home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Рядом с мужчиной, любившим женщин

Один из фильмов Франсуа Трюффо назывался «Мужчина, любивший женщин». Режиссер этих фильмов тоже был таким «любителем». Большой ценитель женской красоты, он позволил целой плеяде талантливых актрис сняться у него в своих лучших ролях. Его роман с Катрин Денев, начавшийся на съемках «Сирены с „Миссисипи“ в 1969 году и продлившийся несколько лет, как ни странно, не привел к тому, чтобы он ее часто снимал. Он отдавал предпочтение Бернадетт Лаффон и Изабель Аджани. А после разрыва с Катрин Денев что-то долго мешало ему снова позвать ее на свою картину. Приступая в 1979 году к „Последнему метро“, он не сразу подумал о Жераре Депардье на роль актера Бернара Гранже. А когда сделал ему предложение, тот долго не давал согласия, полагая Трюффо слишком „буржуазным режиссером“. Потом они встретятся и сразу понравятся друг другу и даже перейдут на „ты“, что для Трюффо совершенно необычно – он со всеми был на „вы“. Жерар называл „мэтра“ „благородной шпаной“, что в его устах звучало, как высшая похвала.

В ходе обсуждения кандидатуры на роль Марион Штейнер, актрисы и директора театра в период оккупации Парижа, невольно зашел разговор о Катрин, с которой Жерар еще ни разу не снимался и, как и многие, мечтал о такой партнерше. Франсуа Трюффо обещал подумать, не очень уверенный, что Катрин согласится после того, что между ними было. Но она с радостью дала согласие, и 28 января 1980 года начались съемки, продолжавшиеся до 18 апреля. Никогда прежде они не занимали у Трюффо столько времени – обычно он работал очень быстро. К тому же сосредоточиться мешали личные неурядицы с Мари де Поншеваль, его подругой, которая уехала в США и там скоропалительно выскочила замуж за американца. Но Жерар Депардье, как и другие актеры, делал все, чтобы не осложнять задачу режиссера.

О чем же решил рассказать в своем фильме Франсуа Трюффо?

Это история театра и его актеров в тяжкий для Франции период немецкой оккупации. Марион Штейнер (Катрин Денев) взяла на себя роль директора «Театр де Монпарнас», роль, которую с блеском исполнял до прихода немцев ее муж еврей Люка Штейнер, скрывающийся в подвале театра и продолжающий через жену руководить актерским коллективом и даже наблюдать за репетициями. Никто в театре не знает о его присутствии. С помощью старых труб отопления, которые связывают его укрытие со сценой, он имеет возможность слышать все, что там происходит, и даже проникать в тайны личных симпатий и антипатий актеров небольшой труппы театра. После того как на главную роль приглашают молодого актера Бернара Гранже, Люка вскоре начинает догадываться о возникших у его жены чувствах к Бернару. Но ему ничего не остается, как молча присутствовать при развязке этого романа, чему способствует участие Бернара в движении Сопротивления. После того как полиция схватит одного из его друзей, Бернар решит уйти из театра и занять его место. Он возвратится в театр только после освобождения Парижа, чтобы сыграть спектакль вместе с Марион, а затем под аплодисменты выйти на поклоны вместе с ней и Штейнером, который после более чем 800 дней заточения в подвале снова вернулся к своим обязанностям директора… Франсуа Трюффо обожал счастливые финалы.

Почти весь фильм был снят в декорации, построенной на месте склада бывшей шоколадной фабрики в Клиши. Трюффо тщательно создавал вокруг фильма атмосферу таинственности – ведь так называемый саспенс в фильме в том, что не известно, обнаружат ли оккупанты и их французские помощники укрытие Люки Штейнера. Марион живет на острие лезвия. В любой момент ее могут «раскрыть», и тогда она подведет людей, которые ей доверяют. Режиссер добивался и того, чтобы отношения Марион и Бернара были насыщены электричеством. Он намеренно показывает, как тот пытается соблазнить художницу костюмершу (которая оказывается лесбиянкой). Марион молча ревнует, ничем не показывая Бернару свои чувства, но зритель быстро догадывался обо всем. Люка Штейнер сам прямо скажет ему о чувствах жены, когда Бернар случайно узнает о его присутствии в театре.

Жерар Депардье уже доказал, что умеет быть разным у разных постановщиков. Ведь нет в кино более не похожих режиссеров, чем Пиала и Трюффо. Ему было интересно работать с Трюффо, который властно, хотя и ненавязчиво руководит актерами. Страсть Бернара к Марион так же, как и ее к нему – затаенная, она проявляется лишь во взглядах, улыбке, жесте. Их единственная любовная сцена на полу гримерной перед уходом Бернара из театра, снятая, как обычно у Трюффо, очень деликатно, когда зритель слышит только глухие «да, да» Марион – Денев, – стала классической. Она как бы завершала фильм и ставила точку в отношениях героев.

Трюффо при этом превратился в Штейнера, он находился в соседней комнате и лишь прислушивался с помощью наушников к тому, что происходило на съемочной площадке. «Он отрепетировал сцену, но не смотрел, как ее снимают, – рассказывала актриса. – Он хотел ее прочувствовать ушами. Мы все трое выглядели в этой сцене робкими людьми. Актеры – всегда представляют смесь застенчивости и страха, что могут оказаться не на высоте. Поэтому любовные сцены надо снимать быстро. Когда это делается одним разом, удается быть в большей степени актером. Едва возникает физический, эмоциональный контакт, когда начинаешь испытывать волнение, тогда все становится очень деликатным. А режиссеры знают, что с этим нельзя шутить».

Эта сцена совмещала насилие и нежность. Как писал Пол Шутков в своей книге о Депардье, «электрический ток, идущий от Катрин к Жерару, делал фильм Трюффо одним из лучших, снятых им». Не случайно за эту роль Жерар получил свою первую статуэтку «Сезара». Впрочем, он уже несколько раз до этого номинировался на премию за роли в фильмах «Семь смертей по одному рецепту» в 1976 году, за «Последнюю женщину» в 1977, «Скажите ей, что я ее люблю» в 1978 году и «Сахар» в 1979-м. Фильм «Последнее метро» был буквально «засыпан» «Сезарами». Наконец-то профессиональные круги громогласно признали выдающийся талант актера, его место в современном французском кинематографе.

Жерар считает свою роль настоящей удачей. «Я никогда не считал себя героем-любовником, никогда не был покорителем женщин, – говорил он в интервью Лорану Нойману. – С актрисами, побывавшими на съемочной площадке в моих объятиях, я всегда был скорее застенчив, чем страстен. К счастью, Катрин помогла мне раскрыться, почувствовать себя свободно на съемочной площадке. Я считаю, что этот фильм переменил мою жизнь. Он позволил мне открыть, что я могу играть чисто положительных, совершающих добрые поступки героев. Что я также могу влюблять в себя. Что я способен сняться в кино не погибая, не уродуя себя, не убивая других… Этот фильм меня раскрепостил. Недаром, именно после картины Трюффо я почувствовал в себе силы сыграть в комедиях».

О своем партнере Катрин Денев говорила: «Жерар Депардье – само благородство во время работы. У него всегда ровное настроение, он помогает не только партнерам, но и техническому составу. Он любит рисковать. Гранже очень похож на Жерара».

Та же Катрин Денев отмечала, что когда режиссер производит на Жерара впечатление, он – сама нежность и невероятная деликатность. Умная и прозорливая женщина, она видела его насквозь. Вот что она говорила: «Он напоминает зверя. Все видят, когда он испытывает доверие, а когда страх и готов сбежать. К Франсуа он испытывал одновременно и восхищение и доверие. И, стало быть, раскрывался с еще большей легкостью. Он полностью вошел в образ своего героя».

Сам же Жерар Депардье заметил однажды: «Чтобы хорошо сыграть, надо сознавать, что умираешь в каждой роли». В данном случае он был действительно на высоте этой задачи.

Их творческие отношения с Катрин Денев закрепятся еще в пяти фильмах. В том же 1980-м они встретятся сначала на картине Клода Берри «Я вас люблю», который делал его специально для Катрин Денев. «Я хотел ей дать большую роль, насыщенную чувствами», – говорил режиссер. Она была центром притяжения для нескольких мужчин, которых ее героиня Алиса однажды собрала на Рождество. Трех из них она прежде любила – Симона (Серж Гэнзбур), отца ее дочери, композитора и исполнителя музыки рок Патрика (Жерар Депардье), и Жюльена, служащего тур агентства (Жан-Луи Трентиньян). Нынешний ее возлюбленный Клод (Ален Сушон) ее раздражает. Она порывает с ним и остается одна с ребенком. Все мужчины, и Патрик-Жерар в том числе, были показаны милыми, но слабыми людьми рядом с этой сильной и властной женщиной. В фильме все время говорят о любви – о красоте любви, о жестокости в любви, о потребности в любви, которую постоянно испытывает героиня картины Алиса. Поэтому в ее жизни было столько мужчин, с которыми она расходилась по-доброму, сохранив прекрасные отношения. Собрав в своем фильме очень разных актеров, Клод Берри, впрочем, добивается довольно ровного ансамбля. Жерар с удовольствием встретился в фильме с новыми для него партнерами и новым режиссером, с которым впоследствии сделает еще три картины – «Жан де Флоретт», «Уран» и «Жерминаль».

В этот, очень плодотворный для него, 1980 год он нарасхват, переходя с одной съемочной площадки на другую. Это требует немалой физической энергии, но также надежного тыла. Элизабет взяла на себя все заботы по содержанию дома в Буживале, где они поселились. Жерар может всецело отдаться любимому делу.

После фильма Берри он снимается еще у одного нового для него режиссера – Клода Зиди в фильме «Инспектор-разиня». Поставивший когда-то несколько балаганных однодневок для массового зрителя с рок-группой Шарло, а затем – ряд вполне достойных комедий, Зиди не скрывал своих коммерческих устремлений. Работа с М. Пиала и Ф. Трюффо Жерара утомила, ему нужно было перезарядить свои творческие батареи. Поэтому его увлекла перспектива сняться у совсем другого, комедийного режиссера, но о котором лестно отзывались такие разные актеры, как Пьер Ришар («Не упускай из виду») и Жан-Поль Бельмондо (игравший в его картине «Чудовище»).

В фильме Клода Зиди у него роль бандюги Роже Марзини, врага общества № 1. Скрываясь от преследования полиции, Марзини представляется инспектору Мишелю Клеману (Колюш) автором полицейских романов. Мишель поступил в полицию для того, чтобы сделать приятное матери. Его покойный отец был асом полицейского сыска, неустрашимым борцом с преступниками. Мишель – полная ему противоположность. Это наивный парень, растяпа, которому почему-то журналистка Мари-Анн Прозан (Доминик Лаванан) поручает охранять ее. Без труда обманув Клемана, Марзини похищает Мари-Анн и требует за нее выкуп. Только тогда Мишель понимает, что его провели, и в нем просыпаются отцовские гены. Он обнаруживает место, где скрывается преступник, расправляется с ним и освобождает журналистку.

Самое любопытное в этой неплохой, крепко сделанной комедии – противопоставление нескладного и наивного Клемана, которого играл комический актер Колюш, откровенному бандиту, пытающемуся рядиться в рясу романиста. Жерар Депардье лихо меняет краски в своей палитре. Он то писатель-интеллектуал, то безжалостный, опасный преступник. С Колюшем у него получился превосходный дуэт. К сожалению, вскоре этот великолепный комедийный артист погибнет в дорожной катастрофе. (Подобно Жерару он лихо гонял на спортивных мотоциклах и однажды не вписался в поворот.) А их новую встречу на экране с нетерпением ждали многие.

Депардье через несколько лет снимется еще в одном фильме Клода Зиди – «Двое». В 1987 году они с режиссером оказались рядом в самолете, когда летели на Московский международный кинофестиваль. Зиди рассказал, над каким сюжетом работает вместе с писательницей Катрин Риуа. И Жерар Депардье, который всегда быстро принимает решения, когда ему что-то нравится, выразил согласие сняться в главной роли.

«Двое», как уже явствует из названия картины, это еще одна история встречи в творческой биографии актера. После фильма Клода Берри «Я вас люблю», где он играл композитора и певца, его герой в «Двое» Марк Ламбер – снова композитор, но который сменил эту профессию на импресарио. Ему надо купить квартиру, и это приводит его в контору по продаже недвижимости Элен Мюллер (Марушка Детмерс). Клиент ей нравится, и она сама возит его по разным адресам и сама же затащит в свою постель. Но эта страсть довольно быстро ставит перед ними проблему дальнейшего сосуществования, при котором каждый не хочет потерять ничего от своей независимости. Оба не привыкли говорить такие слова, как «я люблю тебя». К тому же они из разных социальных слоев общества – он из мелких буржуа, выбившийся в люди своим трудом, она – дочь состоятельных буржуа. Только беременность Элен сможет примирить их, заставить понять, что ребенок способен скрепить то, что люди так неосторожно называют браком. Жерар и в этой картине продолжает осваивать новый для него образ современника в столкновении с повседневными проблемами бытия, в частности семейной жизни.

Он впервые снимался с молодой актрисой Марушкой Детмерс, которая еще не отошла от травмировавшей ее психику эротической сцены орального секса в картине итальянского режиссера Марко Белоккио «Дьявол во плоти». Она с недоверием смотрела на своего немного грузноватого, такого раскованного на съемке партнера, явно опасаясь от него тоже чего-то неприличного. Но когда, по его словам, поняла, что ему наплевать на эту сцену, она сразу расслабилась, приоткрылась. Картина Клода Зиди не была откровением, но она хорошо смотрелась. Зрители сочувствовали ее героям, прототипов которых можно часто встретить в жизни.

Но это будет много позднее. А тогда, в 1980 году, Жерара, только закончившего сниматься в картине Клода Зиди «Инспектор-разиня», сразу перехватил Франсуа Трюффо, который написал сценарий нового фильма «Соседка».

О том, чтобы поработать снова вместе, они говорили неоднократно после «Метро». Жерар сказал режиссеру, что для него он свободен всегда. И сдержал слово. После огромного успеха «Последнего метро» Трюффо сразу берется за новый сценарий. История, которая в нем рассказывается, в достаточной степени автобиографична. Автор как бы изгоняет с ее помощью воспоминания о бросившей его любовнице Анне де Поншеваль. Он даже достаточно жестоко мстит ей, используя в диалогах ее словечки, фразы из писем. Позднее та рассказывала, что Франсуа Трюффо как-то очень настойчиво просил ее приехать на просмотр картины. «Он думал, что я буду страдать. И оказался прав. Я была потрясена, услышав целые куски моих писем. Мне стало плохо. Мне показалось, что меня изнасиловали», – говорила она.

Но всего этого Жерар не знал. Трюффо сказал ему, что это будет история страстной современной любви. Как известно, каждая такая история всегда не похожа на другую. Ему уже приходилось играть страсть, но с таким драматическим финалом, как в «Соседке» – впервые.

Незадолго до начала съемок Франсуа Трюффо познакомил Жерара с его новой партнершей – Фани Ардан. Он увидел ее впервые на телеэкране в фильме «Дамы с берега». Сильная драматическая актриса, с внешностью фатальной женщины, немного холодная, она как бы ожидала «огранщика» своего несомненного таланта. Им оказался именно Трюффо. Наблюдая за Фани Ардан и Жераром Депардье на приеме после премьеры «Последнего метро», он прозорливо увидел, как прекрасно смотрятся оба актера рядом – смуглая, демоническая Фани и светловолосый, чуть полноватый Жерар. Свести их в своей новой картине показалось ему очень интересным и перспективным делом.

Таким образом он писал свой сценарий «Соседки» (как обычно, вместе с Сюзанной Шифман и Жаном Орелем) на этих двух основных актеров. Он любил использовать в своих картинах закадровый голос рассказчика, коим подчас выступал сам. В данном случае это был рассказ мадам Жуль, хозяйки теннисных кортов, которая вспоминает своих соседей в окрестностях Гренобля. Бернар (Жерар Депардье) и его жена Арлетт (Мишель Бомгартнер) были такой дружной парой, пока рядом не поселились супруги Бошар – Матильда (Фани Ардан) и ее муж Филипп (Анри Гарсен). Как выясняется, Матильда и Бернар когда-то были любовниками, но потом расстались. Встретившись снова, они внезапно испытывают неудержимую тягу друг к другу, начинают тайно встречаться, а потом уже не скрывают свою связь, скандализируя общество таких же зажиточных буржуа, в котором вращаются. Но Бернар начинает постепенно тяготиться этой страстью. Матильда видит, что он снова ускользает от нее. После клиники, куда она попала, пережив нервный стресс, она встречается с ним ночью, и после акта любви «в последний раз» хладнокровно убивает его, а потом и себя… Закадровым голосом медицинского эксперта, хладнокровно констатирующего, в каком положении (друг на друге) были обнаружены любовники, заканчивался этот фильм о безумной любви.

В ходе съемок всей группе стало ясно, что между актрисой и режиссером возникли не редкие в кино любовные отношения. Как и тогда, когда увлеченный Катрин Денев, Трюффо с особой тщательностью снимал ее в «Сирене с „Миссисипи“, так и теперь оператор Вильям Любчански получает строгие указания, как освещать Фани, каким объективом пользоваться. Трюффо довольно ревниво относился к Жерару, которому приходилось по роли часто играть с Фани постельные сцены. Но присущее этому режиссеру целомудрие в любовных сценах сказывается и тут. Он лишь прибегает к аллюзиям и намекам, таким образом не ставя актеров в трудное положение. Трюффо никогда не скрывал от Жерара, как его когда-то покоробили некоторые сцены в „Вальсирующих“.

Фильм не имел такого же бурного успеха, как «Последнее метро», но многочисленные поклонники Трюффо обеспечили ему приличные сборы. Вскоре режиссер сделал еще один фильм с Фани Ардан – «Веселенькое воскресенье». Трудно сказать, как сложились бы отношения актера и режиссера в дальнейшем, если бы не скоропостижная смерть Трюффо. Жерар Депардье потом скажет корреспонденту «Телестар»: «До Трюффо я снимался в фильмах, а с ним – в кино. Это он объяснил мне, как лучше использовать мою жизненную силу, это он навел порядок в моих страстных отношениях с кино и людьми». Уроки Трюффо он усвоит на всю жизнь.

В своих «Украденных письмах» он писал о том, что Трюффо был «женским режиссером»: «С тех пор как тебя нет, они осиротели и тщетно ищут автора». Он был прозорлив, Жерар Депардье, когда в конце своего «письма» покойному другу говорил: «Я бы хотел тебе сказать, что никогда не снимался в более странном и загадочном фильме, чем „Соседка“. Мы с Фани играли людей, больных неврозом, в атмосфере сентиментального, почти хичкоковского саспенса. Оставаясь наедине, мы провоцировали всю мерзость, которая в нас была, выйти на поверхность. Любовные отношения тоже бывают отравлены. Наши герои не были созданы друг для друга: возможно, это и называется страстью по Трюффо. Иначе говоря, невозможностью жить нормальной, повседневной жизнью вдвоем. Помнишь сцену, когда я даю Фани пощечину? Мне всегда трудно бить женщину. Я буквально теряюсь, когда от меня требуют, чтобы я дал ей пару оплеух, впрочем, так же мне трудно поцеловать актрису в губы. А ты смеялся, да-да, ты потешался. „Валяй, валяй, ей это нравится!“ Тогда я сказал – ладно, извини меня, Фани, и двинул ей. И все отлично получилось…»

Франсуа Трюффо скоропостижно скончался в октябре 1984 года. «Я был тогда в Париже, – рассказывал Депардье позднее. – Все радиостанции передавали отклики друзей. По ТВ в день смерти Трюффо показывали его фильмы. Похороны на кладбище Монпарнас состоялись при огромном стечении народа. Оказалось, что Трюффо любим и почитаем многими. Его уход надолго оставил пустоту в культурной жизни Франции. Смерть Франсуа похожа на его фильмы. Он умер, как герой романа. Его нет, а он всегда со мной. Мне не хватает его. Его голоса, его тепла, смеха, его дипломатии – чтобы все были довольны. Я не верю, что его нет».


Глава 8 Под солнцем М. Пиала | Жерар Депардье. Чрезмерный человек | Глава 10 Неразлучная «троица»