home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



24

ВСЕ ИДЕТ ПРАХОМ

ДАТА: 26 ИЮНЯ 2179 ГОДА

ВРЕМЯ: 13.32


«Дыши, Джулиса, – говорила она себе. – Ты вооружена и опасна».

Даже несмотря на то, что она пыталась ступать тихо, лейтенант Парис казалось, будто ее шаги раздавались по пустынному коридору раскатами грома.

Обычно такая мысль вызвала бы у нее улыбку, но в этот день улыбок было мало. Зато было много морпехов. Она шла в бронежилете MX4 и бронированном шлеме. В набедренной кобуре висел пистолет VP78, в руках она держала импульсную винтовку M41A, а через плечо на всякий случай была перекинута боевая винтовка, и все они были заряжены скоростными припасами. У нее было достаточно огневой мощи, чтобы сразиться с целой армией в одиночку, но от всего этого не было никакого толку, если бы какой-нибудь чужой набросился на нее раньше, чем ей удалось бы его убить.

Да еще и эта ядовитая кровь… ей не хотелось даже думать об этом.

Капитан Бракетт взял Дрейпера, Петтигрю и еще десять пехотинцев, чтобы истребить чужих в улье или где там они прятались, а ее оставили во главе группы, защищавшей колонистов в изолированном крыле блока «D». Она выставила оставшуюся часть отряда не только у потенциальных точек проникновения в хранилище, но и по всему периметру и на каждом пересечении ведущих туда коридоров.

Сама Парис уже целый час патрулировала периметр, проверяя все сварные швы, баррикады и людей, охранявших незаваренные двери. Пару поворотов назад она миновала дверь в хранилище, где осталось трое пехотинцев, вооруженных похлеще, чем она сама, – но все равно им просто не хватало людей, чтобы обеспечить для колонистов эффективную защиту в случае, если чужие устроят массовое нападение.

Каждый раз, как она проходила мимо дверного проема или приближалась к повороту, у нее по коже начинали бегать мурашки. Подбираясь к очередному углу, она свистнула – это был условный сигнал. Оттуда донесся ответ – те же две ноты, и она, выдохнув, ускорила шаг. Пройдя за поворот, она обнаружила там Альдо Кроули – тот стоял прислонившись к стене, держа винтовку на руках, словно младенца.

– Блин, Альдо, – сказала она, – какой-то ты чересчур расслабленный.

Кроули выровнялся по стойке смирно, но лишь на секунду – перед тем, как хихикнуть и снова прислониться к стене.

– Лейтенант, я боец с оружием в руках. Если эти твари явятся толпой и я окажусь у них на пути, то лучшее, чем я смогу вам послужить, это заверещать, как девчонка. Так, чтобы вы все обратили внимание.

Она хотела с ним поспорить, но он все же был прав.

– Дело твое, – проговорила она. – Я не собираюсь заставлять тебя тут маршировать. Но скажу тебе вот что… эти твари тоже умирают. Если так и будешь тут стоять с пальцем в заднице, то обязательно закончишь тем, что у тебя из живота вылезет их детеныш или что там оно такое. Как по мне, так лучше просто погибнуть.

Лейтенант Парис двинулась дальше, но затем заметила, что Альдо оторвался от стены и, взяв оружие в обе руки, поглядывал по углам и всматривался в тени вдоль той части коридора, что тянулась к командному блоку.

Через шестьдесят футов Парис подошла к рядовому Юсеф и мужчине по имени Вирджил, который, надев маску, заваривал дверь на лестницу с помощью ручной сварочной горелки. После этого у них должна была остаться всего одна рабочая дверь – чтобы ею мог воспользоваться Бракетт и те, кто был с ним.

Вирджил начал варить от пола, и во все направления разлетались жидкие металлические частицы. Откос раскалялся добела, когда его обдавало пламя.

– Что-нибудь видели? – лейтенант Парис старалась перекричать шум сварки.

Юсеф покачала головой. Вирджил даже не оторвал глаз от работы.

Парис встала на цыпочки и выглянула в небольшие квадратные окна в двери. На ступеньках с той стороны играли свет и тень, но никакого движения она не заметила.

– Как думаете, у них получится, лейтенант? – спросила Юсеф.

– Я на это надеюсь, – ответила Парис, усмехнувшись. – Новый командир такой симпатичный. Не хотелось бы, чтобы ему что-то впилось в лицо.

Юсеф, рассмеявшись, кивнула.

– Полностью согласна.

Лейтенант Парис продолжила свой обход периметра, удивленная тем, что после двух лет службы с Юсеф им, наконец, удалось найти что-то общее. Она размышляла о Бракетте, который ушел с этим говнюком Дрейпером, и надеялась, что оба вернутся живыми. Они и без того потеряли слишком много пехотинцев, например, Кохлина, и она надеялась, что больше подобного не случится.

Приближаясь к следующему повороту, она снова свистнула, подав условный сигнал.

Еще три шага, и она резко остановилась, недовольно поморщившись. Сделала вдох-выдох, прислушалась к биению собственного сердца. Подняла импульсную винтовку и еще на два шага подошла к углу. Затем снова свистнула.

В ответ раздалось мокрое бульканье, а потом шлепок, будто тело рухнуло на пол.

«Черт!»

Тихо и стремительно она подбежала к повороту. Прижавшись спиной к стене, заглянула за край, выставив ствол перед собой.

Над лежащим на полу Ченовским, живым, но обездвиженным, склонился чужой. Лицо и бронежилет пехотинца были покрыты плотным слоем жидкости, чем-то вроде слизи, но глаза были широко раскрыты и по взгляду было видно, что он сознавал, что чужой тащил его в направлении примыкающего коридора.

«У него паралич, – подумала она. – Но он это поймет, только когда его положат перед яйцом и чертов лицехват занесет ему в грудь паразита».

Однажды она целовалась с Ченовским, напившись и приуныв оттого, что отмечала свой день рождения в одиночестве. По большей же части их дружба заключалась в том, что она жульничала, играя в карты, а он спускал ей это с рук.

Парис выступила из-за угла и прокричала:

– Эй ты, говна кусок!

Чужой резко обернулся. Будь у него глаза, он направил бы на нее пристальный взгляд.

– Лейтенант? – позвала Юсеф слева, с той стороны, откуда та пришла.

Парис дважды выстрелила чужому в грудь. Тот отшатнулся, ядовитая кровь с шипением прыснула на пол, разъев его. Несколько брызг попало Ченовскому на ноги, и он застонал, но это было малым злом по сравнению с тем, что могло бы случиться.

– Пошел вон! – крикнула лейтенант, делая шаг вперед и пытаясь отпугнуть чудовище от Ченовского, пока тот был еще жив.

Но чужой, похоже, не испугался.

Вместо этого он двинулся к ней, будто вынуждая выстрелить снова – и пролить еще кислоты на ее товарища. Парис почувствовала тошноту.

Насколько эти твари умны?

Она выпустила несколько пуль в стену совсем рядом с чужим. Услышала, что где-то слева Юсеф кричит… и бежит к ней… а затем и Альдо Кроули, который тоже направлялся к ним со своего поста в семидесяти ярдах.

Чужой не дрогнул. Вместо этого он открыл пасть, показав зубы, и оттуда густыми струйками потекли слюни. Парис хотелось кричать. Она чувствовала тошноту. Но желание убить тварь было еще сильнее.

Она нажала на курок, выпустив единственную пулю ему прямо по центру головы. Он дернулся влево, и пуля пробила панцирь и попала в череп. Тварь вздыбилась в праведном гневе, свернула спиралью хвост, и лейтенант Парис приготовилась, что Чужой бросится к ней. Она думала, если ей удастся выпустить в него полный залп из импульсной винтовки, то она убьет его прежде, чем тварь доберется до нее и, может быть – такой шанс тоже был, – кровь монстра прольется ближе к ней и Ченовский тоже выживет.

Но Чужой вонзил кончик хвоста Ченовскому в череп, и раздался влажный хруст.

Парис вскрикнула и открыла огонь, как только тварь бросилась к ней. Пришлось выпустить с десяток пуль, прежде чем чужой устремился к ней, и она отпрянула, прижавшись к стене и продолжая стрелять, пока тело твари не разорвало на куски. Когда брызнула кровь, Парис отскочила в сторону и все попало на стену, разъев ее.

– Вставайте, лейтенант! – крикнула Юсеф. – Возможно, сейчас еще придут.

Будто Парис сама этого не понимала. Она поднялась на ноги и снова выставила винтовку перед собой.

– Не знаю, как оно пробралось через заваренные двери, но оно явно пришло по тому коридору, – сообщила Юсеф, жестом указав в сторону оружием. – Напасть на Ченовского откуда-то еще оно не могло.

Тот коридор начинался в тридцати футах от них. Женщины обменялись взглядами. Ни одна из них не хотела туда идти, но выбора не было. Они не сомневались, что чужие знали, где скрываются колонисты, и поэтому старались выманить тех, кто их охранял.

«Или им просто все равно, – с дрожью подумала лейтенант Парис. – Может, они просто считают теперь наше хранилище своим… И как бы сюда ни проник этот чужой, все они думают, что могут прийти и группой, причем в любой момент, когда захотят».

– За мной, – приказала она Юсеф и сделала шаг вперед.

По коридору до них донесся грохот.

Альдо Кроули грубо выругался.

Быстро обернувшись, Парис и Юсеф увидели Вирджила, который сидел на пятой точке с горелкой в руке, по-прежнему в маске, словно проникшись полным безразличием ко всему. Затем грохот повторился, и дверь на лестницу начала прогибаться сверху. Сварочный шов внизу, еще теплый, держался, но верхняя часть двери уже наклонялась внутрь.

В расширяющуюся щель просунулась голова чужого.

– Альдо, стреляй! – завопила лейтенант Парис, пока они с Юсеф бежали по коридору. – Черт, да открой же огонь!

Альдо спустил курок, обдав дверь плазменным зарядом. Окошки вдребезги разбились, а в металле образовались дыры. Чужой вновь навалился на дверь, и петли заскрипели и вскоре начали слабеть.

Вирджил выпрямился, подался вперед и, сунув горелку в открывшуюся щель, выпустил струю голубого пламени.

Парис услышала вопль чужого. И этот звук пришелся ей по вкусу.

Затем чужой все же пробился через дверь. Он полностью оторвал и повалил ее на Вирджила, выбив инструмент у него из руки. Пламя прошлось по коже сварщика, и, хотя из-за двери его не было видно, Парис и Юсеф слышали, как он закричал от боли.

Чужой вырвал пистолет из руки Альдо и отшвырнул оружие в сторону, а в следующее мгновение – ударил его своей выдвинувшейся челюстью в лоб.

Альдо, мертвый, соскользнул по стене, а Парис и Юсеф открыли огонь, разорвав чужого на части несколькими десятками пуль.

Когда они прекратили, эхо выстрелов еще некоторое время раздавалось у них в ушах. Парис лишь тогда сумела перевести дыхание. Вдвоем они смотрели на зияющий проем, где только что была дверь. Через несколько секунд они пришли в себя и тут же заторопились. Не глядя на Альдо, они остановились лишь на мгновение возле Вирджила, чья жизнь оборвалась из-за его же горелки.

Они нацелили оружие на темную лестницу с мерцающими огоньками, а затем поспешили к повороту, который всего несколько секунд назад служил постом Альдо Кроули.

И вдвоем они встали на страже, наблюдая за залитым кровью коридором, стараясь заметить признаки нового нападения.

Но пока все было тихо.

– Мы в полном дерьме, – вздохнула Юсеф.

Лейтенант Парис ничего не ответила. Она просто молилась, чтобы Бракетт и Дрейпер сумели сделать то, что собирались. Она осознавала, чем рискует, когда поступала в пехоту, но тем не менее твердо для себя решила, что ни в коем случае не погибнет на Ахероне.


ДАТА: 26 ИЮНЯ 2179 ГОДА

ВРЕМЯ: 13.39


Исполинское сооружение так и называлось – Атмосферный «Процессор Один». Размером оно было со старинный стадион, не менее пятнадцати ярусов высотой и еще в несколько уровней в глубину. Внутреннее его оборудование включало не только самые значительные процессорные блоки, но и энергетический реактор, обеспечивающий энергией всю колонию.

От первого этажа комплекса колонии сюда вел широкий служебный туннель. Он тянулся под углом и соединялся с первым подуровнем огромной станции процессора. Пройдя по этому туннелю, Бракетт и его люди увидели четкие свидетельства того, что чужие использовали его, чтобы пробираться в комплекс и обратно. Липкая, твердеющая слизь, которую они выделяли, была здесь повсюду. Кроме того, пехотинцы замечали кровавые потеки и лужи, которые попадались на протяжении всего пути.

Персонал Лидекера проследил импланты до места, располагавшегося под основными тепловыми станциями, в недрах «Процессора Один», – оно называлось подуровень три. Чужие построили себе улей в жарком и шумном чреве процессора. И ведя свою команду по огромному сооружению, капитан старался не думать о том, сколько чудовищ их там поджидает.

Пробраться на подуровень три можно было с помощью двух лифтов и длинной узкой лестницы. Бракетт и Дрейпер встали, глядя по сторонам, пока капрал Петтигрю, Стамович, Хауэр и еще семеро пехотинцев забрались в крупный грузовой лифт. Капитану не хотелось делить команду на группы, но скорость лифта была такова, что это оказался лучший вариант. Спускаться же по лестнице было опасно: там имелось слишком много темных углов, из которых на них могли напасть чужие. Да и слишком много дверей, в то время как у лифта была только одна.

– Петтигрю, когда спуститесь, то сидите тихо, если только на вас не нападут, – наказал Бракетт. – Понял? Никаких осмотров. Просто оцепите зону вокруг лифта и дожидайтесь нас. Мы придем следом.

– Так точно, сэр, – отозвался капрал. Убравший свои светлые волосы под шлем, он казался старше. Или, может быть, он выглядел так из-за страха.

– А увидите какую-то гадость, убегайте быстрее, чем те, кто был до вас, – добавил Дрейпер с озорным огоньком в глазах. – Те, кто был на корабле.

Стамович хрипло усмехнулся, но лицом помрачнел.

– Эй, я тоже там был.

– Ага, – сказал Дрейпер. – Знаю.

Бракетт нахмурился.

– Так все, вперед. Встретимся внизу.

Он отступил от лифта, и двери закрылись. Когда тот поехал вниз, капитан взглянул на Эла Симпсона, стоявшего вместе с доктором Идальго у второго лифта. Симпсон держал в руке устройство, сканирующее все системы командного блока. На нем отображались схемы подуровней с отметками в местах, где сенсоры обнаружили скопление имплантов.

– Вперед, мистер Симпсон, – сказал Бракетт.

Симпсон нажал кнопку вызова второго лифта, и они услышали грохот, а затем гул, с которым лифт поднимался. Доктор Идальго всмотрелась в шахту и увидела, как пустая кабина приближается к ним.

Когда лифт прибыл, кабина открылась и все ступили внутрь. Затем двери затворились, и лифт, загрохотав, начал спускаться. Тогда Бракетт вдруг задумался, насколько умными могли быть чужие. Умели ли они отличать звуки работающего лифта от промышленного шума, постоянно стоявшего в этом подземном сердце колонии?

Он пришел к выводу, что, скорее всего, да.

Когда они достигли дна – Бракетт уже думал о потерянном рае и девятом круге ада, – Петтигрю и остальные уже успели оцепить зону. Бракетт первым вышел из лифта, Эл Симпсон сразу последовал за ним. Администратор почти не смотрел по сторонам, несмотря на опасность, с которой они все ожидали столкнуться. Бракетт даже невольно почувствовал к нему некоторое уважение.

– Туда, – сообщил Симпсон, указывая через открытое пространство на широкий коридор, ведущий между двумя массивными генераторами. Светильники располагались высоко на потолке и давали мало света, от чего теней было гораздо больше, чем светлых участков.

– Разве мы не можем просто сдать им все это место и слинять с планеты? – спросил Хауэр с серьезностью в голосе. – А то Слинять – мое второе имя.

– Хм, я-то думал, твое второе имя Ссыкло, – пробормотал Стамович.

Несколько пехотинцев рассмеялись.

Бракетт вскинул пистолет и нацелил его на то место, куда указывал Симпсон.

– Может, вы, придурки, помолчите немного? – предложил он. – А то, знаете, вряд ли они еще не знают, что мы идем, – это заставило их затихнуть. Некоторые вслед за капитаном направили стволы на темное пространство между генераторами.

– Слушайте, все же довольно просто, – проговорил Дрейпер, сверля взглядом Бракетта. – Или мы убьем этих тварей, или они убьют нас и всех, кто наверху.

Бракетт кивнул.

– Хоть в чем-то мы согласны, – он повернулся к Петтигрю. – Капрал, проследите, чтобы лифт остался на этом уровне и двери были открыты. Доктор Идальго останется с вами…

– О нет, не останусь, – возмутилась женщина, с вызовом подняв подбородок.

– Знаю, вы хотите помочь, если кого-то ранят, – сказал Бракетт. – Но для этого лучше всего оставаться здесь, потому что когда мы закончим, то уходить будем этим путем, а всех раненых приведем с собой.

Доктор Идальго повернулась и положила руку на предплечье Петтигрю.

– Без обид, капрал, но это всего лишь один пехотинец. Может, вы и не хотите брать меня с собой в улей, но на самом-то деле, мне будет безопаснее с десятком пехотинцев, чем с одним, – она бросила на Бракетта невозмутимый взгляд. – Я иду с вами, капитан. Нравится вам это или нет.

Дрейпер усмехнулся.

– А что вы будете делать, когда одна из этих тварей попытается вас утащить и засадить своего детеныша? Там у вас не будет стерильных кабинетов, где можно прятаться.

В ее глазах четко отразилась боль. Она изобразила улыбку, но не смогла этим никого обмануть.

– Что ж, полагаю, тогда я погибну, сержант Дрейпер, – ответила она. – Хотя если вы сделаете все, что сможете, чтобы этого не допустить…

Дрейпер выругался и отвел глаза.

– Ой, док, – проговорил Стамович.

ась лишь тем, что созерцала Вселенную.

– Как стрелять, знаете? – спросил он.

– В общих чертах, – ответила доктор Идальго. – Отец учил меня в детстве, но это было очень давно.

Бракетт отстегнул свой пистолет и подал ей рукоятью вперед.

– Только не стреляйте в людей.

Когда она приняла оружие, ее рука поникла от тяжести, но затем она с ней совладала и кивнула капитану.

– Я сделаю все, что смогу.


23 ПУТИ ПОБЕГА | Чужой: Река боли | 25 СЕКРЕТЫ И ЖИЗНИ