home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Новые знакомства и девичьи разговоры при полной луне

К восьми вечера стол был накрыт, а в квартире наведен относительный порядок. В вазе стояли кудрявые розовые космеи, сорванные Риекой в ящике на балконе. Сияла люстра, хотя за окном было еще светло, что придавало гостиной торжественный вид. Сверкал хрусталь и матово отсвечивал на белой скатерти мельхиор; гипюр на окне «дышал» от легкого вечернего ветерка. Риека поставила свой любимый диск «Вечер при свечах» Ричи Клейдермана и взволнованная носилась из спальни в гостиную, представая перед Олей каждый раз в новых туалетах. Киви принимал самое живое участие в показе мод. Он хохотал, хлопал крыльями и кричал гадости на разные голоса.

– Ну, как? – спрашивала Риека, появляясь перед Олей в ярко-красном полупрозрачном пенджабском костюме – шароварах и тунике, щедро отделанных золотой парчовой каймой.

– Кошмар! – кричал хриплым басом Киви, которому передалось волнение хозяйки.

Оля выключала пылесос, критически рассматривала Риеку и говорила:

– Красиво, но для первого визита, я думаю, слишком экзотично. Тысяча и одна ночь. В самый раз для гарема.

– То, что надо! Мужика нужно бить наповал! Как только войдет – бац! Гарем… ты бы знала. Библиотекарша! – фыркала Риека и бежала переодеваться. Появлялась через минуту в коротеньком платьице из шкуры фальшивого леопарда и сандалиях с ремешками, до колен оплетающими ее длинные ноги. – Ну?

– Копья не хватает! И в Африку охотиться на слонов.

– Кар-р-раул! – визгливо поддерживал ее Киви.

– Ты бы понимала! – сердилась Риека и снова исчезала в спальне.

Наконец, по обоюдному согласию, они остановились на скромной белой шелковой блузке, которую Риека тут же расстегнула до пупа, короткой черной юбочке и черных лодочках на низком каблуке.

– Чисто библиотекарша, – сказала она недовольно. – Старая дева! Даже неловко, чесслово!

– Как школьница, – поправила ее Оля. – Тебе больше семнадцати не дашь. Но я бы на твоем месте все-таки застегнулась.

– Не дождетесь! Должно же хоть что-то от меня остаться.

– Кор-рова! – подал голос Киви.

– Ты замолчишь или нет? Достал! – заорала Риека, хватая с дивана плед и набрасывая его на клетку.

– Он же задохнется, – пожалела Оля попугая.

– Ничего, он привык к тропикам, – хладнокровно ответила Риека.

– Дур-р-а! Дур-р-а! Дур-р-ра! – обиделся Киви и надолго замолчал.

Закончив чистить ковер, Оля выключила пылесос и унесла его в «комнатку для прислуги», набитую ящиками, коробками и всяким ненужным хламом («Никак не разберу после переезда. Руки не доходят», – оправдывалась Риека.). Сняла бигуди, расчесала щеткой шелковистые, вымытые Риекиным шампунем, волосы и надела темно-красное, винного оттенка, платье, подаренное Риекой.

– Бери насовсем, – сказала та великодушно, – дарю! Мне оно никогда не нравилось, в таком только в монастырь, а тебе в самый раз.

Она рассматривала себя в зеркале, испытывая острое удовольствие от нежного запаха духов, тоже Риекиных, и прикосновения к коже легкого шифона. Платье было ей длинно, и это делало его удивительно женственным. Впервые за несколько месяцев Оля чувствовала себя красивой и беззаботной. Почти беззаботной.

Она услышала, как позвонили в дверь, как Риека протопала в своих лодочках по коридору, спеша открыть, как щелкнул замок.

«Хорошо Риеке, – подумала Оля, прислушиваясь к радостному смеху странной девушки, – красивый дом, сама себе хозяйка, можно гостей принимать. И вообще, жить, как хочешь».

Внезапно она испытала такой прилив робости и неуверенности, что застыла у двери, не решаясь выйти.

– Наташка! – Риека затарабанила в дверь. – Ты где? Покажись!

Оля, задержав дыхание, нажала на дверную ручку.

– А вот и мы! Знакомься, это наш гость, господин де Брагга! Господин де Брагга – моя подруга Наташа!

– Наташа! – повторил гость, красивый человек латинского типа, невысокий и очень элегантный, окидывая ее ласково-внимательным взглядом черных глаз. – Здравствуйте, Наташа! – Он поднес к губам ее руку. Оля вспыхнула. – Рад познакомиться с вами, Наташа! – Он повторял ее имя и улыбался, и было что-то в его улыбке такое, от чего Оля почувствовала себя неуютно.

– Buenos dias![2] – раздался вдруг скрипучий голос, донесшийся откуда-то словно бы из погреба.

Де Брагга выпустил Олину руку, повел глазами по комнате, подошел к клетке и сдернул плед.

– Buenos noches! – вскричал он радостно. – Ноla, chulo! Como estas hoy? [3]

– Bonito! Amigo! Buenos dias![4] – радостно верещал в ответ возбужденный Киви, переступая лапами на своем насесте. Девушки переглянулись.

– Земляка встретил, – объяснил де Брагга, поворачиваясь к девушкам, – это… э-э… loro… «Попугай», – подсказала Риека. – Ну, да! Попугай! – повторил де Брагга. – Наш попугай, из Амазонии! Воистину, тесен мир!

– Замечательный портрет! – сказал господин, останавливаясь перед фотографией Риеки. – А кто автор?

– Моя мама!

– Она художница?

– Нет, просто фотограф.

– Очень талантливо. Я бы хотел посмотреть ее работы, если возможно, разумеется.

– Ради бога! Она будет только рада.

– А ваша мама где-нибудь выставляется?

– Мама? Ну что вы! Нет!

– Почему же?

– Ну, не знаю! Ей это в голову не приходит. Спонсор, наверное, нужен… не знаю!

– Напрасно, напрасно.

Девушки наконец принесли из кухни все запланированные блюда и расставили на столе. Господин де Брагга поочередно усадил обеих за стол, сел сам, поместив у себя на коленях салфетку.

– Давайте шампанского, – сказала Риека. – За знакомство!

Господин де Брагга мастерски открыл бутылку, разлил вино в бокалы и сказал, поднимаясь:

– Безмерно рад знакомству с такими очаровательными женщинами. Для меня большая честь приглашение в ваш дом! – Риека под столом толкнула Олю коленом, что надо было понимать, как восхищение. – За нашу долгую-долгую дружбу!

– Спасибо за добрые слова, господин де Брагга!

– Можно Басти, пожалуйста, – попросил гость.

– Да, конечно, – сказала Риека, вспыхивая. – Басти! Для нас это тоже большая честь!

И они выпили. Девушки – сидя, господин де Брагга – стоя.

– На ваших прекрасных застольях все приготовлено руками ваших замечательных женщин, и это замечательно! От этого еда кажется еще вкуснее.

Риека не в силах сдержать восхищения снова пнула под столом Олино колено. Оля испытывала странный подъем – то ли от выпитого шампанского, то ли от красивого нового платья, то ли от любезного господина де Брагги с его бархатным голосом и ласковым взглядом, который она то и дело ловила на себе и, неизвестно почему, испытывала смущение, хотя манеры гостя были самыми располагающими.

Риека тоже захотела сказать тост.

– Господин де Брагга!

– Басти, – напомнил гость.

– Да, конечно, Басти, – начала она, поднимая свой бокал и, красиво прищурившись, рассматривая вино на свет. – Мы бесконечно рады, что вы почтили наш дом своим присутствием, это действительно большая честь для нас, и я хочу сказать, что мы, Наташа и я, от души приветствуем вас здесь у нас и…

Риека, подражая гостю, впала в высокий стиль, но ее хватило ненадолго. В конце длинной фразы ее застопорило, и она беспомощно умолкла.

Де Брагга вежливо улыбался и вдруг, встретившись взглядом с Олей, подмигнул ей. Оля вспыхнула и опустила глаза в тарелку.

– Дур-ра! – вдруг квакнул особенно противным голосом Киви, и все с облегчением рассмеялись.

– Извините, ради бога, – сказала Риека, – Киви не понимает, что говорит.

– Не уверен, – ответил господин де Брагга. – Эти попугаи очень умные.

Они снова расхохотались.

Вечер, кажется, удался. Риекин спич был забыт. Вился легкий непринужденный разговор ни о чем и обо всем. Девушки раскраснелись от шампанского и комплиментов господина де Брагги, глаза их сияли, и они поминутно смеялись. Господин де Брагга галантно ухаживал за обеими. Полетела в потолок пробка новой бутылки – Риека попросила Басти открыть ее «по-гусарски», пробкой в потолок; звенели бокалы, радостно вскрикивал Киви. Гость с юмором рассказывал о путевых впечатлениях, о новых знакомых…

За непринужденной беседой время бежало незаметно, и все вздрогнули, когда вдруг раздался звонок в дверь. Риека посмотрела на большие напольные часы, они показывали одиннадцать. Девушки переглянулись.

– Позвольте мне, – поднялся де Брагга, шутливо расправляя плечи.

– Нет-нет! – Риека тоже встала. – Мы сами!

Она вопросительно посмотрела на Олю. Оля ответила ей таким же вопросительным взглядом и сказала:

– Я открою!

– Гость в дом – радость! Так, кажется, у вас говорят, – сказал де Брагга.

Не успела Оля отпереть дверь, как длинный тощий парень, ворвавшись в прихожую и почти оттолкнув ее, бросился в комнату и как вкопанный встал на пороге, во все глаза рассматривая чужого человека.

– Мой муж, – сказала Риека, вздыхая, – Иван Цехмистро. Поздоровайся, Иван, – обратилась Риека к мужу. – Не стой как привидение.

– Добрый вечер! – произнес молодой человек глубоким сильным басом. – Здравствуйте!

– Тур-рист проклятый! – заверещал Киви, услышав знакомый голос.

– Я убью эту паршивую курицу! – возопил Иван Цехмистро, бросаясь к клетке.

Риека рванулась ему наперерез, и они почти столкнулись у средневекового сооружения. Киви проворно сполз со своей жердочки и спрятался в глубине клетки. Де Брагга посмотрел на Олю и улыбнулся. Оля улыбнулась в ответ.

– Только тронь! – прошипела Риека. – Ты хоть раз в жизни можешь вести себя прилично? Ты же видишь, у нас гость!

Она подхватила клетку с попугаем и потащила из комнаты. Де Брагга бросился на помощь. Они вышли из гостиной; Оля и молодой человек остались одни. Оля рассматривала молодого человека – он все еще стоял посреди комнаты и, в свою очередь, рассматривая девушку. Пауза затягивалась.

– Господа, прошу к столу, прошу к столу! – закричала появившаяся Риека. – Господин де Брагга, Иван! Иван, садись сюда!

Иван Цехмистро уселся на предложенный стул и уставился на господина де Браггу. Он напоминал ребенка, увидевшего диковинку.

– Познакомься, Иван, – сказала Риека светским тоном, возвращаясь к обязанностям хозяйки дома. – Это господин де Брагга, а это Наташа.

– Очень приятно, – пробормотал молодой человек, привстав и поклонившись. – Иван Цехмистро.

– Кто? – вырвалось у Оли.

– Цехмистро! – вызывающе повторил молодой человек.

– Какой прекрасный сегодня день, – поспешно сказала Риека.

– И вечер просто изумителен! – подхватил де Брагга. – Я вижу звезды над вашим балконом.

– На Строительной дом сгорел. Многоэтажный! – зловеще сказал Иван. – Почти все люди погибли. Около ста человек!

– Не ври! – оборвала мужа Риека. – Было в Интернете. Никто не погиб, все в пене.

– Откуда ты знаешь, что это тот самый пожар? – возразил Иван. – Видела в Интернете! Помойная яма ваш Интернет! Рассадник ереси! Психотроп!

– Почему? – удивилась Оля. – Там много всякого интересного, и книги новые, и кино, музыка… Можно из дома не выходить, невозможно оторваться. Просто заболеваешь…

– Вот именно! – закричал Иван. – Заболеваешь! И скоро все человечество будет поражено проклятым вирусом Интернета, через который человеку можно внушить все, что угодно.

Оля посмотрела на Риеку, и они обе посмотрели на господина де Браггу.

– Я бы не стал переоценивать дурное влияние Сети на умы людей, – мягко заметил де Брагга. – В свое время книгопечатание, знаете ли, казалось опасным изобретением – мало ли чего кому вздумается напечатать! Так и получилось, не правда ли? Власти не успевали ловить отступников и громить подпольные типографии, рассадники ереси, как вы изволили выразиться… и как следствие, известно ли вам, сколько народу было сожжено на костре? Всякая оппозиция начинается с печатного слова, а запреты и костры никогда не помогали чистоте убеждений. Никогда! Интернет – это будущее, хотим мы этого или нет.

– Не знаю, не знаю, – покачал головой Иван. – Любые террористы могут сообщаться посредством этой проклятой паутины. А кроме того, известно ли вам, что восемьдесят процентов запросов приходится на порнографию? Разве это не говорит о падении нравов?

– С тех пор как их изобрели, они все время падают! – брякнула Риека.

– А возможность взломать базы данных любого государственного учреждения, Министерства обороны, например, или контролировать частную переписку? О каких правах человека может идти речь? В мире главенствует право сильного, закон джунглей! Мы идем к концу света.

Оля взглянула на Риеку, та закатила глаза. Если бы не де Брагга, она бы от души приложила Ивана, но при госте стеснялась. И Иван Цехмистро, сминающий застолье, оставался безнаказанным.

– Ты, Иван, кушай, – нежно ворковала Риека, бросая на мужа испепеляющие взгляды и подкладывая ему на тарелку разной снеди. Иван глотал, не глядя, и продолжал развивать тему достойного жалости будущего человечества.

– Да, – сказал задумчиво де Брагга, – я думаю, в том, что вы говорите, есть доля истины. Но поживем – увидим. Так, кажется, у вас говорят? Что же касается конца света… я думаю, время у нас еще есть.

– Вот именно! – поддержала его Риека. – Никто не знает, что будет завтра. Все время предрекают конец света, и в девяносто девятом, и в двухтысячном, а в двенадцатом даже готовиться стали! И ничего! Вообще, как можно знать будущее? Ясновидящих до фига развелось! Как можно видеть то, чего еще не было? Еще салат?

– Да, спасибо, с удовольствием. Очень вкусно. А может, уже произошло?

– Это Наташка все! – призналась, розовея, Риека. – Я, если честно, на кухне не очень… могу месяц не заходить.

– Вот именно! – буркнул Иван с набитым ртом.

– Что уже произошло? – спросила Оля.

– Будущее! Оно уже произошло, и потому его можно увидеть. Представьте себе, господа… – Де Брагга смотрел на них взглядом заговорщика. – Представьте себе временной поток, обтекающий нас, плывущий из будущего в прошлое, состоящий из не открытых еще материальных частиц времени. Назовем их…

– Хроночастицы! – загорелся Иван.

– Прекрасное название! Поток хроночастиц, плывущий из будущего в прошлое и несущий информацию о том, что уже произошло – в виде картин и звуков. А ясновидящие, не шарлатаны, разумеется, а настоящие, эту информацию принимают…

– То есть вы хотите сказать, что время движется не из прошлого в будущее, а наоборот, из будущего в прошлое? – Иван был потрясен.

– Именно! А как же иначе объяснить феномен ясновидения, вещих снов, предчувствий? Риека абсолютно права – как можно увидеть то, чего еще не было?

– И Нострадамус, который видел танки со свастикой, просто принимал сигналы из будущего! – обрадовался Иван. – Интересная гипотеза, пожалуй, я готов согласиться. (Риека закатила глаза). А вы уверены, что время материально?

– Я в этом не сомневаюсь И я даже знаю, кто откроет хроно частицы.

– Кто? – Они смотрели на де Браггу как дети на волшебника, ожидая чуда.

– Подумайте, господа. Представьте себе, что человек стареет от взаимодействия с этими самыми хроночастицами. Он как будто стоит на ветру… Ветер времени бьет ему в лицо, человек щурится, кожа его грубеет, появляются морщинки… Читали в фантастических романах о том, что космонавты, для которых время течет медленнее, почти не стареют?

– И возвращаются молодыми! Читали.

– А кому важнее оставаться подольше молодыми?

– Женщинам! – догадался Иван.

– Вот вы и ответили на вопрос, кто откроет частицы времени и научится ими управлять!

Риека захлопала в ладоши.

– Можно будет построить приборы, принимающие изображения из будущего, – Иван не желал расстаться с интересной темой, – и при настройке на определенную местность, на город, улицу или даже на дом, можно узнать все, что произойдет там завтра.

– Я против! – сказала Риека. – Я не желаю, чтобы за мной подглядывали.

– Я тебя очень понимаю! – фыркнул Иван. – А сейчас ты думаешь, за тобой не подглядывают?

– Кто?

– Кто надо! Сунуть тебе в квартиру жучок или видеокамеру пара пустяков.

– Господи, ну что ты несешь? – возмутилась Риека. – Ты, Иван, непременно должен все испортить!

– Причем тут я? – обиделся Иван.

– Это моя вина, – покаялся де Брагга. – Я не предполагал, что у вас такое живое воображение.

– Нет, а правда… – начал было Иван, но Риека не дала ему закончить:

– Салатик, прошу вас, господин де Брагга. Наташкин фирменный! Иван!

– Прекрасный салат! – похвалил господин де Брагга. – Знаете, мой американский партнер рассказал мне недавно презабавнейшую историю. Кому-нибудь из вас знакомо имя Горски? Мистер Горски?

– Не знакомо! – сказала Риека.

Иван наморщил лоб и открыл рот.

– Не знакомо! – повторила Риека, видимо, пнув Ивана ногой, потому что он издал полузадушенный звук, возмущенно уставился на нее, но рот закрыл. – Расскажите!

– Всем вам, разумеется знакомо имя Нейла Армстронга, командира космического модуля «Аполлон-11», который в одна тысяча девятьсот шестьдесят девятом году высадился на Луну и стал первым человеком, ступившим на лунную поверхность…

– А говорят, – влез Иван, – что это все было мистификацией! И никто на Луну не высаживался!

– Иван, прекрати! – возмутилась Риека. – Слушай лучше.

– Так вот, – продолжал господин де Брагга, – когда он ступил на лунную поверхность, он сказал: «Это всего-навсего крошечный шажок для человека, но гигантский шаг для всего человечества!» И добавил: «Привет, мистер Горски!» Все решили, что мистер Горски был советским космонавтом-конкурентом. Однако, как оказалось, среди советских космонавтов никогда не было мистера Горски. – Де Брагга, как опытный рассказчик, сделал паузу и обвел глазами молодых людей. Насладившись вниманием, продолжал: – И каждый раз, когда его спрашивали, кто такой мистер Горски, Армстронг только молча улыбался. А совсем недавно он ответил на вопрос о том, кто же этот загадочный мистер Горски. «Мистер Горски умер, – сказал он, – и теперь я могу рассказать о нем!» Оказывается, в тридцать восьмом году, когда он был маленьким мальчиком, их соседями были мистер Горски и его супруга, миссис Горски, которые часто ссорились. И миссис Горски при этом кричала мужу: «Секс? Ты хочешь секса? Будет тебе секс, но не раньше, чем соседский парень ступит на Луну!»

Риека захлопала в ладоши:

– Обалденная история! Правда, Натка?

– Знаю, – сказал Иван разочарованно. – Читал! Выдумка желтой прессы.

– Сам ты выдумка! – прошипела Риека.

– Ему, наверное, было страшно, – сказала задумчиво Оля. – Стоять на мертвой планете, в полном одиночестве, под черным космическим небом и видеть где-то немыслимо далеко сверкающую звездочку – Землю!

Наступила тишина.

– Ангел пролетел… – произнес вдруг де Брагга.


* * * | Небьющееся сердце | Глава 5 Новые знакомства и девичьи разговоры при полной луне (окончание)