home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



23

ПУТИ ПОБЕГА

ДАТА: 26 ИЮНЯ 2179 ГОДА

ВРЕМЯ: 11.11


Доктор Риз переминался с ногу на ноги, стоя на ступеньках, когда рядовой Стамович открыл дверь и с оружием наготове ступил в коридор. Стамович выглядел бледным и истощенным, но при этом едва ли не дрожал от нетерпения, предвкушая охоту.

Утро уже почти закончилось, но нападений чужих не случалось аж с середины ночи. Стамовичу хотелось кого-нибудь пристрелить. Доктору Ризу хотелось, чтобы рядом был кто-то способный его защитить, но его слегка беспокоило, что у рядового руки так чесались пострелять, что он мог поразить неверную цель.

Стамович оглянулся на лестничный пролет.

– Все чисто, док.

– Вы уверены, что они не станут нападать днем? – спросил Стамович.

Доктор Риз насупился.

– Конечно, это не точно. У нас недостаточно данных. Но если не считать случаев «рождения» новых особей, они появлялись в основном по ночам.

– В основном, – эхом повторил Стамович.

– Не думаю, что мы можем с определенностью утверждать что-либо относительно ксеноморфов, рядовой. Но со временем мы узнаем о них больше.

– Не знаю, будет ли у нас столько времени, док. И, должен вам сказать, мне вообще не нужно знать ничего, кроме того, как их убивать.

Доктор Риз напрягся, но кивнул.

– Мы работаем над этим.

– Знаю-знаю, – проговорил угрюмый пехотинец, описывая стволом дуги, охватывающие коридор и впереди них, и за их спинами. – А вообще мне кажется, нам следовало бы передвигаться более солидными группами. Только мы вдвоем…

– Мне нужно работать, – сказал доктор Риз. – А капитан Бракетт забрал большинство своих людей на поиски тварей. Будь у меня собственная армия для защиты, уж поверь мне, она была бы сейчас со мной.

Доктора Риза беспокоило, что они до сих пор так и не обнаружили улья чужих. К этому времени чужие должны были прибавить и в количестве, и в развитии. Чужие похитили десятки колонистов – гораздо больше, чем считал кто-либо из оставшихся, – и те просто будто исчезли. Их уносили в место, где было множество яиц. Исследования неопровержимо показывали, что один из ранних лицехватов слегка отличался от остальных. Доктор Мори предположил, что его яйцо могло быть еще на корабле и обработано особыми питательными веществами, похожими на сковывающую слизь, которая формируется у чужих в горле.

Но доктор Риз так не считал. Это означало бы, что кто-то из людей, взошедших на брошенный корабль, наткнулся на яйцо королевы. Но это было возможно лишь при неимоверном стечении обстоятельств, а потому – очень маловероятно.

Риз подозревал о существовании некой формы самоопределения посредством биологического императива, при котором сам лицехват претерпевал изменения, чтобы превратиться в королеву и сохранить вид.

Как бы там ни было, об этом свидетельствовало количество чужих, которые уже появились внутри комплекса, а иных доказательств и не требовалось. Где-то в колонии у чужих была королева, которая выросла и производила яйца с поразительной скоростью, служа еще одним впечатляющим примером проявления биологического императива. Судя по тому немногому, что они уже узнали, стало очевидно, что эти ксеноморфы были самыми удивительными существами, с какими только приходилось сталкиваться людям. Они жили, чтобы сохранить свой род, и не знали пощады в стремлении к этой цели.

Сзади раздался глухой стук, и оба резко обернулись. Стамович приготовился открыть огонь. В коридоре с поднятыми руками стоял доктор Мори, а его лицо было почти таким же белым, как и его волосы.

– Нет, не надо! – вскричал он. – Здесь только я.

Казалось, он запыхался. Доктор Риз был готов отчитать его за неосмотрительность, но затем снова открылась дверь на лестницу и оттуда возникли их лаборант, Хати Фукуа, и вооруженный механик, который вызвался их защищать. Последний полагал, что оказывает великую помощь всей колонии, раз уж научная группа пытается найти самый быстрый способ убивать чужих.

Что, конечно, ничуть не соответствовало действительности.

– Господи, док, – сказал Стамович доктору Мори. – Так и пулю в голову схлопотать как раз плюнуть.

Доктор Мори громко выдохнул и, опустив руки, поспешил к ним.

– Доктор Риз, нам нужно поговорить.

Риз подал знак Стамовичу.

– Ведите нас, мистер Стамович. Дайте, пожалуйста, нам с доктором Мори возможность побеседовать.

Мори махнул рукой Хати. Та вместе с механиком последовала за двинувшимся к хранилищу Стамовичем.

– Что это за спешка такая, раз вы за мной так гнались? – негромко спросил доктор Риз, поглядывая перед собой и назад, чтобы убедиться, что их никто не слышит.

Мори сдвинул брови. Риз, может, и был его начальником, но ему не нравилось, когда с ним разговаривали тоном, напоминающим его собственный. Только Риза не волновало, что нравилось и что не нравилось доктору Мори.

– Я только что узнал, сколько у нас убитых или пропавших колонистов, – тихо проговорил Мори. – Уже пора, доктор Риз. Я разработал компьютерную модель исхода всего этого, но этого нам и не нужно было, да? Вам сейчас нужно просто сделать звонок. И пора нам покидать Ахерон. Образцы готовы к погрузке на транспорт, я сохранил все данные. Уже готово все, что нам нужно…

– Но не все, чего мы хотели, – возразил доктор Риз, бросив косой взгляд и раздраженно сощурившись. – Компания захочет получить живого ксеноморфа – или хотя бы овоморфа[10] на худой конец.

– И как вы предлагаете его достать? – прошипел доктор Мори.

Доктор Риз не ответил и продолжил шагать дальше, так что Мори схватил его за руку и заглянул в глаза.

– Модель совершенно точно…

– Я контролирую ситуацию, доктор Мори, – заверил Риз, крепко сжав зубы в гневе, вспыхнувшем от наглости коллеги.

– Это только иллюзия контроля, – прошептал доктор Мори. Они оба понимали, что все трое их спутников сейчас остановились и смотрели на них. – Время уходит. Если мы хотим сохранить данные и свои жизни, нужно улетать.

– Скоро полетим, – пообещал доктор Риз. – Доверьтесь мне.


ДАТА: 26 ИЮНЯ 2179 ГОДА

ВРЕМЯ: 11.17


Энн вошла в хранилище с огромным ящиком свежих фруктов из теплицы.

Она провела около двух часов, собирая фрукты и овощи с заведующей теплицей, Женевьевой Дион, и кучкой других добровольцев, и это были одни из самых пугающих часов в ее жизни. Даже несмотря на то, что с ними был один пехотинец и двое вооруженных разведчиков, которым было поручено приглядывать за ними, пока они работали.

Она гордилась тем, что участвовала в этом добровольно, и была рада помочь этим людям. Отчасти, она это знала, эти чувства обуславливались вероятностью того, что ей придется всех их бросить. Некоторые из них приходились ей друзьями, а те, кто не приходились, все равно были частью большой семьи, в которую превратилась их колония.

Тем не менее Энн свой долг исполнила. Все время, что она находилась в теплице, и весь путь обратно у нее по коже бегали мурашки от ожидания, что вот-вот нападут чужие. Она думала, что это ощущение пройдет, когда она снова окажется среди людей, но не тут-то было. Поставив корзину с продуктами, она осмотрелась вокруг. При этом всякий раз, когда в ее поле зрения попадала забаррикадированная дверь или темные трубы с ввинченными решетками, она чувствовала, что у нее учащается пульс.

Мысль об «Онагре» вспыхнула лучом света в темном царстве ее разума. Она посмотрела по сторонам, прикинув, кто еще мог сейчас ею задаваться. Деррик Расселл, Нолан Кейл и Женевьева Дион, словно заговорщики, стояли отдельно от всех с серьезными лицами. Они что-то обдумывали, но Энн не знала что именно.

алеко. Но другие должны были понять, что он мог оказаться очень кстати и что пребывание на орбите позволит им выиграть те драгоценные дни или недели, за которые к ним придет помощь.

«Если вообще придет», – подумала она. Если же нет – то всегда остается вариант с вездеходами. Она была готова увести детей в одну из этих металлических махин, если в этом возникнет необходимость. Только улетать без Демиана Энн не хотела.

Но время шло.

– Мама!

Обернувшись, Энн увидела, что ей навстречу мчится Ньют, размахивая своей Кейси, чьи светлые волосы она сжимала в левом кулаке. Энн улыбнулась и распростерла объятия – Ньют запрыгнула ей на руки.

– Привет, милая, – промолвила Энн, и тени в ее сердце на мгновение рассеялись. – Я рада, что ты проснулась.

Ньют толкнулась так, что Энн пришлось опустить ее, а потом стукнула мать в бедро.

– Не оставляй меня больше одну! – сердито воскликнула девочка. – Ты же обещала!

– Я же только… – начала Энн, но, увидев, что ее дочь была рассержена и напугана, осеклась. – Ладно, извини, – она осмотрелась вокруг. – Хочешь яблоко?

Ньют сначала не собиралась униматься, но затем, поразмыслив, смягчилась.

– Яблоко я бы съела, – призналась она.

– Где Тим? – спросила Энн.

– Играет с Аароном, – ответила дочь с явным неодобрением.

У Энн перехватило дыхание.

– Но не возле?..

– Нет, мам, – ответила Ньют. – Они не в Лабиринт чудовищ играют. Мальчишки, конечно, дураки, но не настолько. И вообще, за ними присматривает рядовой Ченовский. Я немного поиграла с Луизой, но потом мама позвала ее кушать, и я стала просто ждать.

Энн кивнула и наклонилась, чтобы достать фрукт из корзины. Передав его дочери, она заметила, как вошли доктора Риз и Мори и еще несколько человек, среди которых был и рядовой Стамович. Она сощурилась. Когда Ньют откусила кусочек яблока, Энн ощутила желание встать с Ризом лицом к лицу и заставить его рассказать все, что ему известно о чужих. Что они там узнали?

И что еще более важно, что «Вейланд-Ютани» знала об этих существах? Знала ли Компания заранее, с чем им с Рассом придется столкнуться, когда им приказали исследовать координаты заброшенного судна?

При одной лишь мысли об этом она вспыхнула гневом.

– Ньют, ты видишь там доктора Риза?

– Конечно.

– Мне нужно с ним поговорить минутку. Я не уйду, я буду здесь рядом…

– Я с тобой.

– Нет, милая, – возразила Энн. – Мне нужно поговорить с ним по секрету.

Ньют уставилась на мать с подозрением, а затем перевела взгляд на докторов, чтобы оценить расстояние до них.

– Хорошо. Но без меня не уходи.

– Ни в коем случае, – заверила Энн, чмокнув дочь в макушку. – Джордены всегда вместе.

Ньют твердо кивнула.

– Джордены всегда вместе, – повторила она с набитым ртом.

Энн направилась поперек хранилища, обходя стопки продуктов и припасов, сложенные вместе, чтобы освободить пространство для самих колонистов. Доктора Риз и Мори беседовали с Элом Симпсоном. Энн смотрела на Риза, когда в охраняемую дверь, что располагалась сразу за учеными, вошел Демиан Бракетт. Он также сразу направился к Ризу, но она не сразу обратила на него внимание.

Когда Энн все же его заметила, она ускорила шаг. Раскрыть свой план ученым было бы ошибкой, поэтому ей следовало быть осторожной. Но она также не могла допустить, чтобы Бракетт ушел снова, не успев поговорить с ней.

– Демиан, – сказала она, преграждая ему путь. – Нам нужно поговорить.

Он, очевидно, заметил в ней настойчивость, от чего в его взгляде сразу отразилась тревога.

– В чем дело? – спросил он. – С детьми все хорошо?

От присутствующей в нем силы и доброжелательности на нее накатила волна сожаления. Она знала, что сделала правильный выбор, выйдя замуж за Расса – иначе Ньют и Тим никогда бы не родились, – но все равно почувствовала укол грусти, когда задумалась, куда бы привела ее жизнь с Демианом.

– Хорошо. Просто я… – она осеклась, когда к ним приблизились Симпсон, Риз и Мори. Какофония голосов в хранилище стала громче, и надеяться на конфиденциальный разговор показалось просто глупостью.

– Когда закончишь с ними, мне нужно будет с тобой поговорить, прежде чем ты снова убежишь.

Бракетт серьезно кивнул.

– Разумеется. Дай мне минуту.

Энн хотела было ответить, но тут к ним подошел Симпсон, явно расстроенный.

– Капитан, что вы делаете? – спросил администратор. – Вы нашли гнездо? – его усы дрожали, когда он говорил.

– Пока нет… – начал было Бракетт.

– Тогда почему вы здесь? – сердито спросил Симпсон. – Уже многие считают, что ночью мы понесли потери именно из-за вашего отказа отдать всех своих людей на защиту этого убежища. Вы говорите мне, что это было неизбежно… что важнее всего выследить и убить чужих… но вы же этого еще не сделали.

– Симпсон, – произнес Бракетт голосом тихим, но таящим угрозу. – Я пришел поговорить не с вами. Я здесь из-за доктора Риза.

Администратор буркнул что-то себе под нос и был готов уже решительно возразить, но Бракетт заставил его умолкнуть испепеляющим взглядом.

– Чем могу помочь, капитан? – спросил доктор Риз.

– Я получил сообщение от руководства и хотел бы поделиться им только с вами, – заявил Бракетт.

Доктор Риз еле заметно улыбнулся.

– Продолжайте, пожалуйста.

– Я сделал запрос об использовании моего состава в качестве охраны колониальных изыскательских миссий, ясно дав понять о своем возражении. Пришел ответ Военно-морских космических сил, из командования Эридани, с Елены-215, – продолжил он, – в котором мне было сообщено, что на меня возложено обеспечение безопасности самой колонии, а за безопасность лиц, покидающих ее границы, Колониальная морская пехота ответственность не несет.

Доктор Мори фыркнул.

– Это бред. Мы всегда…

– Тихо, – сказал доктор Риз и поднял руку. От него словно исходила зловещая уверенность, но Энн не понимала, почему. – Продолжайте, капитан Бракетт.

Она взглянула в лицо Демиана и увидела в нем гнев.

– Но через два часа после того, как я получил те первичные приказы, пришло более приоритетное секретное сообщение, совместно выпущенное штабом станции О’Нила…

– От высшего командования морской пехоты, – перебил его Риз.

– Да, – подтвердил Бракетт. – Совместно с начальником оперативного управления Стыковочной станции, – добавил он и глянул на Энн, чтобы убедиться, что она понимает о чем речь. Затем повернулся обратно к Ризу и Мори, по-прежнему игнорируя Симпсона. – Согласно им мне поручено вместе со всем составом перейти в ваше личное распоряжение, доктор Риз. И что бы вы ни придумали для борьбы с ксеноморфами, я поддержу это, насколько это будет возможным. И я буду исполнять эти приказы, потому что я морпех. Но, – продолжил он, – я по-прежнему буду озвучивать свое мнение, и первое, что я скажу, это то, что правительство и Компания слишком уж хорошо ладят. И я вам не доверяю, доктор.

Энн видела, как поник Эл Симпсон. Обычно шумливый администратор лишился последних остатков управления населением «Надежды Хадли». Он был грубым и раздражительным, но она всегда уважала Симпсона за его трудолюбие и решимость, но считала, что его контроль над колонией всегда был лишь иллюзией. Все знали, что заправляла тут «Вейланд-Ютани», а это значило, что во главе стоял всегда доктор Риз. Новые приказы Бракетта лишь придали истине официальный статус.

– Да что, черт возьми, с вами такое? – воскликнула она.

Все четверо уставились на нее, а ученые даже заморгали, словно до этого она была для них невидима. Вокруг собралось несколько колонистов, чтобы стать свидетелями этой странной борьбы за власть.

– Люди умирают. – Энн гневно зыркала на мужчин. – Я и мои друзья… мои дети… нам без разницы, кто тут из вас главный. Я бы даже сказала, что сейчас нам всем глубоко наплевать, кто из вас тут сам считает себя главным. Тут все распадается на куски. Мой муж мертв, как и многие из моих друзей, и еще десятки людей пропали. Чужих трудно убивать, и они быстро размножаются. Если вы не найдете способ их уничтожить, они никого не оставят в живых и вам некем будет командовать. Так что хватит тут меряться членами!

Со всех сторон послышались одобрительные возгласы, раздались аплодисменты.

– Мамочка? – донесся до нее голос Ньют, и она смутилась, поняв, что дочь слышала все, что она только что сказала. Энн обернулась и увидела, что Тим заткнул сестре уши. Она улыбнулась детям.

– Миссис Джорден права, – согласился Симпсон, обводя взглядом собравшихся колонистов. – И мы уже делаем все, что в наших силах, чтобы защитить вас всех, выследить чужих и вернуть наших пропавших друзей.

Вернуть? Неужели кто-то в это действительно верил? Энн услышала недовольные голоса и поняла, что колонисты не желали спускать все Симпсону с рук. Всех охватывали испуг и скорбь, и никакие слова не могли их утешить. Лишь удачный результат охоты на чужих был способен успокоить их нервы.

Она глянула на Бракетта, но тот лишь неподвижно стоял рядом с учеными, слушая то, что бормотал ему доктор Риз.

– Мы умрем? – вдруг воскликнула Луиза, девочка с растрепанными рыжими волосами.

Лицо Бракетта смягчилось, и он сделал шаг вперед.

– Нет, милая. Я этого не…

Суматоха возле двери заставила всех встрепенуться. Люди отпрянули в удивлении и страхе, некоторые даже встревоженно вскрикнули, но затем в помещение ввалился Лидекер и несколько других представителей административного персонала. Он увидел, что напугал их, и извинился, прежде чем торопливо направиться к Симпсону, взять своего начальника за руку и отвести в изолированный ото всех коридор.

Одним из вошедших с Лидекером был молодой, приятной наружности мужчина по имени Билл Эндрюс, который раньше часто отвечал за распределение изыскательских бригад. Энн и Расс хорошо его знали, так что сейчас она подошла к нему.

– Билл… что происходит?

Он огляделся вокруг, явно неуверенный в том, как много ей можно рассказывать. Но затем сощурился, будто вспоминая то, что забывать было нельзя.

– Энни, ты сама как?

Она посмотрела на детей. Ньют сидела на пластмассовом ящике с доктором Идальго и о чем-то оживленно беседовала, а Тим сидел на полу один и был погружен в печаль. Когда он приглядывал за сестрой, с ним, казалось, все было нормально, но стоило ему перестать что-то делать, как его мысли тут же возвращались к ужасу смерти отца.

– Я неплохо, – ответила она, медленно выдохнув. – Но я боюсь за детей. Все думаю, когда уже закончится этот кошмар. Ты знаешь?

Бросив быстрый взгляд на Лидекера и Симпсона, Билл понизил голос.

– Может быть, уже скоро, – ответил он, и она с любопытством посмотрела на него. – Раньше мы тупили, не думали как следует. У нас у всех есть ПЛД-импланты, и мы наконец поняли, как отследить по ним пропавших.

Энн хлопнула себя ладонью по лбу. У каждого колониста под кожей стоял имплант для передачи личных данных. За годы, проведенные в «Надежде Хадли», она видела, как его применяли, лишь два раза – когда разведчики выходили за пределы дальности радиосвязи и у них случались механические поломки. Но все равно кто-то же должен был вспомнить о них раньше.

Она сама должна была.

– Мы думаем, что обнаружили местонахождение гнезда, под «Процессором Один», – сообщил Билл. – Мистер Лидекер считает, что пехота вот-вот направит туда своих людей.

Он улыбнулся.

– Это закончится быстро.

Энн кивнула, не решаясь тешить себя надеждой.

– Так или иначе.


ДАТА: 26 ИЮНЯ 2179 ГОДА

ВРЕМЯ: 12.21


– Мне кажется, вы меня не понимаете, – сказала доктор Идальго, заправляя волосы за уши и устремив на своих коллег мрачный взгляд. – Я иду с ними.

Доктор Мори оскалился в неодобрительной ухмылке, но доктор Риз, похоже, был совершенно поражен.

– Это неприемлемо, Тереза, – заметил он.

Она тихо рассмеялась.

– Думаешь, меня волнует, что вы считаете приемлемым?

Когда она увидела разговор между Лидекером и Симпсоном, а затем как они вдвоем приблизились к ее коллегам по научной группе, она поняла, что случился какой-то прорыв. Потом Энн подошла, чтобы забрать детей, и сообщила, что гнездо чужих, наконец, обнаружено.

Доктор Идальго уже понимала, что больше не сможет оставаться с колонистами. Особенно теперь, когда их вот-вот собирались бросить. Поэтому она отвела своих коллег-ученых в сторонку от Симпсона, Бракетта и остальных, чтобы поговорить. И все прошло почти так, как она рассчитывала.

– Есть лишь один способ это сделать, – сказал доктор Риз. – Морпехи должны убить всех чужих. Один идиот предложил попробовать перегрузить ядро процессора, чтобы он взорвался, так же, как тогда, с братьями Финч… когда разрушился «Процессор Шесть».

Доктор Мори аж разинул рот на это.

– Но тогда накроет всю колонию.

– Именно, – усмехнулся Риз.

Доктор Идальго кивнула.

– Вот поэтому Эл Симпсон и согласился на это. Им нужен техник – тот, кто сможет их сориентировать и подскажет, что безопасно, а что нет. Он играется со своей жизнью и надеется, что сможет спасти всех остальных, – она пристально посмотрела на них. – Я готова сделать то же самое.

Доктор Мори подошел к ней, грубо схватил ее за руку, глубоко вцепившись пальцами, и значительно прошептал:

– Ты что, не слышишь, женщина? Мы забираем все данные и образцы и покидаем Ахерон.

Но она покачала головой.

– Я могу им помочь, – сказала она. – Я достаточно хорошо разбираюсь в медицине, чтобы лечить раны, и могу давать советы насчет чужих.

– Тереза, – коротко произнес доктор Риз, – если нам покажется, что морпехи не справляются, мы улетим, с тобой или без тебя.

Идальго претило даже моргать. Каждый раз при этом она видела, как чужие убивали людей в медлаборатории, а потом уносили их, чтобы использовать для разведения своих отпрысков.

– Делайте то, что должны, доктор Риз, – проговорила она и повернулась к Мори: – А вам я бы посоветовала следить за собой, но на самом деле именно это у вас всегда получалось лучше всего.


22 ПРЕДУПРЕДИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ | Чужой: Река боли | 24 ВСЕ ИДЕТ ПРАХОМ