home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



22

ПРЕДУПРЕДИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ

ДАТА: 25 ИЮНЯ 2179 ГОДА

ВРЕМЯ: 12.12


– Мы правда будем в безопасности? – спросила Ньют.

Они спускались по лестнице с пятнадцатью-двадцатью другими людьми, и Энн держала дочь за руку. Ее сердце бешено билось в груди, но она выдавила из себя улыбку.

– Ньют, я очень сильно тебя люблю. Я не позволю, чтобы с тобой что-нибудь случилось.

– Обещаешь, что не оставишь меня?

Энн едва удавалось дышать. Ее улыбка почти сошла на нет, когда она сжала руку девочки.

– Обещаю.

Они спустились на этаж ниже. Дверь туда была открыта и закреплена подпорками, и через нее проходили люди, присоединяясь к тем, кто уже был в коридоре и двигался в том же направлении. Энн заметила проходившего Эла Симпсона – он был бледен и растрепан, но по-прежнему всеми руководил и выкрикивал приказы.

– Давай, милая, – проговорила она, снова поднимая Ньют и пытаясь растолкать толпу. Энн оглянулась через плечо и увидела Тима. – Идем, малыш.

Тим насупился.

– Я не малыш.

– Нет, – согласилась Энн и подумала, что теперь, когда мальчик лишился отца, ему в самом деле придется расти очень быстро. – Думаю, уже не малыш.

В коридоре стояла пара пехотинцев, которые помогали направлять людей и следили, чтобы все шли организованно, но Энн заметила, что они также поглядывали на вентиляцию и двери и держали оружие так, чтобы быть наготове в любой момент.

– Видишь, Ньют, – сказала она, – эти ребята не позволят, чтобы с нами что-нибудь случилось.

Группа механиков, изыскателей и инженеров были заняты тем, что заваривали двери и устраивали баррикады, оцепляя таким образом целую секцию блока «D» неподалеку от медлаборатории. Две двери они оставили незаваренными, но возле них были выставлены пехотинцы, и большинство выживших колонистов перемещались в огромное хранилище в блоке «D», где собирались укрыться, пока морпехи и добровольцы не уничтожат чужих либо пока не прибудет помощь.

О третьем варианте Энн старалась не думать.

Тим догнал мать с сестрой и оказался перед ними, будто чтобы их защитить.

– Не волнуйся, мам, – сухо произнес он. – Вы с Ньют можете рассчитывать на меня.

Энн прикусила губу – иначе бы разрыдалась. За себя она не боялась, но при мысли о том, что ее детей утащат эти чудовища, ей хотелось кричать. «Чудовища, которых мы сами нашли, – подумала она. – Чудовища, которых мы сами принесли».

– Мне уже лучше, – сказала она. – А ты как, Ньют?

– Э-э, да, – уклончиво ответила девочка. Ее глаза забегали, настороженно, как у пехотинцев, и Энн не в первый раз заметила, какой сообразительной была ее дочь. Ньют прижала куклу, Кейси, к груди и сама чуть сильнее уцепилась за мать.

А мгновение спустя Энн заметила Симпсона. Тот, возбужденный и вспотевший, заметил ее и попытался проигнорировать.

– Мистер Лидекер, – проговорил он в свой портативный коммуникатор, – есть что-нибудь на сканограммах? Чтобы помочь определить, где они.

Подойдя к Симпсону поближе, Энн уже могла расслышать треск ответа Лидекера.

– Пока нет, сэр. Если там есть улей или вроде того… в общем, мы над этим работаем.

– Держите двери герметичными, Брэд, – предупредил Симпсон. – Оставайтесь в безопасности.

Энн переложила Ньют на другое бедро и, не сбавляя ход, уставилась на него. Она не собиралась позволять ему пройти мимо.

– Вы действительно думаете, что мы будем в большей безопасности в хранилище? – спросила она.

– Если мы будем держаться раздельно, эти твари перебьют нас одного за другим, – ответил Симпсон. – Лучшее, что мы можем сделать, это использовать все ресурсы, чтобы защитить эту зону, и держаться до прибытия помощи.

Энн почувствовала, как по ее телу пробежала дрожь.

– Серьезно, Эл. Кто нам поможет?

– Я отправил сообщение на Стыковочную станцию, – рассказал Симпсон, с таким гордым и напыщенным видом, будто в одиночку привел их всех к спасению. – Они пришлют еще пехотинцев.

– Но на это уйдет несколько недель! – воскликнула Энн.

Несколько человек повернулись в ее сторону. Тим, шедший рядом, сердито на них смотрел, пока те не отвернулись обратно. Ньют, переживая за мать, обняла ее чуть крепче.

Энн замедлила шаг, позволяя Симпсону уйти вперед. Затем вместе с детьми отступила, чтобы приблизиться к пехотинцу.

– Вы можете мне сказать, где сейчас капитан Бракетт? – спросила она. – Мне очень нужно с ним поговорить.

– Я дам ему знать, миссис Джорден. Но как можете себе представить…

– Просто скажите ему обо мне, пожалуйста, – попросила она. – Скажите, это важно.

– Демиан нам поможет, мама? – прошептала Ньют ей на ухо.

– Может быть, мы и сами ему поможем, – ответила Энн и в очередной раз задумалась, сколько она еще сможет прождать Демиана… и сколько они продержатся на поверхности, сидя в вездеходе под порывами песчаной бури.

– Мы не можем оставаться здесь, – сообщила она пехотинцу. – У нас должен быть способ покинуть планету.

– Наш единственный способ – это сражаться, – ответил пехотинец.

Энн посмотрела на Тима – он был такой храбрый и благородный… прямо как его отец.

«Да, сражаться и умереть», – подумала она и поцеловала Ньют в висок.

Но пехотинец, пожалуй, был прав – может, у них и был шанс все это пережить. Собравшись все вместе, они ограничат чужим число потенциальных хозяев для их паразитов. Местные разведчики были крепко сложены, и у большинства из них было оружие. Энн подумала, что если им удастся зажать чужих между собой и морпехами, то они смогут их всех перебить. И вернуть контроль над колонией.

Час за часом. Она решила, что лишь таким образом можно было оценивать их положение. Час за часом, день за днем. Если Симпсон и остальные сумеют доставить их в хранилище, Энн прибавит им немного времени.

«Это что, надежда, Энни?» – спросила она себя, слыша, однако, в голове голос Расса. Ответ явился ей мгновенно. Ее решения определялись не надеждой, по крайней мере сейчас. А дети были изнурены – и не только они. Скорбь и страх отнимали у нее все жизненные силы. Так что пока им следовало просто отдохнуть и положиться на других.

А завтра утром она оценит положение заново.

«Давай, Демиан, – подумала она. – Нам с тобой нужно поговорить».

Нам нужно бежать.

Впрочем, одно Энн знала наверняка. Если она решит, что пора уходить, а Демиан не согласится или она не сможет найти его к тому моменту, то она уйдет вместе с детьми, оставив всех.


ДАТА: 26 ИЮНЯ 2179 ГОДА

ВРЕМЯ: 07.17


Ньют распахнула глаза и, сонно их потерев, сощурилась и потянулась так, что выпустила Кейси из рук.

Пол, накрытый одеялом, был холодный и жесткий, но ей как-то удалось поспать, положив куртку матери под голову вместо подушки. Морщась от отвращения, она вытерла слюну с губ и поняла, что она также попала на куртку. И, сев, попыталась стереть слюну и оттуда. А затем вдруг вспомнила, где находилась и как туда попала.

Увидев вокруг десятки людей, собравшихся в хранилище, она ощутила тяжкий груз на сердце. Лишь несколько человек еще спали в глубине помещения, где находилась и она. Остальные сидели вместе и испуганно переговаривались, либо стояли, взволнованные, небольшими кучками. По всему хранилищу бродило несколько вооруженных пехотинцев и разведчиков. Один из них, Ченовский, стоял в нескольких футах от Ньют, и вполголоса беседовал с Тимом и его другом Аароном.

– …думаете, они такие большие, что не пролезут по трубам? – спросил Аарон.

Ченовский кивнул.

– Смотря сколько прошло времени после того, как они вылупились или типа того. Но в целом да, так мы думаем.

– Некоторые из этих труб внутри довольно большие, – заметил Тим, с тревогой глядя на решетку высоко в стене. – Мы там лазили.

– Сейчас мы в хранилище, – ответил Ченовский. – Обычно здесь никто не живет. По трубам нам поступает воздух, но они предназначены только для проветривания. Здесь о

Тим и Аарон недоверчиво переглянулись. Ньют их не винила. Она сама видела ту тварь, которая разорвала грудь ее отца, чтобы вырваться наружу. Сейчас она тоже беспокойно посмотрела на решетку, подняла Кейси и обняла ее.

Она просто сидела, скрестив ноги и чувствуя себя совсем крошечной среди всех этих людей. Взгляд девочки натыкался на многие хорошо знакомые лица и некоторые не очень знакомые, а когда она начала искать глазами мать, биение ее сердца участилось. Глаза заметались из стороны в сторону, и внутри зажегся жуткий страх, который разгорался все сильнее и ярче с каждой секундой.

Ньют на миг прикрыла глаза, но в темноте своего сознания увидела, как изгибается спина ее отца, когда инопланетное существо вырывается из его тела, и вновь услышала крик боли… в последний раз, когда – и это уже не изменится – она слышала его голос.

Скольких знакомых лиц сейчас не хватало? Кто умер, как ее папа?

– Нет, – прошептала Ньют, и ее губы задрожали, а глаза наполнились слезами. Она поднялась на ноги, прижимая Кейси к себе. – Мамочка?

Она повернулась в сторону Тима, Аарона и рядового Ченовского.

– Где мамочка? – спросила Ньют, но получилось слишком тихо. Она почувствовала себя невидимкой среди них.

В панике она бросилась бежать мимо людей, и у нее сбилось дыхание. Тим позвал ее по имени и побежал ей навстречу, но Ньют больше не хотела к брату – она хотела увидетьи они. Где сейчас папин друг, Билл? Где повар, Брона, которая всегда оставляла ей фруктовый лед или кусочек пирога?

– Мама? – позвала Ньют.

В предплечье девочки вцепилась чья-то рука. Покраснев и залившись слезами, Ньют попыталась высвободиться, но не смогла. Затем услышала свое имя, кротко кем-то произнесенное, но затрясла головой и обернулась, сердито и… разочарованно. Она хотела увидеть маму, но вместо этого встретилась взглядом с карими глазами доктора Идальго. Морщинки вокруг них словно углубились, а сама женщина сильно состарилась за последние дни.

– Ньют, – повторила доктор Идальго. – Все хорошо. Послушай меня. Твоя мама помогает с едой и припасами. Всего несколько минут назад она попросила меня присмотреть за тобой, когда ты встанешь, но я увлеклась беседой. Прости, мне жаль, что ты вот так проснулась одна.

Слова доносились до Ньют будто издалека.

– Она… она жива?

– Да, милая. С ней все хорошо. Честное слово, – но по лицу доктора Идальго промелькнула какая-то тень, и Ньют уловила запинку в голосе ученой.

– Но умер кто-то другой, – догадалась Ньют.

Доктор Идальго кивнула.

– Нескольких человек забрали прошлой ночью, пока мы тут обустраивались. Очень тихо.

«Тихо», – подумала Ньют. Она знала, что еще мала, но она первой была готова показать, что быть маленькой – не значит быть глупой. А тихо – значит, что чужие тоже не были глупыми. Они были хитрыми и сообразительными.

Тим и Аарон, наконец, добежали до них.

– Ребекка, ты что это делаешь? – отчитал ее брат. – Ты не можешь просто так убегать…

– Я хотела к маме, – ответила девочка, вытирая глаза от слез. Она почувствовала тот же тяжкий груз на сердце, и вдруг ей стало холодно и жестко, как если бы она спала на полу. – И к папе.

Аарон отвернулся, и Тим кивнул.

– Я тоже.

Ньют ощутила слабое оцепенение.

– Кого еще нет? – спросила она доктора Идальго. – Кто еще умер? С Альдо все хорошо? А с Лиззи Рассо? Миссис Флэрти здесь?

Доктор Идальго моргнула, застигнутая врасплох последним именем, и Ньют поняла, что ей больше никто не будет откладывать пироги на кухне. Не будет больше и фруктового льда. Броны Флэрти больше не было. Она на мгновение зажмурилась и снова услышала крик отца.

Ньют повернулась к брату и скользнула в его объятия. Тот крепко прижал ее к себе.

– Я хочу к маме, – сказала она.

– Знаю, – спокойным тоном ответил Тим. – Она придет.


21 ИНКУБАЦИОННЫЙ ПЕРИОД | Чужой: Река боли | 23 ПУТИ ПОБЕГА