home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Арнольд и Марта. Финал

Арнольд чувствовал себя именинником. Результаты торга превзошли все ожидания. Изучив копии документов, Крыников согласился заплатить за подвеску, документы и медаль прадеда Маркова сто пятьдесят тысяч долларов. Будет заливать, что подвеска досталась ему от собственного деда, думал Арнольд. Ну и пусть, главное, деньги! Он знал, что отдал бы подвеску и за сто тридцать и даже за сто тысяч, так как вещичка эта, несмотря на громкую историю, все равно была в его глазах предметом несерьезным, на любителя.

– Допустим, – говорил он себе, – допустим, цена ей полмиллиона «зеленых», но попробуй продай! Того и гляди надуют, а то и убьют!

Но в глубине души он испытывал беспокойство, которого не мог объяснить. Его раздражало и вызывало зависть то, что Костя Крыников, этот удачливый проныра, запросто согласился выложить такую сумму и, главное, за что? Значит, у него уже есть все остальное, думал Арнольд, дом, а может, и несколько, и за границей в том числе, удачный бизнес, счета в банках… а он, Арнольд, который ничуть не хуже, вынужден продавать фамильные драгоценности и торговать предками. Правду бабушка говорила – деньги к деньгам. И собственного угла у него нет, а Костя может начать любое дело, у него деньги, вес, связи, репутация, а кто знает его, Арнольда? А те, кто все-таки знает, такие же мелкие жулики и шаромыжники, как и он сам и только и смотрят, чтобы надуть, а честные люди обойдут десятой дорогой.

Он шел на встречу с людьми Крыникова в сопровождении двух телохранителей – качка, которому был должен, и его приятеля, такого же недалекого малого. Арнольд взял их на всякий случай, мало ли что. Встреча была назначена в офисе того самого эксперта, который проверял подлинность подвески около недели назад.

Офис размещался на центральном рынке, в бывшем «Доме добрых услуг», теперь разделенном на крошечные «пеналы», которые сдавались частным предпринимателям средней руки. Действо разворачивалось, как в шпионском фильме. Телохранители остались в коридоре, дверь в кабинет была приоткрыта. В кабинете находились начальник крыниковской СБ Маренич, эксперт с моноклем в глазу и с перекошенной от усилия удержать его физиономией.

Эксперт протянул руку, принял от Арнольда замшевый мешочек и достал подвеску. Движения его были по-кошачьи осторожными, казалось, он священнодействовал, выполняя ритуал служения божеству по имени «золотой телец». Он поднес подвеску к моноклю, рассматривал долгую минуту, потом небрежно швырнув ее на стол, поднялся с кресла, на котором сидел.

– В чем дело? – спросил Маренич.

– Подделка! – коротко бросил мастер. Тон у него был оскорбленным. – Туфта!

Оба они уставились на Арнольда.

– Как подделка? – завопил, тот, хватая подвеску. – Вы что, с ума сошли? Со мной эти номера не пройдут!

Привлеченные шумом, в офис всунулись рожи телохранителей.

– Закрыть дверь! – приказал Маренич и, обращаясь к эксперту, спросил: – Вы уверены?

– Уверен ли я? – горько воскликнул тот. – Вы спрашиваете, уверен ли я? Да, уверен, отвечаю я вам! Как в самом себе, как в том, что меня родила мама! Это не та вещь, которую я видел неделю назад. Это похожая вещь, но это не та самая вещь. Да и похожи они, как… как… бумажная роза на настоящую.

Теперь оба они выжидающе смотрели на Арнольда. На лице того было написано такое изумление, что Маренич поверил ему.

– Где вы ее хранили? – спросил он.

– Дома. В письменном столе. – Арнольд обрел дар речи.

– Запертом?

– Конечно!

– Кто мог воспользоваться ключом? Кто знает, где вы его прячете? Жена? Знакомые? Кто был у вас в последние дни? – Вопросы сыпались один за другим. Арнольд едва успевал отвечать.

– Жена знает. Никого у нас не было, я почти все время дома.

– А ваша жена? Она могла?

– Марта? Ну что вы! Марта тут ни при чем.

– Но если не вы и не ваша жена, то кто? Соседи?

– Исключено!

– Вы уверены, что ваша жена не могла подменить подвеску?

Арнольд задумался. Марта не возражала против продажи подвески, хотя очень любила тетку и до сих пор хранит ее письма, открытки, фотографии, серебряную брошку с бирюзой и кораллами и прочую дребедень, которую неоднократно ему показывала. Согласилась продать, причем сразу, без уговоров и слез, без сожалений. Сразу! Получив наследство после смерти тетки, она и словом не обмолвилась о подвеске, хотя никаких тайн от мужа у нее не было. Марта была болтлива, так же как и его теща, Таиса Леонидовна. Маренич внимательно смотрел на Арнольда и не торопил с ответом.

– Не знаю, – сказал наконец Арнольд. Лицо его было мрачным.

– Я думаю, вам нужно поговорить с женой. Это ведь ее вещь?

– Да, наследство от тетки, сестры отца. Но мы все обсудили на семейном совете, так сказать, и она не возражала против продажи. Нам нужны деньги. Я собираюсь расширять бизнес и… – Арнольд осекся, вспомнив, с кем имеет дело. Этот тип знает о нем все! Какой бизнес? Ему даже нечем расплатиться с качком. Он почувствовал, что краснеет. «Да что со мной такое? – почти в отчаянии подумал он. – Да плевать я хотел на Крыникова с его холуями!»

Он взял подвеску, поднес к глазам. Вроде та же, а может, действительно подделка. Он спрятал подвеску в мешочек, затянул шнурок, спрятал мешочек в карман, повернулся и вышел.

– Ну что? – спросил качок, поднимаясь со стула, на котором сидел, и перестав жевать резинку.

– Все о’кей, – ответил Арнольд. – Кое-какие детали нужно доработать. Встречу перенесли на завтра. – Он решил не посвящать качка в детали неудавшейся сделки. – Деньги после встречи.

Всю дорогу домой он молчал; у своего дома сдержанно попрощался с качком и его приятелем и сказал, что перезвонит.

Марта была дома.

– Все в порядке? – спросила она, когда Арнольд переступил порог. Он, не отвечая, прошел в гостиную. Марта, потоптавшись в прихожей, тоже пришла в гостиную.

– Ну что? – спросила она.

И снова Арнольд не ответил. Он подошел к жене и заглянул в ее большие глаза, потемневшие от… страха?

– Марта, – сказал он сдержанно, – ты мне ничего не хочешь сказать? – Рот у Марты приоткрылся. Она молчала. – Ну? – Арнольд почувствовал, как волна ненависти захлестывает его. По молчанию и испугу жены он понял, что не так уж наивна его Марта, и он, оказывается, совсем ее не знает. – Марта, – сказал он, раздувая ноздри, – что случилось с подвеской? Я имею в виду настоящую подвеску, а не эту!

Он вытащил из кармана замшевый мешочек, достал подвеску и помотал ею перед лицом Марты. Марта в ужасе отшатнулась от мужа, закрываясь руками. Арнольд швырнул подвеску на пол. Марта издала слабое «ах», продолжая в ужасе смотреть на мужа.

– Говори! – рявкнул Арнольд, хватая ее за плечи. – Где подвеска?

Марта молчала, глядя на него умоляющими глазами. Губы ее шевельнулись, она попыталась что-то сказать, но от испуга не сумела выговорить ни слова. Ее испуг в глазах Арнольда был свидетельством вины. Ему не приходило в голову, что она могла испугаться его резкого тона и налитых кровью глаз.

– Да не молчи же ты, сука! – Глаза Марты наполнились слезами. Она по-прежнему молчала. – Дрянь! – рычал Арнольд, тряся ее за плечи.

Марта вскрикнула от боли и попыталась освободиться. Она всхлипывала, отпихивая от себя руки мужа, а он, не соображая, что делает, размахнулся и ударил ее по лицу. Марта закричала и закрыла лицо ладонями. Арнольд ударил ее еще раз и еще… он готов был убить ее! Глупая гусыня обстряпала дельце у него за спиной… с кем? Словно молния пронзила мысль о духовном пастыре, отце Льваму… как его там, этого подонка? Конечно, он! Больше некому! Он давно подозревал, что не так все просто с их занятиями. А откуда взялась фальшивка? Все схвачено! Поманили, тетку приплели, а он, лох, и купился.

– Кто он? Твой проклятый поп? Убью!

Марта снова закричала, и он, отшвырнув ее от себя, как за минуту до этого отшвырнул подвеску, бросился в комнату жены.

Он рвал на себя ящики комода, выбрасывая оттуда аккуратно сложенное шелковое женское белье, экзотическими бабочками разлетавшееся по комнате, лихорадочно соображая:

«Когда же она успела, когда? Неделю назад, нет, даже меньше, подвеска была здесь, ее видел эксперт… потом три дня он ожидал крыниковского звонка, потом отдал ему копии документов для изучения – это еще два дня… Все это время подвеска лежала под замком в его письменном столе. Марта была дома… кажется, выходила за продуктами… когда? Разве он помнит? Почти каждый день… ненадолго…»

Сейчас ему уже казалось, что жена очень переменилась в последнее время, стала задумчивой и молчаливой, сразу согласилась продать подвеску… вот что подозрительно. Само ее появление подозрительно!

Он вспомнил, когда увидел ее впервые – Марта надела ее на вечер к Крыникову. К Крыникову! К миллионеру Крыникову, который, как глупая рыба, схватил наживку. От этой мысли Арнольд даже присел на край Мартиной кровати. Вот оно что! Все это было неспроста! Они иногда бывали на людях, но ни разу Марта ее не надевала… почему? Да потому, что подвеска появилась у нее совсем недавно, а вовсе не после смерти тетки. Недавно! И тетка тут ни при чем! Марта сразу бы рассказала ему о наследстве, а она молчала почти год. Предательница! А он еще хотел детей, домик… розы!

«А ведь я чувствовал, – злобно вспоминал Арнольд, – я ведь чувствовал!»

Он остервенело выдергивал ящички трюмо… на пол летели письма, открытки, разные коробочки. Из них вываливалась всякая дрянь, с которой Марта не в силах была расстаться, вроде пуговиц, разноцветных бусин, поломанной бижутерии, булавок и заколок для волос. Марта, ты у меня как Плюшкин! Не Марта Корс, а Марта Плюшкина, повторял Арнольд, подтрунивая над женой. Ящики были пусты, на полу лежали горы барахла, а подвески не было. Арнольд присел на корточки и стал перебирать вещи, лежащие на полу… Ничего! Схватил подушки с постели, швырнул их на пол, поддал ногой. Сорвал простыню, приподнял матрас. Ничего!

– Марта! – заорал он. – Иди сюда!

Ни шороха в ответ. Тишина. А вдруг она ушла, обожгла его мысль. Сбежала? Ему показалось, что негромко хлопнула входная дверь.

«Черт! – подумал он. – Неужели сбежала? Из-под земли достану!»

Он бросился в гостиную. Марта была там. Она сидела на полу у стены. Лицо ее было заплаканным, а глаза закрыты. Он подошел к жене, с остервенением дернул за руку:

– Вставай!

Марта не отвечала. В комнате стояла неприятная пустая тишина.

Бывает тишина поля, леса, одиночества, пустой квартиры. Тишина, которая была вокруг Арнольда, была враждебно-наблюдающей. Квартира словно затаилась, безглазо смотрела на Арнольда и молчаливо осуждала…


Глава 11 Оля и де Брагга | Небьющееся сердце | Глава 13 Оля в «Касабланке»