Как потом себя буду чувствовать я? Да еще и видя его регулярно в Академии… А может, мне просто не хотелось, чтобы меня завоевали вот так сразу, не прикладывая никаких усилий… В общем, раздумывая подобным образом, я пресекала попытки сближения, то под надуманным предлогом отказываясь от танца и скрываясь весь вечер за спинами молодых людей, то избегая его прикосновений или попыток поцеловать, а то и вовсе прикидываясь дурочкой, не понимающей абсолютно непрозрачных намеков.

А Сорби, человек неглупый, быстро оценил мою позицию и тоже отдалился, не позволяя себе ничего лишнего. Он по-прежнему заходил за мной, безукоризненно вежливый и обходительный, однако то хрупкое теплое доверие, ранее появившееся между нами, пропало. Незаметно мы снова перешли на «вы». И чем дальше отстранялся Джек, тем лучше я понимала, что хотела совсем не этого… А между тем он с каждым днем мне нравился все больше и больше…

Аданийские праздники незаметно подошли к концу. У меня оставалось всего два дня и два бала. Все последнее время я раздумывала, как вернуть расположение Джека, но ни к какому заключению так и не пришла. Сделать первой шаг навстречу? Какой? Поцеловать его, что ли? Или извиниться и попросить, чтобы он снова начал относиться ко мне теплее? А вдруг он и правда рассчитывал лишь на временный роман, то какой дурой я буду выглядеть?.. Хоть активированный Дар Королевской Спутницы и возводит меня в ранг аристократки автоматически, но кого тут обманывать? На самом деле кто я и кто он… Подобные размышления лишь ухудшали и без того мрачное настроение.

Итак, мой предпоследний бал в качестве сопровождающей герцога. К нему я готовилась особенно тщательно. Хотелось выглядеть не просто привлекательно, надо было затмить всех. Если уж герцог и сейчас не отреагирует, значит, можно со спокойной совестью расслабиться и попытаться его забыть. Подозреваю, что последнее сделать будет сложно… Я вздохнула и снова посмотрела на себя в зеркало. Платье я заказала неделю назад и сейчас безумно радовалась, что в салоне его успели закончить. Страшно было вспомнить, во сколько мне обошелся новый наряд, но он того стоил. Изумительно тонкая работа — легчайшая вышивка, множество крошечных искрящихся хрустальных бусинок и жемчужинок, идущих вдоль нижнего края юбки и рукавов. Ничего лишнего и пошлого. Элегантная простота. Но…

На первый взгляд платье выглядело слишком закрытым, чопорным и строгим. Привычное декольте скрывали тонкие жемчужные нити, расходящиеся от изящного ободочка-воротничка. Юбка до самого пола, хотя приличия позволяли укоротить ее сантиметров на двадцать. Длинные рукава почти полностью закрывали руки. Однако это был именно тот случай, когда легкий намек или недомолвка гораздо интереснее явного и открытого. Блестящие жемчужные нити при дыхании чуть расходились, привлекая внимание к проблескам кожи на груди: не успел рассмотреть, раз — и нет ничего, и затем снова появляется крошечный разрез, больше подогревающий, нежели удовлетворяющий любопытство. Юбка легко кружилась при малейшем повороте, на мгновение обнажая лодыжки, а затем мягко обвивалась вокруг колен, обозначая стройные ноги и позволяя домысливать все остальное. Блестящие браслеты бусин по краю рукавов подчеркивали белоснежные хрупкие запястья, а от воротничка до основания лопаток по спине струился открывающий тонкую полоску кожи разрез, более чем целомудренный по сравнению с полуоголенными спинами и в то же время заканчивающийся на сантиметр ниже обычного и внушающий сомнение, а есть ли под платьем корсет.

Я покружилась перед зеркалом и осталась довольна. Чтобы чем-то занять руки, поправила лишний раз прическу и макияж. Затем добавила капельку духов. Поскольку собралась я рановато, в голову опять полезли глупые мысли, а внизу живота неприятно заныло от страха и неопределенности. А если ему не понравится? Или наоборот, он поймет, что я ради него так принарядилась? Внезапно захотелось снять новое платье и заменить его чем-то более привычным. Я даже вскочила и направилась к шкафу, но по дороге одумалась. Во-первых, я не успею переодеться, а во-вторых, пусть думает, что хочет. Нет так нет — зато в качестве маленькой моральной компенсации буду получать комплименты от других.

Наконец раздался тихий стук в дверь. Я открыла, пропуская гостя.

— Готовы? — вежливо поинтересовался Сорби, окидывая меня мимолетным взглядом.

Я внимательно наблюдала за мужчиной, пытаясь понять его реакцию.

— Вы… — Милорд на секунду запнулся, лицо смягчилось, а в глазах мелькнуло странное выражение. И в следующую секунду все снова сменилось маской холодного безразличия. — Просто очаровательны. Уверен, от поклонников отбоя не будет.

Очередной дежурный комплимент.

— Ваша светлость? А вы? Надеюсь, вы не откажетесь потанцевать со мной сегодня? — как можно мягче произнесла я, укладывая свою ладошку на галантно подставленный локоть. Зачарованно проследила за собственными пальцами, едва удерживаясь, чтобы не сжать их сильнее или не погладить его руку, тяжело сглотнула и с трудом подняла глаза, по дороге еще задержавшись на губах. Затем поймала насмешливый, понимающий взгляд и сразу принялась смотреть в сторону.

— Как пожелаете, — сухо произнес мужчина.

Что?.. Ах да, я же про танец спрашивала. Внутри все сжалось от обиды. Словно одолжение делает. Как пожелаю… Ладно, сама виновата — нечего было отказывать, когда приглашали…

— А вы, значит, не желаете?.. — тихо и медленно протянула я, не глядя на своего спутника.

— Почему же? — спокойно отозвался тот. — Грех не потанцевать с такой красивой девушкой.

И снова ничего личного. Плечи поникли, я усилием заставила себя снова выпрямиться. Жаль все-таки, что платье не переодела. Ну задержалась бы, и что? Все равно без стука Сорби не вошел бы. «Подождал бы полчаса в коридоре», — мстительно подумала я и незаметно вздохнула.

По прибытии в особняк очередного графа, или герцога, или кто там сегодня давал бал мужчина, вежливо извинившись, отошел от меня. «Как всегда», — грустно подумала я. И что мне теперь делать? Не бегать же за ним по всему залу.

Интерьерные красоты уже не интересовали — изо дня в день все одно и то же, с небольшими вариациями. Гости тоже примелькались — большинство я успела за прошедшие дни запомнить и в лицо, и по именам. Тоскливо проводив глазами Джека, снова вздохнула.

— Поссорились? — послышался со стороны негромкий голос.

Обернувшись, заметила симпатичного молодого человека. Хотя… кажется, я ошиблась с возрастом. Выглядел он и правда молодо, но глаза его выдавали — чуть усталые, пожилые, спокойно и с достоинством смотрящие прямо в душу. Сразу захотелось отвернуться — мало ли что он там увидит.

— Хоть так и не принято знакомиться, но, думаю, что на правах хозяина дома могу себе это позволить. Граф Шорр к вашим услугам, — с улыбкой произнес он.

— Баронесса Вассери, — присела я в реверансе.

Новоявленный знакомый кивнул в сторону, куда удалился Джек:

— Весьма невежливо со стороны герцога бросать свою спутницу сразу по прибытии. Да еще и такую хорошенькую.

Я с недоверием посмотрела на графа.

— Надеюсь, вы не пытаетесь со мной флиртовать?

— А разве нельзя?

— Хм… — замялась я. — Мне показалось, что вы не из тех, кто волочится за первой попавшейся смазливой мордашкой. Кроме того, подозреваю, что вы меня старше лет на сто как минимум, хоть и выглядите намного моложе.

Мужчина тихо засмеялся. Затем по-хозяйски взял меня за талию и повел в зал.

— Вы правы. У меня и в мыслях не было за вами приударять. Просто заметил вашу растерянность и решил помочь. Тем более что вы меня заинтриговали — насколько я знаю милорда герцога, не в его привычках приводить с собой леди и бросать ее прямо у двери. Да и вообще не помню, когда видел его последний раз с дамой.

— Так вы знакомы… — разочарованно протянула я. Вот в чем кроется интерес. А в принципе логично. Как выразилась бы Берта: «Не хватало еще, чтобы влиятельные люди друг друга не знали». — Может, еще и друзья?

— Нет, и даже не приятели, — покачал он головой. — Просто знакомы. Кстати, простите за нескромный вопрос…

Я напряглась — говорить о моих с Джеком отношениях совершенно не хотелось, особенно с посторонними. Мужчина тоже на секунду замялся, пытаясь сформулировать мысль.

— Вам имя Ванесса Вальди ни о чем не говорит?

От неожиданности я даже не успела скрыть удивление. Впрочем, мое нынешнее лицо действительно было похоже на ее — я не утруждала себя в этот раз, — хоть, конечно, и без синих волос и того экстравагантного макияжа. Я внимательно посмотрела на собеседника.

— Хм…

— Вы, наверное, не помните меня, не до того было. Я в управлении работаю. Руковожу одним из отделов его высочества. — Дождавшись легкого кивка, он улыбнулся и продолжил: — В таком случае, считаю себя вдвойне обязанным помочь вам. Ну что, заставим вашего кавалера поревновать?

Почему бы и нет? Общество графа приятнее, чем подпирание стеночек, поскольку развлекаться в компании юных горячих поклонников совершенно не тянуло. Потому я с удовольствием взяла хозяина дома под руку и отправилась в зал. Глаза по-прежнему хаотично пробегали по окружающим, пытаясь найти среди гостей герцога. Но тот словно в воздухе растворился. Прогуливаясь, мы прошли пару кругов по залу, затем сели на лавочку в одной из ниш. Граф Шорр протянул бокал вина, и я без раздумий его взяла — пить не хотелось, но чувствовала необходимость занять чем-нибудь руки.

Мужчина оказался отличным собеседником, и вскоре я расслабилась и даже почти забыла о Сорби или по крайней мере перестала дергаться каждый раз, замечая в толпе чью-нибудь светлую шевелюру, и расстраиваться, понимая, что снова ошиблась. Интересно, сколько все-таки графу лет?

— Идемте танцевать? — неожиданно предложила я.

Мы медленно кружились в вальсе, я окончательно успокоилась и растворилась в музыке и объятиях партнера, как вдруг почувствовала, что граф мягко, но крепко прижал меня к себе, а затем его рука спустилась несколько ниже талии. Я попыталась отпрянуть, слегка упершись пальцами в грудь мужчины, но в ответ тот лишь склонился ближе и прошептал прямо на ухо:

— Спокойнее, не делайте такое испуганное лицо. Здесь Сорби, и сейчас он наблюдает за вами.

Ах вот как! Внутри все на мгновение похолодело, но не зря же меня природа Даром Актрисы наградила — надо и им иногда пользоваться. Я ослепительно улыбнулась и прильнула ближе к партнеру. Вскоре перед глазами действительно мелькнуло лицо герцога — холодно-отрешенное, каким и было раньше.

— Что-то он не выглядит расстроенным, — тихо пробормотала я в жилетку графа, чтобы Джек в случае чего не смог прочитать по губам.

— Поверьте старому и мудрому человеку, — насмешливо шепнул хозяин дома, — это показное равнодушие. На самом деле Сорби в ярости, но, молодец, хорошо это скрывает. Однако могу биться об заклад, второго шанса танцевать с вами он мне не даст.

В этот раз я улыбнулась намного искреннее. Сердце гулко застучало. Хоть бы Шорр оказался прав.

Танец длился бесконечно. Кажется, я перестала слышать музыку, хорошо хоть партнер уверенно вел меня, продолжая отвлекать ничего не значащим разговором. Когда мы наконец остановились, я продолжала стоять в объятиях мужчины, не сразу поняв, что все закончилось.

— Не отстраняйтесь, — едва слышно проговорил граф, — сделайте вид, что мы ждем следующего танца.

Я кивнула, уткнувшись ему в грудь и не глядя по сторонам. С трудом сглотнула, едва дыша от волнения. И снова услышала тихое:

— Возьмите себя в руки, он идет к нам.

Лишь я успела сделать медленный вдох-выдох и развернуть плечи, как сзади донеслось вежливое покашливание:

— Мое почтение, ваше сиятельство. Не уступите мою спутницу? Я тоже обещал ей танец.

Неужели он и правда сделал акцент на слове «мою»? Или показалось?.. «Видимо, нет, не показалось», — подумала я, услышав ответ графа.

— Да, пожалуйста, — спокойно отозвался тот и добавил: — Надеюсь, больше вашей спутнице скучать не придется.

Я скрыла усмешку, поворачиваясь к Джеку. Шорр мягко поддержал меня за локоть. На секунду заглянула в знакомые серые глаза и поняла, что пропала. Я замерла, не в силах пошевелиться от переполнявших чувств — страх и радость смешались, мешая двигаться, затрудняя дыхание, даже сердце замерло, чтобы потом забиться быстро-быстро. Едва сдержала дрожь, вкладывая свои пальцы в его протянутую ладонь. Щеки украсил румянец, а грудь принялась часто и высоко подниматься.

Горячая рука, легшая на спину, обожгла кожу даже через ткань платья. Мужчина привлек меня к себе — мягко, но сильно, не позволяя отодвинуться ни на сантиметр. Чуть ближе, чем позволяли приличия. Теплое дыхание колыхнуло завиток у виска. Захотелось прогнуться под его пальцами и замурлыкать. Не в силах сдерживаться, я отвернулась, опустив голову и прикусив губу, и прикрыла глаза от удовольствия. За весь танец мы не проронили ни слова, молча наслаждаясь близостью друг друга.

Музыка стихла. Несколько дополнительных мгновений я понежилась в мужских объятиях, прежде чем решилась поднять глаза. Почему-то было очень важно увидеть ответный отклик в глазах Джека, понять, что он почувствовал то же самое, услышать пару добрых слов…

Сорби смотрел в сторону. И не просто в сторону. В зале появилась новая гостья. Роскошная молодая женщина с огромными темными, почти черными глазами, копной блестящих смоляных волос и шикарной фигурой в вызывающе-алом платье. Именно ее и рассматривал мой спутник. Радость, осветившая его лицо, заставила меня лишь сильнее прикусить губу. Через секунду их глаза встретились. Не нужно иметь много ума, чтобы понять — эти двое знакомы. А насколько хорошо, даже думать не хотелось. Руки партнера медленно разжались.

— Благодарю за танец, — без каких-либо эмоций в голосе, не глядя бросил он и, оставив меня прямо посреди зала, начал продвигаться в сторону входа.

Глаза наполнились влагой. Внутренний голос твердил, что не мое это дело, но я не могла отвернуться, продолжая смотреть, как мой мужчина спешит к какой-то раскрашенной тетке. «Стоп! — оборвала саму себя и едко добавила: — С каких это пор он стал моим мужчиной? Мало ли у него знакомых — теперь к каждой ревновать, что ли?..» Слабое утешение, конечно, поскольку данная женщина явно не была одной из многих.

Тем временем Джек поклонился незнакомке, не отрывая взора от ее глаз, поцеловал руку и увлек на середину зала. Я беспомощно оглянулась, пытаясь найти опору, затем медленно побрела к краю танцпола, чтобы прислониться к одной из колонн. Глаза по-прежнему следили за каждым движением пары. Как он ее обнял… «Разве можно так откровенно обнимать партнершу в столь людном месте? — мелькнула раздраженная мысль. — И зачем склонился так близко? А она? Уцепилась как клещ… Боги, что я делаю?..» Заставив себя зажмуриться, сделала несколько глубоких вдохов, приказывая успокоиться. А открыв глаза… обнаружила, что пары на танцполе нет! Подавив легкий приступ паники, огляделась — у одного из коридоров мелькнула яркая красная юбка. Внутри что-то оборвалось. Плечи поникли.

«Я не пойду туда! Не опущусь до подглядывания!» — который раз твердила себе. Самовнушения хватило аж на две минуты, дальше ноги перестали слушаться и медленно двинулись в том же направлении. Ругая себя последними словами, я все-таки дошла до полутемного коридора. Парочки нигде не было. Зато виднелось несколько ответвлений. И куда они направились? «Стой, дура! Вот он — твой последний шанс вернуться в зал! Гордости совсем не осталось?» — орал здравый смысл. Я попросила его заткнуться и прислушалась, стараясь выделить знакомый голос… Тихий разговор… совсем недалеко… Ну, Дар, не подведи — пусть они меня не заметят.

Я осторожно двинулась в полутемный проем. Эта часть дома не освещалась электричеством, только неяркий свет из окон ровными прямоугольными пятнами пересекал коридор. Я заметила их сразу. Женщина уверенно, по-хозяйски обнимала Сорби за талию, а тот одной рукой держал ее за плечи, а второй поправлял выбившийся локон. Они стояли так близко друг к другу, что головы почти соприкасались. Меня затопила очередная волна неконтролируемой ревности. Негромкий девичий смех прервал мои созерцания, я прислушалась.

— …мы ведь так давно не виделись, милая, — уловила обрывок фразы.

Какая она тебе милая? Я стиснула кулаки от злости.

— Вот я и говорю, поехали ко мне. Я ужин приготовлю. Испеку твой любимый пирог.

Вот как теперь это называется? «Пирог испеку, — передразнила я ее мысленно. — Ничего себе ужин, скорее уж завтрак получится».

— Звучит заманчиво.

Я даже сквозь полутьму рассмотрела, как нежно смотрит мужчина в глаза своей собеседнице. Вот козел! Неужели согласится? А как же я? С трудом сдержала порыв шумно отдышаться — Сорби сразу услышит.

— Джек… — едва выдохнула девица.

Чтоб у тебя язык отсох!

— Хорошо-хорошо, уговорила, — отозвался мужчина и легко коснулся ее щеки губами.

Ощутив, что закипаю, я сделала маленький шаг назад. Больше всего мне сейчас хотелось кого-то убить или хотя бы сильно покалечить. Глупости я делаю не часто, зато если уж делаю… В общем, пора уходить, пока ничего не натворила. Бросив через плечо последний взгляд на Джека, увидела, как тот с ехидной усмешкой смотрит мне прямо в глаза. Ноги приросли к полу, а к щекам прилила кровь.

— Выходи-выходи, что же ты застыла.

Поскрипев зубами и подавив первое желание сбежать, я все-таки выбралась на свет. Сорби даже не пошевелился, продолжая обнимать девицу, и вопросительно посмотрел на меня, видимо ожидая объяснений. Это кто перед кем оправдываться должен?

— Вы!.. Ты!..

— Что я? — насмешливо отозвался мужчина.

Рядом фыркнула его барышня.

— Ты… мог бы проявить хоть немного уважения, раз уж привел меня сюда. А вместо этого ты… с этой…

— Что мы с этой? — снова ухмыльнулся Джек, прижимая подругу еще теснее.

Я запнулась. Щеки заалели с новой силой. От стыда хотелось провалиться… Не дождавшись моего ответа, Джек продолжил:

— Как мило, что ты нас навестила. Тебе Берта никогда не говорила, что, подслушивая и подглядывая, можно услышать или увидеть что-нибудь не сильно приятное?

Гад! Я стиснула зубы. Он, конечно, прав, но… неужели он не понимает, что я сейчас чувствую?

— Ани, позволь представить тебе баронессу Вассери, — указал он на меня.

А мне по титулу свою девку не представил, значит…

— Приятно познакомиться. Я — графиня Стадлен, — протянула она, искоса глядя на меня и кокетливо накручивая на палец локон. Затем на секунду задумалась. — Баронесса Вассери… не припомню такого титула в иерархии Исталии, — колко подметила женщина, с удивлением посмотрев на Сорби, а затем еще раз приглядевшись ко мне.

Я высокомерно выпрямилась, пытаясь сохранить остатки достоинства.

— Это намек на то, что милорд приволок с собой на бал какую-то безродную девку? — прямо поинтересовалась я. — Что ж, вы правы! Где-то так оно и есть. Простите, что прервала вашу беседу. Не смею больше мешать.

Сдерживая слезы, я крутанулась на каблуках, решив все-таки, что бегство — не худший вариант. И с разгону столкнувшись с неожиданной преградой, чуть не свалилась на пол. Чьи-то руки в последний момент подхватили меня под мышки и поставили на ноги. А надо мной навис крупный мужчина с добродушным лицом, похожий на огромного плюшевого мишку.

— Привет, Джек, — пробасил он. — Знаешь, а она мне нравится.

С этими словами незнакомец энергично хлопнул меня по плечу, заставив покачнуться. Разворачиваться и смотреть снова на стоящую сзади парочку совсем не хотелось.

— Граф Стадлен к вашим услугам, — обратился ко мне новоприбывший, затем опять переключился на герцога: — Все, Сорби, верни мне жену, пока я ревновать не начал.

Граф Стадлен? Жену? О боги… И они все слышали мои слова… Я все-таки развернулась, потрясенно глядя на присутствующих. Джек насмешливо приподнял бровь. Тоже мне шутник нашелся. Развлекается. Зато я не знала, куда деть глаза. Красотка и герцог еще раз обнялись, чмокнули друг друга в щеку, затем женщина легко выпорхнула из объятий Сорби и бросилась на шею мужу.

— Я пригласила Джека на ужин, — сообщила она. Потом посмотрела на меня: — Баронесса, вы тоже приглашены. Приходите, будем рады вас видеть.

Похожий на медведя граф легонько подтолкнул жену к выходу:

— Все-все, идем уже. У нас мало времени, я еще надеюсь успеть потанцевать с тобой.

Через минуту мы с Джеком остались одни. Чувство стыда начало сменяться злостью.

— Как ты мог?! Неужели обязательно было так унижать меня?

— Как «так»? — невозмутимо поинтересовался мужчина. — Послушай, дорогая, не надо перекладывать на меня вину за собственные проколы. Я не заставлял тебя идти за нами. Или делать какие-то необоснованные выводы относительно моих друзей.

— А ты… бросил меня одну… сразу как мы пришли и потом, после танца! — обиженно заявила я.

— Ах, ты об этом… Что ж ты хочешь? Ты так долго пряталась от меня по углам бальных зал, что я просто пошел тебе навстречу и удалился сам.

— А после танца?!

В глазах мужчины мелькнуло непонятное выражение. Увидев медленное продвижение в мою сторону, я машинально отступила на шаг, затем второй… остановилась, лишь уткнувшись спиной в углубление между стеной и декоративной колонной. В долю секунды Джек оказался рядом, опершись рукой на стену с противоположной стороны, закрывая мне путь к бегству.

— Ты ведь хотела меня позлить, танцуя с графом Шорром, не так ли? Почему я не могу сделать то же самое? — промурлыкал он, останавливая лицо в какой-то паре сантиметров от моего. — Нравятся ощущения?

Джек замер, глядя мне прямо в глаза. Я скользнула взглядом вниз, задержавшись на губах и заметив, как приподнялся один из уголков, затем на расстегнутый воротник рубашки и вернулась обратно. Мужчина не мигая смотрел на меня. Как же он близко… Тело чувствовало чужое тепло, его рука, опирающаяся на стену, задевала волосы на виске, а губы… Прошла томительная секунда… Что же он медлит? Или он хочет, чтобы теперь инициативу проявила я?

«Не дождется!»

Не успела я додумать эту мысль, как вцепилась пальцами в его воротник, подтягиваясь ближе, закрывая глаза и ловя его губы своими. Чужая рука сдавила мой затылок, а я оказалась прижатой к стене. Захотелось почувствовать его всем телом, каждой клеточкой. Запустила руку под рубашку. Что-то мешает? Короткий рывок, и крошечная пуговичка запрыгала по паркету.

И вдруг все кончилось. Джек, взъерошенный и растрепанный, как я, отстранился, тяжело дыша, и застыл в метре от меня.

— Продолжим как-нибудь в другой раз. Мы еще на ужин приглашены.

Щелчок пальцами, и одежда с прической приобрели первозданный вид.

Я снова закипела. Не зная, во что вылить эмоции, нашарила рукой стоящую на подставке вазочку и с силой запустила ею в герцога. Тот легко увернулся и рассмеялся уже в полный голос. Я же наконец сделала то, что давным-давно собиралась, — развернувшись, подобрала юбки и рванула прочь.

— Ты такая милая, когда злишься, — донеслось мне вслед. — И мне нравится твоя ревность.

В любом романе главный герой непременно догнал бы героиню, поцеловал еще раз, попросил прощения, признался в любви, отменил все дела на вечер и, не откладывая, поспешил уединиться с дамой сердца. Видимо, Джек подобных романов не читал, поскольку никто меня останавливать не собирался, а я злилась все больше и больше.

Выбегая из коридора, налетела на хозяина дома. Тот притормозил мое движение, быстро оценил мой вид в целом и покусанные губы в частности и спросил:

— У вас все в порядке?

— Да… то есть нет… не знаю… — Я вздохнула. — Вы не одолжите мне карету? Что-то мне домой захотелось…

— Конечно, — без лишних расспросов согласился граф Шорр. — Идемте. Вы все еще живете в общежитии?

Очутившись в комнате, я, не теряя ни минуты, принялась собирать вещи. Хватит с меня. Будем считать, что свой долг я отработала и без завтрашнего последнего вечера. Как попало побросала вещи в безразмерную сумку — потом разберу. И, громко хлопнув дверью, вышла. Спустя полчаса добралась до нужного мне портала и еще через несколько минут была дома. Швырнула сумку под стол, а сама с удовольствием растянулась на кровати.

Со стороны почмага раздался тонкий тренькающий звук. Ни минуты покоя! Помявшись немного, приподнялась, достала телепортационный ящичек и подтянула его поближе. Знакомая золотистая карточка:

«Вообще-то Вы мне должны еще один день. Куда прикажете зайти за Вами завтра?

Дж.».

Я с чувством порвала записку на мелкие кусочки, написала лаконичный ответ:

«Иди к черту!»

и, активируя почмаг, бросила все бумажки внутрь.

Что я творю? Вот дура, совсем забылась — такое писать герцогу Сорби! Попыталась поймать в воздухе сложенный листочек, но не успела. Чуть полыхнуло, и записка отправилась адресату. Ну что за день такой, а? Пока я раздумывала, стоит ли написать извинение, пришло еще одно письмо:

«Какая экспрессия! Дорогая, мне нравится твое настроение. Так и быть, завтра у тебя выходной.

Дж.».

Я задумалась. До начала занятий в Академии оставались считаные дни, пора в общагу перебираться — наверняка большинство студентов уже вернулись с каникул. Весело там, должно быть. Но сначала стоит выполнить еще одно обещание, пока есть время.

Утром я наняла дорожную карету и поехала за город навестить Мариам. Та встретила меня весьма приветливо. Мальчишек дома не оказалось — убежали с соседскими детьми на рыбалку. За неделю актриса успела обжиться на новом месте, выглядела спокойной и довольной жизнью. Даже помолодела, с удовольствием заметила я. Мы мило посидели, разговаривая о жизни и попивая чай, затем Мариам на минуту вышла и вернулась с небольшой картиной в руках.

— Вот, — смущенно произнесла она, — возьмите. Я не знала, как отблагодарить вас… В нашу последнюю встречу мне показалось, что вас беспокоит какая-то проблема. Надеюсь, мой подарок поможет вам разобраться.

Картина? Я аккуратно взяла рамку, развернула оберточную бумагу и замерла. Нахлынули воспоминания недельной давности. Тонкая кривая улочка Лоска, столицы Отана, перекошенный фонарь, несколько свежих трупов, и мы — Сорби, убирающий окровавленное оружие и одновременно протягивающий мне руку, и я, присевшая у его ног на время боя. Резкий, сердитый взгляд мужчины — и растерянный мой. Откуда только художница узнала об этой сцене…

— Он мне жизнь тогда спас, — тихо выдохнула.

Я не отрываясь смотрела на Джека. Через минуту появилось новое ощущение. Взгляд герцога вместо злого стал нежным и обеспокоенным, между нашими фигурами обозначилась тонкая светящаяся ниточка… а спустя еще мгновение изменилось и лицо мужчины. Это все еще был Джек — его светло-русые волосы, стальные глаза… и вместе с тем появилась неуловимая схожесть с Джокером. Мое изображение тоже изменилось — такой меня вообще мало кто видел, но все равно в портрете угадывались черты и Корни Грейс, и Ванессы, и моего переговорного лица… Я снова посмотрела на Джека, не выдержала — поцеловала его прямо на картине и счастливо рассмеялась. Затем вскочила и бросилась обнимать Мариам.

— Да, да, да! Это лучший подарок, что я когда-либо получала! Вы даже не представляете, как он для меня важен!

Молодая женщина зарделась от похвалы. А мне вдруг пришла в голову еще одна мысль.

— Мариам, а вы, случайно, не собираетесь подарить аналогичную картину Сорби? — подозрительно спросила я.

— Нет, не собиралась. Почему я должна дарить ему?

— Ну… Все-таки это он вас спас — придумал, как вывезти из страны, сделал документы…

— Нет, дорогая. — Мариам мягко обняла меня. — Неужели вы не поняли? Меня спасли именно вы. Это вы меня выслушали тогда в гримерке, вы поверили и захотели помочь, вы поехали с нами вместо Порши. А этот мужчина… он примчался не ради меня, а ради вас. Надеюсь, вы это оценили.

А ведь правда. Какая же я слепая… Вспомнился и Джек, вытаскивающий меня из Отана, и Джокер, уставший и небритый, сидящий у моей постели. Вот дура! Как я могла подумать, что ему нужна лишь короткая интрижка? На секунду стало стыдно — я бы на его месте обиделась…

Да, накуролесила я слегка в последнее время, но ничего — еще будет время, чтобы все исправить, обязательно будет. Я поцеловала портрет и снова улыбнулась…


ГЛАВА 8 | Мир в прорези маски |