home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

Бертран Блие, Ален Рене, Клод Сотэ и другие

С Бертраном Блие, как я уже написал, его познакомит Бернар Блие, с которым он снимался в фильме «Крик баклана над джонками», а потом они встретились и на сцене в спектакле «Галапагос». После спектакля тот подведет к нему своего бородатого, с вечной трубкой в зубах сына. Просто так, не думая, что это будет иметь какие-то последствия.

Бертран воспитывался в богемной обстановке, которая царила в доме его отца. Но актером ему быть никогда не хотелось. «С тех пор, как я себя помню, – говорил он, – я хотел стать писателем». И он им стал, хотя в кино его все равно привела «нечистая сила». Он был начитан, блестяще образован. Блие никак не мог найти актеров для экранизации своего романа «Вальсирующие». Он уже перепробовал 50–60 актеров на каждую роль. Но все было не то. Как-то друзья посоветуют ему пойти в «Кафе де ля Гар» на улице Гэте. Здесь он увидит спектакли с участием Миу-Миу, Девэра, Колюша, Рюфюса, здесь он снова встретит и Депардье. Из молодых актеров он сразу остановит свой выбор на Патрике Девэре. Жерар поначалу покажется ему деревенщиной, мало пригодным для роли городского парня. Кроме того, продюсер Блие не советует брать «этого мясника, от одного вида которого разбегутся все зрительницы». Но Депардье загорелся новой ролью и пытается убедить постановщиков, что никто лучше него с ней не справится. Ежедневно он появлялся в конторе продюсера, всякий раз одетый по-разному. И в жизни станет вести себя как персонаж будущего фильма Жан-Клод, то есть безобразничать в ресторанах, ввязываясь в драки. За одну из таких драк его даже привлекут к суду – дело будет тянуться два года.

Бертран Блие поначалу кажется актерам чужим, слишком богемным. Миу-Миу просто не понимала, как этот интеллигентик мог написать такой революционный роман, как «Вальсирующие». Но они сознают, что сниматься в его фильме будет интересно. А тот уже принял решение. Он берет на картину Миу-Миу, Девэра и Жерара.

Бертран на десять лет старше Жерара, но они вскоре станут друзьями. После маловыразительного детектива «Если бы я был шпионом» тот, наконец, приступает к съемкам «Вальсирующих» (поскольку утвердился такой калькированный, но не точный перевод, мы будем тоже называть его так).

«Valseuses» на французском сленге означает «крутящие яйцами» или «прыгающие яйца». А еще вернее подошло бы пикантное русское словечко «мудозвоны». «Роман стал плодом безграничного гнева», – заметил автор, и свой фильм он собирался снять, как «преднамеренную агрессию против публики». Бертран Блие считал, что кино обязано встряхивать, а не усыплять. «Я люблю, – говорил он, – грубые слова, вольности, смелость взгляда. И не люблю поэтичность, эстетизм, красивость… Я считаю, что истинные страсти видны тогда, когда люди выпотрашивают друг друга». Это – целая программа, которой Бертран Блие будет следовать в дальнейшем.

Но он отнюдь не ополчается против своих героев. Ему симпатичны эти ребята, сохранившие за внешней грубостью что-то детское, наивное. Он стремится внушить к ним добрые чувства. Что же удивительного в том, что когда фильм выйдет на экраны, именно молодежь устроит ему триумфальный прием?

Фильм – эпопея о поколении 1969 года, о сексуальной революции и свободе нравов. Он рассказывал о нескольких месяцах в жизни двух друзей-шалопаев из пригорода Тулузы. В 90-е годы во французском кино появится целый ряд картин о молодежи из пригородов. Зачинателем этого течения в кино Франции стал Матье Кассовиц со своим фильмом «Ненависть». Он продолжил то, что значительно раньше сделал Б. Блие. Но если в 90-е годы молодые жители пригородов исповедовали в знак протеста ненависть и насилие, то в «Вальсирующих» они бунтовали против зажравшихся буржуа, «фраппировали» их своим скандальным поведением и грубоватой лексикой, добиваясь права жить так, как им хочется.

«Если угодно знать, мы – мудаки. Все началось с того, что мы стибрили машину. Просто так, чтобы немного прошвырнуться. Нам нечего было делать в субботу. В субботу всегда нечего делать. Как и в воскресенье – кстати сказать», – так начинается роман Бертрана Блие. Он сам же написал по нему сценарий. Блие не удалось, правда, избежать при этом потерь, которые часто сопутствуют экранизации хорошего литературного произведения. Как это ни парадоксально, средние в литературном смысле, но с хорошо выстроенной интригой и проработанными характерами романы приводят к созданию отменных фильмов. Об этом говорят примеры с «освоением» французами американских поларов. Бертран Блие сохранил в фильме принцип коллажа фрагментов, что и отличало его картину от романа, написанного от первого лица, с некоторыми сюрреалистическими отступлениями. Рассказчиком выступал Жан-Клод, и это придавало повествованию очень личностный оттенок. В фильме нет закадрового голоса, он выстроен в виде череды разно жанровых сцен – комических, мелодраматических и даже трагических. В романе герои становились жертвами собственной мстительности, погибая в той самой машине, которую они когда-то испортили, ненавидя ее хозяина и рассчитывая, что тот свернет себе шею на одном из дорожных виражей. Американский прокатчик попросил изменить конец романа: ему нужен был хеппи-энд. Бертрану Блие пришлось подчиниться, иначе он бы не смог завершить картину. Фильм заканчивается многоточием, тогда как в романе была поставлена совершенно логическая точка.

Итак, мы знакомимся с Жан-Клодом и Пьеро, когда они решили потрясти богатую дамочку, в сумочке которой, увы, нашли всего 15 франков. Это символический запев: они все время будут попадать впросак, и только их жизнелюбие и оптимизм позволят им выплывать на поверхность после очередной передряги. В ходе одной из них они просто решили взять «на прокат» машину хозяина салона красоты, чтобы покататься. Они подгоняют затем эту машину к тому месту, откуда ее взяли. Ну, побаловались, простите, а тот начинает стрелять, ранив Пьеро. Вот откуда дальнейшая история с этой же машиной, у которой они подпилят тягу, а потом бросят, зная, что полиция, обнаружив ее, вернет владельцу. Рано или поздно сей ненавистный им хозяин салона красоты, у кого они с помощью его служащей Мари-Анж похитят деньги из сейфа, должен будет погибнуть. Таков коварный замысел Пьеро, но ему не суждено будет осуществиться, потому что машину продадут. Но это случится потом. А пока раненого Пьеро надо показать хирургу. Следует вторжение к одному из них, которого Жан-Клод заставит сделать Пьеро перевязку, а заодно решит пощипать эскулапа, чья зажиточная квартира вызывает у обоих ненависть. Но деньги не имеют для этих парней никакой цены. Они могут ими распорядиться самым прихотливым способом, как, например, в поезде, подарив крупную сумму молодой матери, едущей на свидание к мужу-солдату. Они просто хотят, чтобы те сняли хороший номер в гостинице и на славу провели там ночь. Иногда эта шпана проявляет настоящую человечность. Таков весь эпизод с Жанной Пероль (Жанна Моро), которую они решают облагодетельствовать после ее выхода из тюрьмы, где за многие годы та потеряла не только веру в людей, но красоту и женственность.

Когда они встречают ее у ворот тюрьмы, ими движет любопытство: каково трахаться с «голодной» бабой? На ее вопрос, что они могут ей предложить, Жан-Клод с непередаваемой интонацией (Жерара Депардье) произносит: «Все!» А когда позднее, накормленная в ресторане и понимающая, что за это надо платить, она спрашивает: «Вам что, охота переспать со старухой?», все тот же Жан-Клод джентльменски парирует: «Я не вижу вокруг старух».

Но Жанна Пероль уже вынесла себе приговор. Рассчитавшись с парнями, она берет их револьвер и стреляет себе в сердце.

Хотя герои фильма вальсируют по жизни, бесшабашно нарушают моральные запреты, отнимая у добродетельных граждан «все, что нажито», они не вызывают отторжения. И даже наоборот, симпатичны зрителям.

Парадоксальность характеров обоих героев как раз заключается в том, что они сочетают черты заурядной и не слишком умной шпаны с истинным благородством, воровские наклонности – с непривычной для многих французов душевной широтой.

Оба парня проникаются симпатией к Жанне, но не сумеют ее уберечь от самоубийства. Потрясенные этим и, не понимая своими куцыми мозгами причину такого акта, они бросаются к своей подружке Мари-Анж, на груди которой будут рыдать, как малые дети.

Из обнаруженных в вещах Жанны писем им становится известно, что у нее есть сын Жан, отбывающий наказание в тюрьме. Не сказав о смерти матери, они стараются скрасить ему первые дни на свободе. Но, как говорится, сколько волка не корми, он все равно в лес смотрит. Парень задумал ограбить своего бывшего тюремного надзирателя, и Мари-Анж подбивает наших героев помочь ему. Конечно, все кончается очередным бегством, тогда они и повстречают банальное семейство отпускников, чья дочь уедет с нашими героями, а те помогут ей отделаться от такой пошлости, как девичья невинность. Это их машину они обменяют на свою, краденую, что и окажется той самой (см. выше).

Внутри всех этих событий есть еще линия взаимоотношений ребят с парикмахершей, «шампуньщицей» Мари-Анж. Эта раскованная девица не носит нижнего белья и вступает в беспорядочные половые связи. Однако, как оказывается, Мари-Анж страдает анаргазмией. Парни решают исцелить фригидную деваху: но утомительный секс-марафон не приводит их к желаемому результату… Роль Мари-Анж прекрасно, в унисон с мужчинами, сыграла Миу-Миу. Сначала парни презирают ее, но потом начинают понимать ее одиночество, сочувствовать ей и даже любить.

«Вальсирующие» принадлежит к фильмам, которые трудно пересказать, в них важны тонкие приметы поведения, а также то, как сказаны те или другие слова. Кстати, и роман, и фильм насыщены «блатной» речью, молодежным жаргоном, очень грубым подчас, но точно соответствующим характерам персонажей. Жерар Депардье и Патрик Девэр произносили свои реплики с обезоруживающей естественностью, вызывая хохот аудитории и срывая аплодисменты. Сопереживание было полным. По окончании съемок, рассказывал впоследствии Патрик Девэр, они долго не могли выйти из своих образов, им все время хотелось проказничать. Они как бы заново проживали свой фильм, отрывались по полной в барах, устраивали потасовки. Как вспоминает Депардье, и во время съемок они много пили и курили травку. «Уж как мы бесили Бертрана! Мы не приходили ночевать, на съемку являлись со следами гульбы и разврата на лицах. Мы были счастливы, как идиоты, как прогульщики уроков. Это была великая хулиганократия, смесь бессознательности и безответственности».

Патрик во время съемок «подсел» на героин (это пристрастие приведет его впоследствии к самоубийству). Депардье, отличавшегося отменным здоровьем, не брало ничего, а Девэр оказался более слабым. Жерар пытался отвратить приятеля от пагубной привычки, но все тщетно.

Депардье очень нравилась Миу-Миу, но у актрисы закрутился бурный роман с Патриком. Тот очень ревновал ее к Жерару. Однажды ночью в сильном подпитии Девэр даже вышиб дверь номера Депардье, подозревая, что Миу-Миу находится в его постели. К счастью, недоразумение было улажено.

О своей роли Жерар Депардье говорил еще в ходе работы над фильмом:

«Это прекрасная роль. Я сразу вошел в нее целиком, играя парня, который никоим образом не хочет жить скучно. Ему охота познать как можно больше эмоций и жить со скоростью сто километров в час. Но, чтобы удовлетворить подобную жажду, приходится нарушать законы и взламывать созданные обществом табу. Угон машин, грабежи – все эти дикие проступки он совершает, чтобы избавиться от скуки, однообразия, ощутить полноту жизни».

Сценарий фильма был как бы сценарием жизни самого Депардье. Герой в «Вальсирующих» очень похож на него самого. «Я чрезмерен во всем, – говорил в одном из недавних интервью Жерар. – Я болен булемией, то есть ненасытностью. У меня безумный аппетит к жизни. Я, как и мой герой, по уши влюблен в жизнь. Я ем и пью как Гаргантюа, курю сигареты одну за другой, не пропускаю ни одной юбки…»

Вспоминая при этом свой разговор с Катрин Денев, состоявшийся в это же время, Жерар рассказывал, как пытался разъяснить ей связь между дракой и сексом. «Я говорил ей: „Из такого уж я теста. Я подобен спичке, которая горит с обоих концов. С самого раннего детства я любил провоцировать людей. Если ты умеешь хорошо драться, значит, умеешь хорошо заниматься любовью“. Ей это было не очень понятно… А разве все не так? Насилие же не имеет отношения к драке, даже уличной. Насилие всегда скрывает под собой какой-то расчет: такова война на Ближнем Востоке, например».

Бойцовский характер его героя в «Вальсирующих» ему весьма симпатичен. Самое поразительное то, что такой характер был написан Бертраном Блие задолго до его встречи с Депардье. Жерар как-то заметил: «Действительно, роль у меня почти автобиографическая, но предупреждаю, я никого не насиловал в буквальном смысле слова».

Хочу привлечь внимание к словам «почти» и «никого не насиловал». Пройдет несколько лет, и в США разразится скандал, связанный с неосторожными словами Жерара Депардье, сказанными давно и всплывшими тогда явно не случайно – о том, что он, мол, участвовал в изнасиловании девушки, когда ему было… 9 лет. К этому инциденту в жизни Жерара мы еще вернемся. Пока же следует сказать, что в его словах был явный эпатаж. Никогда он насильником не был, а его фраза об изнасиловании была использована конкурентами, чтобы помешать фильму «Сирано де Бержерак» получить законного «Оскара», и инициаторы этой «акции» добились своего.

Говоря много позднее о «насильничестве», Жерар имел в виду одну сцену в «Вальсирующих», когда проявляются гомосексуальные наклонности Жан-Клода, и он с недвусмысленными намерениями набрасывается на своего приятеля… Но Бертран Блие не акцентирует внимание на этом «происшествии», ведь оба парня слишком очевидно любят женщин, чтобы их называть «извращенцами». Не случайно они так озабочены фригидностью Мари-Анж, тем, что она не получает наслаждения во время полового акта. И будут весьма разочарованы, когда «починить» ее сумеет не кто иной, как сын Жанны Пероль – Жан, а они воспользуются плодами его «трудов», когда тот снова загремит в тюрьму.

Как отмечал критик Андрей Плахов, «фильм „Вальсирующие“ взорвал куртуазный французский экран 70-х. Бертран Блие вошел в кино с гримасой морального эпатера, извращенного анархиста и борца с буржуазностью».

«Вальсирующие» отражают смену вех и поколений во французском кино, чествуя приход новых героев и исполнителей: 27-летний Патрик Деваэр и 26-летний Жерар Депардье устраивают половое крещение 21-летней Изабель Юппер, буквально лишая ее героиню невинности. По сути «Les Valseuses» лишают девственности и французских зрителей, почти шестимиллионная армия которых тут же запрудила кинотеатры, где шел этот революционный фильм. Через пару месяцев после его премьеры на экранах Парижа начала свое победное шествие «Эмманюэль», а следом только на Елисейских Полях открылись сразу четыре специализированных кинотеатра «для взрослых», – писал один из критиков.

После выхода фильма разразился скандал. Против него ополчились соединенные силы ханжей в штатском и рясах. Картину клеймили позором, обвиняя авторов в непристойности, покушении на общественную мораль. Но эти нападки лишь подогревали интерес зрителей. Со своей стороны, цензура ограничила аудиторию лицами «старше 18 лет». Этот запрет продержался до 1984 года, когда при повторном выпуске картины в прокат он был отменен. С тех пор либерализация нравов значительно шагнула вперед и все «неприличности» в «Вальсирующих» выглядели детскими шалостями по сравнению с тем, что можно было увидеть в фильмах «для лиц старше 18 лет».

Но и тогда было немало положительных рецензий. Критик старой школы Жан де Баронсели писал в вечерней «Монд»: «Мало сказать, что фильм многим обязан актерам, Жерару Депардье в особенности. Природная сила этого здоровяка с разбитым носом ярко проявляется на экране. Он умеет одним взглядом, одним жестом выразить всю мощь и одновременно хрупкость персонажа Жан-Клода».

Среди тех, кого фильм очень шокировал, были Деде и Лилетт. Они не могли прийти в себя, видя сына совершенно голым на экране, да еще «в таких ситуациях». Им было очень неловко перед соседями и знакомыми, и они категорически не понимали, почему их Жерар стал такой популярной личностью в Шатору. «Невидимки», они не могли смириться с тем, что он открыто демонстрирует всему свету признак своего мужского достоинства. Аналогичной будет их реакция, когда выйдет картина «Последняя женщина», где он предстает голышом во многих сценах, а в финальном эпизоде – вообще отрезает себе пенис…

Картину «Вальсирующие» купили многие страны. Голливудские прокатчики, по наивности своей, посчитали сначала фильм полудокументальным, а Жерара Депардье приняли за настоящего хулигана, которого режиссер нашел на улице и снял как любителя. Но зрители, особенно огромная студенческая масса, не обманывалась на этот счет и валом повалила в те немногие кинотеатры, где демонстрировались «Вальсирующие». «В то время, как „феномен Депардье“ стал известен по всей Европе, – писал один из авторов приложения № 1 журнала „Синема“, – Америка отнеслась к нему сначала с явной опаской. Он был большой, толстый, а как известно, толстяки не могут быть настоящими героями. Это либо комики, либо жертвы… Ни один актер с такой внешностью не стал тут „звездой“.

Но Жерар Депардье станет «звездой» в США.

Проснувшись после «Вальсирующих» знаменитым, он должен был теперь еще пережить испытание славой. Телефон в доме звонил не переставая. Его рвали на части. И он бы совершил немало глупостей, если бы рядом не было Элизабет. Ей приходилось все время охлаждать его разгоряченную голову, мешая подписывать выгодные в финансовом отношении контракты, но в которых ему предлагалось играть новых Жан-Клодов. Ее лозунг был, похоже, следующий: лучше маленькие роли у больших режиссеров, чем большие роли у маленьких.

Так, в 1974 году Жерар снимается у великого режиссера Алена Рене в фильме «Ставиский», где в главной роли знаменитого в 30-е годы авантюриста Саша Ставиского выступал уже знакомый ему по картине «Скумун» Жан-Поль Бельмондо. Депардье же играл изобретателя звукозаписывающего аппарата, прототипа нынешнего магнитофона. Но преследуемый врагами, на грани краха, Ставиский не принимает всерьез предложение изобретателя, и тому приходится уйти не солоно хлебавши. В фильме у Жерара только одна сцена со Стависким, но ему интересно работать с Аленом Рене, с Бельмондо. Это многое компенсирует. В 1980 году, вспомнив о Депардье, Ален Рене даст ему главную роль в своей картине «Мой американский дядюшка».

В том же 1974 году его пригласил в свою картину «Венсан, Франсуа, Поль и другие» Клод Сотэ. Депардье сыграл Жана, слесаря-наладчика на заводе Венсана, который по вечерам превращается в боксера-любителя. Он всего лишь один из многочисленных персонажей этого густонаселенного фильма, но роль у него выигрышная. Сотэ выбрал его не случайно: во-первых, из-за внешних данных, а во-вторых, из-за боксерского прошлого. В фильме есть сцена боя, и режиссеру нужен был актер, который не будет выглядеть на ринге беспомощно. Для Сотэ всегда были важны именно такие совмещения подробностей, «липу» в его фильмах редко увидишь. Автор фильма ставил перед Жаном проблему: выбирать между надежной работой на заводе и высокооплачиваемыми, но весьма нестабильными гонорарами боксера. Жан выбирает первое и встречает понимание.

В фильме Сотэ снимались Ив Монтан, Серж Реджиани, Мишель Пикколи, Антонелла Луальди и др. Это была прекрасная школа для молодого актера. Критик Мишель Фокон на страницах «Пуэн», отмечая его дарование, приветствовал его «превосходную плебейскую простоту».

В 1975 году выйдет совершенно иной фильм, в котором у Жерара Депардье уже главная роль. Это франко-швейцарская кинолента режиссера Клода Горетта «Не такой уж злой». Сюжет незамысловатый, но Депардье интересно создать образ среднего буржуа, который, чтобы поправить дела отцовской мебельной фабрики, не находит ничего лучшего, как заняться ограблением банков и почтовых отделений. Во время одной такой «операции» он знакомится со служащей этой почты Нелли (Марлен Жобер), она, сочувствуя ему, соглашается стать его сообщницей. А вскоре и возлюбленной. При этом наш герой Пьер Дебари (Жерар Депардье) продолжает нежно любить свою законную жену и обоих малышей. Ведь он же не злой человек! В конце концов полиция нападет на его след и Пьер оказывается за решеткой.

Роль была привлекательна из-за характера человека, порывающего со своей средой ради благополучия семьи и рабочих, которым надо платить жалование. Конечно, метод, избранный им для выполнения задачи, с точки зрения морали требует осуждения, но благородные побудительные причины, в глазах актера, заслуживают снисхождения. С подобным характером он еще не встречался. У него были две превосходные партнерши: Доминик Лабурье – жена и Марлен Жобер – Нелли. Жерар нашел удивительные слова, говоря о ней: «Когда занимаешься этой профессией, жить приходится быстро. За одну неделю надо вместе пережить то, что потребовало бы два года. С Марлен все сразу стало четко и понятно. Мы освободились ото всех слов, мы преодолели все нелепое, парижанизм. Мы приручали взаимно друг друга. Мы славно позабавились!»

Сыграв такие разноплановые характеры у разных режиссеров, он подходит к двум очень важным для него ролям – в большой картине Роберто Бертолуччи «1900 – двадцатый век» и картине Марко Феррери «Последняя женщина». Это его «итальянский период» в кино. Кстати, очень успешный.


Глава 2 Годы учения сына Деде | Жерар Депардье. Чрезмерный человек | Глава 4 Итальянский период