home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Щенок сам не заметил, как уснул. Устал. Вымотался. Слишком многое произошло за эти сутки, жизнь сменилась так, как еще вчера ему и не снилось. Нервное напряжение, усталость организма – все вместе вырубило его так же верно, как если бы врезали по затылку.

Проснулся от звуков шагов, от голосов и смеха – казарма наполнилась людьми, возвращающимися со службы.

Адруса заметили не сразу, а когда заметили, кто-то радостно захохотал, показывая на него пальцем:

– Свежее мясо! Красный будет доволен! Давно у него не было игрушки! Ха-ха-ха!

Другой голос, ниже тоном, повелительный и резкий, остановил насмешника:

– Хватит! Нашел над чем смеяться! Досмеешься, завтра самого пошлю в стойло к Красному!

– А я чё? Я ничё! Пошутить над деревенщиной нельзя, что ли?! Чего я вредного-то сказал? Уже слова не скажи!

– Сам над собой шути! Давно ли сортир увидел, а то все в кустах гадил да лопухом подтирался, рожа неумытая деревенская! Пшел отсюда, пока наряд вне очереди не получил, придурок! Эй, новичок, встань и представься!

Адрус открыл глаза (он уже не спал и внимательно слушал разговор, не подавая виду, что не спит), медленно, изображая деревенского увальня, сполз с кровати и оказался перед строгим взглядом невысокого, но очень широкого в плечах мужчины, фигурой до отвращения напоминавшего Морду. Вот только лицо у этого было другое – жесткое, худое, ничуть не похожее на глумливую рожу толстогубого негодяя, чудом избежавшего смерти. Глаза смотрели строго, но в них Адрус не увидел злобы, неприязни, только смешинку и доброжелательное участие, которое не всегда присуще армейским командирам. Или, точнее, никогда не было присуще армейским командирам. Он больше был похож на портового грузчика, за каким-то демоном надевшего форму армейского сотника. Но в том, что это сотник, сомнений никаких не было, все знаки в наличии, а кроме них – распластанная фигурка летящего дракона с раскрытыми крыльями. Только не такая, как у того сотника, что его встретил, не серебряная, а медная или бронзовая.

– Я командир сотни драконопасов Недар Ажал. Ты поступаешь в мое подчинение, до тех пор, пока не исполнишь контракт. Насколько помню, тебя звать Агрус Симгс. Так?

– Так, господин Ажал… – согласно кивнул Адрус, переминаясь с ноги на ногу, и будто случайно взялся за спинку кровати. Сотник усмехнулся и легонько помотал головой:

– Вижу, армейская служба тебе незнакома. Запомни, ты должен стоять перед командиром по стойке – то есть составить ступни вместе, руки опустить по бокам, ладонями к бедрам, голову держать ровно и не шевелиться, пока я не разрешу. Итак, стоять!

Адрус послушно замер, съедая глазами сотника, и тот слегка улыбнулся:

– Вот так. Молодец. Усвоил. А теперь пойдем за мной, потолкуем, и я проведу тебе инструктаж. До ужина есть еще время. А вы разошлись! Быстро, быстро!

Стоявшие вокруг и наблюдающие за «представлением» парни быстро разошлись в стороны, будто их разметали метлой. Видать, сотника уважали или же побаивались. А может, все вместе и сразу.

Хорошего командира должны бояться, иначе это не командир, а тряпка! – говорили в Школе Псов. Только вот было «небольшое» отличие от здешней службы: в Школе любой командир мог просто убить Щенка, который не выполнил его приказ. На месте убить. И ничего ему за это не было бы. Зато другие после того исполняли бы самый глупый, самый дурной, безумный приказ, не рассуждая и не медля ни секунды. А это и требовалось от учеников.

Здесь – другое. Свободные люди по контракту, время не военное – за большинство нарушений, скорее всего, лишь дополнительная работа, ну и кнут – если нарушение слишком уж грубое. Только особо опасные преступления караются смертью. За убийство, нападение на командиров и членов их семей с целью убийства или членовредительства, за кражу оружия, ну и за всякое такое – жестокая расправа, даже казнь. Это все Щенок знал еще со Школы, рассказывали приятели, если можно их так назвать.

Щенок ни с кем там не дружил и не собирался заводить близких приятелей, но приходилось изображать дружбу, чтобы не выделяться из общего строя. Это было правильно, что-то вроде маскировки, уберегающей от опасности.

Щенок прошагал следом за сотником через всю казарму, потом через столовую, уставленную ровными рядами столов, на которые повара в белых накидках уже выставляли налитые до краев миски с похлебкой, раскладывали горячие лепешки, выставляли большие чашки с кашей, политой соусом, с плавающими в нем кусочками мяса. Выглядело все очень аппетитно, пахло еще лучше, и у Щенка заурчало в животе.

Сотник оглянулся, легонько усмехнулся:

– Что, проголодался? Все вы, когда приходите из большого мира, худые, голодные, как бродячие собаки! Жрете, аж за ушами трещит, а потом отъедаетесь и начинаете ковыряться в чашке – я это не хочу, каша надоела, похлебка надоела! Хочу в увольнительную, в трактир сходить – «тама фсе скуснее»! Хе-хе-хе… Да ладно… все такие были, и я когда-то…

Они вошли в довольно просторную комнату, обставленную строго, без изысков – кровать, два шкафа, стол, стулья, полки для книг и всякой мелочи вроде вырезанных из дерева фигурок. Присмотревшись, Адрус узнал в статуэтках драконов – спящих, бодрствующих, летящих в небе.

Сотник заметил его взгляд и усмехнулся:

– Люблю на досуге вырезать из дерева. И драконов люблю. Увы, стать дракониром я не смог, но… вот так. Хотя бы рядом с ними.

– А почему не смог? – недоумевающе похлопал ресницами Адрус. – Неужели так это трудно?

Сотник вздохнул, как-то странно посмотрел и после минутного молчания ответил:

– Способности особые нужны – надо уметь говорить с драконами. А без этого дракониром не стать. А у меня нет способностей. Все, что могу, это ухаживать за ними, следить, чтобы драконам было хорошо. Но хватит обо мне, и вообще, невежливо задавать вопрос старшему без его разрешения. Это я должен спрашивать, а не ты! Садись. Поговорим.

Адрус сел на стул, пододвинутый сотником, тот же уселся напротив, лицом к выходу, верхом на стул, прикрывшись его спинкой.

Адрус знал такую посадку – так садились бойцы, владеющие единоборствами и ожидающие нападения в любую секунду. Всегда видеть вход, тех, кто появляется из-за двери, прикрываясь спинкой от возможного броска ножа или выстрела из арбалета-лука. Он и сам садился всегда так, чтобы видеть выход, всегда к нему лицом – неосознанно, по привычке, за что и удостаивался странного взгляда Лайама. Тогда он не понимал, почему трактирщик так странно на него смотрит. Теперь понял. Когда многое о себе вспомнил.

– Итак, ты имел когда-нибудь дело с драконами? – негромко спросил сотник, поглядывая на Адруса, устроив подбородок на сложенные вместе кисти рук, лежащие на спинке стула.

– Нет, не имел. Но я тут поспрашивал кое-кого, мне рассказали, что и как. Дерьмо из-под них убирать надо, да? – Адрус с готовностью кивнул, и сотник улыбнулся – открыто, весело и сразу стал похож не на жесткого вояку, а на обычного сорокалетнего мужика, который беседует со своим приятелем в трактире.

– Хе-хе… дерьмо убирать! Вообще-то они ходят в свой сортир, но и его нужно мыть, да. Но главное, что ты должен делать, – содержать дракона в чистоте, следить за его когтями. Если обнаруживаешь где-то ссадину, порез, занозу – вынимаешь, место ранения обрабатываешь специальной мазью. Надо удалять омертвевшие чешуйки, протирать глаза от гноя, они, бывает, гноятся от яркого солнца. Драконы не любят быть на солнце, когда-то они были сумеречными существами, охотились на закате или на рассвете. А то и ночью. Днем спали где-нибудь в укромном месте. Потому солнечные лучи им неприятны. Нужно будет покрывать их противосолнечной мазью, чтобы чешуя была здорова, не пересыхала. Ну и блестела как надо!

– То-то они так блестят! – догадался Адрус. – Красивые!

– Красивые… – усмехнулся сотник и продолжил: – Ну и еще убирать стойло от пыли, грязи, следить, чтобы в стойле не завелись насекомые, крысы – они любят шастать к драконам, тут и остатки пищи, и помет, и чешуйки, частички кожи. Драконы очень не любят крыс, просто ненавидят их и даже боятся – говорят, что они могут подгрызть поджилки. Такого еще никогда не было, скорее всего, это драконьи предрассудки, но факт есть факт – драконы ненавидят и боятся крыс. Насекомых тоже не любят – твари могут накусать им между чешуями, и тогда начнется зуд, воспаление. А когда у дракона зуд и воспаление… лучше быть осторожнее. И вот теперь к главному: я хочу, чтобы ты выжил, а потому запоминай, что я скажу. Тебя прикрепят к Красному дракону. Это молодой дракон, и у него нет драконопаса. К сведению, у каждого дракона самое меньшее – два драконопаса, дракон никогда не должен оставаться без ухода. У Красного – нет своего драконопаса. И драконира нет. Не хочу тебя пугать, да и сам, наверное, знаешь – последнего драконопаса он убил. Ударил хвостом и размозжил о стену. Драконий хвост – страшное оружие, быка пришибет запросто. Мы проводили расследование, пытались узнать через других драконов – что там случилось, но драконы молчат. Они вообще отказываются что-то говорить о Красном. Такого у нас никогда не было. Предполагаю, что драконопас сделал что-то такое, что сильно разозлило этого дракона, он пришел в ярость и ударил человека. А может, дракон болеет, что-то у него не в порядке, а потому у него такой отвратительный характер. Но результат один – за последний год он угробил уже трех драконопасов. Одного опытного, двух новичков. Причина неизвестна.

– Как же вы его кормите? Как он вообще живет? Кто ему все перечисленное тобой делает, кто ухаживает за ним? – хмыкнул Адрус, чувствуя, как идея послужить в армии кажется ему уже такой глупой, такой безумной, что и слов нет. И зачем он связался с этим делом? Может, потребовать, чтобы его перевели, к примеру, в охранники? Или к другим драконам? Он что, нанимался в самоубийцы?!

– Я знаю, о чем ты сейчас думаешь, парень! – неожиданно после минутного молчания бросил сотник. – Мол, я в самоубийцы не нанимался, пусть они меня прикрепляют к другим драконам или в охранники переводят, так, да? Не ты первый, не ты последний. Будешь служить там, где тебе скажут. Ты ведь для того шел в армию, нет? Так вот – не тебе выбирать место службы. Сказано – будешь ухаживать за Красным, значит, будешь! И не переживай так, может, еще и хорошо все закончится! Последний драконопас до своей… хм… гибели продержался целый месяц! Ты что думал, как только переступишь порог стойла, он сразу на тебя нападет? Чушь! Просто старайся не злить дракона, и все!

– И все… – бесстрастно повторил Адрус и пристально посмотрел в лицо сотника. Тот вдруг отвел глаза, потом состроил досадливую гримасу и пожал плечами:

– Ну что я тебя уговариваю?! У тебя нет другого пути – или к дракону в стойло, или как дезертир – пятьдесят ударов палкой, а если выживешь – на гребную каторгу, на десять лет. Оттуда уже редко возвращаются, мрут много – тяжелый труд, болезни и все такое прочее. Так что лучше к дракону. Не зря же тебе двойное жалованье десятника платят! Подчиняться будешь мне, напрямую – это что касается дракона. Насчет воинских упражнений – ты будешь во втором звене. Звеньевой Небир Аграм. Да, да! Кроме ухода за драконом ты будешь еще и маршировать, учиться владеть оружием – вдруг враг нападет, надо уметь отразить атаку! Ты же все-таки солдат, хоть и драконья обслуга! Вот вместе со звеном и будешь это делать. В положенное время. Ну, все, просигналили к ужину. Шагай, драконопас! И… удачи тебе. Утром покажу, где драконья кухня, где получить мазь, инструменты – все, что полагается драконопасу. Подъем по сигналу, спать тоже по сигналу – твоя воинская служба началась, солдат! Гордись, ты вступил в ряды славных воинов Драконьего Полка! Это честь!

– Горжусь, – бесстрастно кивнул Адрус, поднимаясь со стула. – Так горжусь, аж скулы сводит.

Щенок повернулся, подавив порыв сделать это четко, щелкнув каблуками, как учили в Школе, и, не глядя на сотника, пошел туда, откуда доносился вкусный запах варева. Всему свое время – время есть похлебку, время умирать под ударами хвоста дракона. Нужно получить все постепенно, шаг за шагом. Не забегая вперед. Боги сами рассудят, что в первую очередь.

А в первую очередь была похлебка – восхитительная, с пряными травами, густая – ложка едва не стояла в гущине! Не похлебка – мечта голодного, избитого, изрезанного парня, у которого с утра во рту не было ни крошки. Ну… почти что с утра, обед в трактире не считается.

Теплая, недавно из печи лепешка будто сама проваливалась в глотку. Горячий отвар из фруктов, сладкий, но в меру, кислый – тоже в меру, утолял жажду получше всяких там хваленых дорогих вин.

Адрус вообще считал, что все эти разговоры о дорогих хороших винах суть надувательство клиента, который просто стесняется сказать, что это пойло одинаково во всех своих вариантах. Не хочется ведь выставить себя идиотом, отдавшим за маленькую кружечку красной жидкости целый серебреник! Приходится причмокивать губами, изображая восторг от нереально замечательного вкуса этой бурды!

Нет, Щенок не одобрял пития вина, тем более что оно на него не действовало – организм блокировал опьянение, считая алкоголь ядом – и справедливо! А вот хороший фруктовый отвар – это да, это вкусно и полезно!

К нему в столовой никто не приставал, ни о чем не спрашивал. Косились, шептались, рассматривали в спину (он чувствовал взгляды так, будто его кожа была обнажена, а взгляды имели особенность колоть, как иглы). Но Щенку было плевать. Пусть рассматривают, лишь бы не лезли – ни в душу, ни в карманы. Дружить он ни с кем не собирался, враждовать – тоже. Хотя еще ни разу не было такого, чтобы он не заполучил врага, и не одного.

Почему так случалось? Как так выходило? Даже когда Адрус был добрым Щенком, потерявшим память, и всем, кому мог, помогал, нашлись люди, которые его возненавидели. За что?! Ну как так вышло? Ведь никому не делал зла! Может, это материк такой – злой? Потому и люди, живущие на нем, такие злые, подлые, нехорошие? Но ведь есть же и хорошие – например, трактирщик Лайам и та же самая Ламия – разве они негодяи?

Нет, он не мог назвать их негодяями. Видимо, он сам, Адрус, Щенок, Звереныш, Зверь, – притягивает к себе зло. Видимо, зло таится в нем самом – злоба, ненависть, неприязнь ко всем людям вокруг. Это не его мир! Это не его племя! Это они делают из людей рабов, они разрушают жизнь хороших людей и считают, что это нормально! И нет никакой разницы, какое государство, Занусс или Ангир, главное – оно на этой земле! Злой земле!

– Эй, тебя как звать? – рядом на скамью уселся парень лет двадцати с простодушным лицом селянина. – Я – Никас. Драконопас. У нас кровати рядом. Я видел, как тебя сотник строил. Ты не переживай, все так начинали! Служба вообще-то несложная, надо только привыкнуть жить по уставу, и все. Тебя и покормят, и оденут-обуют, и денег навалят! Ну чем не жизнь?! И не приходится на границе резать таких же бедолаг, как и мы! Уверен, им тоже не хочется нас бить, только куда деваться? Служба!

– Я Агрус. – Щенок забросил в рот последний кусочек лепешки и довольно вздохнул. – Буду драконопасом у Красного дракона.

– Ух ты! – Никас сокрушенно покачал головой. – Не завидую тебе! Опасное дело! Мы по очереди убирали у него, после того как он прибил своего драконопаса. Жутко, ага! У него и глаза красные, представляешь? У обычных драконов – желтые! А этот… будто угольки вместо глаз! Что за тварь такая непонятная – никто не знает! Осторожнее там с ним… надеюсь, ты продержишься подольше бедолаги Симса.

Щенок едва не вздрогнул – похоже как, Симгс – Симс. Дурная примета… если верить в приметы.

Щенок в приметы не верил, верил только в себя и в свое предназначение – оградить свою родину от набегов здешних грабителей. И пока он не выполнит предназначение, умереть не может себе позволить.

– Как думаешь, Никас… почему он его убил? Что случилось?

– Мы с ребятами обсуждали это дело… – Никас почесал кучерявую темную голову. – Вообще-то Симс любил выпить. И крепко выпить. А драконы очень не любят запаха спиртного, у них на спиртное что-то вроде сенной лихорадки. Знаешь такую? Когда брюхо чешется, нос зудит и из него течет – после того как покувыркался с девчонкой на сеновале? Так вот, мы думаем, что Симс заявился к дракону поддатым. Он умудрялся всегда где-то доставать спиртное и тихонько выпивать даже на службе. Мы его предупреждали: мол, заканчивай дурить! Попадешь! А он только посмеивался. Ну вот и нарвался.

– А почему же тогда командиры говорят, что не знают, почему дракон напал на драконопаса?

– А так всем удобнее, понимаешь?

– Не понимаю. Что значит – удобнее? Кому удобнее?

– Например, родным Симса. Они получили за него приличную премию за потерю кормильца, а мать еще и пенсию – небольшую, но жить можно. А теперь скажи, что он погиб по своей глупости, потому что нажрался на службе, – и что будет? Ни пенсии, ни премиальных. Кстати – и командирам попухнет! Хреново инструктировали подчиненных, не научили службе, упустили – вот и хрен тебе, а не продвижение по службе, хрен тебе, а не премии к окладу. А премии у офицеров не чета нашим! У них одна недельная премия, как у нас месячное содержание, а то и побольше! Вот так, брат Агрус… легче сказать, что этот Красный – безумец, убивающий драконопасов, чем признать, что драконопас сам облажался. Такова жизнь…

– А ты не дурак, – бесстрастно бросил Щенок, вглядываясь в черты лица парня, которого он с ходу принял за деревенского олуха. – Я вначале думал, что ты…

– Болван деревенский, да? – хохотнул Никас. – Рожа у меня еще та! Хе-хе-хе… а вообще-то я из хорошей купеческой семьи! Читать, писать умею, даже стихи складывать могу!

– А тут-то как оказался, если ты из купцов? Как отец позволил тебе сюда пойти?

– Были обстоятельства, – Никас вроде как потускнел и слегка сжался. – Совет тебе – не спрашивай ни у кого, как и почему он сюда попал. У всех свои обстоятельства, могут вообще решить, что ты шпион, вызнаешь все о нас и хочешь сдать командиру. Могут и шею сломать. Пойдешь в туалет ночью, поскользнешься и… В общем, вопросы о жизни до службы у нас не приветствуются. Учти!

– Учту! – Адрус отставил миску, встал и, не прощаясь, пошел к выходу. Уже у дверей Никас его догнал и примиряюще негромко бросил:

– Ты это… не обижайся! Я не против тебя! Я просто помочь стараюсь!

Щенок резко остановился, так, что Никас едва не врезался ему в спину:

– Зачем?

– Что – зачем?! – Никас удивленно вытаращил глаза.

– Зачем стараешься помочь?

– Ну… новичку надо помогать! Мне самому трудно было три года назад. Многое в новинку, мне тоже помогали! У нас так-то народ добрый, отзывчивый… есть, конечно, и говнюки, но все больше нормальные ребята. Ты это… я что хотел… хотел тебя предупредить… ночью тебя позовут в душевую… будь настороже, ага? Они тебе «встречу» будут устраивать. Будут тебя допрашивать – кто такой, откуда и все такое прочее. Ну… побьют слегка, вроде как крепость твою проверить. Загадки будут задавать, а ты должен ответить. Например, кем ты хочешь быть, извозчиком или рудокопом? Скажешь «извозчиком», значит, будешь катать их по очереди на спине. «Рудокопом» – загонят под кровать, и будешь стучать ботинком, вроде как ты рудокоп и руду добываешь. Ну и все такое прочее. Обычай такой! Новичков ждут, любят представления. Жизнь тут скучная, каждый день одно и то же, вот и придумывают себе развлечения. Нет, я так-то против этой ерунды, не подумай чего, но… против толпы-то не попрешь! Скажи, а отчего у тебя шрамы такие? Ты на войне был?

– Кошка оцарапала! – мрачно пояснил Адрус и, поворачиваясь к двери, добавил: – Не спрашивай, как сюда попали, да?

Больше Щенок не останавливался, сразу поспешил в казарму и, только подошел к своему месту, его окликнули:

– Эй, ты Агрус Симгс?

– Я. – Адрус внимательно осмотрел мужчину лет тридцати с небольшим, одетого в форму десятника. – А ты кто?

– Во-первых, старшему по званию нужно салютовать при встрече. Запомни это. На первый раз прощаю. Завтра я тебе дам войсковой устав, будешь изучать. Через неделю сдашь экзамен, и, не дайте боги, тебе его не сдать! Будешь наказан, и, возможно, кнутом. И заключение на три дня, на хлеб и воду. А может, отдам драконирам для тренировки – боевые искусства на тебе оттачивать. Морду намесят – тогда узнаешь, как от службы отлынивать! Впрочем, твоей морде уже ничего не повредит… хе-хе! Итак, распорядок таков: утром ты получаешь завтрак для своего дракона – у тебя будет Красный, – идешь к нему, кормишь, обслуживаешь – до обеда. Потом снова кормишь дракона, обедаешь сам, идешь на занятия по воинскому делу. Затем кормишь дракона, убираешь за ним, осматриваешь, идешь на ужин. После ужина – личное время. Отдыхаешь до сигнала отбоя. Обычно есть один выходной в неделю, но у тебя пока его не будет – у остальных два драконопаса, они могут отдыхать по очереди, ты же один. Нельзя оставлять дракона без ухода даже на день! Но этот день тебе компенсируют двойной оплатой к уже двойной оплате. Вроде как премиальные. Найдем второго драконопаса – тогда будут и у тебя увольнительные в город. Впрочем, даже если бы и был второй драконопас, увольнительных в город не даем в первые два месяца службы. Таковы правила. Устав из учебной комнаты выносить нельзя. Получаешь, расписываешься в получении, потом сдаешь. Испортишь – будешь наказан, а стоимость книги устава вычтется у тебя из жалованья. Все ясно?

– Ясно. Вопрос можно?

– Спрашивай, рядовой!

– Сколько в звене людей? Драконов?

– Пять драконов, не считая твоего, десять драконопасов, не считая тебя. Ну и я, звеньевой. Еще вопросы?

– Где получить мазь, инструменты для ухода?

– Завтра я тебе выдам и отведу к твоему дракону.

Звеньевой осмотрел Адруса с ног до головы, легонько кивнул – похоже, увиденное ему все-таки понравилось, – подмигнул Щенку и весело сказал:

– Добро пожаловать в нашу семью, драконопас! Здесь ты интересно и весело проведешь три года своей жизни. Они запомнятся тебе навсегда! Хе-хе-хе…


* * * | Демон | * * *