home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



31

САМАЯ ЖЕСТОКАЯ УЛОВКА

ДАТА: 27 ИЮЛЯ 2179 ГОДА

ВРЕМЯ: 09.00


– Спускаемся в самый ад!

Корабль стремительно несся к поверхности Ахерона. Кто-то радостно вопил, но Рипли крепко зажмурилась и старалась удержать в себе завтрак. Весь корабль с грохотом трясся, слышался металлический скрежет, морпехи ворчали, а она так крепко вцепилась в свои подлокотники, что у нее свело пальцы.

Такого тяжелого вхождения в атмосферу у Рипли еще не случалось. Оно больше походило на таран, чем на посадку – и ни к чему подобному ее никогда не готовили.

Но она попадала в передряги и похуже этой. Так что она открыла глаза, уставилась на потолок и стала просто гадать, чем это кончится.


ДАТА: 27 ИЮЛЯ 2179 ГОДА

ВРЕМЯ: 09.58


Они пролетели над колонией. Питание по-прежнему было включено, здание внешне выглядело неповрежденным, и огромные атмосферные процессоры также оставались в рабочем состоянии. Если бы не полная тишина, то нельзя было и сказать, будто здесь что-то случилось.

Но связь с колонией до сих пор отсутствовала. Если бы колонисты слышали, что над ними кружит корабль, неужели они не вышли бы его поприветствовать?

Рипли сидела как на иголках. Это спокойствие будило в ней тревогу.

– Слушай, это все похоже на какой-то город-призрак, – прошептал один из морпехов.

Она почувствовала, как по телу пробежал холодок.

«Если они все мертвы, то это совсем не город-призрак, – подумала она. – Это обитель чудовищ».

Лейтенант отдал приказ на посадку. Рипли, Бёрк и несколько морпехов сидели в десантной боевой машине, находящейся в нижней части корабля. Управлял ею андроид по имени Бишоп.

«Я предпочитаю термин “искусственный человек”», – заявил он ей как-то, но к черту его. Что Бишоп, что Эш – это, по ее мнению, были просто разные имена одного и того же ублюдка.

Через несколько секунд после того, как трап корабля коснулся посадочной площадки, Бишоп нажал на газ. Атмофера теперь была иной, сменив свое дерзкое буйство на мерное спокойствие, от чего у Рипли почти отлегло на душе. Почти. Она видела, какое оружие грузили сюда эти ребята, и профессионализм, которым они обладали. Но она также знала, что могло встретиться им внутри этого комплекса.

«Не стоило мне сюда лететь», – подумала она уже в тысячный раз. Но едва выйдя из гиперсна на «Сулако»[12], она решила присоединиться к группе высадки, когда та отправится на поверхность. «Сулако» оставался на беспилотной орбите, и ей не хотелось ждать там одной. Она и так долго пробыла в одиночестве.

– Народ, десять секунд, шевелитесь! – проревел другой военный. – И в этот раз я хочу, чтобы все сработали четко.

Машина затормозила, и дверь отъехала вбок.

Рипли задержала дыхание. Пехотинцы высыпали наружу, дверь со стуком захлопнулась. Кроме нее, остались Горман, Бёрк и Бишоп. Теперь обо всем, что происходит снаружи, она узнавала от экранов пункта управления, за которыми сидел Горман. Она тут же почувствовала себя оторванной от остальных, словно те находились где-то далеко.

Шел сильный дождь, земля была вязкой от мокрого пепла. Посреди комплекса стояло несколько брошенных машин. Одинокий знак, «БАР», светил красным, выделяясь на фоне царившей здесь серости.

Группа выстроилась вокруг широкого входа, над которым красовалась надпись: «Северный шлюз».

– Первая команда, слушай меня, – проговорил Горман. – Хикс, собирай своих и прикрывай сзади.

Рипли смотрела на изображения с камер, расположенных на шлемах у первой команды. Они приближались к двери, двигаясь размеренно, точно и в то же время быстро и спокойно. Хадсон обежал запорный механизм, а потом тяжелый металлический барьер начал сдвигаться в сторону.

– Вторая команда, вперед, – сказал Горман. – Держать фланги.

Дверь открылась.

Внутри все было погружено в тень.

Пехотинцы ступили в комплекс сомкнутым строем, проверяя углы и освещая себе путь наплечными фонариками. Двери внутреннего шлюза были наполовину открыты, и двое солдат раздвинули их шире.

Васкес двинулась вперед, и Рипли увидела, что скрывалось за дверями.

Коридор напоминал руины. Потолки обрушились, стены ободраны, тут и там торчали ошметки труб и обрывки проводов. Откуда-то сочилась вода.

«Вот черт», – подумала Рипли.

– Вторая команда, заходите внутрь, – скомандовал Горман. – Хикс, поднимайся на следующий уровень.

Вторая команда двинулась по лестнице, начинавшейся сразу за открытым проемом. Первая отправилась в глубь комплекса. Теперь повреждения стали еще заметнее. Они увидели несколько завалов из мебели, которые, возможно, предназначались, чтобы собрать баррикаду.

Но если так, это не помогло.

– Сэр, вы это смотрите? – спросил Эйпон. – Похоже, тут вели ружейный огонь, есть следы взрывов. Возможно, зарядов для сейсморазведки. Видите? Народ, держитесь плотнее.

Рипли посмотрела на камеру Хикса и увидела, что он только что достиг верхней площадки лестницы. Там коридор был не светлее прежнего, и здесь также оказались повреждения.

– Так, Хикс, Хадсон, включайте датчики движения, – приказал Горман. Когда Рипли увидела, как двое мужчин посмотрели на устройства, которые держали в руках, внутри у нее похолодело. Когда-то Эш собрал для них приборы, очень похожие на эти, чтобы они выследили чудовище на борту «Ностромо». Эти выглядели солиднее, но сама технология, как она поняла, ничем не отличалась.

Обе команды продвигались дальше. Рипли почувствовала, как по спине у нее стекла капелька пота. Бёрк смотрел рядом с ней, Бишоп стоял чуть поодаль, но тоже наблюдал за ходом операции. Она застряла здесь с андроидом и двумя неприятными ей мужчинами и уже начинала жалеть, что не ушла с Хиксом.

– Разбейтесь по двое и продолжайте, – приказал Горман.

Датчик Хадсона заметил движение. Хадсон дал знак и вместе с Васкес медленно пробрался по темному коридору. Оружие они держали наготове. Пульс Хадсона ускорился. У Васкес – почти ничего не изменилось.

«Уводи их», – мелькнуло в голове у Рипли. Она чуть не сказала это вслух, но поняла, как это могло бы выглядеть. Они прибыли сюда, преодолев такое большое расстояние, чтобы выяснить, что здесь случилось, и помочь выжившим. Поэтому нужно было продолжать.

Но от этого ее страх не убавился.

Хадсон пнул ногой в дверь и… оттуда прыснули песчанки. Они испуганно разбежались в разные стороны.

– Сэр, результат отрицательный, – протянул Хадсон. – Двигаемся дальше.

Рипли не удалось определить, говорил ли он с сарказмом или нет.

Что-то привлекло ее внимание на другом экране. Камера Хикса проехала поперек коридора, и Рипли заметила, что кое-что было не так – несколько темных, неровных участков на полу.

– Стойте! Стойте, скажите ему… – она схватила гарнитуру. – Хикс. Назад. Направо.

Он повиновался и увидел в полу ожоги от кислоты. Металлический решетчатый настил разъело, будто он был сделан изо льда.

– Вот.

Как изо льда. Кровь застыла в жилах, она почувствовала тошноту.

– Вы хорошо это видите? – спросил Хикс, глядя на них через камеру Дрейка. – Как будто проплавило. Похоже, кто-то завалил одного из чудищ Рипли.

Рипли оглянулась на Бёрка. Сама не зная почему – она даже не знала, чем он мог сейчас помочь.

– Кислота вместо крови, – произнес он, явно изумленный тем, что история Рипли находила свое подтверждение.

– Если вам понравилось то, это вы просто полюбите, – сказал Хадсон. Они с Васкес нашли гораздо больший ожог – целую дыру, разъевшую несколько уровней и достаточно широкую, чтобы в нее мог упасть человек.

«Может, одного из них разнесло на куски, – подумала Рипли. – Наверное, так и было».

– Сэр, тут ничего живого, – сообщил Эйпон. – Что бы здесь ни произошло, думаю, мы опоздали.

Горман осмотрел экраны и биоиндикаторы своих солдат.

– Ладно, территорию проверили, посмотрим, что нам скажут их компьютеры.

– Погодите минуту, – вмешалась Рипли, чувствуя, как внутри просыпается знакомая тревога, – территорию не…

– Территорию проверили, Рипли, – повторил лейтенант, даже не удостоив ее взглядом. – Первая команда, в операционный центр. Хадсон, попробуй подключиться к их ЦПУ.

– Есть.

– Хикс, встретимся у Южного шлюза, – распорядился Горман. – Мы выходим.

«Они уже решили, что тут все хорошо», – подумала Рипли. Она поразмышляла, не поспорить ли с Горманом, не сказать ли ему, что территорию нельзя считать проверенной, пока команды не осмотрят ее всю. Она помнила, что чудовище хоть и было огромным, страшным и жестоким, но оно сумело спрятаться на борту «Нарцисса»[13], притаившись так ловко, что она некоторое время его не замечала.

И судя по тем коридорам, что она видела на экранах… там был лабиринт комнат, множество лестниц… и могла затаиться целая сотня ксеноморфов! Но машина уже двигалась, и вскоре они, обогнув колонию, оказались перед Южным шлюзом.

«Меня затягивает туда, – подумала Рипли. – Стоило оставаться на “Сулако”, но мне не хотелось быть одной». А сейчас ей нужно было сидеть на месте… но она не сможет. Она выйдет с Горманом и Бёрком.

«Я не должна выходить».

Но ей нужно было увидеть, что произошло с колонистами. Как ни крути, она знала о ксеноморфах больше, чем кто-либо из тех, кто участвовал в этой миссии.


Когда они выбрались из машины и приблизились к Южному шлюзу, ливень по-прежнему шел. Хикс вместе с еще одним пехотинцем ждали их там, и Горман с Бёрком первыми ступили внутрь.

Оказавшись перед самой дверью, Рипли остановилась.

«Я все еще могу повернуть обратно», – промелькнуло у нее в голове. Хотя на самом деле она и так зашла уже слишком далеко.

– Ты в порядке? – спросил Хикс. Он обернулся, заметил, что она остановилась, и вернулся за ней. Этим он ей и нравился.

– Да, – тихо ответила Рипли.

Она шагнула вперед, и двери захлопнулись у нее за спиной.


ДАТА: 27 ИЮЛЯ 2179 ГОДА

ВРЕМЯ: 10.03


В одну из своих вылазок за едой Ньют услышала доносившиеся по трубам голоса.

Они испугали ее, но и дали надежду, и это ее рассердило. Ведь она на горьком опыте познала, что надежда – это самая жестокая уловка, которой она только могла себя завлечь.

Надежда могла ее убить.

И тем не менее она нырнула в трубу навстречу голосам…

…вселив в себя надежду.


30 СОЗДАВАЯ ЛУЧШИЕ МИРЫ | Чужой: Река боли | Благодарности