home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Зубные врачи Александра I

Особую страницу в истории российской стоматологии сформировали придворные зубные врачи, годами лечившие российских самодержцев и членов их семей. Эти малоизвестные факты, связанные с обслуживанием российских самодержцев, отложились в фондах различных российских архивов.

Первого зуба Александр I лишился в 1791 г. в возрасте 14 лет. Зуб был уже не молочный, поэтому и болел, как «большой». Один из воспитателей будущего императора упоминал, что «Александр Павлович около сего времени, по долгом терпении зубной боли, решился выдернуть зуб, что, с позволения Ея Императорского Величества и родителей, тогда же и совершилось благополучно зубным врачом. Его высочество перенес сие действие, не произнеся ни малой жалобы, с довольною по летам его твердостию духа, хотя и чувствовал общую боль, в разсуждении, что зуб был коренной» [105].

В этом коротком мемуарном упоминании отметим характерную деталь. Вопрос о лечении кариозного «коренного» зуба даже не рассматривался. Лечить больные зубы тогда не умели даже на этом уровне власти, и зубная боль купировалась, как правило, оперативным вмешательством. Есть больной зуб – есть зубная боль, нет больного зуба – нет и боли. К удалению зубов относились довольно спокойно, поскольку изготавливать «искусственные зубы» зубные врачи тогда могли довольно умело. Отметим и то, что разрешение на удаление зуба у внука давала лично Екатерина II. Естественно, никакой анестезии при этом не применялось.

Примечательно, что зуб удалял «зубной врач». Тогда в придворном штате «де-юре» никаких зубных врачей еще не

было, но «де-факто» они уже работали в Зимнем дворце со времен начала правления Екатерины II.

Правда, не вполне ясно, был ли это приглашенный зубной врач или зубной врач, получавший жалованье из дворцовых средств.

Из истории зубоврачевания, или Кто лечил зубы российским монархам

Ж.-Л. Вуаль. 1792 г. Портрет великого князя Александра Павловича. Государственный Эрмитаж


Из истории зубоврачевания, или Кто лечил зубы российским монархам

С.С. Щукин. Портрет Александра I


Когда в марте 1801 г. Александр I стал императором, он по традиции утвердил новый придворный штат, по которому в Зимнем дворце впервыеввели штатную должность зубного врача.Однако заполнена эта должность была только 1 января 1806 г. Такой разрыв, видимо, связан с тем, что до 1806 г. «дорабатывал» зубной врач, практиковавший в Зимнем дворце со времен Екатерины II.

Первым в Зимнем дворце занял должность штатного зубного врача французский подданный Карл Август Сосерот.

Замещение дворцовой штатной должности зубным врачом-французом не было случайным. Во-первых, на то время французы были признанными лидерами в области зубоврачевания, во-вторых, вероятно, имели место и политические соображения.

Дело в том, что 2 декабря 1805 г. объединенные войска Третьей антифранцузской коалиции (Россия, Австрия, Англия, Швеция) потерпели поражение под Аустерлицем (войска России и Австрии). В конце декабря 1805 г. коалиция развалилась, и уже 1 января 1806 г. французского подданного приняли на службу в Зимний дворец. Подчеркнем, что все назначения на штатные должности в Зимнем дворце происходили только с ведома императора Александра I.

О характере службы Карла Августа Сосерота в Зимнем дворце известно мало. Мы можем только привести письмо зубного врача к императору, написанное в апреле 1820 г.: «Ваше Императорское Величество! 15 лет я имел счастие находиться в службе Вашего Величества, насколько в первые годы был счастлив, столько в последние страдал, потеряв надежду возвратить Вашу доверенность. Печаль о сем чувствительно расстроила мое здоровье, а обстоятельства мои принуждают меня возвратиться к моему семейству… почему всеподданнейше прошу Ваше Величество, благоволите предоставить мне то место, которое занимал, находясь в случае Вашем, и будьте уверены, что это будет для меня неизгладимым воспоминанием из щастливых годов, кои провел я в Вашей империи и при Вас. Я имею шестерых детей, коих воспитание сопряжено с большими издержками. Ваше Величество, удостойте Монаршей милости в моей участи назначением пенсиона по иностранному курсу и тем ощасливите меня и мое семейство, которое непрестанно будет благословлять Ваше имя. Верноподданный надворный советник Август Сосерот, зубной доктор двора Его Императорского Величества. 9 апреля 1820 г.» [106].

Из истории зубоврачевания, или Кто лечил зубы российским монархам

Б. Патерсен. Вид на Дворцовую площадь и Зимний дворец от начала Невского проспекта. Начало XIX в.


Из истории зубоврачевания, или Кто лечил зубы российским монархам

Неизвестный художник. Встреча императора Александра I с Наполеоном на реке Неман в июне 1807 г.


Это письмо требует некоторых пояснений, также связанных с «большой политикой». Принятый к высочайшему двору «зубной доктор» К.-А. Сосерот поначалу находился, как тогда говорили, «в случае», т. е. пользовался доверием императора. Тем более что летом 1807 г. во время встречи Наполеона и Александра I был заключен Тильзитский мир. Однако летом 1812 г. между Россией и Францией началась война.

В этой ситуации все подданные иностранной державы, служившие при императорском дворе, должны были немедленно сделать выбор: либо принять подданство России, либо покинуть Императорский двор. Видимо, К.-А. Сосерот, желая сохранить престижное место, принял российское подданство. Но тем не менее, как следует из письма зубного врача, он потерял доступ «к телу» Александра I. Вероятнее всего, француза, имевшего доступ «к телу» императора, удалили из Зимнего дворца не из-за его просчетов профессионального характера, а именно по политическим соображениям. Кроме того, в этом решении просматриваются и соображения, связанные с обеспечением безопасности Александра I.

Таким образом, несмотря на все политические перипетии в отношениях между Россией и Францией, французский зубной врач К.-А. Сосерот официально проработал при дворе Александра I на штатной должности зубного доктора «двора Его Императорского Величества» 13 лет – с 1 января 1806 г. по апрель 1820 г. Ему платили 2000 руб. в год. Эта сумма складывалась из штатного жалованья (750 руб. в год) и доплаты из «экономических сумм» (1250 руб.) [107]. Поясним, что под «экономической суммой» имелись в виду личные средства Александра I, который «доплачивал» зубному врачу буквально «из своего кошелька». Как российский «верноподданный», К.-А. Сосерот через положенное время получал чины, согласно «Табели о рангах». Уже в мае 1807 г. зубной врач получил чин коллежского асессора, он соответствовал VIII классу, приравниваясь к армейскому чину майора.

Из истории зубоврачевания, или Кто лечил зубы российским монархам

Удаление зуба


Добавим, что со времен Петра I власти всячески склоняли иностранцев к принятию российского подданства, шаг за шагом сужая круг профессий, в рамках которых можно было оставаться иностранным подданным. Но для представителей дефицитных профессий делались исключения. К таким профессиям относились и зубные врачи. Однако уже с начала XIX в. в Зимнем дворце, как правило, работали зубные врачи, принявшие российское подданство. При этом после ухода со службы им гарантировалась пенсия, впрочем, с высочайшего разрешения они могли выехать на родину, куда и перечислялись деньги.

Несмотря на все сложности, отнеслись к К.-А. Сосероту по-доброму, и на его прошении появилась резолюция: «Высочайше повелено уволить вовсе с назначением пенсиона по 2000 руб. в год по смерть. 22 апреля 1820».

После официального ухода с должности штатного зубного врача Карла Августа Сосерота его место немедленно занял другой француз, как его называли в России, «Иван Петрович» Деспин. При этом именно Деспин фактически лечил Александра I еще в бытность на штатной должности К.-А. Сосерота. По крайней мере все «зубные счета» за 1816 г. о поставках в Зимний дворец зубного эликсира и зубного порошка подписаны именно Деспином.

Из истории зубоврачевания, или Кто лечил зубы российским монархам

Лондонский дантист


С апреля 1817 г. Деспин работал в Зимнем дворце сверхштатным зубным врачом. Об этом свидетельствует «Указ Правительствующему Сенату», в котором сказано: «Зубного врача Деспина принимаю сим званием ко Двору нашему, Всемилостивейше жалуем чином коллежского асессора. На подлинном подписано собственною Его Императорского Величества рукою „Александр“.

Санкт-Петербург. 4 апреля 1817 г.» [108]. Жалованье врачу платили не то, которое было определено штатным расписанием, а по имевшемуся прецеденту – 2000 руб. в год.

Из истории зубоврачевания, или Кто лечил зубы российским монархам

Зубы Ватерлоо. Так называли натуральные зубы, «собираемые» на полях сражений у убитых солдат


Собственно с 1817 г. так и повелось, что при Российском императорском дворе десятилетиями работали два зубных врача – штатный и сверхштатный. При этом последний рассматривался как некий «кадровый резерв». Доступ же к зубам императора зависел от многих составляющих, и далеко не всегда штатный зубной доктор оказывал стоматологическую помощь императору.

Судя по всему, И.П. Деспин мастерски владел техникой изготовления «искусственных зубов». И у него была внушительная коллекция таких зубов. По крайней мере в 1826 г. придворный зубной врач И.П. Деспин подарил Императорской Медико-хирургической академии коллекцию искусственных зубов (273 зуба) из «различных минеральных составов» [109]. Такая обширная коллекция искусственных зубов свидетельствует о том, что императору Александру I время от времени требовались эти «искусственные зубы». Кроме этого, решение И.П. Деспина было связано с тем, что именно в 1826 г. он оставил придворную службу и «находился в отпуску».

Кроме приведенного мемуарного эпизода 1791 г., когда будущий император лишился коренного зуба, в архиве сохранился счет, который документально иллюстрирует повседневный уровень ухода за полостью рта на уровне первого лица империи. Этот счет недвусмысленно указывает, что император Александр I внимательно следил за своими зубами, выполняя рекомендации своего зубного врача.

Все, что было необходимо императору Александру I для ухода за полостью рта, заказывал для него камердинер Максим Мельников у зубного врача И.П. Деспина. Архивный документ свидетельствует, что в 1817 г. для 40-летнего царя ежемесячно закупались внушительные объемы «зубного елексира» и зубного порошка. Одна склянка эликсира обходилась царю в 12 руб., а одна коробочка зубного порошка – в 5 руб. Так, с 7 июня по 24 декабря 1816 г. для Александра I было закуплено [110]:


Таблица


Из истории зубоврачевания, или Кто лечил зубы российским монархам

Из истории зубоврачевания, или Кто лечил зубы российским монархам

К сожалению, мы не знаем, какой объем «елексира» вмещала «склянка», так же как и сколько зубного порошка вмещала «коробочка». И тем не менее представленные данные позволяют сделать ряд заключений:

Во-первых, Александр I регулярно пользовался стоматологическими препаратами, ухаживая за своими зубами. В этих закупках чувствуется определенный ритм, наработанный годами, поскольку все закупки делались «по образцу прошлых лет». При этом зубные щетки император покупал у другого поставщика, иначе они были бы представлены в этом счете.

Во-вторых, из представленного счета видно, что стандартные «12 склянок» закупались также на некий стандартный срок, предполагая ритмичное их использование. Поскольку промежуток между закупками колеблется от 4 до 9 дней, то можно предположить, что каждый день царьиспользовал по 2 склянки зубного эликсира, скажем – утром и вечером. Что касается счетов, то указывалось время закупки или оплаты, а эти числа вполне могли колебаться в некоторых пределах. Предположительный расход зубного порошка – 2 «коробочки» в месяц.

В-третьих, судя по значительному преобладанию «склянок» с эликсиром над «коробочками» с зубным порошком, можно предположить, что именно эликсир служил для Александра I основным средством ухода за полостью рта. Хотя мы, конечно, не знаем весового объема «коробочки» с зубным порошком. Однако само название – «коробочка» – предполагает, что этого порошка было не очень много. Складывается такое впечатление, что к 40 годам у Александра I своих зубов, которые надо было чистить зубным порошком, было немного, а вот эликсир требовался регулярно. Очень возможно, что Деспин изготовил императору зубные протезы.

В-четвертых, в таблице имеются три пика, когда у зубного врача закупались просто огромные партии зубного эликсира: 25 июля – 72 склянки; 4 августа – 36 склянок и 3 сентября 24 склянки. В первых двух случаях параллельно закупалось и значительное количество зубного порошка. Столь значительные закупки эликсира предполагали его активное использование. Видимо, в это время (в конце июля – начале сентября 1816 г.) у императора наблюдалось какое-то обострение стоматологических проблем, что потребовало самого интенсивного использования зубного эликсира и порошка.

В-пятых, следует обратить внимание на высокую стоимость стоматологических препаратов. За шесть месяцев «на зубы» было потрачено более 4000 руб. Для того чтобы соотнести эту сумму с масштабом цен того времени, приведем следующий пример. В 1824 г. Александр I пожаловал нескольким придворным дамам ювелирные подарки. Баронесса Строганова получила «фермуар бриллиантовый с изумрудом и пять жемчужных ниток» стоимостью в 8000 руб., графиня М.Г. Разумовская – «сквалаж бриллиантовый с тремя аметистами» за 3200 руб., жена подполковника Алабова – «Фермуар бриллиантовый с тремя аметистами» за 1900 руб. [111]Таким образом, даже стандартный уход за полостью рта выливался для Александра I в очень приличные суммы.

Из истории зубоврачевания, или Кто лечил зубы российским монархам

Работа зубным ключом


Судя по всему, заболевания зубов у Александра I носили сезонный характер, поскольку в июле 1817 г. камердинер императора Максим Мельников приобрел у И.П. Деспина лекарств сразу на 3477 руб. Что это были за лекарства – неизвестно, поскольку в архивном деле лаконично указано: «Государь Император повелеть соизволил заплатить из Кабинета придворному зубному лекарю Деспину 3477 руб. ассигнациями за разные поставленные для Его Императорского Величества лекарства» [112]. Но при этом совершенно очевидно, что закупленные у зубного врача лекарства проходили по «стоматологической части».

Периодически врачей-иностранцев «по домашним обстоятельствам» отпускали на родину, в отпуск. Так, в 1820 г. И.П. Деспину было высочайше позволено выехать «…в отпуск за границу после отъезда Его Величества. 9 июля 1820 г.». При этом жалованье зубному врачу на время отпуска платилось в полном объеме [113].

В апреле 1823 г. рядом с Александром I появляется новый зубной врач: «Высочайше повелено… зубного лекаря Фонда назначить придворным зубным лекарем (или Дантистом), как были назначены Деспин» [114].

Из истории зубоврачевания, или Кто лечил зубы российским монархам

Стоматологический пеликан (ок. 1800 г.)


Из истории зубоврачевания, или Кто лечил зубы российским монархам

Стоматологический пеликан с рукояткой из слоновой кости и винтами настройки. Начало XIX в.


Трудно сказать, чем были вызваны эти кадровые перестановки, скорее всего, непосредственно решением императора Александра I. В 1820-х гг. император много времени проводил в Европе, и, вероятно, «иностранный зубной лекарь» удачно пролечил очередное «стоматологическое недомогание» императора, за что и был назначен «по совместительству», «как был назначен Деспин» в 1817 г. Именно в 1823 г. итальянский дантист Д. Фонци, разработавший методику крепления искусственных зубов из фарфора при помощи платиновых стержней, впервые посетил Петербург. Целью его визита была работа по изготовлению протеза для Александра I.

В заключение хотелось бы заметить, что в обширной иконографии российских императоров и императриц вплоть Александра I нет ни одного изображения, на котором были бы видны зубы царственной особы. Со времен Средневековья это считалось неприличным.

Поэтому для художников, писавших парадные и камерные портреты первых лиц, изображение улыбки «с зубами» было делом совершенно запретным. Этот запрет сформировался не на пустом месте. Дело в том, что далеко не у всех первых лиц зубы были таковы, что их можно было бы написать на парадном или камерном портрете.

Из истории зубоврачевания, или Кто лечил зубы российским монархам

Карикатура на зубного врача (ок. 1800 г.)


Но времена менялись, и улыбки «с зубами» появились на портретах аристократов именно в годы царствования Александра I, когда отчетливо обозначились тенденции смены канонов женской красоты. Если для XVIII в. в аристократической среде продолжала сохраняться мода на женщин типажа «кровь с молоком», с обильным макияжем и тяжелыми парчовыми платьями на фижмах, то в начале XIX в. эти каноны стремительно изменились. В моду входит анемичная утонченность и бледность. На смену парче приходят легкие газовые ткани, скроенные по образцу античных платьев.

Частью этой «смены вех» становится и такая новая деталь парадных портретов, как улыбка «с зубами», которую сегодня принято именовать «голливудской». Это было революционным прорывом в живописи. Сжатые губы на портретах сменила улыбка, женщины стали показывать свои зубы. Отметим, что эта художественная новация касалась только женщин. Мужчины по-прежнему выставляли волевые подбородки с плотно сжатыми губами.

Из истории зубоврачевания, или Кто лечил зубы российским монархам

Э.-Л. Виже-Лебрён. Автопортрет в соломенной шляпке. 1782 г.


Из истории зубоврачевания, или Кто лечил зубы российским монархам

Э.-Л. Виже-Лебрён. Портрет княгини Строгоновой. 1798 г.


Еще раз повторим, что для такой устойчивой традиции имелись все основания. Причиной плотно закрытых ртов часто были плохие зубы. У аристократов зубы «приходили в негодность» по причине того, что они не отказывали себе в сладком. И если художник писал «улыбку», то она могла принадлежать только простолюдинам или детям.

«Художественный прорыв» связан с именем французской художницы Э.-Л. Виже-Лебрен (Elisabeth-Louise Vigee-Le Brun, 1755–1842), несколько раз приезжавшей в Россию. Именно на ее портретах и появилась эта замечательная улыбка «с зубами», поначалу встреченная светским обществом «в штыки».

Впрочем, на картинах, выполненных художницей в России, эта «фирменная» улыбка почти не проглядывает, за исключением нескольких скромных женских портретов. В XX в. улыбка «с зубами» стала почти обязательным атрибутом любого художественного полотна.

Совершенно не случайно, что «улыбка» на живописных полотнах появилась именно во Франции. Со времен Пьера Фошара Франция лидировала в области зубоврачевания, и французские дантисты лечили зубы коронованных особ при многих европейских дворах, в том числе и в России.

Заключая разговор о времени правления Александра I, еще раз упомянем, что общее число дантистов в Российской империи в первой половине XIX в. продолжало оставаться крайне незначительным. На 1825 г., по данным «Российского медицинского списка», их насчитывалось всего 40 человек [115]. Из них 6 человек в разные годы (и при Николае I) так или иначе были связаны с Придворной медицинской частью Министерства Императорского двора – Карл Вагенгейм, Самуил Вагенгейм, Иван Деспин, Жан Жоли, Антон Нейман, Карл Август Сосерот.


Глава 4 ЗУбоврачевание при императорском дворе   в XIX – начале XX века | Из истории зубоврачевания, или Кто лечил зубы российским монархам | Зубные врачи и дантисты Николая I