home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



19

ПОЙМАТЬ И ИЗУЧИТЬ

ДАТА: 23 ИЮНЯ 2179 ГОДА

ВРЕМЯ: 18.37


Бракетт крепко сжимал свой пистолет, пытаясь держать свое раздражение в узде. За собой он вел лаборантку Хати Фукуа и изыскателя по прозвищу Скворец. Происхождение клички последнего было для капитана загадкой, но он не имел ни времени, ни желания ее отгадывать.

Хати держала перед собой трехфутовую электродубинку, в то время как Скворец тащил легкую сеть для просеивания почвы, которую намеревался использовать в качестве ловчей сети. Они приближались к перекрестку коридоров на подвальном этаже блока «D», под тем крылом, в котором располагался медблок и оперативные подразделения. В коридоре было тихо и он казался заброшенным, но Бракетта то и дело отвлекали голоса, раздававшиеся по радиосвязи. Эл Симпсон. Кто-то из помощников доктора Риза. Джулиса Парис. Сержант Кохлин.

– Вы что, вступили в морскую пехоту, чтобы стать прославленным дезинсектором? – спросил Скворец, и его густые поседевшие бакенбарды встали торчком, когда разведчик улыбнулся.

– Я не дезинсектор, – раздраженно отозвалась Хати. – Мы не собираемся убивать эту тварь. По регламенту мы должны взять ее живьем.

– Я такого не приказывал, – заметил Бракетт.

– Пусть вас сюда и назначили, капитан Бракетт, – проговорила Хати, – но этот объект находится в ведении «Вейланд-Ютани», а регламент Компании гласит, что любые встретившиеся инопланетные образцы подпадают под декрет о поимке с целью изучения.

– Если только они не представляют угрозу для жизни, – добавил Бракетт.

– Об этом в руководстве ничего не написано, – сообщил Скворец, заглядывая в туалет, дверь в который кто-то оставил открытой.

– Думаете, эта тварь представляет опасность для колонии? – спросила Хати, изогнув бровь. – Судя по описанию доктора Риз, она выглядит как толстая змея с маленькими лапками. Не думаю, что она способна доставить много проблем.

– Это если мы сами найдем эту гадину, – вздохнул Скворец. – Погодите секунду.

Изыскатель метнулся в туалет, обыскал кабинки, заглянул в вентотверстия.

После смерти Расса Джордена и побега паразита, вырвавшегося из его груди, Бракетт собрал своих людей вместе с Элом Симпсоном и двумя десятками колонистов – из числа научной группы и персонала. Доктор Риз выступил перед ними, дав общее описание и попросив провести поиск как можно быстрее. Еще он отметил, что существо было крайне необходимо поймать живым.

И из всех собравшихся тогда взял слово именно Марвин Дрейпер, который задал самый насущный вопрос.

– Если мы заловим эту штуку, – сказал он, – вы сможете спасти остальных наших бедняг, которых мы привезли с корабля?

Лицо доктора Риза погрустнело, и он медленно кивнул.

– Мы на это надеемся.

То, что Бракетт до этого считал охотой на жуков, само собой превратилось в поисково-спасательную операцию. Поиск паразита и спасение тех, к чьим головам пристали лицехваты.

– Давай, Скворец, – сказал он и двинулся дальше по коридору, не дожидаясь изыскателя. – Нужно двигаться быстрее.

Хати, с одобрением глянув на капитана, бросилась его догонять. Из туалета донесся звук смывающейся воды, и оттуда, застегивая ширинку на брюках, выбежал Скворец. Бракетт добрался до следующей двери и, сосредоточившись, остановился.

Затем он легонько постучал и подождал ответа.

Лидекер, правая рука Симпсона, сделал заявление по радиосвязи, попросив всех жителей колонии запереться в тех комнатах, где они находятся. Им надлежало оставаться там до дальнейших распоряжений и сообщать обо всех происшествиях.

Но ответов не поступало.

– Открывайте, – сказала Хати.

Бракетт напрягся. Ему нужно было поговорить с этой женщиной. Но это могло и подождать.

«А ведь это должно было быть спокойное назначение, – подумал он. – Просто маленькая колония на краю Вселенной». Но вместо этого Бракетт с самого своего прибытия переживал здесь одну критическую ситуацию за другой. Может, ему просто не везло. Он подумал об Энн Джорден, ее детях и их беде и решил, что не хотел бы принимать ответственность за все это – даже в шутку.

– Идем, – сказал он, поворачивая ручку и толкая дверь вперед.

Хати вошла первой, держа электродубинку перед собой.

Бракетт и Скворец двинулись следом, присматриваясь к полу помещения, которое, очевидно, служило чем-то вроде склада. Когда они вошли, внутри замерцал свет, и Бракетт пригнулся, чтобы осмотреть нижние полки. Хати и Скворец тем временем занялись проходами, в которых стояли медикаменты.

– Это все делали здесь? – спросил капитан.

– Кое-что привозили с ежемесячными поставками, – ответила Хати. – Остальное делаем сами.

Бракетт заглянул в вентиляционное отверстие и выругался.

– Сейчас человек шестьдесят ищут эту тварь, а она может быть где угодно. Мы никак не найдем эту сволочь, если она сама не захочет…

По коридору пронесся крик. Бракетт побежал к двери, но Хати оказалась там раньше него. Они бросились по коридору направо, откуда исходил крик – который резко оборвался и теперь лишь эхом отдавался у него в голове.

Скворец следовал за ними. Тем временем Бракетт осознал, что они с Хати будто бежали наперегонки, и схватил ее за плечо и оттянул назад.

– Что за черт…

Он повернулся к ней.

– Похоже, там опасно, так что держись сзади, а я посмотрю, что там.

– Мне такого распоряжения не давали, – огрызнулась она.

– Я сейчас его даю.

И не дожидаясь ответа, он помчался дальше по коридору, с пистолетом наготове. Хати и Скворец двигались следом. На пересечении коридоров он остановился, пытаясь понять, откуда шел крик – слева или справа, но вопрос разрешился почти мгновенно: слева появился бегущий навстречу сержант Кохлин с двумя незнакомыми людьми.

– Вы это слышали, капитан? – спросил Кохлин.

Бракетт не ответил. Новоприбывшие приближались слева, а значит крик, – этот ужасный, отчаянный крик, – раздался в коротком коридорчике, который располагался справа от них и заканчивался широкими створчатыми двойными дверьми.

Бракетт побежал в ту сторону, затем резко остановился. Хати, ускорившись, вновь поравнялась с ним. Из-за двери тянуло горячим влажным воздухом и был слышен какой-то машинный шум.

– Что за ней? – спросил Бракетт.

– Прачечная.

Он дал знак Кохлину, и тот встал рядом. Пальцами левой руки Бракетт досчитал до трех, и они ворвались в эту двойную дверь, проведя стволами две дуги в воздухе. Их тут же оглушил бурлящий шум стиральных машин, а от горячего запаха промышленного очистителя защипало глаза.

– Давайте живее, – поторопил Бракетт, показывая Кохлину идти вперед, а потом остальным, чтобы держались сзади.

– Да какого хрена! – возмутилась Хати. – Это же просто инопланетная змея, а не монстр какой-нибудь.

Бракетт бросил на нее сердитый взгляд, и она закатила глаза, но обгонять его не стала.

Двое морпехов вошли в просторное помещение, где в корзинах на колесиках лежала грязная одежда и постельное белье. Над ними тянулись открытые трубы, которые, как понял Бракетт, позволяли сбрасывать грязные вещи в люки на верхних этажах. За открытым дверным проемом на дальней стороне помещения начиналась еще одна комната, откуда исходил оглушительный машинный шум.

Бракетт и Кохлин поспешили туда.

Вдруг тележка с одеждой сдвинулась с места, и к ним, пошатываясь, стала приближаться фигура. Бракетт поднял дуло пистолета, положив палец на курок, но затем увидел широко раскрытые, полные ужаса глаза высокой седовласой женщины. Они были устремлены на него.

– Что?.. – начал Кохлин. Но не успел он среагировать, как женщина пронеслась мимо него, затем мимо Хати и остальных, после чего просто исчезла в коридоре. Им удалось отметить лишь глубокий страх, который стоял в ее глазах.

Инопланетная змея, как сказала Хати… Если тварь могла вызвать такой страх, то она должна была быть чертовски уродливой и вытворить что-то совершенно ужасное.

Дойдя до широкого проема, ведущего в грохочущую комнату, заставленную стиральными машинами, Бракетт и Кохлин сперва остановились. И лишь когда Бракетт кивнул, ступили в него.

Поначалу капитан толком не понял, что предстало его глазам. Машины стирали. Машины сушили. Машины складывали и расфасовывали. Но стопки чистого белья, которые должны были лежать на тележках вроде тех, что они видели в помещении с трубами, здесь валялись на полу.

– Капитан, – позвал Кохлин, указывая на одну из огромных складальных машин.

Белые простыни проходили сквозь машины, натягивались и затем несколько раз складывались. Но одна из них была не совсем белой – посередине по ней тянулась длинная красная полоса. А следующая и вовсе была вся пропитана чем-то алым.

Сердце Бракетта забилось быстрее. Неужели все это сделал страшненький мелкий паразит?

– Вперед, – проговорил он негромко, и Кохлин быстрым шагом обошел складальную машину с другой стороны.

В этот момент машина начала выть и лязгать, и они оба замерли на месте. Два огромных ролика попытались затянуть тело худощавого мужчины, чью левую руку и плечо зажевал складальный механизм. При этом дыра, зиявшая у него во лбу, явно была проделана не машиной.

По полу растеклась кровь и серое вещество.

Второй труп лежал в пятнадцати футах от первого, возле шумно работающих сушилок.

– Сколько человек здесь обычно работает? – спросил Бракетт.

– Одновременно здесь находится человека четыре, – сообщил Скворец.

– Рассредоточиться! – приказал Бракетт. – Если что заметите, не приближайтесь. Просто кричите и все.

Вшестером охотники принялись бродить среди разнообразных машин, чье гудение и бренчание создавали такой плотный шум, что им приходилось полагаться лишь на зрение. Бракетт наставил оружие на механизмы окровавленной складальной машины, а затем переместился к следующей, тогда как Кохлин принялся осматривать ряды между сушилками.

– Капитан! – крикнул Скворец.

Бракетт бросился на голос и оказался рядом с изыскателем в углу, где огромный вентилятор в стене выгонял перегретый воздух из комнаты. По всей прачечной таких вентиляторов работало с полдюжины. Но Скворец сейчас пристально смотрел на один из них.

– Работает наоборот, – проговорил он. – Тянет охлажденный воздух обратно в комнату.

Бракетт присмотрелся. Решетка была выломана, а металлическая сетка – прорвана изнутри. Значит, паразит пролез именно в этом месте.

– Там, – Скворец указал на пол неподалеку.

Но Бракетту не нужно было указывать на предмет, лежащий всего в нескольких футах от сломанной решетки. Это была забытая кем-то окровавленная туфля. Внутри капитана разлился страх – ведь не мог же «мелкий паразит» затащить взрослого человека в воздуховод!

Нацелив пистолет на решетку, Бракетт отступил назад.

– Всем гражданским выйти из помещения! – рявкнул он и обернулся через плечо.

Хати смерила его угрюмым взглядом. Она обходила громадные стиральные машины, изучая тени между и позади них со своей электродубинкой. Но сейчас уже шагала к Бракетту, с глазами, сверкающими от неуемного любопытства.

– Что вы нашли? – спросила она.

Бракетт повернулся к Кохлину.

– Уводи их отсюда, – приказал он. – Я вызову Парис, она отправит подкрепление.

– Если оно ушло по трубам, то сейчас может быть где угодно, – сообщил Скворец.

– Просто уходите, – сказал Бракетт.

Изыскатель выставил перед собой свободную руку.

– Мне не нужно повторять дважды. Я не хочу закончить так же, как эти несчастные.

Кохлин прокричал приказы двум гражданским, которые его сопровождали, и Скворцу с Хати – чтобы выходили в комнату с трубами. Бракетт, отступив еще немного от решетки, не сводил с нее глаз. Там в темноте что-то пошевелилось? Им нужно было как-то выкурить оттуда эту тварь, но он понятия не имел, как к ней подступиться.

Он похлопал по переговорному устройству у себя на воротнике.

– Это Бракетт. Мне нужно поговорить с Симпсоном.

Раздался еще один крик – на этот раз у него за спиной.

Бракетт обернулся и увидел, как один из гражданских шмыгнул в прачечную. Капитан устремился к дверному проему. Затем истошно закричала какая-то женщина, и тут же прогремел пистолет Кохлина.

– Хати! – крикнул Бракетт, ворвавшись в помещение с оружием наготове.

Что-то темное и быстрое вскарабкалось на стеллаж у стены. Капитан, прицелившись, выстрелил. Пули вошли в стену и отзвенели о металлический стеллаж. Кохлин подбежал, оказавшись под существом, и выстрелил с близкого расстояния, брызнув кровью на пол, где та, зашипев, задымилась и прожгла его. Сержант закричал и, упав, сорвал с себя левый ботинок.

Существо заскочило в трубу для белья и исчезло из виду.

Бракетт еще дважды выстрелил в металлическую трубу, но это ничего не дало. Он просто стоял и смотрел на нее, и Хати была рядом. Она шептала что-то, похожее на самую нецензурную молитву, какую он когда-либо слышал.

Повернувшись, чтобы осмотреть комнату, Бракетт увидел Скворца, неуклюже развалившегося на куче грязных полотенец и простыней. Из дыры, зиявшей у него посреди груди, хлестала кровь. Взгляд его метнулся и остекленел, потускнев с приближением смерти.

Затем Кохлин выполз из-под трубы и с криком, мучаясь от новой боли, стянул с ноги плотный носок, после чего сел и посмотрел на ступню. От безымянного пальца и мизинца остались лишь окровавленные пенечки: кислота прожгла их прямо сквозь ботинок.

– Что бы это ни было, это не змея, – проговорила Хати.

Бракетт кивнул. Всего за несколько часов оно выросло до размера крупной собаки или шимпанзе, хоть и не имело больше ничего общего с этими животными. Теперь у него была черная, похожая на панцирь кожа, крупная голова и проворный остроконечный хвост. А заметив у твари во рту зубы, Бракетт почувствовал, что такое зрелище могло явиться ему только в ночном кошмаре.

«Демон какой-то», – подумал он. Но демоны бывали только вымышленными, а это создание было более чем реальным.

До каких размеров оно могло вырасти? Подумав об этом, он словно очнулся от охватившего его потрясения.

– Симпсон? – сказал он по радио. – Симпсон, это капитан Бракетт, вы слышите?

– Я здесь, капитан, – отозвался голос, утомленный и надменный. – Я делаю свою работу. Что я могу…

– Сколько их там? – требовательно спросил Бракетт. – Сколько людей с лицехватами?

– Было тринадцать, – ответил Симпсон. – Сейчас только девять. А что?

– Что значит «сейчас только девять»?

– Четыре этих сволочи отпали и умерли, точно так же, как было с Рассом Джорденом, – объяснил Симпсон. – Сейчас эти ребята под тщательным наблюдениям. У вас что, есть о чем мне сообщить?

– Вам необходимо пересчитать всех в колонии, – напряженно проговорил Бракетт. – Убедитесь, что никого не забудут, и предупредите всех, чтобы были осторожны. Мы видели это существо здесь, в прачечной. Оно убило по меньшей мере троих, но я думаю, остальных оно утащило.

– Утащило? – переспросил Симпсон. – Что вы имеете…

Бракетт заглушил радио и повернулся к Кохлину:

– Отправляйтесь в медблок, сейчас же. Проследите за пациентами. Если из них полезут эти гады, убивайте тварей сразу, пока они не скрылись где-нибудь в трубах.

Кохлин встал навытяжку, мрачно сверкая глазами, превозмогая боль.

– Так точно, сэр.

Хати смотрела с негодованием.

– Вы не можете…

– Вы эту тварь видели? – ощерился Бракетт. – Еще как могу!


ДАТА: 23 ИЮНЯ 2179 ГОДА

ВРЕМЯ: 19.03


Направляясь в медблок, Кохлин проходил мимо исследовательской лаборатории, в которой работала научная группа, в тот самый момент, когда один из ассистентов доктора Риза вышел за дверь.

Сержант заглянул внутрь и остановился на месте, чтобы видеть сквозь щель в проеме. В одном из стеклянных цилиндров, стоявших в ряду посреди комнаты, в голубоватой пузырящейся жидкости плавал лицехват. За миг до того, как дверь закрылась совсем, Кохлин увидел, как существо дернулось и ударило о стекло резервуара хвостом, словно скорпионьим жалом.

Лаборант бросил на него предостерегающий взгляд.

– Это вы так на меня смотрите? – спросил Кохлин. – Что тут у вас происходит?

– Это закрытая информация, сержант, – ответил молодой человек. – А вы…

– Ну и ладно, – оборвал его Кохлин. – Значит, проводите испытания, может, это и пойдет на пользу, а может, «Вейланд-Ютани» просто хочет получить свои хреновы данные. Но что мне хотелось бы узнать, как вы его поймали? Насколько я слышал, этих тварей нельзя оторвать, не убив пациента. Вам что, удалось добыть яйцо с корабля или вы убили кого-то ради науки?

Лаборант неодобрительно сдвинул брови.

– Все, у кого на лице оказался ксеноморф в первой стадии, и так уже мертвы.

Кохлин сжал кулаки.

– Что вы сказали?

Лаборант слабо улыбнулся.

– Я сказал, что это закрытая информация.

И с этими словами он двинулся дальше по коридору.

Кохлину захотелось его пристрелить.

Придя в медблок, сержант нашел там доктора Комиски. Та сидела в кресле, скрестив руки, как капризный ребенок, и Кохлин сразу понял почему.

Медицинская лаборатория, которая прежде находилась во владении Комиски, теперь была захвачена научной группой. И доктор Мори нависал над пациентами, пока Идальго бегала от койки к койке, проверяя наличие признаков жизни. Один из их помощников сидел на койке, втирая какую-то мазь в страшную рваную рану у себя на предплечье.

Кохлин посмотрел на раненого и выругался себе под нос. Доктор Идальго выглядела нервной и даже испуганной, но глаза Мори светились в странном возбуждении.

– Прошу прощения, господа, но капитан Бракетт приказал мне…

– Нам уже сообщили, – холодно отозвался доктор Мори. – Входите и не мешайте нам.

Но Кохлин не сдвинулся с места. Он насчитал семь пациентов с лицехватами и двоих без.

– Где еще четверо? – спросил он.

– В морге, – ответила доктор Идальго, побледнев.

– Черт побери, – прошептал Кохлин и приложил руку ко лбу. – А паразиты? Вы их убили или хотя бы остановили?

Ученые ничего не ответили, но доктор Идальго бросила взгляд на мужчину, который теперь забинтовывал свою рану. По крайней мере, один из них попытался не дать паразитам уйти.

– Да вы все с ума посходили! – воскликнул Кохлин, качая головой. – Неужели вы не понимаете? Эти твари развиваются внутри них… и выходят маленькими, но потом растут, и быстро. А теперь у нас их сколько там, пять? Нам необходимо собрать вместе всех людей ради их же безопасности или хотя бы сгруппировать на одном участке и выставить вооруженную охрану.

Доктор Идальго использовала пинцет, чтобы дотронуться до длинных и тонких лап лицехвата, покрывавшего глаза, нос и рот Саиды Варси. Тот соскользнул и шлепнулся на пол, уже мертвый. Из открытого рта женщины выпал хоботок, и она, прокашлявшись, пришла в себя и закричала. Кохлин не мог понять, была ли она в курсе всего, что с ней происходило, осознавала ли, что за ужасная судьба ее ждала.

– И что? – сказал доктор Мори. – Чего вы ждете? Начинайте охоту.

– Ну уж нет, – ответил Кохлин, подняв ствол и приготовившись убивать все, что собиралось вылезти из этих несчастных. – Для этого я попрошу помощи капитана Бракетта. А сам останусь здесь.


18 ТЬМА СГУЩАЕТСЯ | Чужой: Река боли | 20 ХУДШИЙ ИЗ ВОПРОСОВ