home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Нет преград

В лесу всегда очень тихо. Только где-то вверху чирикают птицы, да шелест листвы выводит из задумчивости редкого путника, отправившегося собирать грибы, а может, ягоды в теплый солнечный день. Он ходит по лесным тропинкам, мягко ступая на зеленую нетронутую траву, заглядывая под раскинувшиеся лопухи лесных листьев и нависшие ветви деревьев да небольших кустов, прислушиваясь к шелесту листьев, пению птиц и прочих лесных звуков, вдыхает свежий лесной аромат и осторожно пробирается по залитым солнцем пролескам. В лесу тихо. Лес что-то тихо и ласково нашептывает ему, и он с улыбкой слушает лес. Совсем тихо. Он думает, что он здесь один. Не считая пугливых лесных птиц, пушистых белок, с интересом наблюдающих за ним с высоты верхушек густых деревьев, лукаво подмигивая блестящими хитрыми глазками. Да еще лягушек, порой выглядывающих из-за болотных кочек, и исчезающих в траве вновь.

Он думает, что он здесь один. Откуда ему знать, что здесь, в лесу, где-то в маленьких норках под землей может жить маленький народец, такой маленький, что, если какой-нибудь его представитель не покажется целиком из-за пучка травы, а лишь осторожно высунется из-за куста, то его можно и не заметить большому человеку, принимающему маленькую зеленую шляпку любопытного человечка за крохотный опавший листок.

Нет, откуда ему это знать. Человек такого никогда не заметит, ему и в голову не придет, что такое вправду может быть на свете. Откуда ему понять, что маленький народец гномов — это не вымысел старых сказок, а реально существующее маленькое чудо, что гномы — это такие же люди, как и мы все, просто они маленькие и живут в лесу. Каждый может жить, где ему нравится, вот они и живут здесь. Разве можно представить, чтобы маленький народ жил в большом человеческом городе, устраивал дома в городских подвалах и канализациях? Нет, это невозможно, это место не для них. Их место в лесу.

Но откуда уж об этом знать человеку. Он может бродить себе по лесной поляне, собирая грибы, бережно рассматривая все кустарнички и травинки, и быть в полной уверенности, что он здесь совершенно один. А на самом деле вокруг него стоят эти самые гномы, наблюдая за ним из-за кочек и пучков травы. Им же тоже интересно, как живут эти люди, и как же можно жить, будучи таким огромным, как мы все?

Человек слушает тихие звуки леса. Откуда ему знать, что во всем — и в этом шелесте зеленых листьев, и в этих легких дуновениях ветерка — во всем слышится множество тоненьких голосов, которые разговаривают с ним и друг с другом, или поют свои песни, собираясь в свой большой дружный круг.

И уж совершенно невозможно никакому человеку представить, что у этого маленького народа есть самый настоящий король. А весь этот лес — это его королевство, его владения, в которое он так милостиво разрешает заходить. Казалось бы, разве мог бы он выгнать из леса человека, даже если бы этого захотел? Ведь сам он такой же маленький, как и весь его крохотный народ. Но нет, это не так. Ведь гномы — большие мастера по всяческому волшебству, и особенно король. Если человек попробует как-нибудь осквернить его лес, король может рассвирепеть и так запутать непутевого гостя, что едва ли ему получится отыскать дорогу обратно. Впрочем, лесной народ милостив, и, как запутать, так он может и вывести несчастного заблудившегося путника, направив его в нужное направление своим мягким пением. Конечно, человек и не подумает, что ему помогли гномы, ему покажется лишь, что ветер шумит чуть громче, гуляя по зеленым просторам крон лесных деревьев. Куда уж ему догадаться, что на самом деле он слышит хор тонких голосов маленьких человечков, которые поют ему свою славную песню, чтобы он поскорее мог выбраться из леса.

Но беда, если человек заблудится в лесу под вечер. Вечером в лесу кажется особенно тихо. Как будто все легкие ветерки стихают с наступлением темноты, а на самом деле это просто маленький лесной народец отправляется спать с закатом солнца. Ночью слишком опасно разгуливать по лесу таким маленьким существам, как гномы. Стоит солнцу начать клониться к закату, как лесной король тут же отправляет всех спать. Он садится на холмик на лесной полянке и начинает играть на своей маленькой флейте, услышав звук которой все лесные человечки стройными тоненькими рядками отправляются поближе к своим тоненьким ходам под землю, чтобы пойти там каждому в свою уютную каморку и лечь спать до рассвета.

Особенно тихо в лесу зимой. Человеку, конечно, может показаться, что это потому, что в лесу не поют птицы, и многие лесные зверьки отправляются в спячку, но на самом деле дело, конечно, не только в этом. Просто в зимнее время промежуток времени между рассветом и закатом значительно меньше, и потому маленькие гномы в основном сидят в своих домах, греясь у крошечных каминов и черпая ложками горячие похлебки, наваренные из трав, орехов и полезных кореньев, засушенных на зиму. Иногда, конечно, они все же выходят погулять, но возвращаются быстро — слишком холодно на улице, да и проникнуть домой значительно сложнее, ведь многие маленькие ходы засыпает снегом. Но даже если они вышли на прогулку, то увидеть их все равно не просто, ведь на зиму они меняют свои яркие зеленые и желтые наряды на белые одеяния.

Нет, человеку ни за что не догадаться, что в лесу живет маленький народец гномов. Зато гномы прекрасно знают о существовании людей. И относятся к этому каждый по-своему, но в целом стараются избегать, ведь люди, сами того не зная, представляют для них опасность — как и все другое для таких маленьких существ, как они.

В один из солнечных летних дней молодой человек неспешно бродил по поляне, собирая ягоды черники и брусники в большую корзину. Он был совсем один, но ему было совсем не скучно, он любил бывать один, и сейчас наслаждался этим одиночеством и дивными запахами природы, витающими в лесу. Он просто не знал, что совсем рядом, из-за пучка зеленой травы за ним внимательно наблюдают два маленьких человечка.

Это были две малюсенькие девочки. Обе они были одеты в одинаковые желто-зеленые платья, только одна была повыше ростом. По всей видимости, она была старшая из них двоих. У нее были пушистые рыжие волосы, и издалека ее можно было принять за диковинный лесной цветок, волосы же другой были темные, с едва ли заметной рыжинкой, и ее было сложнее распознать среди листьев и трав.

— Фиона, прошу тебя, уйдем отсюда! — обеспокоенно прошептала младшая, прячась за спиной рыжеволосой девочки и подергивая ее за рукав, — Фиона, ну пожалуйста, давай уйдем!

— Флора, ну какая же ты трусишка, — чуть обернувшись, Фиона улыбнулась младшей сестре, — Ты посмотри, это же так интересно — к нам пришел человек!

Флора хмурилась:

— Фиона, ну что же тут интересного, он ведь такой большой, он может наступить на нас, не заметив. Да и ягоды все соберет — ты только посмотри, какая у него корзина, в ней помещается столько, что запросто хватит прокормить всю нашу семью!

— Да ладно тебе, Флора, как будто ягод в лесу мало!

— Тише, тише! — Флора волновалась, — Давай уйдем, он нас обязательно заметит и раздавит, или заберет с собой! Ты же знаешь, нельзя подходить близко к людям!

Фиона высунулась из-за кустика еще больше и зачарованно разглядывала молодого человека:

— Флора… Не бойся. Ты посмотри, какой он красивый. И он такой нежный… Он очень хороший, я знаю, он именно такой!

— Фиона, ты что! — сестра еще сильнее стала дергать Фиону за платье, — Неужели тебе может понравиться человек! К тому же, ты невеста принца Марка, не забывай!

— Принца Марка? — Фиона все так же глядела на человека и не могла наглядеться, — Флора, это так, но я ведь еще никогда его не видела. А вдруг я его не полюблю? Я же не знаю, какой он.

— Ты что, обязательно полюбишь, тем более что выйдя за него замуж, ты станешь королевой Правобережного леса, и тогда он объединится с нашим лесом, Левобережным, и у нас всегда будет мир и согласие в лесах!

— Флора… — Фиона почти целиком высунулась из их убежища и стояла, склонив голову, разглядывая незнакомца и наматывая на палец рыжую прядь волос, — А если я его не полюблю?

— Фиона, ты знаешь, что отец уже договорился с королем Арнольдом, и ему это было нелегко! Ты же знаешь, как это важно!

Фиона как будто не слышала сестру, она стояла и смотрела в лицо человека, который стоял на коленях на пушистом мху, и, склонив голову над кустиком черники, собирал ягоды в корзину, которая была уже почти полной.

— Ты посмотри на него. Какой он… Такого бы я смогла полюбить, Флора.

— Фиона! — сестра заметно нервничала, — Что ты такое говоришь! Пойдем отсюда! Он ведь все равно человек! Филипп очень рассердится, если увидит, что ты так интересуешься человеком! А он наверняка сейчас придет, он, должно быть, нас потерял и уже ищет! Пойдем же!

— Филиппу не о чем беспокоиться. Тем более что он гуляет с малышами. Флора, я хочу подойти к нему поближе.

— Фиона! — Флора так разволновалась, что даже начала подпрыгивать и хвататься руками за голову, — Прекрати! Я сейчас пойду разыщу Филиппа, он придет сюда и наверняка тебя образумит!

Фиона задумалась о чем-то на мгновенье, а потом обернулась и положила руку сестре на плечо.

— Беги, Флора. Беги, приведи, пожалуйста, Филиппа.

— И приведу! — выкрикнула Флора так громко, что даже молодой человек слегка покрутил головой, но ему, конечно же, показалось, что это всего лишь листья шуршат от проникнувшего слабенького ветерка.

— Приведи, Флора. Приведи скорее, пожалуйста!

Флора стряхнула руку сестры с плеча и побежала прочь, оглядываясь и что-то недовольно причитая на ходу.

Проводив младшую сестру взглядом, Фиона снова устремила взгляд на молодого человека, и, оглянувшись еще раз, побежала к корзине. Спрятавшись за ней и переведя дух, она осторожно подняла на него глаза. Он по-прежнему собирал ягоды, не замечая ее. Тогда Фиона вскарабкалась на край корзинки и запрыгнула внутрь, прикрывшись листиками черники, и затаила дыхание. Маленькое сердце ее стучало от сладостного волнения, но молодой человек продолжал собирать ягоды, ссыпая их горстками в корзину, не замечая ее, и она успокоилась и стала ждать.

— Фиона, Фиона! — услышала она взволнованный шепот где-то совсем рядом.

Снова оглянувшись на человека, она осторожно высунулась и посмотрела вниз. У самого низа корзины она увидела Филиппа, ее старшего брата, который обеспокоенно махал ей ладонью.

— Фиона, ты понимаешь, что ты делаешь? Вылезай оттуда!

— Прости меня, милый брат Филипп, — печально ответила Фиона, — Но я хочу остаться с этим человеком. Я уже почти люблю его и хочу быть с ним.

— Ты с ума сошла! — возмущенно зашептал Филипп, — Это же человек! И ты видишь его в первый раз! Пойдем домой сейчас же!

— Нет, милый брат Филипп, я не пойду.

— Фиона! — от возмущения Филипп покраснел и запрыгал, возбужденно размахивая руками, — Ты говоришь глупости! Это человек, и ты его совсем не знаешь! У тебя есть семья и нареченный жених! Ты представляешь, что скажут дома, когда узнают о твоей выходке?

— Прощай, мой любимый брат Филипп, — ответила Фиона, — Поцелуй от меня всех: папу, маму и наших братьев и сестер: трусишку Флору, красавицу Агафью и ее мужа Фаина, малышей Лолу и Альберта, Дэниса и его жену Юту. И тебе, — она послала брату воздушный поцелуй, — И не бойтесь за меня, все будет хорошо, я знаю. Я это сердцем чувствую!

Филипп был совсем растерян:

— Фиона… Фиона, слезай оттуда немедленно, слышишь!!

— Прощай! И скажи, что я еще обязательно вернусь. Обязательно, передай!

Молодой человек снова бросил в корзину гроздь ягод и встал с колен, подняв свою тару за ручку.

— Прощай! — еще раз крикнула Фиона и махнула брату рукой. Затем она снова спряталась под листиками черники, а молодой человек еще раз оглянулся и глубоко вдохнул свежий лесной воздух. Он, конечно, подумал, что это всего лишь ветерок, гуляющий по кронам деревьев, скидывает листья наземь, ведь он, конечно, никак не мог представить, что здесь, совсем рядом с ним, ведут свой взволнованный разговор гномы.

Прихватив свою корзину, он отправился прочь из леса.


В комнате тихо тикали часы. За окном было уже темно, и на кухне, где сидел молодой человек, царил полумрак. Ее освещала лишь настольная лампа, открывающая сосредоточенное лицо молодого человека и стол, за котором он сидел и перебирал ягоды.

Он жил совсем один, и иногда ему казалось даже, что он один в целом мире — так одинок он был, так замкнут и неразговорчив. Он любил всюду бывать один, потому и жил в одиночестве, и уже совсем привык, что рядом с ним никого нет, и ему не о ком заботиться и некого ждать. Но это вовсе не означало, что ему совсем никто не нужен, просто он был не из тех, кто общается с кем попало. Ему очень бы хотелось иметь рядом того, с кем бы он разделил свое одиночество, просто не было рядом никого, по его мнению, кто бы мог его понять.

Если бы у него была возлюбленная, он был бы счастлив как никто в мире, забыв про одиночество и замкнутость — но у него ее не было, поэтому он просто сидел один в сумерках своей кухни и перебирал ягоды.

Конечно, он не знал, что на самом деле он уже не один, что ему в руки попало настоящее чудо, и что на самом деле сейчас, на этой же самой кухне, сидит девушка, о которой он, может быть, как раз и мечтал — но он не мог такого предположить, и даже, наверное, об этом и не мечтал.

А девушка правда была здесь. Просто она была маленькая и сидела сейчас на одной из кухонных полок, свесив с нее свои ножки и, перебирая пальчиками рыжую прядь волос, наблюдала за ним, глядя на него сверху вниз.

Она сидела и любовалась им. Она смотрела на его темные волосы, его внимательные светлые глаза, сейчас устремленные на пригоршни черных и красных ягод, на его серьезное доброе лицо, на тень от его головы, плавно ложащуюся на деревянный стол, и думала, что еще никогда не видела никого красивее и милее, чем он, и знала, что ни на кого больше она не будет смотреть с таким воодушевлением, даже на своего нареченного жениха принца Марка, которого она еще никогда не видела.


Только этот молодой человек был очень большим, и Фиона не знала, как заговорить с ним, как выдать свое присутствие, и что он скажет, когда увидит ее здесь, такую маленькую и хрупкую, когда сейчас он совсем не подозревает о ее существовании, увлеченный своим делом.

А может, она так никогда и не решится рассказать ему о себе. И так и будет жить рядом с ним, лишь с грустью наблюдая за его жизнью, пока наконец ей не придется вернуться домой, в свой родной Левобережный лес, где ее ждет ее семья и который скоро посетит принц Марк, желающий узнать, как поживает его нареченная невеста. Которая его никогда не полюбит…

Фиона вздохнула. Легкий шорох от ее робкого вздоха прокатился по тихой кухне почти неслышным шелестом, но молодой человек, насторожившись, приподнял голову и обвел взглядом свою маленькую кухню.

Фиона испуганно затаила дыхание.

«Он слышал меня!» — со страхом подумала она, — «Он слышал меня, что же мне теперь делать?»

Фиона испуганно дернулась и задела цветочный горшок, стоящий рядом с ней на полке, отчего он звякнул, и парень подскочил.

— Кто здесь? — требовательно спросил он, но ему никто не ответил. Фиона сидела, прижимаясь к цветочному горшку — рядом с растением она чувствовала себя спокойнее, ведь оно напоминало ей ее лес, ее зеленый дом, сплошь и рядом укрытый растениями. Она обнимала зеленый листик, спускающийся к ее плечу, и ей казалось, что еще немного — и молодой человек услышит стук ее маленького трепещущего сердца.

— Наверное, мыши, — произнес молодой человек задумчиво, — А я и не знал, что у меня есть мыши.

Он сел обратно и продолжил свое занятие. А Фионе стало забавно. «Он принял меня за мышь?» — подумала она, и эта мысль рассмешила ее. Она тихо хихикнула, и молодой человек обеспокоенно вскочил снова.

— Да кто здесь?

Закрыв глаза, Фиона глубоко вздохнула и набралась смелости.

— Я здесь, — громко сказала она.

Хотя, конечно, это для нее было громко, ведь она была совсем маленькая, а для человека ее тонкий голосок был едва слышен, но он расслышал ее слова и стал удивленно озираться по сторонам.

— Кто ты? Да где ты прячешься? Я тебя не вижу.

Фиона открыла глаза и посмотрела на него сверху вниз.

— Я здесь. Совсем рядом!

— Где? И как ты сюда попал? Ведь это моя квартира!

— Попала, — сказала Фиона.

— Что?

Она весело засмеялась:

— Я говорю, что не попал, а попала. Я девушка. И я сижу у тебя на полке. Молодой человек был сбит с толку.

— На какой еще полке? Прекрати дурачиться! Где ты?

Фиона снова засмеялась, и, склонив голову набок, ласково прищурилась:

— Не веришь? А ты сначала подними глаза — и посмотри.

Вздохнув, молодой человек поднял взгляд, и тут глаза его расширились, потому что на одной из кухонных полок он и вправду увидел маленького человечка — маленькую рыжеволосую девочку в желто-зеленом платьице, которая сидела и болтала своими крохотными ножками, весело глядя на него.

— Ну что? Поверил?

Молодой человек немного помолчал.

— Не знаю, — сказал он в конце концов неуверенно, — Я, наверное, сплю?

— Вовсе нет, — ответила девочка, — Просто ты, вероятно, таких как я никогда не видел. Вы, люди, редко опускаете глаза, чтобы обратить на нас внимание. Да нас не так просто и увидеть.

— Мы, люди…

Молодой человек попятился и неуверенно сел на старенький кухонный диванчик, схватился обеими руками за голову и снова замолчал, глядя на Фиону.

А она по-прежнему сидела и болтала ножками. Ей уже не было страшно, скорее ей было забавно оттого, что не она боится такого большого человека, а он ее — такую маленькую.

— Что примолк? — крикнула она ему задорно.

Он еще немного поводил рукой по волосам, потом откашлялся и произнес как-то хрипло и неуверенно:

— А можно, я… Ну, сниму тебя оттуда?

— Пожалуйста, — ответила Фиона, — Тем более что я проголодалась, и я думаю, что ты не пожалеешь для меня пары своих ягод.

— Да, конечно! — он вскочил, бросил взгляд на стол и снова посмотрел на нее, — Ешь, пожалуйста, сколько захочешь…

Фиона покачала головой, улыбаясь:

— Боюсь, что больше двух мне не съесть.

— Да, да…

Молодой человек осторожно подошел к полке и неуверенно подставил Фионе руку.

— Благодарю, — ответила она и сошла ему на ладонь, отчего у нее даже слегка закружилась голова — так необычно было то, что сейчас с ней происходило, так высоко она находилась, и так тепла была его ладонь, и так близко было его лицо, которое было таким большим — его, того, ради кого она бросила родной дом и свою семью, и сбежала сюда…

Молодой человек осторожно приблизил свою ладонь к столу, и Фиона аккуратно сошла на него. Взяв в руки ягоду черники, она уселась поудобнее и начала есть. Юноша нерешительно опустился обратно, на свой обшарпанный маленький диванчик подле стола и принялся наблюдать, как она ест.

Фиона держала ягоду обеими ручонками и откусывала по малюсенькому кусочку, тщательно пережевывая его, и молодому человеку на какой-то момент показалось даже, что у него на столе просто сидит мышонок и ест его ягоды.

Но он знал, что это вовсе не мышонок. Он не мог отвести от Фионы глаз, отчего она слегка зарделась и ела несколько смущенно, улыбаясь и поглядывая на него. А он смотрел на девушку, красивее которой, казалось, никогда в жизни не видел, и давался диву, какая же она все-таки маленькая.

— Кто ты? — спросил он тихо, чуть охрипшим голосом.

— Меня зовут Фиона, — вежливо представилась девушка, — А тебя?

— Меня — Максим… А кто ты такая?

— Я — принцесса Левобережного леса — того самого, где ты собирал ягоды, — начала рассказывать Фиона, которая, конечно, ожидала этого вопроса.

А он смотрел на принцессу, которая уже доела ягоду и теперь сидела, облизывая свои крохотные пальчики, и улыбался.

— Не думал, что этот лес имеет название, — мягко сказал он.

— Конечно, имеет! — ответила Фиона воодушевленно, — Каждый лес имеет свое название, ведь это — целое королевство. И у каждого леса есть свои король и королева. Просто вы, люди, редко смотрите себе под ноги и не обращаете на наш народ никакого внимания. Хотя, вообще-то говоря, находитесь на территории наших владений, куда мы, гномы, вам милостиво разрешаем зайти.

— Извините… — смущенно пробормотал Максим, — Я… Я не знал, что такое может быть…

— Вы много чего не знаете! — весело крикнула Фиона, взяла вторую ягоду и продолжила свой рассказ, — Итак, я — принцесса Фиона, дочь короля Митона и королевы Изабеллы. Наш лес называется Левобережным, поскольку он лежит на левом берегу лесной реки. Ты ведь, верно, видел реку, когда был в лесу?

Максим задумался и припомнил, что через лес действительно идет тонкая полоска ручейка — но для таких маленьких человечков этот ручеек, должно быть, и впрямь кажется целой рекой.

Он кивнул.

— По другую сторону реки находится, соответственно, Правобережный лес, — продолжала Фиона, — Там правят король Арнольд и королева Илькея. У моих родителей трое сыновей — Дэнис, Филипп и Альберт. Дэнис уже совсем взрослый, он женат на красавице Юте, так что у него есть своя семья. Но мы все равно часто с ним видимся.

Второй мой брат — Филипп, еще не женат. Он очень хороший, только бывает таким занудой.

Третий сын — Альберт, он еще совсем малыш.

Кроме этого, у моих родителей есть четыре дочери.

Самая старшая из нас — Агафья. Она очень красивая, и она замужем за чудесным человеком по имени Фаин.

Вторая по старшинству — я…

Потом — сестра Флора. Она очаровательна, мы дружим с ней, только такая трусишка!

Последнюю сестру зовут Лола, и она у нас еще совсем-совсем крошка.

Флора говорила и улыбалась своим словам. Улыбка освещала ее лицо, когда она вспоминала каждого из своих близких, а Максим все слушал и не мог наслушаться, удивляясь, какие же чудеса бывают на свете, и как глупы могут быть люди, совершенно не обращая внимания на то, что такое волшебство живет совсем рядом с ними. А Фиона все рассказывала и рассказывала Максиму — про своих родных, про маленький волшебный народец гномов, про желто-зеленые и белые платьица, про тоненькие голоса и песни в кругу, про вечернюю игру короля на флейте, про крохотные каминчики, подле которых гномы греются в своих маленьких хижинках, про игры детей на траве да про белочек, птиц и других обитателей леса, которых можно погладить рукой.

В течение всего рассказа Фиона счастливо улыбалась, но потом прекрасная улыбка ее неожиданно потухла, и она посмотрела на Максима грустно и задумчиво.

— Я должна была стать невестой Марка — принца Правобережного леса, старшего сына короля Арнольда и королевы Илькеи. Наши отцы договорились между собой, что наш брак послужит соединением наших двух лесов в одно большое королевство, которым будем править мы. А я убежала. Представляю, как все сердятся на меня.

Фиона печально опустила глаза.

— А почему ты убежала? — тихо спросил Максим. Ему вдруг самому стало очень грустно, когда он представил, что эта необыкновенная девушка из волшебного царства гномов покинет его навсегда и станет женой неизвестного принца.

— Потому что я хотела быть с тобой, — ответила Фиона совсем тихо и подняла глаза на Максима.

На душе его потеплело, и он осторожно провел кончиком пальца по ее волосам:

— Я рад, что ты пошла со мной, Фиона, — ласково сказал он, — Хотелось бы мне, чтобы ты осталась со мной навсегда.

— Это правда? — спросила его Фиона, глядя Максиму в глаза.

А он смотрел на нее, и ему казалось, что никогда еще не видел он никого чище и прекрасней, чем она, и никогда не сможет он полюбить обычную девушку, встретив в своей жизни такую необыкновенную, как Фиона.

— Правда, — ответил Максим.

На глазах у Фионы выступили слезы от счастья.

— Так будем же вместе всегда, любимый! — крикнула она.

— Будем, любимая! Только как же нам быть с твоими родными?

— Мы придумаем, придумаем, любимый! Главное — будем вместе, навсегда!

— Будем вместе навсегда.

Так и остались они жить вместе — Максим и Фиона. Души они друг в друге не чаяли, и жили они так счастливо, что уже не могли представить свою жизнь друг без друга — так сильно они друг друга любили.

Максим носил девушку на своем плече или в кармане, выходил с ней каждый день на прогулку, а вечерами они пили чай с вареньем из лесных ягод, Фиона всегда сидела на столе и смотрела в окно вдаль — туда, где заходит солнце, ибо где-то там, в этой стороне стоял ее родной лес.

Однажды Фиона послала своим родным весть, подозвав к себе белого голубя, который по ее зову влетел в комнату через окно.

— Передай все, как я велела, — сказала она ему на прощание, и через некоторое время птица вернулась, усевшись на окно.

— Молодец, — ласково говорила Фиона голубю, гладя его по перышкам и подкармливая хлебными крошками, а потом сказала Максиму:

— Мы должны идти.

— Куда? — заволновался молодой человек, — Скажи, ты хочешь вернуться домой? Тебе со мной наскучило?

— Нет, что ты, что ты! — поспешно отвечала Фиона, — Просто мы должны показаться моей семье. Они все знают и требуют нашего прихода.

Максим волновался:

— Фиона! Зачем же нам туда идти? Они ни за что не позволят тебе остаться со мной!

Не менее взволнованной была и Фиона:

— Милый Максим, нам все равно нужна помощь. Посмотри на нас — как мы будем жить вечно вместе, если я такая маленькая, а ты такой огромный по сравнению со мной?

— У любви нет преград, милая!

— Максим, нам нужно получить благословение. Я должна увидеть своих родных и понять, осуждают ли они меня или нет.

— А если они не отпустят тебя, Фиона? Что, если они отнимут тебя у меня? Я не смогу более без тебя жить.

— У любви нет преград, милый! Обещаю, я останусь с тобой, я всегда буду с тобой! Ты ведь мне веришь? Но сейчас нам надо идти.


По дороге в лес они оба молчали — и Максим, и Фиона. Оба они волновались и не решались заговорить друг с другом. Максим шел, Фиона сидела у него не плече, одной ручкой придерживаясь за его шею, другой — перебирая рыжую прядь своих длинных волос.

Впереди них летел белый голубь, не улетел он и когда они уже зашли в лес.

Наконец, на одной из полянок, он опустился на пенек и сложил крылья.

— Мы пришли, — сказала Фиона шепотом.

Максим замер, затем опустился на колени на зеленый мох и подставил Фионе ладонь, помогая ей сойти на землю.

Из-за зарослей величественно вышел старый лесной король, одетый в плащ желто-зеленых цветов, и остановился подле путников, сложа руки на своей груди, по которой струилась длинная седая борода.

Максим робко отвесил ему поклон.

— Приветствую вас, король Митон, правитель Левобережного леса. Смею вам донести, что я люблю вашу дочь всем сердцем и прошу у вас позволения, чтобы она осталась со мной.

Король молчал, лишь молча взирал на человека снизу вверх, а потом обратил свой взгляд на Фиону.

— Это правда, отец, — произнесла девушка, — Я тоже люблю этого человека. Я виновата, что сбежала от вас и что нарушила свой обет выйти замуж за принца Марка, но я не могу иначе. Мы с Максимом любим друг друга и хотим провести вместе всю оставшуюся жизнь.

В лесу на мгновенье стало совсем тихо. Стихли все дуновения маленьких ветерков, замолкли птицы и перестали шуршать зеленые травинки. Белый голубь тоже сидел неподвижно. Все ждали, что ответит на это старый король.

— Счастье моей дочери важнее обетов и обычаев, — произнес он после молчания, — Тем более, — добавил он хитро, — что когда к нам в гости приезжал принц Марк посмотреть на свою невесту, он избрал себе другую, которая была очень этому счастлива.

Из-за куста выглянула Флора, щеки ее порозовели, она опустила глаза и улыбнулась.

Фиона посмотрела на сестру и улыбнулась тоже. Она была счастлива за нее.

— Но как же вы будете вместе? Разве не мешает вам то, что вы такие разные? Фиона ведь совсем малышка по сравнению со своим возлюбленным.

— У любви нет преград, — ответили они хором — Фиона и Максим.

Старый король расплылся в улыбке. Затем он подошел к пеньку, где сидел белый голубь, отчего тот заворковал, сел с ним рядом, достал свою волшебную флейту и стал играть.

Тут же отовсюду — из-за кустов и деревьев, травинок и кочек стали выходить гномы, образуя вокруг влюбленных яркий желто-зеленый круг.

Максим оглядывался по сторонам и не мог поверить своим глазам. Он наяву увидел то, о чем столько рассказывала его возлюбленная, он своими глазами увидел настоящее чудо — лесной народ!

А гномы все выходили и выходили, и круг становился все шире и теснее.

Фиона радостно вертела головой, осматривая тех, кого она так сильно любила. Она без труда узнала в первых рядах своих родственников, даже трусишка Флора подбежала так близко, что стояла совсем рядом с Максимом, а она ведь так боялась людей.

Король все играл, а гномы все выходили, и все они поднимали руки ввысь и пели так звонко и чисто, что даже слух человека различал сейчас эти божественные звуки как песню, а не как шум гуляющего по кронам деревьев ветра.

И чем больше гномы пели, тем больше становилась Фиона, она росла на глазах под звуки волшебной музыки, изумленно оглядываясь по сторонам. Даже она, проведя всю свою предыдущую жизнь среди необыкновенного народа гномов, еще никогда не видела такого волшебства.

Когда она доросла до размеров обыкновенного человека, король перестал играть на флейте, и пение гномов смолкло.

Фиона стояла посреди поляны, лицом к лицу к ней стоял изумленный Максим, и они счастливо рассматривали друг друга, кажущиеся сейчас друг другу еще прекраснее, чем раньше.

— Будьте счастливы! — крикнул лесной король, и гул тонких голосов подхватил его фразу, разливая ее по воздуху всей лесной поляны: «Будьте счастливы!».

Фиона и Максим бросились в объятия друг друга, и обняли друг друга крепко-крепко, как не могли сделать этого ранее, и целовали друг друга, и плакали от счастья, и кружились, взявшись за руки, в центре лесной поляны, а лесной народ все прыгал вокруг них и махал им желто-зелеными шапочками:

— Будьте счастливы!

2008


Палочки на песке


Палочки на песке | Палочки на песке | Сельская сказка