home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

Америка, Америка…

Как я уже писал в самом начале этой книги, Жерар Депардье с детства много слышал от американских солдат, какая прекрасная страна – Америка. Он еще тогда мечтал побывать в Штатах.

Став известным актером, он не раз получал предложения сниматься в Голливуде. Но не считал себя для этого готовым. Ведь надо было хорошо владеть английским. А он у него был рудиментарным. Считается отчего-то, что французы не способны к иностранным языкам. Если с этим согласиться, то некоторые исключения лишь подтверждали правило. Элизабет всячески натаскивала мужа. Но он ленился до тех пор, пока не понял, что его упрямство становится помехой в его карьере.

Первый фильм, на котором ему пришлось иметь дело с английским, снимался Даниелем Винем, с которым они успешно потрудились над «Мартеном Герром». Правда, знание языка здесь ему понадобилось вне съемочной площадки, потому что его главной партнершей была иностранка, очаровательная американская актриса Сигурни Уивер. Но это было только подступом к более масштабному участию Жерара Депардье в голливудской продукции.

Фильм назывался «Одна женщина или другая». Ничего в нем американского, разумеется, не было. Сюжет был придуман сугубо французский. Использовалась парадоксальная ситуация. Известно, что археологи и палеонтологи в своих раскопках сталкиваются с подчас любопытными находками. Главный герой картины ученый палеонтолог Жюльен Шейссак откапывает отлично сохранившуюся статую женщины ростом 1 метр 40 см, возраст которой он определил в 2 миллиона лет. Ход дальнейших работ зависит от спонсора – богатой американки, которая опаздывает на самолет, вылетающий к месту раскопок. Вместо нее на парижском аэродроме в самолет садится другая, имеющая виды на Шейссака. Ее-то и играет Сигурни Уивер, весьма популярная тогда во Франции благодаря картине австралийца Питера Уира «Год всех опасностей». После незатейливых приключений, связанных с исчезновением статуи, в которую французский ученый не приминет влюбиться, на место прибудет богатая американка (Рут Уиэстхеймер), которая внешне будет поразительно напоминать ту доисторическую женщину… Это поставит Жюльена Шейссака перед просто нерешимой проблемой…

Автор сценария вспомнил историю палеонтолога Ива Коппенса, который откопал в Эфиопии статую и назвал ее Люси. Тот тоже воспылал пламенными чувствами к своей Галатее, и это существенно осложнило его семейную жизнь. На роль палеонтолога режиссер сначала пригласил певца А. Сушона, только что успешно снявшегося в «Убийственном лете» Жана Беккера. Но тот по каким-то причинам не смог принять предложение, и тогда Даниель Винь попросил Жерара Депардье выручить его, так как тот был свободен. Ученых ему еще не приходилось играть, а тут его явно привлек характер этого наивного человека. Сюжет же, по его словам, пенился, как шампанское, отличался курьезными ситуациями, явным баловством. Он вспомнил комедии с Кери Грантом, подумал о Трюффо и дал согласие. Про себя он уже давно решил, что пора менять свой имидж. Имидж он действительно сменил, но все его старания вместе с Сигурни Уивер вытянуть фильм пошли прахом. Зритель категорически отказался поддержать эту картину своими франками. Так что продюсеры с сожалением констатировали провал. Но Жерара эта финансовая сторона дела не очень волновала. Они недурно провели время, он получил возможность пофлиртовать и потренировать свой английский с партнершей, которая, в свою очередь, старалась совершенствовать свой французский. Так что работа над фильмом «Одна женщина или другая» имела определенную пользу.

Через три года он получит еще одну возможность поработать в картине, где снимался американский актер Адольф Грин. Это был фильм Алена Рене «Я хочу домой», вышедший в прокат под английским названием «I want to go home», рассказавший историю американского художника Джона Виллмена, рисующего комиксы. Тот приезжает в Париж на открытие своей выставки и чтобы повидать дочь. Общение с местными у него не получается, никто его не понимает, кроме Кристиана Готье (Жерар Депардье). Тот заботится о нем, попадает из-за него в различные переделки. Джон Виллмен приехал со всем грузом ложных представлений о Франции и французах, свойственных американцам. Задача Готье – добиться того, чтобы тот изменил эти свои представления. Жерар Депардье был вынужден объясняться с заморским гостем на его языке в фильме и вне съемок. Он выучил свою роль назубок, быстро схватывал все указания режиссера и сумел установить контакт с Грином, который редко снимался в кино и предпочитал играть на театральной сцене. Но ему не надо было учить французский, и в этом состояло его преимущество перед Депардье.

А еще через год, в 1990 году, Жерар отправился сниматься в новой ленте Питера Уира «Зеленая карточка» («Вид на жительство»). О Питере Уире ему несомненно рассказывала Сигурней Уивер, снимавшаяся у него, когда он приехал в Голливуд из родной Австралии. Но большого успеха он пока не добился. Сюжет «Зеленой карточки» заинтересовал Жерара абсолютной жизненностью ситуации. Приехавший на работу в Нью-Йорк французский композитор – он в третий раз играл человека этой профессии – наталкивается на весьма характерное явление: не имея вида на жительство, он не может получить работу. Ни один предприниматель не даст ему заработать ни доллара, если он не предъявит пресловутую «зеленую карточку» – «Green card». Чтобы получить эту карточку, надо либо прожить в Штатах пять лет, либо жениться на американке. Но можно вступить в фиктивный брак. Друзья знакомят его с этой целью с молодой и привлекательной женщиной (Энди Макдауэл). Она ему нравится, и он начинает за ней ухаживать. Трезвая и практичная американка, она не верит ему, когда он с чисто французским темпераментом сыплет ей прописные комплименты. Она считает, что нужна ему лишь для того, чтобы получить право на жительство. То есть принимает за брачного афериста. Какие бы усилия тот ни прилагал, он наталкивается на откровенную подозрительность. Но он настойчив и сумеет доказать недоверчивой женщине, что нужна ему она, а не «зеленая карточка». Черт с ней, в конце концов!

Фильм имел шумный успех. Французский акцент Депардье очаровал его старых поклонниц. Он играл романтика, изображал восторженную натуру художника, его герой-француз выгодно выделялся на фоне практицизма молодой американки. И это сошло с рук создателям фильма. Нью-йоркские критики присудили ему свою высшую премию – «Золотой глобус» за роль в фильме. «Лос-Анджелес таймс» восторженно писала, что его роль в фильме – лучшая в 1990 году. А «Ньюс-уик», не скупясь на комплименты, так характеризовал героя фильма: «Несравненный, грандиозный, забавный, сардоничный, чувственный, нежный, неистовый». Ну, конечно, нашлись и критиканы, один из которых набросился на актера даже за то, что он согласился разгуливать в фильме обнаженным до пояса. Интересно, видели ли они Жерара в «Последней женщине»? И что скажут, когда выйдет римейк фильма «Мой отец – герой»?

Словом, успех был полный. Он прекрасно подготовил прокат французской картины Жерара «Сирано де Бержерак», после чего его уже все прочили в лауреаты премии «Оскара». Но тут произошла осечка, которая надолго отвратила актера от Голливуда, о чем было рассказано чуть выше.

Но не в натуре Жерара Депардье долго дуться на обидчиков. Его жизнерадостная натура не позволяла ему разыгрывать навеки обиженного. Поэтому, когда в 1994 году режиссер Стив Майнер предложил ему сыграть в американском римейке «Мой отец – герой» («My Father, the Hero»), он охотно согласился. Авторы перенесли события французского фильма на американскую почву. И довольно точно следовали за сюжетными поворотами, некогда придуманными Жераром Лозье, превратив главного героя – опять! – во француза-музыканта Андре, а местом действия сделав один из островов Таити. Впрочем, объективности ради, должен признать, что американский фильм смешнее французского, а Андре в навязанной ему дочерью роли эдакого франко-американского Хлестакова весьма уморителен. Некоторые находки режиссера забавны. Так, когда Андре подсказывает своей дочери Ники слова признания в любви молодому парню Бену, мизансцена откровенно напоминает аналогичную из «Сирано де Бержерака», а Жерар играет ради дочери современного Сирано. В остальном рисунок роли остался тот же, только актер сейчас был в лучшей физической и моральной форме и более привлекателен, чем в картине Лозье. Стив Майн всячески избегает показывать сутулую, хотя и похудевшую, фигуру каникулярного Депардье – то есть в шортах, большей частью давая его на средних планах. И это очень на пользу актеру, который играет снова, как и в «Зеленой карточке», француза и говорит со своим очаровательным акцентом, который, судя по репликам к фильму, и объясняет его потрясающий успех у молоденьких американок… Совсем юная Кэтрин Хигель, не мудрствуя лукаво, изображала современную нимфетку, эдакую Лолиту конца прошлого века.

Снимаясь второй раз в одной роли, да еще в фильмах разных стран, Жерар Депардье мог гордиться этим в не меньшей мере, чем Жан-Поль Бельмондо, который когда-то играл одну роль в «Нежном подонке» и «Скумуне». Стив Майнер не скупился на комплименты. «Это лучший в мире актер, – утверждал он в одном из интервью. – Он не отделяет свой труд от работы над всей картиной. Обладая несомненным комическим инстинктом, Депардье использует необыкновенную выразительность своего лица. Ко всему прочему, это обаятельный парень». Американцы – мастера говорить банальные комплименты.

Через два года известный американский режиссер Норман Джуисон («Русские идут», «Жаркой ночью») предложит ему сыграть в фантастической комедии «Богус» вместе с «королевой смеха» – негритянкой Вупи Голдберг.

До этого в фантастических фильмах он снимался лишь раз – в «Машине» Франсуа Дюпейрона, где разыгрывалась достаточно невероятная история с «вне операционной» пересадкой с помощью изобретенной врачом машины мозга – один раз преступнику, а второй – сыну преступника, сподвигнув того на убийство собственной матери. Только поняв, к каким последствиям это может привести человечество, Марк Лакруа разрушает свое изобретение. Любопытно, что сходный сюжет был позднее использован в американском кино, где хирургу удается пересаживать человеческие головы («Без лица» Джона By).

На этот раз – в «Богусе» – ситуация была придумана более достоверная и в кинематографическом смысле интересно решенная.

…Семилетнего Альберта усыновляет одинокая Харриет (Вупи Голдберг). Он сын ее погибшей в автокатастрофе лучшей подруги. Мальчик оказывается в непривычной для него обстановке. Старая дева, Харриет с трудом привыкает к шестилетнему малышу: у нее нет опыта общения с детьми. Отсюда постоянные конфликты. И тут в их жизнь вторгается добрый дух, которого никто не видит, кроме Альберта и Харриет, с ним они советуются по всем конфликтным вопросам. Он будет терпеливо и настойчиво добиваться взаимопонимания сторон. В результате влияния этого ангела по имени Богус (как вы догадались, его играл Жерар Депардье) Альберт и Харриет заживут душа в душу.

Комедия эта имела успех из-за любимой многими обаятельно некрасивой Вупи Голдберг. И, конечно, всех покорил маленький Холи Джоэл Оснент – Альберт. Жерар Депардье, играя доброго духа, который, как бог из машины, появился в жизни Альберта и Харриет в самый нужный момент, старается наделить свой персонаж чертами рождественского деда. Проведя, так сказать, разъяснительную работу, он исчезнет, оставив о себе самые добрые воспоминания.

«Мне нравилась сама мысль показать на экране ребенка, ищущего понимание и любовь, у которого остается один способ – сотворить воображаемого друга, являющегося на самом деле частью его самого, – говорил Норман Джуисон. – Я всегда мечтал написать сценарий для Жерара Депардье. Я восхищался его талантом и исходящей от него аурой. Внутренне – это большой ребенок… Все это настолько верно, что на съемке у меня было четкое ощущение, будто я руковожу двумя детьми – шестилетним Халеем Джоэлом Осментом и сорока семилетним Жераром Депардье. Жерар знает свои возможности, и это придает ему такую уверенность в игре. Он не боится раскрывать свою уязвимость и идти на риск, например, когда он танцует на манер Фреда Астера или поет песенку Пиаф. Он очень старался… Видя, как Вупи и Жерар порхают, мне казалось, что на долю секунды увидел Джинжер Роджерс и Фреда Астера… „Богус“ – волшебный фильм, который обращается к дремлющему в каждом из нас ребенку…»

Американцы любят такие фантастические сюжеты, решенные в жанре рождественской сказочки. Тем более что картина была предназначена для семейного экрана. А это самая большая аудитория в США. Жерар Депардье стал необычайно популярен среди маленьких американцев, которые охотно приняли его в компанию своих кино кумиров.

Не исключаю, что согласие актера сниматься в «Богусе» объяснялось его участием перед этим в бурлескной комедии своего соотечественника Жана-Мари Пуаре «Ангелы-хранители» (у нас в прокате фильм назывался «Между ангелом и бесом»), где он играл беспринципного шоумена Карко и свою противоположность – добрейшего ангела, который вступает в борьбу за его душу. Разумеется, этот добрый ангел конфликтует с похожим на черта ангелом аббата Эрве Тарена (Кристиан Клавель). Доведя свое дело до конца, оба духа исчезают в водовороте фантастического смерча. Таким образом Жерар Депардье предстал на экране в двух ипостасях и очень забавлялся, играя эксцентричного кудрявого ангела, направляющего Карко на путь истинный…

В 1996 году он снялся еще в одном американском фильме – «Отцепите звезды» Ника Кассаветиса, сына прекрасного, увы, покойного режиссера Джона Кассаветиса и актрисы Джены Роулендс. Вместе с другом Рене Клейтоном он сначала думал стать со продюсером этой картины, но потом сам предложил Нику сыграть в его фильме роль канадского шофера, у которого роман с главной героиней – Милдред (в этой роли была мать режиссера Д. Роулендс). Именно этот роман позволит женщине преодолеть свое одиночество, стрессы. Ник ни за что не хотел, чтобы решение сниматься было продиктовано желанием Жерара помочь ему – он и так знал, какие теплые чувства питал французский актер к его семье. В конце концов он сдался, но попросил его рассказать, чем привлекла его эта роль и как он ее собирается играть. Слегка подшучивая, Жерар выполнил это задание с блеском, демонстрируя квебекский акцент, который присущ всем жителям этой франкоязычной провинции Канады, когда они говорят на англо-американском…

Кстати сказать, Жерар Депардье вместе с Сидни Поллаком будут продюсерами и следующей картины Ника Кассаветиса «Ты такой милый», где он, однако, уже не сыграл никого.

О своей работе в США Жерар Депардье говорил: «Чужой язык, который плохо знаешь, это причина серьезной фрустрации, но одновременно это дает некоторые преимущества. На съемочной площадке в Америке или Англии, в отличие от Франции, я ничего не понимаю из того, что говорят вокруг меня. Это позволяет мне еще лучше сконцентрироваться на тексте роли… даже, если случается узнать, что я говорил лишь во время дубляжа фильма на французский язык: „Так вот, значит, что я тогда произносил!“

Мне представляются эти слова кокетством. Конечно, он прекрасно знает суть своих реплик, которые вынужден заучивать наизусть. Но его можно понять: когда вокруг тебя все говорят на чужом языке, это часто приводит к фрустрации, порождает комплекс неполноценности, чувство одиночества «во стане врага». Но это уже правила игры, которые ты либо принимаешь, либо отвергаешь. Конечно, блестящего знания английского языка он так и не добился. Но хороший слух и отличная память помогают ему справляться со своими задачами на съемочной площадке – будь то в Лондоне или в Лос-Анджелесе.

Он доказал это недавно, снимаясь в картине американского режиссера Рэндела Уоллеса «Человек в железной маске». В нем был собран поистине звездный квинтет актеров – в роли д’Артаньяна снимался Габриел Бири, Атоса – Джон Малкович, Арамиса – Джереми Айронс, Портоса играл Жерар Депардье, а в роли короля Людовика XIV и «человека в маске» – кумир Голливуда Леонардо Ди Каприо. Таким образом Жерар встретился со своим «обидчиком» – Айронсом, который в 1991 году перехватил у него «Оскара». Никаких осложнений это обстоятельство, впрочем, не вызвало, и съемки прошли в дружной обстановке. Сюжет Александра Дюма, конечно, претерпел более существенные изменения, чем, скажем, было в других фильмах, поставленных ранее по «Виконту де Бражелону». Очень чувствительные к экранизациям своего литературного достояния за границей, французы обнаружили в фильме массу погрешностей и «чисто американской безвкусицы». Но не отрицали, что массовые сцены были сняты с размахом, а фехтовальные поединки – в традициях жанра «плаща и шпаги». Актеров критика хвалила, не забывая и своего соотечественника, который оказался все же ближе других к персонажу Портоса у Дюма. Он такой же грузный и одновременно подвижный, каким его играли до него во множестве экранизаций «Трех мушкетеров». Но это и одновременно Портос в американском понимании, то есть неисправимый бабник, у которого, впрочем, его сексуальная мощь явно пошла на убыль, иначе он бы не задумал повеситься… Эта сцена, очевидно, нужна была автору фильма Ренделу Уоллесу для того, что ввести в фильм элемент юмора. Видимо, комического эффекта он добивался, показывая в тот драматический момент Портоса для чего-то раздетым донага. Следует сказать, что безудержная фантазия режиссера обошлась с Портосом еще мягко, д’Артаньяну досталось больше, его даже отправят на тот свет, да еще раскроют его великую тайну – он, оказывается, отец Людовика XIV и, соответственно, брат Филиппа, которого дружные и постаревшие мушкетеры со своим кличем «один за всех и все за одного» возведут на трон, а его жестокого и сластолюбивого братца отправят в железной маске вместо него в Бастилию. Впрочем, все это сдобрено достаточным количеством самоиронии и отменно смотрится как взрослыми зрителями, так и их детьми…


Глава 15 Дар чудесный и прекрасный | Жерар Депардье. Чрезмерный человек | Глава 17 Вместе с Барбара