home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 6

Азалия, то бишь я, была прелестна. Платье, надо согласиться, подобрали со вкусом — никаких лишних рюшечек, воланчиков, складочек. Не пестрело всеми цветами радуги, чем страдали наряды многих высокопоставленных особ. Из нежно-кремового атласа, прошитого кое-где золотой нитью, с россыпью мельчайших бледно-голубых розочек вдоль края лифа. Подобные же розочки веночком украшали высокую прическу. Снизу раздался стук. Оливер, как всегда, пунктуален. Осталось сделать еще одно. Взяла в руки небольшой хрустальный флакончик, согрела в ладонях и, открыв, быстро глотнула мутной, почти черной субстанции. Брр… Никак не могу привыкнуть к этому пойлу. Зато теперь в течение нескольких часов можно спокойно потреблять любое количество алкоголя, не боясь опьянеть. Что-что, а мозги мне сегодня еще понадобятся.

Говорят, что некоторые легендарные Тени настолько владели своим телом, что могли выводить алкоголь из крови просто силой собственного желания. Да что алкоголь. Слышала, можно даже сердце на какое-то время остановить, притворившись мертвым. Насколько эти слухи соответствовали истине — не мне судить, но в любом случае мне до таких высот еще расти и расти.

Ну вот и все готово. Последний раз повертевшись перед зеркалом, послала себе воздушный поцелуй и поспешила навстречу «жениху».

На этот раз я спустилась до самой прихожей — надо было изобразить искреннюю радость после столь долгой разлуки. Оливер галантно склонился к поданной руке, не отрывая восхищенного взгляда. Я традиционно пригласила его в малую гостиную, и следующие двадцать минут мы провели наедине за чаем, болтая о всяких пустяках. Затем юноша провел меня к ожидавшей карете, и мы поехали на бал.

— Любимая, не могу поверить, что этот день все-таки наступил, — блеснули в полумраке кареты счастливые глаза моего спутника. — Наконец-то я смогу тебя представить моим родителям и всему высшему свету Мариона как мою невесту. Смогу сказать всем, как сильно я тебя люблю и как буду счастлив стать твоим мужем.

— О, дорогой, — проворковала я в ответ, — я так долго ждала этого дня! Надеюсь, мы объявим об этом сразу по приезде?

— Ах нет, — брови графского сына трогательно собрались у переносицы, — сначала нам надо открыть бал танцем, затем подождать, пока соберутся все гости, в том числе особо почетные. Я хочу, чтобы все-все услышали эту замечательную новость от меня лично.

Примерно такого сценария я и ожидала. Значит, у меня будет около двух часов, чтобы показать себя во всей красе. При этом не хочется портить Оливеру ни праздник, ни репутацию. Какое счастье, что, кроме его близких родственников, никто не знает пока про Азалию.

Ступив в зал, я слегка обалдела от окружающего великолепия. А граф-то весьма небедный человек. Огромное количество свечей, магическое и даже электрическое освещение вместе создавали в помещении сказочную романтическую атмосферу. Периметр украшали ленты и живые цветы — для ранней весны недешевое удовольствие. По мозаичному паркету из центрального рисунка — графского герба — разбегались тонкие лучи. Дерево, гладкое и отполированное, словно специально было создано, чтобы по нему скользили танцующие пары.

— Дорогой, принеси мне, пожалуйста, бокал вина, — с улыбкой чуть тронула руку «жениха». — Для храбрости.

Оливер сразу же помчался выполнять просьбу, а я аккуратно огляделась, примечая будущие жертвы. Связываться с кем-то из особо именитых гостей не хотелось. Но такие никогда не появляются к самому началу. Для начала отметила троих. Один — тощий брюнет, возвышающийся в кружке мужчин. Некрасивый, скорее всего не очень интересный и вряд ли пользующийся спросом у барышень. Второй — полненький коротышка в ужасном коричневом фраке. Несмотря на стоящую рядом жену, масленые глазки внимательно провожали каждую проходящую мимо девицу. И третий — молодой развязный красавчик, разодетый как павлин, с выражением откровенной скуки на лице. Тоже сойдет, если только раньше с какой-нибудь барышней не удалится «на звезды смотреть». Сорби я не заметила и, помня разговор с Бертой, мысленно помолилась, чтобы он и не появился.

— Вот твое вино, любимая. — Передо мной вырос Оливер с изящным бокалом в руках. — Будь осторожна, оно крепкое.

— Ничего, — успокоила я его, — от одного маленького бокальчика ведь ничего не случится? — Наивно взмахнула ресницами и крошечным глоточком пригубила из бокала. «А неплохим вином поит его сиятельство своих гостей, — мелькнула мысль, — хоть не придется весь вечер отравой какой давиться».

К началу бала, который открывал Оливер как главный виновник торжества, бокал благополучно опустел. Объявили первый танец. По традиции это был карлитон, начинавшийся медленным торжественным шествием пар и быстро перераставший в достаточно резвую веселую пляску. Молодой человек галантно подал руку, приглашая на танец, и мы выступили впереди колонны.

Выходя из танца, запыхавшаяся и зарумянившаяся, я «не глядя» схватила бокал с подноса проходящего официанта и сделала несколько больших глотков.

— О, снова вино. Прошу тебя, не пей слишком много, — с беспокойством попросил мой кавалер, — оно коварное, не заметишь, как опьянеешь.

— И правда вино. Пить так хочется… — страдальчески протянула я. — Но ведь первого бокала я совсем не заметила. Буду очень осторожна, обещаю, — как можно искреннее улыбнулась я.

Снова заиграла музыка. Я повертела головой, думая, куда поставить бокал, в итоге резко осушила его до дна и отдала пробегавшему мимо лакею. Затем, придав лицу выражение «еще не пьяна, но мне уже весело», утащила Оливера на следующий танец.

Внутренним нюхом ощутила на себе чей-то острый, злой взгляд. Мимоходом скользнув взглядом по толпе, заметила в разных концах зала нескольких сердитых девиц. А-а-а, не страшно — красавицы небось считали наследника графа своим, а тут какая-то пришлая вертихвостка увела законную добычу.

К концу танца вино «подействовало» еще больше. Градус веселья заметно повысился. Я сетовала на правила приличия, не позволяющие мне танцевать с Оливером более двух танцев, пока мы официально не объявим о помолвке, уговаривала пойти прямо сейчас остановить музыку и сказать всем, что мы женимся, а потом танцевать всю ночь!

— И вообще, дорогой, что это за безвкусные статуи вы наставили? А шторы! Кто же вешает в бальной зале занавеси столь пошлого зеленого цвета?

Оливер чуть обернулся, видимо, посмотреть, что такого пошлого я там обнаружила.

— Но ничего, вот когда я стану графиней, мы тут все поменяем! Правда, милый? А еще уволим этого наглого дворецкого — ты видел, как он мне поклонился? Как деревенщине какой-то! — закончила я и для усиления эффекта послала слабенький эмпатический импульс неприязни.

Молодой человек затравленно посмотрел на меня, не веря, что Азалия может хоть о чем-то плохо отозваться. На него взирали честные, чуть замутненные алкоголем, голубые ангельские глазки.

— Не расстраивайся, зато вино у вас тако-о-ое вкусное! Ты угостишь меня еще бокальчиком?

— Азалия, милая, я думаю, тебе уже хватит. Нам скоро объявлять о помолвке, ты же не хочешь выглядеть пьяной? Завтра я принесу тебе целую бутылку, и мы вместе ее выпьем. Хорошо?

— Хорошо, — скорбно согласилась я и едва слышно, с придыханием шепнула: — Тогда поцелуй меня.

— Прямо здесь? — с опаской отозвался мой кавалер. — Азалия, что о нас подумают?

— Неужели ты не хочешь меня поцеловать?

— Мм… конечно, хочу, — послышался неуверенный ответ. — Но давай дождемся вечера, когда мы будем одни?

Я капризно надула губки, но промолчала.

Танец закончился. Людей в зале заметно прибавилось. Становилось душно, в воздухе витали запахи разгоряченных тел, льющегося алкоголя, свечного нагара. Мы вышли из круга, и рука сама потянулась к подносу с заветной жидкостью. Оливер мягко остановил меня и подал лимонад.

— Ну вот! Я так и знала. Если ты сейчас жалеешь такой мелочи, то что же будет после свадьбы?! — чуть повысив голос и позволив вырваться легкой визгливой нотке, возмутилась я.

Юноша со вздохом покачал головой.

— Прости, милый, я была не права. Наверное, мне надо пройти в дамскую комнату освежиться.

Узнав, в какой стороне нужная мне комната, нетвердым шагом двинулась туда. Поискав взглядом своих «жертв», обнаружила, что только низенький толстячок с сальными глазенками находится относительно недалеко от курса моего следования. Не лучший вариант, но на что только не пойдешь ради дела. Недолго думая, сделала дугу, якобы обходя кружки людей, и направилась к нему. До коротышки оставалась всего пара метров, и я как раз размышляла, чем лучше привлечь внимание — опрокинуть бокал с лимонадом или изящно споткнуться и с подвернутой лодыжкой опуститься к нему в руки, когда почувствовала, что меня схватили за локоть.

Попытка вырвать его резким движением успеха не принесла. Обернулась и уставилась в темно-серые стальные глаза Сорби.

— О, что я вижу? Лимонад? — язвительно протянул он. — А мне показалось, что вам больше по душе вот этот напиток.

И протянул мне очередной бокал вина. Я судорожно сглотнула, схватила изящный фужер, сделала огромный глоток и от неожиданности закашлялась. Вино оказалось еще крепче прежнего. Правда, в этот момент я на самом деле пожалела, что не могу опьянеть хоть немного.

— Благодарю вас, милорд, — едко произнесла и посмотрела исподлобья, — вы очень любезны.

— Допивайте скорее, сейчас наш танец. Вы ведь не откажете мне в такой малости?

Внутри меня что-то тоскливо сжалось. Боже Ари, ну почему ты мне посылаешь танец с таким мужчиной в такой момент. Я залпом опрокинула в себя остатки вина и отдала бокал герцогу. Он протянул руку забрать его, на какой-то миг наши обнаженные пальцы соприкоснулись…

…и я выпала из реальности. В этот миг мне почудилось, что я давным-давно знаю этого человека, что нас связывает нечто больше, чем случайная встреча на дурацком приеме. «Мое!» — внезапно завопило собственное подсознание…

Я одернула руку резче, чем следовало. Ничего себе… Может, это реакция на какую-то магию? Заставила себя посмотреть на Сорби и наткнулась на его взгляд — внимательный, немигающий. И без того темные глаза, казалось, потемнели еще больше. Неужели он тоже что-то почувствовал? Мне показалось, что из стальных глаз пропала злость, а на ее месте появилась глубокая задумчивость.

— Так вы окажете мне честь танцевать с вами? — Джек с поклоном протянул руку. И куда только бокал успел подевать…

Очень медленно, осторожно я попыталась прикоснуться пальцами к его ладони, то поднося их ближе, то снова отдергивая.

— Ну же! Я не гремучая змея. Чего вы боитесь?

И правда. Волевым усилием сунула непослушные пальцы ему в руку. Ничего не произошло. Чертовщина какая-то.

— Идемте уже.

И тут заиграла музыка… Нет, кто-то из богов точно решил повеселиться сегодня за мой счет. Захотелось потереть уши и убедиться, что я ослышалась. Вальсир. Дальний родственник вальса, только гораздо более интимный и чувственный. Собственно, самый интимный и чувственный из всех известных мне танцев.

Я потерялась, растворилась, перестала существовать. Не видела и не чувствовала ничего вокруг, только руки Джека, которые то обнимали и прижимали к себе, то отталкивали. Ритм убыстряется. Одна рука вздымается вверх, вращая меня в бешеном темпе, вторая скользит по спине, груди, бедрам. Дразня. Лаская. И тут же музыка сбавляет обороты, и я медленно следую за партнером, прижавшись всем телом и вторя его движениям. И снова темп чередует и чередует безумную страсть с мягкой лаской и нежностью. Наконец последние аккорды, одна рука партнера резко отталкивает меня, вторая сразу же ловит, прижимает к себе, и мы замираем…

Я чувствую на щеке прерывистое дыхание и понимаю, что его губы остановились в паре миллиметров от моих. Чуть приоткрыв глаза, замечаю, что на площадке никого не осталось, в зале тишина и все смотрят на нас, мельком проносится ошеломленное лицо Оливера, а теплое дыхание все продолжает щекотать мое лицо. Я задрожала всем телом. И скорее почувствовала, чем увидела довольную усмешку моего партнера.

Боже Ари, надо прийти в себя и закончить то, ради чего здесь оказалась. Мысленно похлестала себя по щекам. Соберись немедленно! Вывернулась из рук Джека и, боясь поднять на него глаза, рванула в толпу.

— Азалия?

Действительно ли я это услышала? Какая, к черту, Азалия? Ах да! Я — Азалия! Очнись же наконец! Я на задании! На задании!

Кажется, теперь мне в самом деле надо в дамскую комнату, привести в порядок нервы и успокоиться. По дороге налетела на официанта, едва успев поймать падающий полупустой бокал. Хотела извиниться, но краем глаза заметила следующего за мной Оливера.

— Куда прешь, паршивец? — зло прошипела я. — Глаза разуй, как только таких разгильдяев на службу берут. Пошел прочь, кретин!

Официант, исступленно извиняясь и кланяясь чуть не до пола, попятился и скрылся среди гостей.

— Азалия? — повторил голос Оливера.

Я снова притормозила. Думаю, вина «Азалия» выпила более чем достаточно, поэтому довольно резко ответила:

— Мне надо в дамскую комнату! Отстаньте от меня хоть на минуту!

И тут же вмешался еще один голос:

— Кажется, твоя невеста слегка не в себе. Я провожу ее и прослежу, чтобы ничего не случилось.

Сейчас мне даже не пришлось особо изображать злое выражение лица, я и сама бы кого-нибудь с удовольствием поколотила, чтобы пар выпустить. На меня уставились два мужских взгляда: один растерянно и слегка разочарованно, второй ехидно.

— Не задерживайся, дорогая. Минут через десять объявление нашей помолвки. — Надеюсь, мне не показалось, что голос у Оливера уже не такой уверенный, как раньше.

Махнула рукой и побрела прочь. Черт бы побрал этого Джека, времени почти не осталось. «Я сам провожу ее», — мысленно передразнила я Сорби. Он что, весь вечер собрался меня опекать? Так из-за него еще задание завалю. Мимо проплыла моя потенциальная жертва номер три — франтоватый юноша. Я с тоской проводила его взглядом.

Но что нужно от меня Джеку? В голове мелькнула неясная догадка. Неужели?.. Бывают же иногда проблески мысли. А ведь очень похоже, что у него такой же план, как у меня, — он собирается скомпрометировать Азалию! Я мысленно застонала. Не хотелось связываться с Джеком Сорби, но, похоже, он не даст мне другого выбора.

Я спиной чувствовала на себе тяжелый мужской взгляд — томный и чувственный. Сглотнула слюну, собралась с духом и, не доходя до дамской комнаты, обернулась.

— Ах, как же здесь душно, — медленно протянула я. — Вы не находите, что глоток свежего воздуха был бы сейчас очень уместен?

— Более чем согласен с вами, — включился в игру Сорби. — Разрешите проводить вас на балкон. Оттуда открывается чудесный вид.

Пьяненько похихикивая, я не спеша, растягивая время, последовала за ним.

Надо признать, если бы я даже хотела, не выбрала бы места лучше. Оливер, как хозяин дома, рано или поздно найдет нас, тем более зная примерное направление, куда мы удалились. А вот гости вряд ли обнаружат, да и внизу не было проторенных тропинок, на которых могла прогуливаться очередная парочка, желающая освежиться. Устраивать скандал прилюдно в мои планы не входило.

Я подошла к белоснежным перилам, прислонилась спиной, чуть выгнувшись, чтобы подчеркнуть грудь. Игриво помахивая веером, намеренно стрельнула глазами. Джек перетек поближе.

— Вы необыкновенно обворожительны в этот вечер, — прошелестел его голос совсем рядом со мной.

— Ах, бросьте. — Надула губки и огорченно добавила: — Мой жених даже отказался поцеловать меня сегодня.

— Он просто малолетний болван, поверьте мне. Вам нужен более зрелый мужчина.

Я скользнула взглядом по его лицу, затем в какой-то миг чуть облизала губы.

— О, милорд, позвольте сказать, вы так божественно танцуете. Я даже готова вам простить нашу прежнюю размолвку, — промурлыкала я. — Благодарю вас, воспоминание об этом танце я сохраню на всю жизнь. — Голос скатился почти до шепота, а глаза теперь непрерывно смотрели на его рот.

— Неужели? — Мужчина иронично приподнял бровь и, изогнув губы в чувственной улыбке, шагнул ко мне: — И как далеко простирается ваша благодарность?

Боже Ари, как он близко. Я почувствовала волнующий, терпкий мужской запах, и сознание совершенно отказалось на меня работать. Кто кого здесь должен соблазнить? Длинные сильные пальцы чуть приподняли подбородок, я посмотрела в его глаза и поняла, что не могу дышать. И в тот же миг одна рука обхватила меня за талию, прижав к крепкому мужскому телу, вторая за затылок. Пальцы зарылись в волосы, портя прическу, а его губы прильнули к моим.

Неужели так бывает? Так вот за что Берта любит секс. Сорби чуть отпустил меня, давая вдохнуть, и я услышала свой тихий стон. Едва заметила легкую усмешку Джека, сама схватила его за воротник и притянула к себе, требуя продолжения.

— Азалия! — Хлесткий как пощечина выкрик слегка отрезвил меня.

«Как же он не вовремя!» — мысленно застонала я. Точнее, как же он вовремя… Оливер стоял в проеме двери и неотрывно смотрел на нас с Джеком. По герцогу вообще нельзя было сказать, чувствовал ли он хоть что-то. Стоит себе, прислонившись к перилам, и улыбается.

— Оливер?! — взвизгнула я неприятной ноткой и громко икнула. — Это совсем не то, что ты думаешь! — банально закончила, пьяно хохотнув напоследок.

— Что я думаю, теперь не имеет никакого значения. Мне очень жаль, я вынужден отозвать свое предложение. Вы были правы, милорд. Спасибо, что открыли мне глаза, пока не стало слишком поздно.

— Ах ты! Подлец! Обманщик! Думаешь, легко от меня отделаешься? Я тебе сейчас такое устрою! Пес паршивый, от слова он отказывается!

Молодой человек, даже не посмотрев в мою сторону, обернулся к Джеку:

— Сделайте одолжение, проводите госпожу Мегри домой, она приехала не в своей карете. Думаю, вы сможете увести ее так, чтобы остальные гости ничего не заметили.

С этими словами он развернулся и пошел прочь.

На душе было гадко. Я знала, бедный мальчик скоро забудет Азалию, но сейчас ему нелегко. Хорошо хоть в последние дни он почти не виделся с ней. Оставался Сорби. Я питала надежду, что герцог так и не понял, кто я. В конце концов, от меня не веяло ни малейшим магическим вмешательством, а внешность и аура были идеальны. Уже не хотелось ни с кем воевать, но следовало довести спектакль до конца. Поэтому я, как положено, еще посопротивлялась, облила грязью всех, кого смогла вспомнить, повозмущалась, что меня уводят с бала. Впрочем, будь я Азалией или самой собой, вряд ли могла бы на самом деле что-то предпринять — его светлость был намного сильнее меня. В карете вдруг пришла мысль: а не захочет ли Сорби закончить то, что мы начали на балу? Поэтому я быстренько успокоилась и по дороге «уснула».

По приезде Джек почему-то не стал меня будить, а осторожно вытащил из кареты и занес на руках в дом. Сопровождаемый Линой поднялся в спальню и аккуратно уложил на кровать. Я лишь услышала, как он бросил служанке пару слов на прощание и ушел.

Ну что же. По крайней мере я не провалила задание. И то радует. Вернулась Лина. Вдвоем мы кое-как перетащили госпожу на ее кровать, с трудом надели на нее платье — впрочем, не особо стараясь. Утром скажу, что распустила шнуровку, чтобы легче было дышать, а дальше сама во сне ворочалась. Бросили рядом ее туфли. Повтыкали как попало в волосы шпильки. Наконец, я еще раз осмотрелась, все ли в порядке, и отпустила Лину.

Оставшись одна, я достала небольшую золотистую карточку-записку, какие часто посылают с цветами, выпавшую из моего платья во время переодевания.

«Леди, я восхищен Вашим талантом. Надеюсь, это не последняя наша встреча.

Дж.».

Несмотря на то что меня вычислили и теперь наверняка ждет взбучка от Берты, я не смогла сдержать улыбку.

Наутро служанка позволила себе пару дерзостей в отношении госпожи, после чего та в гневе ее уволила. Я быстро собрала свои немногочисленные пожитки и со спокойной совестью покинула негостеприимный дом.


ГЛАВА 5 | Мир в прорези маски | ГЛАВА 7