home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Тучи сгущаются

Оля умывалась в ванной, когда зазвонил телефон. Она, не торопясь, вытерла лицо, с ожесточением подумав: «Кому надо, подождет!» Вошла в кабинет и протянула руку к телефонной трубке. Выждала долгую минуту и поднесла трубку к уху.

– Добрый вечер, – сказал незнакомый мужской голос, – вернее, доброе утро. Извините, что беспокою в такое время. Я звонил много раз, начиная с восьми вечера, но никто не отвечал.

Оля молчала.

– Алло? – произнес мужчина вопросительно. – Вы меня слышите?

– Да! – ответила наконец Оля.

– Вы Марта?

– Да, – сказала Оля, помедлив.

– Вы не могли бы попросить к телефону мужа? У нас случилось небольшое недоразумение… мы должны были увидеться, но так сложились обстоятельства, что я был занят и вместо меня пошел другой человек… мой помощник… и что-то там не сложилось. Мне необходимо поговорить с вашим мужем.

– Он встречался с вашими людьми?

– Да! Речь шла об известном вам деле. Он должен был принести… некую вещь, но вместо нее снова принес… другую.

– Снова?

– Да. Эта другая вещь находится в вашем почтовом ящике, спуститесь и возьмите.

– Мой муж встречался с вашими людьми, – повторила Оля жестко, – снова принес не ту вещь, и в результате получилось недоразумение? Я правильно вас поняла?

– Ну, в общем, да, – ответил мужчина сухо, словно решив, что коль условности соблюдены, то можно перейти к делу. – Попросите к телефону мужа.

Он не сказал «пожалуйста», и Оля сразу же отметила перемену в его тоне. Все пережитое ею за последние несколько дней, страх, стыд, раскаяние и усталость, вся эта гремучая смесь словно воспламенилась от резкого тона незнакомого человека, превратившись в ослепительно сверкающую вспышку ярости, и она закричала тонко и пронзительно, не выбирая слов и вряд ли понимая до конца, что кричит:

– Недоразумение? Недоразумение? Ты сказал, недоразумение? Ты, подонок! Сволочь! Мерзавец! – Она задохнулась и всхлипнула. – Убийца! Мразь! Ненавижу! Чтоб ты сдох! Убийство – недоразумение по-вашему? Думаете, вам все можно? Подонки! Подонки! Ненавижу! Чтоб вы все сдохли! – Она отшвырнула от себя телефонную трубку и, колотя кулаками по поверхности стола, стала кричать: – Ненавижу! Как я вас всех ненавижу! Мразь! Убийцы! Убийцы! Убийцы!

Она слышала голос мужчины в трубке. Он что-то кричал, но слов нельзя было разобрать. Она замолчала наконец, тупо глядя на телефонную трубку. Голос в трубке напоминал чириканье потревоженной птицы. Она взяла трубку и приложила к уху.

– Вы меня слышите? Прекратите истерику! – приказал мужчина. – Вы меня слышите? Возьмите немедленно трубку! Успокойтесь! Отвечайте внятно! Что с вашим мужем? Где он?

– Мой муж убит, – сказала Оля.

– Убит? Кем?

– Вами!

– Не говорите ерунды! Где он?

– В Заречной районной больнице.

– Что с ним произошло?

– Он был избит и умер! Его убили!

– Не вешайте трубку! – приказал мужчина и бросил в сторону: – Третяка ко мне!

После истерики Оля была, как шарик, из которого выпустили воздух. Сгорбившись, закрыв глаза, сидела она за столом. Перед ней лежала телефонная трубка; время от времени она подносила ее к уху, но попросивший не вешать трубку мужчина так и не появился. Она осторожно опустила трубку на рычаг и задумалась. Вдруг она почувствовала, что комната плывет, покачиваясь. Выскочив из-за стола и зажимая рот рукой, она побежала в ванную и там ее стошнило. Сидя на краю ванны и глядя в одну точку, она начала неторопливо раздеваться и бросать одежду на пол. Потом открутила кран душа и шагнула за пластиковую занавеску.

Минут через пятнадцать она вошла в кухню и открыла холодильник. Достала молоко, масло, пакет с сосисками. Достала одну, подумав, еще одну, и потом еще одну, положила в крошечную кастрюльку, налила воды из-под крана и поставила на огонь. Когда она сидела за столом и ела, телефон снова зазвонил. Она не шелохнулась, продолжая жевать. Телефон звонил и звонил. Насчитав двенадцать звонков, она пошла в кабинет и сняла трубку.

– Алло! – закричал раздраженный мужской голос. – Алло!

Оля мстительно молчала.

– Алло! У телефона! Алло! Там есть кто?

– Да! – отозвалась она наконец. – Есть! – Против ее воли, это прозвучало издевательски.

– Ты, сука! – взъярился мужчина. – Закрой пасть и слушай! Не найдешь товар, пожалеешь! Предупреждаю по-хорошему!

Оля пожала плечами и положила трубку на рычаг. Через минуту телефон снова взорвался заливистым звонком. Оля стояла неподвижно и считала звонки. На счет пятнадцать она подняла трубку.

– Еще раз, паскуда, бросишь трубку, убью! – негромко сказал тот же голос. Оля поежилась. – Слышишь? Отвечай!

– Да!

– Да, слышу! – поправил мужчина. – Ну!

– Да, слышу, – покорно повторила Оля.

– Бери ручку, пиши телефон!

Оля выдвинула ящик стола в поисках бумаги и ручки. Поверх записных книжек и квитанций лежал сложенный вчетверо листок из тетрадки, придавленный маленьким пакетиком из вощеной бумаги. Не видя ничего подходящего, Оля взяла этот листок и положила перед собой чистой стороной вверх.

– Пиши! – повторил мужчина и стал диктовать номер телефона. – Повтори!

Оля повторила.

– Найдешь цацку, позвонишь!

– Где я вам ее возьму? – закричала Оля.

– Захочешь жить, найдешь! – сказал мужчина и добавил: – Сделаешь ноги, из-под земли достану! Поняла? Я, я буду с тобой разбираться, а не этот старый мудак! Поняла?

Оля молчала.

– Не слышу ответа!

– Поняла, – сказала Оля.

Человек на той стороне с грохотом бросил трубку, и Оля услышала частые сигналы отбоя.

Она сидела за столом, все еще держа в руках карандаш. На столе перед ней лежал листок с телефонным номером, рядом с телефоном – пакетик из вощеной бумаги, маленький и тяжелый. Оля машинально развернула его и достала кулон с красным камнем на длинной цепочке, усыпанной мелкими бесцветными камешками. Серебро? А камень? Похоже, гранат. Очень красивый, красный, играет лиловыми бликами, как живой; великоват, правда. Может, это и есть та самая «цацка», о которой говорил мужчина? Тут она вспомнила о вещи, оставленной в почтовом ящике, завернула кулон в вощеную бумагу и спрятала в стол.

Открыв дверь в коридор, Оля прислушалась. Все было тихо. Она сбежала вниз по лестнице. Из незапертого почтового ящика достала желтый замшевый мешочек, затянутый коричневым кожаным шнурком, и, зажав в руке, помчалась наверх. Вбежав в прихожую, она захлопнула за собой дверь и перевела дух. Потянула за шнурок, открыла мешочек и вытряхнула из него знакомый уже кулон с красным камнем на цепочке, усыпанной мелкими белыми камешками.


* * * | Небьющееся сердце | * * *