home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7

БЕДА НЕ ПРИХОДИТ ОДНА

ДАТА: 10 ИЮНЯ 2179 ГОДА

ВРЕМЯ: 11.10


По опыту Демиан Бракетт знал, что чем дальше от Земли его командируют, тем выше вероятность попасть к каким-нибудь дебоширам. Люди вступали в Колониальную морскую пехоту по разным причинам: одни из чувства долга, другие – чтобы сбежать от прошлого, но были и такие, в ком сидел дух насилия и кто не хотел навредить тем, кого любил.

И он убедился в том, что, независимо от их собственного обоснования своего вступления в войска, оказываясь там, они становились либо хорошими морпехами, либо ходячими проблемами. Какими бы ни были их намерения в начале, потом, вливаясь в службу, большинство людей находило в себе способность развиваться в любом направлении.

В первые сорок пять минут после прибытия на Ахерон капитан Бракетт сложил вещи в квартире, провел предварительную встречу с Элом Симпсоном и руководством административной службы колонии и начал свое первое совещание с отрядом. В распоряжении Колониальных морпехов имелась комната для собраний, небольшая, однако достаточно вместительная для двадцати одного человека – именно столько здесь сейчас и собралось.

Бракетт стоял перед всеми, облокотившись на кафедру, из-за чего создавалось впечатление, будто он проводит религиозную службу, и изучал морпехов, стоявших перед ним. Вдоль стены громоздились стулья, но, поскольку это была первая встреча с личным составом, он не стремился обеспечить им удобство.

Лучше им всем постоять, и ему в том числе.

Бракетт не выдумывал ничего особенного. Основные положения и описание планируемых результатов, надежда на то, что они помогут ему достичь их скорее, четкое указание придерживаться протокола, а также выражение признательности за радушие, с которым его встретили лейтенант Парис и сержант Кохлин, стоявшие теперь чуть в стороне от остальных. Пока говорил, он заглядывал морпехам в глаза. Большинство присутствующих, похоже, слушали внимательно, даже с любопытством глядя на нового командира, готовые просто делать свою работу. Некоторые, однако, не казались такими открытыми.

Особенно один мужчина, слегка сузивший глаза и вздернувший уголок рта, будто собирался вот-вот презрительно усмехнуться. Бледный и худощавый, с ястребиным носом, он буквально излучал протест. Бракетту уже приходилось видывать таких – вызывающе и враждебно ведущих себя любителей похихикать, пошептаться и побрюзжать. Ястребиный Нос заслуживал определенного внимания, но он был не единственной заботой Бракетта. Еще трое стояли рядом с ним. Эти не смотрели с насмешкой, как Ястребиный Нос, но Бракетт видел в них напряженность и жесткость и, вроде бы, заметил, как они несколько раз молча переглянулись.

На Ахероне существовали некоторые опасности, но в целом это могло оказаться относительно простым назначением. Бракетт намеревался позаботиться о том, чтобы Ястребиный Нос и его друзья не добавили ему трудностей.

– Ладно, пока это всё, – произнес капитан, обводя взглядом отряд. Крепкая группка, и большинство понятливые и отзывчивые. – В следующие несколько дней я хочу немного побеседовать с каждым из вас. Если мы проведем это время вместе, как в раю, то хочу знать тех, кто будет меня прикрывать, и хочу, чтобы вы все знали, что я буду прикрывать вас.

Может быть, в этот момент и сыграло его воображение, но он был уверен, что левый уголок рта Ястребиного Носа вновь слегка поднялся в своей усмешке.

– Это все. Разойтись. – Бракетт посмотрел направо. – Лейтенант Парис. Сержант Кохлин. Задержитесь на минуту, пожалуйста.

Он подождал, пока остальные покинут помещение. Некоторые начали тихо переговариваться между собой, даже не дотерпев до коридора. Бракетт не собирался на это обижаться. Они просто познакомились с новым командиром – вполне естественно было предаться рассуждениям, какой занозой в заднице он для них станет. Он дождался, пока все выйдут, и остался наедине с Парис и Кохлином.

– Ну, как я им? – спросил он, поворачиваясь к ним.

– Хорошо, капитан, – ответила Парис. – Они пока не знают, чего от вас ждать, но уже скоро себя покажут.

– Не уверен, что мне этого хотелось бы, – задумчиво проговорил Бракетт. А затем нахмурился. – А тот парень с ястребиным носом… кто он такой?

Парис с любопытством наклонила голову:

– С ястребиным носом?

Кохлин понял, кого он имел в виду.

– Это Стамович. Рассказывать о нем особо нечего, но если вы хотите знать, доставит ли он хлопот…

– Ответ: может быть, – перебила его Парис, и Кохлин кивнул. – Стамович – колючий сукин сын, который, наверное, самостоятельно пробил себе путь из мамкиной утробы, но он будет вести себя хорошо, если Дрейпер не скажет ему иначе.

– Сержант Марвин Дрейпер? – спросил Бракетт, сузив глаза. – Я читал его дело. Две пометки о несоблюдении субординации, но это было много лет назад. Так мне стоит о нем беспокоиться? В смысле, если этот парень может приказывать рядовому Стамовичу, что ему делать…

– Дрейпер управляем, – сказала Парис. – Он понимает, что сидит на убогой глыбе в далеком космосе, где сердить командира – не лучшая идея. И пока он не нарушает прямые приказы, лучше всего просто игнорировать его, насколько это возможно.

Бракетт сдвинул брови.

– Если этот сержант держит Стамовича на каком-то поводке, то как я должен…

– Не только Стамовича, капитан, – оборвал его Кохлин. – Есть еще несколько человек, которые готовы идти за Дрейпером.

Все еще прищурившись, Бракетт отвернулся, чтобы изучить помещение, мысленно наполнив его людьми. Он попытался припомнить лица членов отряда и места, где они стояли.

– И который из них был Дрейпер? – спросил он.

Парис покачала головой:

– Его здесь не было. Он и Юсеф на выезде с изыскательской бригадой.

– Почему так?

– Стандартная процедура, сэр, – ответила Парис. – Каждый раз, когда админ высылает бригаду, двое наших людей направляются вместе с ними.

Бракетт заморгал.

– Зачем Колониальные морпехи нужны на гражданских вылазках? У колонистов своя работа, у нас своя. Мы должны обеспечивать безопасность самой колонии, а не отдельных ее жителей.

Парис посмотрела на Кохлина, но тот лишь пожал плечами.

– Они просто следуют типовой инструкции, капитан, – объяснил Кохлин. – Так было еще до того, как я здесь оказался.

– Эл Симпсон был здесь с самого начала, – продолжила Парис. – Если кто и сможет ответить на этот вопрос, то это он.

Бракетт сделал глубокий вдох. Он не собирался раскачивать лодку в первый же день, но мысль, что пехотинцы изо дня в день рискуют своими жизнями вне рамок своих служебных обязанностей, не укладывалась у него в голове.

– Приступайте к своим обязанностям, – сказал он. – Я поговорю с Симпсоном, а потом буду заселяться. Встретимся здесь же в тринадцать ноль-ноль.

Парис и Кохлин отдали честь, но Бракетт уже почти не смотрел на них. Он размышлял об отсутствовавшем сержанте Дрейпере. Неужели начальство не ввело его в курс дела, отправляя на Ахерон, или колониальная администрация использовала пехотинцев для корпоративных задач, не имея на то разрешения?

Капитан вышел из комнаты и направился в административный узел. Меньше всего ему хотелось ссориться с Элом Симпсоном в день своего прибытия, но Бракетт провел столько лет в Колониальной морской пехоте, занимаясь любыми задачами от перестрелок до охоты на жуков, и был награжден Галактическим Крестом не для того, чтобы стать собачкой на поводке Корпорации в какой-то заднице Вселенной.

Нахмурив брови и потерявшись в мыслях, он свернул не туда и чуть не столкнулся с мужчиной и женщиной, шедшими навстречу.

– Прошу прощения, – пробормотал он.

Едва слова слетели с его губ, как он заметил легкий вздох, вырвавшийся из груди женщины. Сначала Бракетт подумал, что она испугалась от того, что они чуть не столкнулись, и хотел было извиниться еще раз. Затем уловил, как странно на женщину посмотрел ее спутник, но лишь переведя взгляд обратно, понял, что она вздохнула от потрясения, узнав капитана.

– Демиан? – проговорила женщина, и черты ее лица просияли в лучезарной улыбке. – Что ты тут делаешь?

Все напряжение и растерянность как рукой сняло. Бракетт улыбнулся в ответ и издал радостный смешок. В «Надежде Хадли» сто пятьдесят восемь колонистов, не считая его морпехов, а он уже практически налетел именно на нее.

– Привет, Энн, – вымолвил он.

«Я и забыл, как ты красива», – едва не вырвалось вслед. Но затем он перевел взгляд налево, заметил смущение на лице ее спутника и увидел связь, что на какой-то миг от него ускользнула.

Бракетт протянул руку.

– Вы, должно быть, Расселл Джорден.

– Расс, – настороженно представился мужчина, пожав руку.

– Капитан Демиан Бракетт, Расс. Очень рад познакомиться с человеком, достойным быть мужем этой женщины.

– Да… спасибо, – осторожно ответил Расс, но во взгляде все еще была заметна некая опаска. Бракетт не мог его в этом винить – мужьям обычно не нравятся бывшие их жен.

Энн же по-прежнему улыбалась, но уже не так лучезарно, а скорее заинтригованно.

– В самом деле, Демиан, – продолжила она. – Что ты делаешь на Ахероне? Я и подумать не могла, что встречу тебя здесь.

Годы, прошедшие с их последней встречи, добавили ей несколько морщинок вокруг глаз, а время, проведенное в дикой глуши далекого космоса, сделало ее саму какой-то диковатой. Но так она казалась ему лишь красивее. Ее лицо обрамляли спутанные кудри, а фигура от тяжелого труда стала мускулистой и статной. Глаза горели бесстрашной решимостью, свойственной тем, кто выбрал себе сложный жизненный путь.

«Она замужем за другим», – напомнил себе Бракетт. Не то чтобы ему так уж требовалось это напоминание, когда Расс Джорден изучал его своими суженными, почти как у рептилии, глазами.

– Здесь мой новый гарнизон, – объяснил Бракетт. – Морпехи «Надежды Хадли» теперь у меня в подчинении.

– Это… это… – замялась Энн.

– Потрясающе, – пришел на выручку Расс, надевший теперь вежливую улыбающуюся маску. – Добро пожаловать на борт, мистер Бракетт. Жизнь тут несладкая, но мы пробыли в этом месте так долго, что оно уже кажется нам родным. Думаю, любое место может стать домом, если там растут твои дети, верно?

– Так говорят, – ответил Бракетт. – У меня-то детей нет, но я завидую вам обоим.

Энн перевела взгляд с Бракетта на мужа, и все почувствовали явную неловкость. Она словно пыталась найти верную комбинацию слов, чтобы смягчить это неудобство, но тут по коридору донесся голос:

– Капитан Бракетт, вот вы где!

Повернувшись, Демиан увидел Эла Симпсона, неуклюже приближавшегося к ним. Похоже, этот человек постоянно был чем-то недоволен.

– Я как раз шел к вам, – сказал Бракетт, сообщая своим тоном, что недовольство было чувством, доступным не только администратору.

– Что ж, очень вовремя, – ответил Симпсон. Если он и уловил раздражение в голосе капитана, то не выдал этого. – Слушайте, у нас тут небольшая критическая ситуация, и в нее вовлечены некоторые из ваших людей. Я созвал совещание в зале заседаний, и вам стоит там присутствовать.

– Во сколько начало? – спросил Бракетт.

– Сейчас.

Энн обеспокоенно взглянула на мужа.

– Это по поводу Отто и Кёртиса? – спросил Расс у Симпсона. – Мы как раз шли поговорить с вами.

По лицу Симпсона пробежала тревога.

– С братьями Финч все нормально. Буря здорово разыгралась в их секторе, но они нашли укрытие. Все хорошо. А сейчас, если позволите, мне нужно обсудить с капитаном Бракеттом вопрос, касающийся его отряда.

Симпсон взял Бракетта под локоть и резко повернул его в сторону административного узла. Капитан оглянулся на Джорденов. Расс смотрел им вслед, но Энн повернулась к мужу с обеспокоенным и побледневшим лицом. Бракетт на миг пожалел, что принял назначение на Ахерон, но тут же прогнал эту мысль. Он прибыл в «Надежду Хадли» не только затем, чтобы снова увидеть Энн Джорден.

Или нет?

Он высвободился из хватки Симпсона и бросил на того косой взгляд, когда они торопливо шагали по коридору и, пройдя мимо ответвления в другой коридор, увидели застекленный административный узел командного блока с царившей в нем суетой.

– А вы не очень хороший лгун, – заметил Бракетт.

– Простите? – огрызнулся Симпсон, от раздражения изменившись в лице.

– Не знаю, кто такие братья Финч, но кем бы они ни были, с ними не все нормально, – он помолчал, а затем добавил: – И я очень сомневаюсь, что Энн тоже вам поверила.

– Мне и не нужно, чтобы она поверила, – сказал Симпсон. – Она работает на меня. Так, может, позволите уже мне побеспокоиться за своих людей, а сами побеспокоитесь за своих?

Когда они прошли командный блок и свернули за угол, Бракетт присмотрелся к администратору получше. На первый взгляд тот ничем не отличался от сотни мартышек-управляющих низшего звена, которых он встречал, но все же существовала вероятность, что Симпсон был умнее, чем казался.

Чуть дальше по коридору они остановились перед дверью с табличкой: «ПРОВОДЯТСЯ ИССЛЕДОВАНИЯ. ПОСТОРОННИМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН», и Симпсон ввел цифры на панели, чтобы войти.

– Вы затронули любопытную тему, – начал Бракетт, – о грани, разделяющей ваших людей и моих.

Симпсон убедился, что дверной замок за ними был снова заперт, и отошел к другой двери, белой, в дюжине футов от первой, явно ожидая, чтобы Бракетт последовал за ним.

– Что бы вы ни собирались сказать, погодите, – фыркнул администратор. – У нас сейчас есть дела поважнее, чем меряться членами, пока вы тут устанавливаете свою власть.

Бракетт ускорил шаг, борясь с желанием схватить Симпсона за шкирку и стукнуть лицом о дверную раму. А войдя в белую дверь, они оказались в комнате, где находилось слишком много свидетелей для подобных выходок. Капитан и так бы этого не сделал – наверное, – но на виду у вытаращивших глаза молодых лаборантов в белых халатах и нескольких ученых постарше в гражданской одежде он уж точно не собирался разбивать администратору нос.

Халаты сгрудились вокруг троицы старших исследователей: это были седовласый японец, мужчина с мрачным взглядом и винного цвета родимым пятном, тянувшимся от горла к подбородку, и женщина лет шестидесяти, такая худая, что напомнила Бракетту схематичных человечков, которых он рисовал в детстве.

Единственный из присутствующих, кто не был похож на ученого, стоял на некотором отдалении от стола, сморщив лоб. Он был явно недоволен и всем видом напоминал человека, ждущего, пока его дети наиграются на площадке, чтобы можно было пойти домой.

– Капитан Бракетт, знакомьтесь: доктора Мори, Риз, Идальго и их башковитая команда.

Доктора кивнули. Симпсон показал рукой на мужчину, стоявшего в стороне.

– А этот угрюмый человек в углу – Деррик Расселл, он заведует мероприятиями по терраформированию.

– Капитан, – поздоровался Расселл, кивнув.

Бракетт приблизился к столу, чтобы пожать всем руки.

– Добро пожаловать в «Надежду Хадли», капитан… – начал Мори.

– Ладно, хватит, – сказал доктор с мрачным взглядом, и его родимое пятно стало чуть темнее. – У нас нет времени на эту ерунду. Доктор Идальго, прошу, введите капитана в курс дела.

Схематичный человечек выровнялся в кресле. Бракетт заметил, что у доктора были добрые глаза. И в этот момент – встревоженные.

– Двое наших разведчиков, Отто и Кёртис Финчи, попали в атмосферную бурю пятой степени. Такие бури проходят редко и локализованно, а их продолжительность трудно предсказать, – рассказала доктор Идальго. – Финчи и сопровождающие их пехотинцы вынуждены были оставить свою машину и укрыться в атмосферном процессоре, – в этом месте она бросила испепеляющий взгляд на Расселла, после чего продолжила: – Этот процессор не работал по меньшей мере шесть месяцев. Записи нечеткие…

Бракетт поморщился и выставил перед собой руку.

– Послушайте, прежде всего, я не понимаю, почему мои люди там оказались, но…

– Потом, капитан, – оборвал его доктор Риз.

Бракетт глянул на Симпсона.

– Потом, – подтвердил администратор.

– Они в беде, – сообщил Деррик Расселл, выделив последнее слово таким образом, чтобы убедиться, что все присутствующие верно расставили приоритеты. – Процессор неисправен… он засорился… и из-за бури его состояние ухудшается. Из укрывшихся там инженерными знаниями обладает Кёртис Финч, но он ранен.

Бракетт напрягся.

– И через сколько блок должен взорваться?

– Отсюда мы не можем точно сказать, – ответил Симпсон. – Буря не позволяет не только наладить связь, но и отслеживать сигналы процессора. Поэтому мы и не знали о его неисправности. Пока это не критично, но, насколько мы можем сказать отсюда, к этому все идет.

Бракетт пристально посмотрел на него.

– У вас есть тяжелый вездеход? Почему мы вообще это тут обсуждаем? Пошлите кого-нибудь туда!

Доктора Мори и Идальго обменялись неразборчивыми взглядами.

Улыбка доктора Риза напомнила Бракетт акулью.

– За этим вы и здесь, капитан, – сказал Риз. – С ними два колониальных морпеха, а ваши ребята никогда не бросают друг друга. Мы предположили, что вы со своим отрядом пожелаете сами их спасти.

Бракетт не пробыл в «Надежде Хадли» и полдня, но ему уже хотелось придушить большинство тех, кого он тут встретил.

– Значит, вы отправляете морпехов, чтобы порешать свои дела, – ответил он, – а теперь ждете, что мы будем делать еще и грязную работу?

Доктор Мори погладил острые лацканы своего пиджака.

– Раз уж будете там, – произнес он, – Компания будет вам признательна, если сохраните образцы, собранные командой перед тем, как случилась эта накладка.

Бракетт посмотрел на японца, но ничего не ответил. Зато пожалел, что не ударил Симпсона раньше. Сейчас он, стиснув зубы, говорил себе, что нападение на престарелого ученого из «Вейланд-Ютани» не будет одобрено его начальством.

– Накладка, – повторил он, и это слово прозвучало в его ушах как ругательство.

Все присутствовавшие ученые просто смотрели на него с ничего не выражающими лицами. Лишь Расселл и доктор Идальго выглядели так, будто им было слегка неуютно.

Бракетт повернулся к Симпсону:

– Приготовьте тяжелый вездеход.

– Он уже готов, – ответил тот.

– Хорошо. Вызовите сержанта Кохлина. Скажите, что у него есть три минуты, чтобы взять пятерых пехотинцев и прийти к моей квартире.

Сказав это, капитан развернулся и вышел в коридор.

«Накладка, – подумал он. – Вот уж в самом деле, добро пожаловать на Ахерон».


6 ЛЕСТНИЦА | Чужой: Река боли | 8 БУРИ ВИДАННЫЕ И НЕВИДАННЫЕ