home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Драконья ферма встретила Адруса и его то ли провожатого, то ли конвоира высоким забором, почти таким же высоким, как городские стены. А может, ему просто так показалось, но стены и правда были высоки – в два человеческих роста, не меньше. Адрус тут же прикинул, как бы на эту самую стену запрыгнуть, и с неудовольствием констатировал, что без специальных средств вроде «кошки» сделать это почти невозможно. Тем более что по стене ходят дозорные, а по углам огромного периметра торчат сторожевые башенки, похожие на воздетые к небу пальцы.

Огромные ворота, под стать стенам, были окованы железом и медью, блистающей на солнце, как золото. Причина блистания обнаружилась сразу – молодой парень, одетый в черную форму, рьяно надраивал медяшки, свисая с ворот на скамейке, подвешенной на нетолстых канатах. Внизу, у самых ворот, стоял типичный сотник – красномордый, широкоплечий. Его и вербовщика можно было принять за братьев, казалось, этих двух мужчин словно отлили в одной и той же литейной форме. Вербовщик отличался от здешнего сотника лишь толстым животом, неспособным уместиться в пределах его и так уже широких штанов. Драконий сотник был посуше и чуть повыше ростом, но голос был таким же – противным, резким, скрежещущим, будто кто-то с силой проводил куском стали по чугунной сковороде.

– Да твою мать! Тебя ослица родила, а не женщина! Ты что, задоголовый, не видишь – там зелень, справа?! Ну разуй же глаза, козолюб! Наберут идиотов, потом попробуй вдолбить им в голову, как надо служить! А-а-а! Вот и он! Магир! Ты-то мне и нужен! Набираешь ослов всяких, потом им даже палкой не вдолбишь в тупую голову самые простейшие из простейших истины! Ты посмотри – он медяшку начистить как следует не может, я должен стоять внизу и смотреть, как он это делает! Показывать ему, что и как надо чистить! Легче самому сделать! Тьфу, паразит проклятый!

– Хватит орать-то! – добродушно крякнул вербовщик и вытер мокрый лоб нечистым платком, извлеченным из недр мундира, больше похожего на армейскую палатку. – Я тебе свежее мясцо пригнал! Драконопас! Будущий! Заявку давал? Вот! Хочет служить, но не хочет воевать! Согласен идти в драконопасы. Получи и распишись!

– Служить хочет, а задницу подставить противнику не хочет? – прищурился «чужой» сотник. – Хитрая задница! Только слишком хитрая! На каждую хитрую задницу найдется свой дракон с винтом! Хе-хе-хе… Ну что же, пошли, приму придурка, как следует. За мной! А ты, ослиная задница, чисть как следует! Вернусь, проверю – и не дай тебе боги пропустить хоть одно пятнышко! Ты, сын продажной девки и осла, будешь языком вылизывать эти ворота!

– Что, смотр какой-нибудь затеяли? – небрежно поинтересовался Магир, и драконий сотник устало кивнул, осунувшись лицом:

– А то ж! Все сукам неймется! Гвардейское подразделение, говорят! Все должно быть начищено, все должно блестеть! Говорят, король может приехать на смотр. Будут полеты, будет суета, наши чудовища ненароком подпалят какого-нибудь идиота, сунувшего нос в их стойла, – будет скандал, вонь до небес, в общем, все как обычно. Надоело – кто бы знал!

– Да ты уж давно небось накопил себе и на безбедную старость, на домик у моря, на лодку – зачем служишь? Пора бы уж и семьей обзавестись, сколько еще будешь бегать, как мальчишка, по плацу? До смерти?

– Похоже, что до смерти, – грустно вздохнул драконий сотник. – Тут моя семья, тут моя жизнь. И не представляю уже, как это – не чувствовать запаха серы, запаха драконов, не слышать утреннего рева и хлопанья крыльев. Да и жалованье двойное – где еще такое получишь? И премиальные… А выйдешь в отставку – придется экономить, считать монеты… и это когда привык уже себе ни в чем не отказывать!

– Да, братец… я тебя в чем-то понимаю, – кивнул Магир, шагнув следом за драконьим сотником на ступень широкого крыльца. – Тоже все вроде и надоело, а и бросить не могу! Привык! А ты чего уши развесил, болван?! Шагай, не отставай! Куда его пристроишь, Меран? Может, в охрану? Глянь, какая рожа – он одной своей рожей отпугнет злодеев! Может, не надо его в драконопасы-то?

– Нет уж, хотел драконопасом – будет драконопасом! – криво усмехнулся Меран. – Нам для Красного нужен драконопас. К нему все боятся подходить – ну такая вредная скотина, просто словами не передать! Может, хоть этого примет! Последнего драконопаса он по стене размазал… так двинул, что тот летел по воздуху, что твой мяч!

– А чего этот Красный такой злой? – хмыкнул Магир, косясь на невозмутимо шагающего Адруса. – Может, драконопас что-то не то сделал? Как-то обидел дракона? Ну… не будет же он ни с того ни с сего бить человека, который за ним ухаживает?

– Ты не разбираешься в драконах! – хмыкнул сотник, ухмыльнулся и задумчиво добавил: – И никто не разбирается! Драконы – они сами по себе. Никто им не указ. Ну да ладно, зачем тебе это? Мозги только ломать! Забудь. Есть в мире много гораздо более интересных занятий, чем думать о том, какая отрыжка была утром у того или иного дракона! Пусть этим дракониры и драконопасы занимаются. Мое мнение – эти проклятые животные, жрущие и гадящие, – никому не нужны! Их содержание обходится в такую сумму, что можно было бы целую армию на эти деньги оснастить! Вот из таких олухов, как этот!

Сотник неодобрительно кивнул на Адруса, широко раскрывшего глаза от удивления, и снова ухмыльнулся:

– Что, парень, впечатляет, да? Ну, смотри, смотри… вот они, гордость и краса королевской армии! Драконы! Чтоб их….

Чудовища, каждое из которых было размером едва ли не с небольшую шхуну, с шумом бросались в бассейн, скорее даже не в бассейн, а в пруд, точнее, в озеро. Сверкающие на солнце тела рептилий, каким-то чудом получивших способность летать, были прекрасны. Розовые, синие, зеленые, драконы походили на игрушки, раскрашенные рукой безумного кукольника! В природе не могли бы выжить такие яркие существа – если только они не были ядовитыми гусеницами и лягушками, отпугивающими потенциальных врагов, говоря своим ярким цветом: «Не трогай меня! Я страшно ядовит! Сожрешь – пожалеешь!»

– Какие красивые! – выдохнул Адрус, и Меран растянул толстые губы в улыбке:

– Да… этого у них не отнимешь! Красота неописуемая! Я тоже, когда увидел их в первый раз, слова не мог вымолвить, стоял и смотрел… пока мне пинка не дали! Драконий столбняк, так это называют. Непривычные люди замирают, увидев дракона, будто им кол в задницу вставили. Пока не врежешь – с места не сойдут! Хм… а ты покрепче оказался, сам очухался! Хе-хе… ладно, пошли за мной! Братец, а ты шагай ко мне в конурку – выпьем, поговорим за жизнь. У меня винцо есть неплохое, холодное – аж зубы сводит! И закусь!

– Недурно! – Вербовщик кивнул, расплываясь в довольной ухмылке, шагнул в сторону и вдруг спохватился: – Ты забеги в бухгалтерию, пусть бумагу оформят на меня! Занеси им контракт этого олуха, чтобы жалованье насчитывали. И сразу получи мои призовые, хорошо? Распишись за меня, чтобы потом сто раз не ходить за своими деньгами!

– Ладно, сделаю. Ну что, пошли, новобранец! Надо тебе форму получить, ну и на место определить. Сейчас отведу тебя к старшому, он все решит.

Они пошли в дальний конец плаца, туда, где виднелось приземистое серое здание – вероятно, казарма. Чуть в стороне – еще одно, двухэтажное здание, в котором, скорее всего, располагались бухгалтерия, офицерское общежитие и кабинеты офицеров, а за ним – большое строение со множеством высоких ворот – наверное, драконьи стойла.

Старшой оказался мужчиной лет сорока пяти – пятидесяти, слегка седоватым, спокойным, худощавым типом в новой, безупречно чистой отглаженной форме, застегнутой на все крючки и пуговки даже в полуденную жару. Впрочем, здесь, в глубине массивного каменного здания, сложенного из здоровенных глыб, было прохладно, как в погребе, – после залитой солнцем жаркой улицы вполне так приятно, а вот если проторчать в кладовой целый день, пожалуй, взвоешь от холода. Если ты местный, а не рост, родившийся на северном континенте.

Для Адруса этот подвальный холод был в высшей степени приятен, тем более что он не так давно год провел в подземельях, бегая по ним нагишом, без всякой одежды.

Старшой быстро подобрал Адрусу одежду и обувь, опытным глазом мгновенно прикинув его размеры. Затем выдал постельное белье, и через двадцать минут Адрус тащился следом за своим провожатым, силясь не споткнуться и не грохнуться на пол – из-за вороха барахла он почти ничего не видел.

Идти пришлось недолго. Казарма, в которой жили драконопасы, располагалась выше склада, на первом этаже здания – огромное, просторное помещение, в котором могли уместиться не менее двухсот человек. Кровати в два ряда, у каждой кровати – тумбочка и шкаф для вещей.

– Здесь живут драконопасы и солдаты охраны, – равнодушно пояснил старшой. – Вот эта сторона – драконопасы, а дальше – солдаты. Выбирай незастеленную койку, располагайся. Завтрак по сигналу, обед по сигналу, ужин по сигналу. Все по сигналу. Сегодня у тебя свободный день – если не считать инструктажа, ну а завтра уже приступишь к работе.

– Работе или службе? – не выдержал Адрус.

– А это как хочешь понимай, – слегка улыбнулся старшой. – Кто-то считает работой, кто-то службой. Драконопасы говорят, что эта самая ни на есть замечательная служба, а вот охранники утверждают, что вы, драконопасы, – говночисты и вам не место в одной компании с настоящими солдатами.

– Спасибо за предупреждение! Я понял, – криво усмехнулся Адрус. – Дерутся часто? Не убивают друг друга?

Старшой внимательно и с легким интересом посмотрел в лицо новобранца, помолчал, будто собираясь с мыслями, и серьезно ответил:

– Убийств еще не было, но переломы, ушибы и сотрясения мозга имелись. Особенно у новобранцев, которые не умеют сживаться с людьми. Потому советую быть внимательнее и… осторожнее в словах. Понял?

– Понял, – тоже серьезно сказал Адрус и тут же спросил: – А как дела обстоят с драконирами? Они-то как относятся к драконопасам и стражникам?

– Хм… интересный вопрос. И правильный. Может, ты еще и удержишься у нас… Многие слезно просят перевода после недели здешней службы. Итак, дракониры – это элита нашей армии. Если они не занимаются с драконами – не летают на них, не разговаривают с ними, то все свободное время проводят в занятиях единоборствами и в разврате. Хе-хе-хе… Понятно, кто для них драконопасы и какие-то там ничтожные охранники?

– Подожди… драконы – разговаривают? Что, как люди?

– Ты что, никогда не слышал о драконах? Вот чудак… из какой глухой норы ты вылез?!

«Из самой что ни на есть глухой! Тебя бы в пещеры на третий уровень, тогда бы ты узнал, какие глухие норы бывают!» – слегка раздраженно подумал Адрус, но вслух этого не сказал. Лишь пожал плечами и сделал глуповатую физиономию.

– М-да… а я вначале подумал, что ты умнее, чем кажешься, – досадливо сморщился старшой. – Даже ребенок знает, что драконы разумные существа, которые общаются с людьми мысленно или системой жестов. В общем, ткнет тебя мордой в дерьмо – значит, должен убрать! Хе-хе-хе… да ладно, шучу я. Не ткнет он тебя мордой. Может показать лапой, рыкнуть или пнуть, но чтобы мордой – нет. В сердцах может хвостом врезать, если тобой недоволен, так врезать, что костей не соберешь… кхмм… ладно, разговорился я что-то с тобой! Да, вот еще что – деньги можно и нужно сдать в бухгалтерию, она в соседнем здании. Если деньги в казарме упрут, не жалуйся, ибо на хрена их тут держать и смущать народ? Люди тут всякие, с улицы, для некоторых блеск монет дороже солнечного света! Надеюсь, ты не такой. Кто тебе так физиономию разукрасил?

– В детстве, под телегу попал, – мрачно пояснил Адрус, не заботясь о том, поверил старшой ему или нет.

– Под телегу, ага… – с неопределенной интонацией повторил старшой и легонько махнул рукой. – Ну что же, бросай барахло, иди сдавай подъемные в бухгалтерию или не сдавай – как хочешь. Устраивайся. По территории особо не болтайся, к драконам не подходи – не они, так какой-нибудь драконир может врезать, да так, что в лазарет попадешь. Они не любят, чтобы посторонние подходили ближе чем на десять шагов. Драконы волнуются, не любят чужих. Вечером придет сотник драконопасов, он тебе все объяснит, определит в звено. Столовая в этом же здании, вон там, за теми дверями. Как сигнал услышишь – труба три раза пропоет, – тащишь свою задницу в столовую и жрешь, сколько влезет. В еде у нас не ограничивают, запрещено только таскать еду в казарму. Ешь на месте. Вон там душевая, рядом туалет. Все, бывай, новобранец… и удачи. Она тебе понадобится, будь уверен!

Старшой повернулся и, прежде чем Адрус успел что-то еще спросить, быстро вышел из зала.

А спросить хотелось. Например, про Красного дракона, которого никто не хотел обслуживать. И почему это так понадобится удача, в чем вообще-то дело? Адрус чуял – все это неспроста, ох как неспроста!

Увы, он ничего не помнил о драконах. Совсем ничего. Память возвращалась, но до полного восстановления еще далеко. Многое из того, что преподавали в Школе Псов, он все еще не помнил. Чудо, что вообще что-то вспомнил!

Видимо, память стала возвращаться после того, как Морда и его сообщники хорошенько «встряхнули» Адруса, «поставив мозги на место». «Иногда и в плохом бывает хорошее», – гласит народная мудрость ростов.

Впрочем, плохое и хорошее – понятия зыбкие, неверные, привязанные к какой-либо стороне. Для оленя попадание стрелы в бок – плохо, а для охотника? Промах – хорошо для оленя, но тогда семья охотника останется голодной. Вот и рассуди, что в мире хорошо, а что плохо. Все сложнее, чем кажется с первого взгляда.

Присел на кровать, огляделся по сторонам – ну что же, казарма как казарма. Почти такая же была в Школе. Что нового? Кроме драконов за окном – ничего. Придут люди, будут смотреть на него, Адруса, как на дерьмо, – новичок же! У некоторых появится желание поставить на место новичка, придется отвечать. Вопрос вот в чем – стоит ли показывать свое умение? Свои боевые способности? И здесь уже вопрос сложный – позволить себя унижать нельзя, но и разбрасывать толпу – тоже нельзя. И что тогда делать? Дать себя избить? Эдак повадятся, во вкус войдут – потом не отвадишь!

Щенок задумался, нащупал нож и стилет в тайных карманах куртки. Нужно спрятать оружие, иначе, если кто-то увидит оружие, возникнет слишком много вопросов. И кстати, драконопасов обучают владению оружием или нет? Должны бы обучать – мало ли что придется делать? А вдруг враг нападет и придется оборонять драконов?

И тут же усмехнулся – огненного дыхания драконов хватит, чтобы уничтожить целый полк. На кой демон драконопасам защищать тех, кого и мечом-то не поцарапаешь? Нелогично получается.

Хотя… вот зачем дракониры так истово занимаются единоборствами? Неужели для того, чтобы отбивать атаки вражеского войска? Вряд ли. А вот сразиться с лазутчиком – это да. Только если бы за них взялись настоящие Мастера Смерти… только пух и перья полетели бы из этих надменных дракониров! Впрочем, нельзя так говорить, пока сам не увидел их в работе. Может, они не хуже Мастеров! Но вообще-то вряд ли. Мастера – мутанты, а кто такие дракониры? Хм… и правда – кто такие дракониры?

Решив, что гадать бесполезно, Адрус отправился в душ. Купание в море – это, конечно, хорошо, но душ – гораздо лучше, особенно горячий. Именно горячий, потому что вода, нагретая на солнце, была приятно горяча – емкости явно располагались где-то на крыше, возможно даже – металлические. Медные, например. Почему бы и нет?

Кстати сказать, заметно, что драконья ферма хорошо обеспечивается – и кровати добротные, почти двухспальные, и мебель (если можно ее так назвать) из крепкого, полированного дерева, не у всех в деревне такая найдется, это точно. Обстановка Школы была гораздо проще и беднее. То были рабские казармы, а тут – вольные люди. Ну… как бы вольные!

Белье, форма – все незастиранное, хорошего качества, не чета обычному армейскому барахлу.

Форма оказалась впору, только немного тесновата в плечах и широковата в поясе – при всей своей худобе Адрус был широкоплеч, и за то время, что жил с гармами, еще больше раздался в плечах, превратился из худого, жилистого юноши в не менее худого и жилистого молодого мужчину. Но теперь никто не дал бы ему его лет – седые волосы и шрамы добавляли лет десять возраста, не меньше.

Метательный нож и стилет спрятал под шкаф, воткнул их в щель между бруском и днищем, благословляя нерадивых столяров и время, заставившее рассохнуться доски этого сооружения. Монеты спрятал там же, только на другом бруске, с правой стороны. Идти в бухгалтерию не хотелось, потом когда-нибудь и сходит.

Сделав дело, уселся на кровать, задумался – нынешняя служба отличалась от службы Псов. Псы фактически были рабами, хотя и получали жалованье, когда выходили из школы. Щенки же не имели ничего, кроме обязанностей. Потому Адрус сейчас был немного удивлен – он заключил контракт, ему будут платить деньги!

Беспокоила будущая работа – почему же так странно вели себя все те, с кем он говорил? Никто ничего конкретного не сказал, только намеки, ухмылки, переглядывания! В чем дело?

Сердце защемило от предчувствия беды. Нет, умирать ему нельзя! Он сдохнет, а какой-то там мерзкий Морда будет ходить по свету?! Нет уж! Не бывать тому!

А информацию можно получить одним, самым простым способом – спросить! У кого спросить? У стражников, например. К драконам запретили подходить, но стражники ведь не драконы! А уж солдаты-то знают все, что можно и что нельзя – тоже. Главное, разговорить их как следует.

Адрус встал и пошел к выходу, туда, где сидел дневальный – молодой мордастый парень лет двадцати. Когда старшой входил в казарму, дневальный вскочил со своего места и, тараща глаза, отсалютовал ему, не обращая внимания на новичка. По морде дневального было видно, что тот дремал на посту, но вовремя успел отреагировать, значит, обладает отменным слухом и реакцией. Возможно, он что-то прояснит в дальнейшей судьбе Щенка.

Дневальный сидел за столом, глядя в пространство широко открытыми глазами, и Адрус ухмыльнулся. Он знавал парочку таких парней, обладающих умением спать с открытыми глазами. Умение полезное, но наказуемое – а если ты находишься на посту где-нибудь в районе боевых действий? Если не успеешь среагировать на шаги лазутчиков? Тут и тебе конец, и твоим товарищам! Не зря за такое наказывали жесточайшим образом.

Он среагировал мгновенно – стоило только Адрусу постучать пальцем по столу, как дневальный встрепенулся и вскочил, занося руку для салюта. Потом понял, кто перед ним стоит, и громко выругался:

– Да… Ты какого хрена пугаешь?! Я думал, проверяющий идет!

– Да я не пугал. Не нарочно! – примиряюще улыбнулся Адрус, забыв, как действует его новая улыбка, и тут же выругал себя, увидев, как дневальный слегка ошеломленно похлопал глазами, разглядывая лицо собеседника:

– Эк тебя жизнь-то помяла! На войне, что ли?

– Нет, в деревне – под телегу с дровами попал, еле выжил. Так вот теперь и живу. Меня Агрус звать. Брат, не поможешь мне советом, я вижу, что ты человек дельный, опытный, все тут знаешь? Я первый день как пришел, совсем ничего не смыслю. Дурак дураком… аж стыдно.

Дежурный приосанился, будто надулся, важно кивнул и, окинув Адруса более благосклонным взглядом, проговорил на тон ниже, чем раньше:

– Ну… спрашивай, чего хочешь. Только о военной тайне не спрашивай – все равно не отвечу! Знаешь, что такое военная тайна? Слышал в своей деревне о таком?

– Ну… что-то слышал, но… хм… – нарочито смешался Адрус. – Да я ни о какой тайне знать не хочу! Завербовался вот, на войну не хочу – какой из меня вояка? А за скотом убирать привык. Вот мне и сказали, что буду за драконом дерьмо выгребать. Не расскажешь, как это все выглядит?

– Ох-хо-хо-хо! За скотом! Ой, я не могу! За скотом! – неожиданно громко захохотал дневальный, утирая выступившие слезы рукавом куртки. – За драконом – как за скотом! Смотри не ляпни где-нибудь еще! А то дракониры услышат – морду разобьют враз! А то и кости переломают! Это звери еще те! Надменные твари! И драконы могут услышать, передадут драконирам – те тебя поймают и проучат! И драконы хорошо слышат, у них слух, как у собак! И все понимают, что характерно. Говорить пастью не могут… ну… почти никто не может, кое-какие слова у старых драконов понять можно, так они мыслью передадут, и все! Даже оштрафовать могут за то, что драконов волнуешь, обижаешь. Дракон – существо умное, зловредное, не глупее человека, между прочим! Только ум у него другой… странный. Да ты поймешь. Слухай, чё… а тебя не к красному ли дракону собираются приставить, а? Ничего не слышал? Про Красного? Ой-ей… если так, то я тебе не завидую, парень! Попал ты крепко! Прямо в дерьмо попал, в драконье!

– Ну и расскажи, во что я там попал, в какое дерьмо, – мрачно бросил Адрус, отводя глаза. Парень его раздражал, но, чтобы вытащить информацию, вполне годился. Бахвал! Ради того, чтобы похвастаться своей причастностью к неким важным делам, выложит все что угодно. Находка для лазутчика!

– Красный дракон – беда! Ему от роду лет пять, молоденький еще, но у него до сих пор нет драконира! Людей он ненавидит, других драконов бьет, и поговаривают, что вроде как хотят его отравить, – толку от него мало, только вред один. До сих пор не летает, не выпускают его из стойла. Дурной потому что. Трех драконопасов уже убил! Хм… вот так.

– А зачем его тогда держат? – искренне удивился Адрус. – Такую вредную скотину? Толку-то от него?!

– Опять! Не называй драконов скотиной – прибьют! И от дракониров достанется! Придерживай язычок свой деревенский, дурила! Драконов нельзя убивать. Другие драконы взбесятся, могут выйти из подчинения. Они все знают про своих. Ну, представь, ты живешь в семье, и один из твоих братьев слегка ненормальный. И кто-то взял и отравил его! И что ты сделаешь? То-то же… Нельзя! Это закон! Драконы умирают своей смертью. Так было всегда и будет всегда. И кстати, нельзя угадать, когда помрет. Вот только что был живой-здоровый, и вдруг – бах! – уже покойник! И тащи его тушу на погребальный костер! Да, да – не знал? Сжигают их на костре. Может месяц костер гореть, пока все в пепел не превратится. И вот еще что – драконы рождаются редко, каждое рождение – событие! Потому убить живого дракона грех и дурь! Он ведь может зачать другого дракона! Кстати, Красный еще вот чем отличается – он не умеет огонь пускать. Что-то там в башке у него такое случилось, что не может, и все тут! Говорят, драконов спрашивали, но они молчат, не отвечают, что за дракон такой получился ненормальный. Стыдятся, видать! В семье не без урода – стыдно, видать! Ну, все, отваливай – проверяющий идет, не положено на посту болтать! Иди отсюда! Ну!


Глава 5 | Демон | Глава 6